Не отпускай меня 43

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Песни на ТНТ

Пэйринг и персонажи:
Сергей Трущев, Евгения Микова
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Songfic Занавесочная история Любовь/Ненависть ООС Повседневность Романтика Флафф

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Он впервые приехал в ее город, в голос крича о том, чтобы их встреча не произошла, но втайне надеясь на обратное. Что же вышло из простой гастрольной поездки в старый добрый Ёбург?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Дисклеймер: полный отказ от написанного
27 мая 2018, 19:09
Тяжелый и пыльный воздух ударил в лицо. Парень тяжко вздохнул, выбираясь из толпы прохожих, и огляделся по сторонам. Скромная улица, облагороженный тротуар и снующие машины. До этого он никогда не был в Екатеринбурге, и сегодня это был его первый визит. Часы на запястье показывали два часа дня, концерт начинался через пять часов и тридцать минут, а ему было необходимо доехать до гостиницы и передохнуть. Прикидывая, где же можно найти дешевую забегаловку, в которой позволительно прилечь и поспать часок, Сергей плюхнулся на старую лавочку, удобно разместившуюся недалеко от вокзала. Прислонив чемодан к коленкам, репер достал из кармана телефон, дабы разузнать у своих музыкантов, которые прилетели ещё вчера, место их расположения. В списке диалогов сразу мелькнула их ночная переписка с Евгенией Майер. Он частенько переписывался с девушкой, которая понравилась (?) ему на проекте, и после его окончания они продолжили своё скромное общение. Напротив ее никнейма горело новое сообщение, и Сергей нажал на него, чтобы прочесть полностью. «Иди к черту, Серёжа» Трущев усмехнулся. Ее реакции всегда вызывали в нем спектр чувств и эмоций. Замашки Майер — так они с ребятами еще на проекте прозвали ее истерики — могли раздражать Сергея, выводить его из себя, умилять, заставлять задуматься и, конечно, всегда смешили его. И сейчас ситуация была ровно такая же. Он одновременно был огорчен, недоволен, счастлив и спокоен. Ещё вчера она снова написала ему первой, не забыв прикрепить афишу с его выступлением в Екатеринбурге. Эта новость обрадовала девушку, но дальнейшие ответы PLC вскоре обидели ее. Сергей провёл пальцем вверх, читая их вчерашний разговор. «Почему ты не сказал? Это же в двух шагах от меня» «Я приеду поздно, зачем мне мешать?» «Я бы нашла уголок для тебя, ты ведь знаешь» «Предпочитаю ночевать в гостиницах.» «Ты не хочешь меня видеть?» «Почему ты все переворачиваешь? Я всегда ночую в гостинице с ребятами, это же очевидно!» «И кстати встречать меня тоже не нужно, Жень. Без обид;)» «Иди к черту, Серёжа» Он не хотел продолжать разговор. Замашки Майер всегда были его нелюбимой темой, а сейчас, когда она обиженная, смысла начинать все заново не было. В окне уведомлений мелькнуло новое сообщение от ребят с адресом гостиницы. Подняв очки на лоб, Сергей тут же вбил адрес в Карты, дабы выстроить маршрут, и уже встал с места, чтобы пойти по навигатору, но не смог — в эту же секунду что-то ударилось об него. Телефон чуть не выпал из рук, а сам Трущев еле сдержался, чтобы не ругнуться. Биография батл-рэпера давала о себе знать. Он осознал, что удар пришёлся по его нижней части, и поэтому Сергей наклонился вниз и затаил дыхание от удивления. Маленькое создание, крепко обхватившее его правую ногу тонкими пальчиками, смотрело ему прямо в глаза, высоко запрокинув голову. — Пилиси! А я видела тебя по телевизору! — девчушка ещё сильнее сжала его ногу, расплываясь в знакомой улыбке. Эти черты были слишком знакомы для него. Сергей почувствовал, что это происшествие начинает вызывать у него скорее восторг, чем удивление. Девчонки — его вечная слабость. Он никогда не мог спокойно усидеть на месте при виде маленькой кудрявой радости, которая попадалось его взору. Постоянно хотелось поднять на ручки малышек, плачущих возле касс супермаркетов Краснодара, которым отказали в покупке сладости. Постоянно хотелось прижимать к себе какое-нибудь низенькое чудо с прекрасными длинными ресницами и шептать ей на ушко тихие слова любви. Постоянно хотелось приходить домой и слышать звонкое «папа». Вот и сейчас это исковерканное ребёнком имя, наполненное детской нежностью и искренностью, снова сжало его легкие. Малышка была очень маленькой, очень красивой и очень похожей на кого-то знакомого. — Как тебя зовут? — быстро взяв ситуацию в руки, он опустился на колени, позволяя девочке видеть его лицо наравне. Сейчас он мог хорошенько рассмотреть ее. Слегка кудрявые волосы, розовые пухленькие щечки, знакомый блеск в серых глазах, хитрая улыбка и даже закусывание нижней губы (!) до боли родное и приятное ему. Артист инстинктивно обнял ребёнка за плечи. Кнопка абсолютно не сопротивлялась. — Ты потерялась? Где твоя мама? — соображая, что его внешний вид явно не внушает доверия для такого тесного контакта с маленькой девочкой, Серёжа беспокойно оглянулся вокруг. Справа прохаживался мужчина в полицейской форме, краем глаза косясь на них с малышкой.  — А я думала, что они игрушечные, — девочка проигнорировала вопрос и смело потянулась к усам PLC. Сергей чуть не рассмеялся, хотя сам ненавидел шутки про его усы. — Где твоя мама, обезьянка? — он аккуратно перехватил крошечную руку и слабо сжал пальчики, все ещё смотря в серые глаза. — Откуда ты меня знаешь? — Трущев не понимал смелость девочки. — Мы смотрели с бабулей тебя по телевизору, а ещё маму! Ты с мамой! — девчушка хлопала глазами, не зная, как ещё объяснить дяде с усами, что он знаком с ее мамой. Репер ничего не понимал. Детские разговоры всегда считались для него непостижимыми, поэтому Серёжа встал в полный рост, не выпуская из своей руки маленькую тёплую ладошку, и, прищурившись, снова стал искать беззаботную маму маленькой кнопки. Полицейский медленно подходил к нему, и Сергей, ухмыльнувшись, развернулся к нему спиной и замер. В десяти шагах от него, прячась за высокими декоративными кустами, стояла Женя Майер, скромно наблюдавшая за ним и малышкой. Первая волна шока чуть было не накрыла его с головой, и он едва не отпустил руку малышки, но, к счастью, будучи человеком рассудительным и спокойным, PLC вздохнул и одними губами спросил у Евгении про малышку. И каково было удивление Серёжи, когда она кивнула ему головой в знак согласия! Это была ее дочь! Трущев снова развернулся к девочке, которая продолжала его крепко обнимать. Теперь его нутро заполнили нежные чувства, непонятно откуда взявшиеся. Он снова присел на колени и прижал малышку к себе, на минуту позволяя закрыть глаза. Она все равно приехала его встречать. С маленькой кнопкой, которая уже давно знает, как его зовут. Несмотря ни на какие его запреты и отталкивающее поведение, она все равно поехала к нему, хотя бы посмотреть одним глазком, убедиться, что он в порядке, что усы на месте. Трущев фыркнул, сдерживая смех, вызванный своей же дурацкой шуткой про его обитателя верхней губы. Малышка оторвалась от него, спокойно глядя ему в глаза. По спине PLC вновь пробежали тысячи мурашек от серых глазок. Кажется, он начал влюбляться. — Почему ты не говоришь? Ты не рад видеть нас с мамой? — носик стремительно дернулся наверх, и прекрасное личико исказилось в печальной полуулыбке. Трущев чуть не поперхнулся, увидев в мимике невероятную схожесть с Майер. Даже фразы — и те, как у Жени! Сергей никогда бы не подумал, что Женя может быть такой прекрасной мамой такой прекрасной малышки. Артист почувствовал, что малышка пытается вырвать свою ручку из его большой ладони, и ловко перехватил ее себе на руки. Такой жест несказанно обрадовал маленькую копию Евгении, и она снова потянулась к его усам, старательно высовывая язык. — Пойдём к твоей маме, я так соскучился по ней, — пробормотал PLC, чувствуя, как маленькие пальчики щекотят щетину. Раньше он никому не позволял притрагиваться к растительности на лице, но малышка полностью завладела им. Артист понял, что влюбился. Только в кого? Они медленно подошли к Жене, которая с улыбкой смотрела на ребёнка, удобно расположившегося на руках Серёжи. Евгения никогда бы не подумала, что ему так идёт отцовство. Она виновато взглянула на артиста, ведь сама себе клялась, что больше никогда не полезет в его жизнь, но каждый раз запреты рушились сами собой, и она понимала, что сходит по нему с ума. Но сейчас вечный вопрос — сходит ли он? — испарялся у ней прямо на глазах. Трущев с влюблённой улыбкой глядел на ее малышку, параллельно переводя взгляд на саму Женю. — Ты приехал, — ее голос чуть не дрогнул. Она смело подошла к нему поближе и обняла за шею, понимая, как давно не вдыхала его запах. — У меня концерт, Женя, я не мог не приехать, — в своей манере усмехнулся Сергей, обнимая одной рукой талию девушки. Эта ситуация сводила его с ума, заставляя выходить из зоны комфорта. Казалось, даже на проекте было не так сложно, как было сейчас на улице. Но одно он осознал точно — он не мог бросить этих двух обезьянок, которые одинаково сильно прижимались к нему. — Вы меня обе задушите, — прохрипел Трущев, отодвигая левой рукой Майер от себя. Женя в привычной форме рассмеялась, ласково проведя рукой по его темным волосам. Сергей заглянул в ее глаза и замер на месте, любуясь их красотой. — Мама, а Пилиси пойдёт к нам домой? — детский голос вывел обоих из раздумий. На этот раз Серёжа не смог сдержать улыбки вместе со смеющейся Женей. Слишком умилительной была девчушка. — Это надо спросить у самого Пилиси, доченька, — Майер с надеждой закусила губу, глядя прямо в карие глаза. Она ведь приехала, чтобы уговорить его, но, увидев, побоялась даже выйти из кустов. Благо, непослушная малышка, вырвавшись, помчалась к выходящему из здания железнодорожного вокзала Серёже, не оставляя своей маме никаких шансов остаться незамеченной. И сейчас от его слова для Майер зависело их дальнейшее будущее. Слишком долго он тянулся, слишком долго она обижалась, а тем временем жизнь продолжала течь и дети продолжали расти… — Только если вы накормите меня, обезьянки, — Серёжа добродушно посмотрел в глаза Жени, пытаясь увидеть реакцию на его согласие. И он увидел ее. Майер снова рассмеялась, но уже искренне, натурально и счастливо, вновь бросаясь ему на шею. А он понимал, что влюбился в двух девочек окончательно и бесповоротно. Бережно прижимая к себе двух дорогих для себя человек, Серёжа, катя за собой чемодан, медленно шёл по улицам уже полюбившегося города, подарившего ему новую жизнь.

***

Лёжа на диване и гладя по волосам Женю, в голову неожиданно пришла интересная мысль. Трущев наклонился, шепча что-то на ухо любимой. Та, дослушав его, сразу же выпрямилась, нахмурившись. — Сереж, это плохая идея. Она ведь все знает!.. — она попыталась остановить артиста, но было уже поздно. — Доча, — громко позвал Сергей, не переставая гладить волосы девушки. — А какое у тебя отчество? Ответ не заставил долго ждать. Через мгновение из детской донеслось звонкое и невозмутимое: — Пилисиевна! Евгения растворилась в звонком смехе, обнимая PLC, который также подхватил счастливый смех своей семьи.