годы золотые 17

Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Тургенев И.С. «Отцы и дети»

Пэйринг и персонажи:
Евгений Базаров, Аркадий Кирсанов
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Songfic UST Дружба ООС Психология Романтика Элементы слэша

Награды от читателей:
 
Описание:
Аркадий чуть впереди него идет вприпрыжку: напевает себе под нос песни. Он любит цитировать поэтов, хвалить русскую природу. Какой из этого мальчишки нигилист? Романтик до глубины души.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Писалось под наложенные на музыку стихи А. Блока - Россия, под воспоминания о лете 2014-2016 годов. Надеюсь, что получилось искренне.
15 июля 2018, 23:25

Не для меня придет весна, Не для меня Дон разольется. Там сердце девичье забьется С восторгом чувств — не для меня

Бесконечное деревенское поле. Бесконечное море цветов. Смотришь в даль — а там лес, лес, лес. Базаров вдыхает полной грудью. Деревенский воздух кажется сегодня особенно свежим, настоящим. Базарову хочется раскинуть руки и закричать, что он любит весь мир. Утонуть в высокой траве, цветах, но вместо этого он закуривает. Аркадий рядом скачет, по-детски счастливый, напевает какую-то песню. — Вот, — внезапно говорит Кирсанов, резко тормозя и разворачиваясь, да так резко, что Евгений чуть ли в него не врезается. — Что — вот? — Кирсанов протягивает ему василек. — Centaurea cyanus, — хмыкает Базаров. — Хороший медонос. И выкидывает цветок за спину. — Я его для тебя сорвал! — шутливо говорит Аркадий, строя из себя обиженного. — Какой я дурак! Где же еще можно взять такой сорняк в поле, усеянном цветами, — отвечает Базаров. — Когда же уже малина будет? — мечтательно вздыхает Кирсанов, не обращая внимания на привычное ворчание товарища. — Дай закурить тоже. Аркадий чуть впереди него идет вприпрыжку: напевает себе под нос песни. Он любит цитировать поэтов, хвалить русскую природу. Какой из этого мальчишки нигилист? Романтик до глубины души. — Что бы ты не говорил о природе, она прекрасна. Просто посмотри вокруг, Евгений — душа нараспашку! — он разводит эмоционально руки, словно пытаясь показать необъятность поля. — Ужасная жара, — хмыкает Базаров. — Опять ты недоволен. Да не такая уж и ужасная. Возможно, Аркадий прав. Возможно, не такая уж и ужасная погода. Возможно, не так уж и глупо восхищаться окружающей красотой. Евгений смотрит прямо вдаль. Пение птиц, шелестение листьев от легкого ветерка. Это место вызвало у него ассоциации с малой родиной: дом родителей, их крестьяне, детство. Родители. «Надо бы их навестить», — думает Базаров. — «Старики соскучились». Базаров переводит взгляд на Кирсанова, который наклонялся, чтобы сорвать в высокой, как-будто стрекочущей траве цветок. Он был внутренне согласен: душа нараспашку, это место живое. Появляется желание поразмышлять о жизни. Но тут же мужчина одергивает себя. «С каких пор я такой чуткий и ранимый? Влияние Аркадия?» Да скорее наоборот: Базаров имел над ним власть, раз тот повторял за ним как попугай. На ум пришли слова приятеля, с которым он имел честь познакомиться дома у Кукшиной. «Как бы ты ни был образован, друг мой, постоянно общаясь с людьми, глупее тебя, ты сам таким становишься», — говорил он, разливая им шампанского. Уставшие, голодные, они наконец добрались до дома Кирсановых. Евгений вяло огрызался с Павлом Петровичем, а потом, еле дождавшись (из уважения к семье Аркадия), пока все закончат пить чаи, сбежал в свою комнату. Он привык к Аркадию, как бы ему не хотелось этого отрицать. Мысли о скором расставании мешали ему сосредоточиться на опытах, и вскоре он плюхнулся на кровать и стал смотреть на покачивающиеся ветки дерева, близко росшего к окну. В дверь постучались. — Входите, — бросил Базаров. — Евгений, — выдохнул Кирсанов, закрывая аккуратно за собой дверь. — Знаешь, я тут думал о нашем скором расставании, — он облокотился о дверь и прикусил нижнюю губу. — Я знаю, ты не любишь всяких страданий, как в каком-нибудь романе, томных вздохов и прочего… Я и не собирался ничего такого… В смысле… — Аркадий перестать смотреть на свои ботинки и поднял взгляд на лицо друга. Видя, что тот кивнул ему, продолжил увереннее. — Я хотел бы не терять с тобой связь. Как насчет того, чтобы писать друг другу? — Аркадий многое хотел сказать своему приятелю, но боялся быть высмеянным им. Вдруг Евгений совсем к нему не привязался, а наоборот? Вдруг Кирсанов ему надоел? Открыться полностью было страшно. Базаров молча и медленно приподнялся, протянул другу сигарету. — Я, признаться честно, тоже об этом думал, — Евгений подумал, что было бы честно и справедливо ответь на признание друга тем же. Тем более, что Аркадий по-особенному мило улыбнулся ему.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: