nightcall 4499

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Detroit: Become Human

Пэйринг и персонажи:
Хэнк Андерсон/Коннор
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, Hurt/comfort
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Это замешательство на идеальном лице напарника — настоящий триумф для Хэнка Андерсона. Он сломал последнюю разработку Киберлайф. Он по-настоящему озадачил самый современный компьютер. Он заставил охотника за девиантами почувствовать собственные эмоции.

Посвящение:
Огромное спасибо за оценки и отклики! Во время написания первой работы по этому пейрингу, я и не думала, что смогу найти единомышленников — а уж тем более в таком количестве. Спасибо за пожелания вдохновения — как видите, оно появилось. Надеюсь, не разочарую.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
♫ Kavinsky — Nightcall
30 мая 2018, 21:35
Холодная вода сковывает движения, заставляет сердце болезненно сжиматься, легкие горят от напряжения. Мужчина пытается грести руками, но его тянет ко дну. Он борется до последнего, но холод проникает под кожу, ноги совсем перестают слушаться. Взгляд карих глаз провожает тусклое пятно солнца. Он погружается на дно.

Коннор обнаруживает себя сидящим в кресле Хэнка, вместо того, чтобы покоиться с другими полицейскими андроидами у специально оборудованной стены. В участке темно и пусто, RK800 испытывает волнение — программа предусматривает это ощущение у работающих в полиции или службе спасения андроидов, чтобы людям было более комфортно в присутствии бесстрашных машин. Коннор закрывает глаза. Чувствует, что его генератор, заменяющий человеческое сердце, качает голубую кровь в чуть более быстром ритме. Что практически невозможно — ведь именно стабильный ритм, предусмотренный системными настройками, позволяет андроиду не уставать во время длительного бега и других физических нагрузок.
— Выпол…
…нить тестирование системы? Столь обычная процедура вдруг пугает. Кажется точкой невозврата. Хочет ли Коннор удостовериться в том, о чем догадывается уже несколько дней? Хочет ли он услышать то, от чего так отнекивается?
— Позвонить лейтенанту Андерсону, — дает команду андроид.
Согласно этическим нормам, некорректно продолжать звонок после трех неотвеченных гудков. Коннор делает уже пять. Наконец, на другом конце телефона раздается несколько ругательств.
— Тебе напомнить, что ночью все нормальные люди спят? — голос Хэнка еще более хриплый, чем обычно.
— Мне нужна помощь, — прерывает поток негодования Коннор. — Со мной что-то странное происходит.
— Матерь божья, теперь я еще и нянька? — человек тяжело вздыхает, но трубку не вешает. — Я, конечно, не специалист, но разве у тебя нет какой-нибудь сраной программы анализа, или вроде того?
— Есть. Да, конечно, — Коннор замирает на несколько секунд. — Но с вероятностью 85% её использование в настоящий момент приведет к моей смерти.
Сонливость Хэнка как рукой снимает. То, что его напарник использует слово «смерть» вместо «перезагрузки», или какого-нибудь умного термина — настораживает.
— Черт бы тебя побрал. Кати свою пластмассовую задницу сюда, мистер совершенство.
Коннор отвечает благодарностью, и уже через несколько минут садится в машину, набирая на навигаторе домашний адрес лейтенанта Андерсона. На улице льет дождь.

Хэнк встречает его у двери. В домашней одежде и с тлеющей сигаретой между пальцами. Рядом, положив голову на лапы, лежит Сумо. Прежде, чем пустить андроида за порог, человек на несколько секунд замирает, наблюдая, как крупные капли тянутся от его лба к воротнику безупречно выглаженной рубашки.

На кухне горит неяркий свет. Напарники сидят за столом друг напротив друга, в руках Хэнка — холодная бутылка пива. У скрещенных рук Коннора — чашка горячего чая, поставленная просто так, этакий символ гостеприимства и неотъемлемый атрибут «душевной» беседы.
— Поздравляю, Коннор, — хмыкает человек, выслушав рассказ. — Ты видел сон.
Хэнк отводит взгляд и крепче сжимает в руке бутылку. На волне зарождающейся революции андроидов, да еще и после этого чертового откровения, как-то неловко осознавать, что номер Коннора забит в адресной книге телефона как «пластмассовая голова». Сидеть и сочувствовать — как-то странно, но неправильным это не кажется.
Андроид-детектив явно хочет что-то сказать, наверняка нечто вроде «Этого нет в программе». Хэнк делает глоток пива и лениво проводит свободной рукой по жесткой шерсти сенбернара, лежащего рядом.
— Для успешного выполнения задачи… — Коннор мнется, слова даются ему с трудом, — меня необходимо перезагрузить. Будет лучше, если вы доложите капитану, что произошло. Киберлайф пришлет в участок новую модель в кратчайшие сроки.
Андерсон закатывает глаза.
— Кончай говорить как робот. И ничего докладывать я не собираюсь, — бурчит человек. — Как говорится, чтобы поймать преступника, нужно мыслить как преступник.
Видя на лице Коннора коктейль из самых разных эмоций, Хэнк довольно усмехается.
— Я думал, вы ненавидите андроидов, лейтенант. Видел лозунги на вашем рабочем столе. А сейчас, вместо того, чтобы направить свой гнев на девиантов, согласно задаче, вы приписываете меня к ним. И так спокойно реагируете, будто это ничего не значит.
— Если бы я хотел, чтобы мои действия анализировали, я бы обратился к психологу, — вздыхает полицейский, делая еще несколько глотков пива. — Ты в себе разобраться не можешь, но так уверенно говоришь о том, кого знаешь несколько дней. Очень по-человечески.
Сказанное будто вызывает короткое замыкание — Коннор вздрагивает, взгляд у него затравленный. И облизывает губы (которые и пересыхать не должны, к чему этот жест?).
— Я не мог не заметить, что вы находите процесс проявления эмоций у андроидов… привлекательным.
Хэнк давится пивом. Прокашливается и смотрит на напарника так, будто сейчас разберет его на куски пластмассы, колбы и провода. Коннор приподнимает уголки губ в легкой улыбке, будто бы это не он сейчас произнес фразу, ввергнувшую лейтенанта в такое состояние.
— Объясни мне лучше, умник, почему я вообще позволяю тебе сидеть тут с ангельским видом, и выслушиваю твои проблемы подросткового, блядь, периода.
Не дожидаясь ответа, Хэнк включает телевизор, будто бы звуки идиотского телешоу спасут его от собственного варианта ответа на заданный вопрос.
— Вы чувствуете ответственность за меня, как за напарника, — предполагает Коннор. — Или, может, вам одиноко, лейтенант. Анализируя вашу мимику, я мог бы подумать, что вы в какой-то степени рады моей компании.
Мужчина бы непременно подавился пивом снова, но к счастью оно закончилось раньше, чем он услышал предположения андроида. Черт, грань между саркастическими комментариями и неприятной правдой становится все тоньше. Андерсон гуляет по острию ножа. Но останавливаться он, по какой-то причине, не собирается.
— Анализируя мимику, ха? Что ж, продолжай, хочу услышать еще немного отборной чуши. Может, ты еще и мысли читаешь?
Коннор чуть склоняет голову набок, поджимает губы и смотрит на лейтенанта чересчур внимательно (явно проводит свой паршивый анализ, чтоб его, такую чушь еще поискать надо).
— Вы хотите, чтобы я проанализировал вас? Мимику, жестикуляцию и поведение? — уточняет андроид.
— Именно.
— Вы уверены, что хотите, чтобы я озвучил результаты?
— Да, черт подери, давай уже!
Коннор садится ближе, на соседний стул, прямо напротив своего человека, чуть склоняясь вперед.
Зрачки оптических блоков RK800 считывают информацию с чужого лица и переходят к кончикам пальцев. Не проходит и минуты, как Коннор выдает:
— Судя по учащенному сердцебиению и легкому тремору в пальцах, вы испытываете волнение, однако причиной тому не страх. Ваши зрачки расширены. Вы используете много ругательств и пытаетесь показать раздражение, но ваши мышцы лица расслаблены, значит, вы только имитируете недовольство. А еще 62% времени зрительного контакта вы смотрите на мои губы, лейтенант.
Хэнк приоткрывает рот, но не находит, что сказать. Всё это слишком быстро, странно, и напоминает ситком начала века.
Но даже когда тебе уже далеко не семнадцать, можно пуститься во все тяжкие.
— Ты очень внимательно описал, что видишь. Но где вывод? — Андерсон позволяет собственным губам расплыться в ухмылке.
— Я нравлюсь вам. Я бы даже сказал, вы хотите поцеловать меня.
Коннор говорит это с уверенностью. Своим проклятым идеально выкалиброванным голосом. И Хэнк понимает, что положить конец этой странной игре он не в силах. Водоворот сюрреалистичности и иррационализма происходящего накрыл его с головой.
— И что на это скажет Коннор? — передразнивает человек.
— Скажу, что это противоречит логике: ненавидеть андроидов, но хотеть поцеловать одного из них. Возможно, вам действительно стоит показаться специалисту, — андроид пытается говорить серьезно, но Андерсон отчетливо слышит насмешку в последнем предложении.
Хэнк смеется и качает головой.
— Я спросил Коннора, а не RK800, — с вызовом бросает он. — Что ты сделаешь, умник, если я сейчас возьму тебя за этот гребаный пиджак и поцелую так, что ты все свои протоколы позабудешь?
Андроид открывает рот. Но на этот вопрос он не может сформулировать ответ. Он даже четко не может осмыслить его. Понять — издевается ли полицейский, или говорит серьезно?
Это замешательство на идеальном лице напарника — настоящий триумф для Хэнка Андерсона. Он сломал последнюю разработку Киберлайф. Он по-настоящему озадачил самый современный компьютер. Он заставил охотника за девиантами почувствовать собственные эмоции.
— Я буду не против, — вдруг отвечает Коннор, смотря прямо в глаза лейтенанта.
Погруженный в свои мысли, Хэнк даже теряется, забывает, какой вопрос был задан. Но в следующую секунду губы Коннора ложатся на его собственные. Выходит как-то неестественно аккуратно, будто бы андроид боится навредить, или до конца не уверен в том, что Андерсон не оттолкнет его, выругавшись и выставив за порог.
Но человек не отвергает — наоборот, как было обещано, притягивает напарника к себе за фирменный пиджак Киберлайф, грубо сминает чужие губы и смотрит прямо в глаза.
(Коннор вдруг думает о том, что он ответит Аманде, когда она спросит его об отношениях с лейтенантом).

Дождь за окном не затихает — наоборот, льет с новой силой. Поэтому, когда Коннор открывает дверь, Хэнк хватает его за рукав пиджака.
— Ну и куда ты собрался? — устало спрашивает человек.
— Вам нужно выспаться. В интересах расследования, — тянет RK800 с легкой полуулыбкой.
— Ты остаешься, — приказывает Хэнк, захлопывая дверь прямо перед носом андроида. И добавляет, дразня: — В интересах расследования. Мне не нужно, чтобы ты попал под дождь, и тебя закоротило. Бумажной волокиты мне не хватало.


I'm giving you a night call to tell you how I feel
I want to drive you through the night, down the hills
I'm gonna tell you something you don't want to hear
I'm gonna show you where it's dark, but have no fear

There something inside you
It's hard to explain
They're talking about you boy
But you're still the same