Тавс, ты мой наркотик. Моя запретная доза. Я просто, обожаю тебя 17

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Хоумстак

Пэйринг и персонажи:
Таврос Нитрам/Гамзи Макара, Таврос Нитрам, Гамзи Макара
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
заморожен
Метки: AU Дружба Нецензурная лексика ООС Первый раз Повседневность Романтика Стёб Флафф Эксперимент

Награды от читателей:
 
Описание:
ГамТав от вашего Степанько-Ебанько!

Посвящение:
Мне.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Часть 1

13 мая 2018, 08:42
Обыкновенный серый и ничем не выделяющийся домик-многоэтажка, среди такой же серой, незаметной улицы. В нем долгое время жил человек, под именем Гамзи, с все таким же скучным, серым гримом. В этой квартирке он упарывался. Не сильно, но все же. Если быть точнее, упарывался всякой почти безобидной, но действующей хернёй, типо собачего кайфа. Благо, это случалось достаточно редко, ведь больше он любил печь пироги, радоваться жизни и угарать над всякой всячиной с Тавросом, иногда даже совсем не смешной. Кстати о нем. Большой многоквартирный дом, на вид примерно 12 этажей. Именно в таком жил Нитрам. Милый испанский красавчик с прической-закосом под панка и инвалидностью на всю его сложную, но дорогую жизнь. Именно так можно было описать Тавса, правда только внешне. Внутри он был ранимым крохой, который был слегка неуверенным в себе и чуть-чуть… Пассивным. Абсолютно во всем. Даже когда дело касалось издевок и оскорблений. А совсем недавно умер его последний оставшийся родственник — Руфио. Он разбился совсем недавно, когда слишком быстро ехал на своем изящном мотоцикле по красивому ночному городу в одно из любимых мест. И по… Хотя, стоп! Как же Гамзи! Малой в длинной футболке и широких штанах в крапинку. На голове у него творилось кудрявое, запутанное темно-черное, как уголь, торнадо. Его карие с отблеском фиолетового глаза почти всегда были прикрыты и выглядел он, мягко говоря, постоянно объебанным и избитым жизнью. Он же был самоуверенным, инфантильным, туповатым и загнанным в, так называемый, «угол». Его существование настолько мчалось по пизде, что слово «плохо» было просто неуместно в описании его состояния. И только сегодняшний вечер он совсем не хочет проебать, как другие похожие вечера. Но в точности похожие были слишком редко, ими-то он и дорожил. Находясь на похоронах Руфио, Гамзи случайным образом узнал, что у Тавса не осталось опекуна, но он упрямый, сукин сын, ведь решил, что будет стараться сам о себе заботится. Темноволосый, как лучший друг и влюбленный в зеленоглазого, решил помочь ему, параллельно с этим готовя признание в любви. Но все никак не признавался, чувствуя дискомфорт, ведь не знал, что испытывает к нему Тавви. Тот же был абсолютно идентичен острозубому. Поэтому эта парочка уже на протяжении чуть ли не вечности никак не признаются друг другу, ибо боятся отказа, хоть и постоянно по-гейски и дружески подъебывают друг друга. Набравшись решительности, смертельноКапризный (сК) включил ноутбук и, запустив Троллиан, начал доставать адиосТореадора (аТ). Начав переписку с самого банального, невинного и не смущающего: сК: Ээээй, Тав-бро. Может посмотрим сегодня какой-нибудь упоротый кинчик? : о) аТ: кОНЕЧНО, гАМЗ. тОЛЬКО ПРИХВАТИ ПОЕСТЬ… рУФИО УМЕР, И ПОЭТОМУ ТЕПЕРЬ НЕКОМУ ХОДИТЬ В МАГАЗИН. сК: И как ты собирался есть весь остаток своей жизни? Хонк. аТ: нУ, НЕ ЗНАЮ. тУТ ДОХУЯ ЕДЫ В ХОЛОДИЛЬНИКЕ. сК: Ладнооо. Скоро буду, Тав-бро. аТ: аГА, ЧЕЛ. лЮ ТЯ ПО-БРАТСКИ. Тогда смертельноКапризный (сК) закрыл ноутбук и быстро оделся, перестав доставать адиосТореадора (аТ) через несколько минут, ведь они отвечали слишком быстро. И вот, спустя одно недолгое одевание худощавого, он уже со скоростью торопящегося человека помчался к своему наилюбимейшому бро, быстро схватив с собой лежащие на тумбочке сделанный из натуральной кожи кошелек и ключи с миленьким брелочком-пандой. Несколько секунд не мог попасть ключом в отверстие, удивляясь, как можно так долго закрывать дверь. Но закончив, Макара сбежал вниз по подъездной лестнице с исписанными стенами, считая, что так будет быстрее, чем на стареньком, еле работающем лифте. И не ошибся, ведь в нем как раз кто-то застрял буквально перед тем, как он оказался на первом этаже. Загнав по пути в маленький магазинчик, размером с одну гостиную, темноволосый уже знал, что хочет взять к другу: целую кучу энергетиков «Red Bulls» и сладкого, карамельного попкорна. Удивительно, как ему хватило на все это счастье киномана? Вскоре добежал до первого подъезда братки, забегая вместе с какой-то бабулькой, благодаря ее и в этот раз поднимаясь на лифте. Уже насилуя звонок во все выпуклости, Джаггало, запыхавшись, ждал открытия темно-коричневой дверки. — Еду, еду, Гамз, подожди! — прокричал Телец. Дверь открылась, а Клоун сразу полез обнимать Тавроса. — Хооооонк! Гамзи с лаской и радостью чмокнул Нитрама в щеку. Понятно, что с той нежной трепетностью и любовью, с коей он относится к Испанцу. — Эй! Г-Гамз! — смущенно и недовольно проворчал малыш. — Да ладно тебе, Мамоеб, это… Расплата за еду. — быстро нашел оправдание долговязый. — Ну. Ладно… Д-Допустим… — не найдя аргументов, согласился низкорослый парень. Хозяин квартирки смущённо глянул на гостя, а его личико горело светло-ржавым. Пройдя внутрь через низкий порог, Макара стянул с себя запачканную грязью обувь, а после этого занёс пакетик из магазина в ближнюю комнату. Удобно скомкав одеяла и подушки для бедняги-бро, Гамз привычно запускал интересный фильмец с НетФликса. Назывался он «Егор и ещё егористее». Фильм звучал крайне тупо, что, в принципе, от него и требовалось. Это и нравилось Смертельно-Капризному. — Окей, иди сюда, мой маленький Тавс. — тихо, но слышно сказал он. Подняв Нитрама и уложив его на другую часть дивана, Хонкающий друг укатил кресло от экрана, дабы не мешало. О да. Кино дико упоротое и ужасное. Немного хотелось блевать, но это, скорее всего, от множества энергетиков. — Тав. — прямо посередине фильма обратился к жизнерадостному инициатор веселья. — Чего? — тот был немного в недоумении, ведь обычно они смотрели фильмы либо молча, либо хохоча, но не разговаривая. — Давай я переберусь к тебе жить? — внезапно предложил трепетный. — Чего?! Гамз, я не могу, Руфио не позволи… — не успел договорить разбушевавшийся, как его грубо прервали. — Я про это и говорю. Я могу о тебе заботиться, ты же все-таки мой маленький бро, хонк. — настаивал на своем Пекарь. Сев к своему другу ближе, Гамзи аккуратно захватил Тавса и хорошенько так натёр ему бедную макушку своим кулаком. — Эй, хватит! Аха-ха! — громко, но задорно прокричал низкорослый. — Ну как? К тому же, я могу сдавать мой дом в аренду, и можно будет оплачивать твои процедуры? — не отступал Гамз. — Ну… Давай попробуем. Почему нет. — вновь не найдя аргументов, согласился Инвалид. — Отлично, я пишу объявление по сдаче. — тут же сказал темноглазый, окончательно забивая на скучный фильм. Джаггало быстро достал свой новенький телефон, и пока он в него безотрывно пялился, Гамз все же вспомнил, зачем он вообще приходил. Вообще, все это время откладывал и откладывал задумку, но сейчас, решив, что это самый подходящий момент, отложил свою трубку и начал. — Хэй, Тав… Разговор есть. По душам. — вроде и резко, а вроде и обычно сказал долговязый. — Я тебя слушаю. — серьезно ответил собеседник. — Допустим… Мне нравится кое-кто. Как бы ты посоветовал рассказать? — смутился, устремляя взгляд в пол. Тореадору сразу стало ужасно мерзко на душе. — Ну. Хотя бы… Какова она? — спросил как-то гоорько и. Печально? Смутившийся замялся. Выдержав неловкую паузу, он все же ответил. — Ну, это он. Он знает испанский, он на инвалидной коляске, а также любит смотреть тупые фильмы со своим бро. — Не знаю… Подари подписку на НетФликс, и ска… Гамз… — начал отвечать машинально, а потом вдумался в слова и остановился, чувствуя, как тишина становится все более неловкой. — Ммм? — так невозмутимо. —.Ты же это обо мне? — тихо выговорил зеленоглазый. — А ты как думаешь, мой маленький наркотик? — немного перестарался со слащавостью в голосе. Тут же усевшись на колени к своей запретной дозе, Макара нахально-крепко ее обнял. Совсем не так, как раньше. Сейчас он прижался к Инвалиду по максимуму, а головой упёрся в грудь. — Но Гамз… Я… Не думаю что у двух мальчиков что-то получится. — сдерживая рвотный порыв от сжатия, пролепетал нижний. Помедлив, Макара даже начал осторожно и как-то печально слезать с Нитрама, но его тут же резко приостановили. — Да шучу я! Я ведь тебя уже который год всем сердцем обожаю! Тореадор тоже взаимно крепко обнял Джаггало, искренно улыбаясь от счастья, вызванного происходящим. Тихий, сдавленный выдох, но это из-за того, что Гамзи головой прижали к груди. Большую часть вечера они так и просидели, обнявшись и кушая попкорн. А когда лениво поплелись спать, успели разбить тарелку, громко выругавшись. Но когда все-таки легли спать, Гамзи четко и нежно сказал: — Спокойной ночи, Тавс. — И тебе, Гамз. — ответил ему Тавви. Быстро уйдя в другую комнату квартиры, Клоун устало улёгся на диван, медленно засыпая. Но нормально поспать ему не удалось, ибо ближе к раннему утру ему приспичило в туалет. Уже сонно возвращаясь с туалетной комнаты, оглядывался и щурил глаза, чтобы не споткнуться. И вот его взор упал на то, что теплое свечение ночной лампы шло из-под светло-бежевой двери в комнату Тавроса. Подойдя и прислушавшись, он ничего не заметил, но решив постучать, все же услышал тихий шепот. — Аххх… Мгххх… Г… Гамзи! — высокий сначала не поверил собственным ушам, ведь они указывали на то, что этот парнишка сейчас лежит и витает в влажных мечтах… Это было и так понятно, но все равно безумно. Поэтому ночная сова решила проверить, тихо приоткрыв дверь. Молча и не двигаясь, Макара лишь смотрел, все больше увитая в собственных извращеных и местами милых мечтах. Успев совершить небольшой переезд, ибо у Гамзи всегда было крайне мало вещей, Таврос лежал в чужой великоватой футболке, прижимая ее к носу, наслаждаясь запахом любимого. А Тав-Бро искусно тянет удовольствие. Сначала медленно, потом быстро, опять медленно, и снова быстро. О Господи, Макара, ты больной мудак. И его дыхание вставало раком, когда он осознавал раз, от раза за эти секунды, что это правда. Что наконец, Тавви лежит и думает о нем, но не как о друге или брате, а как о любовнике. Как и всегда, Гамз решил, просто пойти в свою комнату, и «ничего не заметить». Но теперь они пара, поэтому, в этом скорее всего нет ничего зазорного… Демонстративно поддельно громко зевнув, Гамзи зашёл в освещенную комнату, почесывая свой затылок. Таврос уже лежал на боку, и «спал», как миленький. Медленно, будто наслаждаясь моментом, Джаггало подошел к его кровати, наклонившись к чужому уху, тихо прошептав: — Я ведь знаю, что на тебе моя футболка. Я все видел, нечего скрывать, Таврос. Подсел на бедра Тавви, ранее перевернув его, Гамзи, неестественно для себя, сдал позиции, и уступил место своему любимому и нужному бро. Он хоть и нежно, но все-таки немного рвано тёрся об его немного вставший член через одеяло. Макара держал его за мягкие бока, немного царапая их ногтями и желая скорее «сготовить» свой ночной перекус. — Г-Гамз-зи… Мхх… — единственное, что мог выдавить малыш. —Я заставлю тебя кричать мое имя, не выговаривая его окончание, Тавс. Мгххх… — грубое обещание. Но в него вложено столько любви. Спустив с пассива теплое одеяло, Макара залез головой под футболку, покрывая дорожкой поцелуев все его тело. Рукой же он продолжал нежно и медленно тереться об Тавроса внизу, зная, что если движения будут слишком быстрыми, это вызовет неприятные чувства и боль. — О Господи, Гамзи, Я, Я! Ааах! Продолжай прошу! — утопая в удовольствии, просил тореадор. — Без проблем. — слишком быстрое и простое согласие. Стянув с партнера одежду, кроме своей футболки, Джаггало раздвинул ножки Тореадора и улёгся между ними, проводя по головке язычком. Услышав блаженные стоны, усмехнулся, продолжая дразнить головку и немного плоть, а когда услышал более громкие стоны, обхватил губами и взял плоть настолько, насколько мог, словно зная, когда его партнер изольется. С усилием сглотнул семя, так что ничего не запачкало кровать. Гамзи тем временем пусть и был возбужден, но при этом также был полностью удовлетворен. — Спокойной ночи, Тав-бро. — это было единственное, что сказал актив, поднимаясь. Уже собираясь возвращаться на диван, был остановлен темноволосым пассивом. — Эй, а как-же ты? — тихо, неуверенно. — Я посплю и все сойдёт на нет. — лишь пожал плечами, зевнув. — Так не пойдет, иди сюда. — твердо, более уверенно. Гамз хоть и был удивлен, но все равно послушно вернулся. — Переверни меня на живот. — хоть и замявшись, но Макара слушается. — Я весь твой! — все более самоуверенно. Кажется, пассив действительно этого хотел. — Воу… В таком случае… — странная улыбка. Джаггало подложил под объект своей страсти несколько больших и мягких подушек для его удобства. Как и зеленоглазый, высокий оставил на себе только мятую футболку. Штаны быстро полетели в просторы комнаты. — Ты уверен, что ты будешь в порядке без лубриканта? — беспокойство. — Возьми вазелин в аптечке. — явно готовился. — Как скажешь, Тав.– ухмылка с тихой усмешкой. О Господи. Его первый нормальный секс. Все не так, как ожидалось, и вместо стеснительного Тавроса, под ним лежит полуобнаженный и абсолютно уверенный в своих действиях Нитрам. Обильно нанеся не очень приятную вещицу на себя и нижнего, Макара начал осторожно входить в тело партнера, заставляя его болезненно простонать. — Мне дать тебе привыкнуть? — сказано с небольшим нежеланием. — Да выеби меня уже! — сердито и недовольно. Сделав вновь свою ужасно-упоротую ухмылку, Гамзи уже начал рвано и быстро толкаться в Тавроса, задавая сложный темп, который постоянно менялся, отчего всхлипывания, скуление и стоны обоих быстро заполнили всю маленькую комнатку. Гамзи не забывал и про вновь вставшую плоть малыша, накрывая ее своей рукой. Так продолжалось достаточно не долгое, но приятное время. Это вполне нормально для первого раза. Когда это времечко все же истекло, первым излился актив, а после него и пассив. Жаль, но они все-таки запачкали кровать и одежду. Немного отдышавшись, Клоун спросил: — Мне остаться с тобой, Тавс? После этого он осторожно прилёг рядом, вытащив подушечки и обняв своего парализованного друга. Наконец выключив ночник, Таврос даже не слышал что несёт Джаггало. Его до сих пор трясло от волшебного оргазма. — Уже, теперь точно в последний раз, спокойной ночи, мой любимый...... Тав-Бро. — нежно и ласково. — Угу… Сладких снов… — устало и сонно. Несколько раз чмокнув засыпающего в макушку, Макара стал прикрывать глазки, засыпая синхронно с Нитрамом и вскоре наслаждаясь приятными снами, которые не часто посещали его макушку.
Примечания:
Пожалуйста, если вам нравится, то выражайте вашу критику и мнение в отзывах! Мне крайне приятно на душе, когда я их читаю! :o)
Отбечено и дописано Н-Н.
Реклама: