После стольких лет! Всегда! (наш ответ Чембер... MikotoEnomori) 43

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Бесконечное лето

Пэйринг и персонажи:
Семён/Ульяна
Рейтинг:
R
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Первый раз Повествование от первого лица Повседневность Романтика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Навеяно оригинальным "После стольких лет! Всегда!"
https://ficbook.net/readfic/6876913

Посвящение:
MikotoEnomori

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
21 мая 2018, 20:05
      Спрятав за спиной букет и положив руку на кнопку дверного звонка, я стоял перед знакомой дверью. «День рождения, грустный праздник... И тебе уже шестнадцать лет...» Только пришёл я не к Алисе из песни, а к моей... Моему... А кто мы, собственно, друг другу? Знакомые? Товарищи по странному приключению? Друзья? А может... Раньше на этом месте я неизменно останавливал себя. Но теперь...       Резкий дребезжащий звук заставил меня вздрогнуть и вернул в реальность. Чертовы руки, живут своей собственной жизнью. Пока мозг блуждал в размышлениях, они приняли решение самостоятельно и палец нажал на кнопку доисторического звонка.       В дверном глазке мелькнул свет. Лязгнул замок, дверь приоткрылась и на меня уставилась пара таких знакомых голубых глаз.       — Привет. — виновато улыбнулся я. — Гостей принимаешь?       — У нас неприёмный день! — ехидно ответила хозяйка и захлопнула дверь.       Впрочем, я даже не успел выругаться про себя, как дверь открылась вновь, уже шире. Рыжеволосая до красноты девушка в коротком домашнем халатике и тапочках на босу ногу отошла к стене, пропуская меня в квартиру.       — Вот... Это тебе... — я вытащил из-за спины и протянул скромный букет. — С днём рождения, Ульяна! С шестнадцатилетием!       Она посмотрела на меня исподлобья, как будто решая - брать или не брать. Потом протянула руку и приняла подарок. И даже подставила щёчку, когда я потянулся чмокнуть её по-приятельски.       — Расти большой! Не будь лапшой! — проскандировал я.       — Проходи уже, дезертир! — она толкнула меня в спину и закрыла дверь.       — Слушай... Извини, никак не мог вчера. — я начал излагать свою «легенду». — Машина опоздала, пока разгрузили. Директор ни в какую: «Пока не оформите, никто домой не уйдёт!»       На самом деле, я успел бы. Но не хотел. Конечно, не Ульяна тому виной, иначе сегодня бы я не стоял здесь и не изображал раскаяние. День рождения был вчера, и вчера здесь были её друзья. Разница в возрасте в пять-десять лет, по-моему, создает непреодолимую пропасть в общении и интересах. С Ульяной я этого никогда не чувствовал, но побывав пару раз в компании её знакомых, неизменно ощущал себя «не в своей тарелке». Поэтому с радостью ухватился за удобную возможность в виде сверхурочной работы, предложенную моим директором.       — Вот, это тоже тебе! — я протянул девушке пакет.       Ульяна заглянула в него и расплылась в улыбке. Предсказуемо. Всё такая же сладкоежка.       — Проходи в комнату, я сейчас. Мы вчера не всё осилили. Покормлю тебя. — сказала она и метнулась на кухню.       Пока я раздевался, умывался с дороги, Ульяна носилась между кухней и комнатой, выставляя на старый лакированный стол, переживший не одного хозяина, остатки вчерашнего угощения. И это было очень кстати, я спешил сюда прямо с работы.       Я расправлялся с холодной курицей-гриль, оливье и бутербродами со шпротами, а девушка, вскрыв упаковку с её любимым шоколадным мороженым и черпая его ложкой прямо из ведерка, рассказывала как прошёл вчерашний вечер.       — Мне оставь, обжора! — поддел её я.       — Обойдёшься! Ты наказан за прогул... — ответила она надменным тоном. А потом вдруг добавила грустно: — Жаль всё-таки, что ты вчера не смог...       Бывают моменты, когда мне просто хочется откусить себе язык. И в этот раз момент был именно такой.       — Думаю, вам тут и без меня весело было... Я бы только испортил всё веселье...       Девушка вдруг замерла с ложкой во рту. Потом вытащила её и бросила в ведёрко.       — Так значит, в этом всё дело? В моих друзьях? Поэтому ты не пришёл?       — Слушай... Не в этом дело... Я же говорил, работа... — я попытался реанимировать «легенду». Но неуверенный тон и паузы выдали меня с головой. Я отчаялся и прекратил свои жалкие попытки врать.       — Мог бы просто сказать об этом! А не врать мне, да ещё в лицо. Можно подумать, мне было важно, придут ли они... Я ждала... А они все пришли с парнями, даже Олька... А я... — голос её задрожал. — А ты...       Ульяна вскочила и выбежала из комнаты. Я бросился за ней, но не успел выйти в коридор, как услышал её злой голос:       — Уйди. Дай мне побыть одной!       Не желая усугублять положение, я молча вернулся назад. Уселся за стол, бессмысленно глядя в свою тарелку. Что тут сказать? Она права. Я - виноват. Почему просто не сказал правду, что не хочу другой компании, кроме неё? Похоже, даже «Совёнок» не смог сделать из меня нормального человека. Конечно, мне стало куда проще общаться с людьми. Сейчас у меня вполне нормальные, ровные отношения с коллегами по работе, с клиентами. Но в свою жизнь я всё равно никого не пускаю. Только Ульяна стала исключением.       «Совёнок». Я вспомнил лагерь, его обитателей. Как встретился с ними впервые. Как встретился впервые с ней, с рыжеволосой непоседой, грозой новичков, поваров и впечатлительных пионерок. Как впервые увидел в ней девушку, когда на дискотеке взял её «на слабо» и убедил потанцевать с собой. Вспомнил ту мелодию. Рука нащупала в кармане телефон. Я без труда нашёл песню в плейлисте. Одно нажатие кнопки и я как будто вернулся в прошлое. И вновь мне нужно завоевывать доверие Ульяны. Глубоко вздохнув, я решительно встал и отправился на завоевание.       Ульяна стояла у окна, уставившись вдаль. Не разворачиваясь, буркнула:       — Я же просила!       Я положил телефон на стол, было заметно, как она прислушалась.       — Прости... Я такой идиот... — я подошёл к ней и взял за плечи. — Я просто струсил.       Какое-то время мы стояли молча. Девушка подняла руку к лицу и мне показалось, что она смахнула слезу.       — Ты... Понимаешь... Мне обидно... Обидно, что ты решил, что для меня важнее мои гости, а не ты.       — Знаешь... Наверное, я просто боюсь этого. Боюсь больше всего на свете. — ответил я неожиданно откровенно.       Ульяна повернулась ко мне.       — Что?       Она посмотрела мне в глаза. Потом слегка улыбнулась и тихо произнесла:       — Ну и дурачок же ты... — помолчала немного. — Поставь песню сначала и сделай погромче...       Я потянулся за телефоном, поставил мелодию на повтор и добавил громкости. Заиграло вступление. Я, как и в тот вечер, протянул Ульяне руку. Она скорчила ту же рожицу, что и тогда, и сделала такой же карикатурный книксен. Мы, как и тогда, начали медленно кружиться в незамысловатом танце.       Представления не имею, сколько раз играло вступление. А мы всё вышагивали по полутёмной кухне под знакомую мелодию. Вдруг Ульяна остановилась. Я посмотрел на неё и собирался задать резонный вопрос но, увидев её лицо, промолчал.       Девушка смотрела на меня в упор. Смотрела с вызовом. Озорные огоньки в глазах, отблески люстры в комнате. Так значит? Ну, что же - вызов принят! Я склонил голову и потянулся губами к её губам. Взрослая стала, говоришь? Ну, посмотрим, насколько. Расстояние между нашими лицами становилось всё меньше. Она не отстранилась, не отвернулась, даже не отвела взгляд. Напротив, подалась навстречу и наши губы соприкоснулись. Мгновение мы стояли просто прижавшись губами, как целуются дети. Наверное, ни я, ни она в тот момент до конца не осознали ещё, на что решились. Я пришел в себя чуть раньше и взял инициативу в свои руки. Поцелуи мои стали более страстными, губы уже не были как будто сведены судорогой.       Уж не знаю, было ли это следствием природной сообразительности моей медноволосой подруги, или у неё уже был опыт поцелуев до меня, не припоминаю, чтобы она делилась со мной подобным. Но поцелуи её становились все более разнообразными, нежными и возбуждающими. Язычок она пустила в ход даже раньше меня. Я чувствовал тепло её маленьких ладошек, которыми она прижимала меня к себе. А вот мои опять зажили своей жизнью. И пока я сосредоточился на поцелуях, они весьма фривольно начали изучать отдельные участки тела Ульяны. Конечно, я не слепой, и раньше замечал, как она превращается из нескладного подростка в цветущую девушку. И сказать, что мы полностью избегали физического контакта в нашем общении, тоже нельзя. Но сейчас всё было совершенно по-другому, совсем другие ощущения, совсем другой отклик. Мне нравилось прикасаться к ней. А ещё больше нравилось чувствовать, как она реагирует на мои касания.       На миг я отстранился вглядываясь в лицо... любимой? Да, любимой! Теперь у меня не было в этом сомнений. На её щеках играл лёгкий румянец, глаза смотрели испытывающе. Она закусила губу, придав взгляду ещё больше любопытства. Похоже, вызов ещё не окончен? Что же. Теперь я готов идти до конца.       Я подхватил её на руки и шагнул в сторону комнаты. Ульяна обвила мою шею руками, прильнула к моей груди головой. Несколько шагов по потёртому паркету и я аккуратно уронил девушку на подушки. Склонился над ней, уперевшись коленом в старый диван. Тот возмущенно заскрипел старыми пружинами. Девушка протянула ко мне руки, обнимая за шею, привлекла меня к себе. Тёплое дыхание и шепот на ухо:       — Возьми в кармашке рюкзачка.       —Что? — недоумённо спросил я.       — Не тупи! — ответила она, улыбнувшись, и потянула пуговицу халатика.