Перевод

Думаю, я мог бы тебя вдохнуть 988

yenshee переводчик
Simba1996 бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мстители, Новый Человек-паук, Новый Человек-Паук, Дэдпул, Человек-Паук, Мстители, Дэдпул, Человек-паук: Возвращение домой, Вдали от дома, Человек-Паук (кроссовер)

Автор оригинала:
SordidDetailsFollowing
Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/11612208/

Пэйринг и персонажи:
Уэйд Уилсон/Питер Паркер, Гарольд "Гарри" Озборн/Питер Паркер, Тони Старк, Гарольд «Гарри» Озборн, Норман Озборн, Мэри Джейн Уотсон, Мэй Рэйли Паркер, Питер Паркер, Уэйд Уилсон, Мишель Джонс, Нед Лидс, Флэш Томпсон
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 517 страниц, 19 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Dirty talk Hurt/Comfort Underage UST Ангст Дарк Драма Дружба Кроссовер Нездоровые отношения Нецензурная лексика Первый раз Повествование от нескольких лиц Повседневность Приключения Психические расстройства Психология Разница в возрасте Сайз-кинк Слоуберн Смерть второстепенных персонажей Стимуляция руками Тайная личность Упоминания наркотиков Учебные заведения Характерная для канона жестокость Экшн Элементы гета Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
У Питера в жизни всё сложно: школа, проблемы с друзьями, стажировка в Оскорп, ну и, до кучи, его паучье альтер-эго. Добавьте сюда ещё откуда ни возьмись появившегося болтливого наёмника в неоправданно обтягивающем красном трико — и можно сказать, что с этого момента жизнь заиграла лёгкими оттенками безумия.

Посвящение:
Любителям качественных макси и пары Паучок/Дэдпул

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Продолжение описания от автора, которое не влезло в шапку:

У Уэйда в жизни всё просто: он периодически пиздит ни о чём со своим другом Визлом, ест тако, слушает дерьмовую поп-музыку и участвует в пытках и убийствах на грани порно. Когда в его жизнь прилетает на паутине один маленький паучок, всё становится очень сложно.

Человек-паук спасает людей. Дэдпул их убивает. Останется ли между ними эта неожиданная дружба (или нечто большее), когда маски будут сняты?

****************************************************

Предупреждения от автора: очень медленное развитие отношений. В конечном счёте поцелуй будет. И секс тоже. Будьте терпеливыми. Уэйд Уилсон просто зефирка. Но это не исключает его безумия. Большая разница в возрасте. Уэйд отпускает неприличные шутки. Питер умный малый. Голоса в голове Уэйда злые. Ломание четвёртой стены. Питер всё ещё в школе, так же как Мэри Джейн, Гарри и Нед. Суицид. Пытки. Графическое описание сцен травм и насилия. Фантазии об изнасиловании.

И не говорите, что вас не предупреждали.

PS: не забывайте переходить по ссылке на оригинал и ставить свои kudos автору, если понравилась история

*В названии строка из песни Bloodstream (Vampire Diaries Remix) — Stateless: «I Think I Might've Inhaled You».

коллаж: https://vk.cc/af0h1Y

>Вторая часть: https://ficbook.net/readfic/8962081/

6. За нечто истинное и чистое не пожалею своей души, за кого-то такого, как ты

28 октября 2018, 00:33

Уэйд [Белый] {Жёлтый}

— Hey, hey! You, you! I don’t like your girlfriend, — весело напевал Уэйд, с каждым шагом всё громче, привлекая посторонние взгляды, как и всегда. {No way, no way, think you need a new one.} — Hey, hey! You, you! — Он схватил за плечи девушку, шедшую по тротуару, и легко встряхнул её. Она вскрикнула. — I could be your girlfriend! Парень, который шёл с ней рядом, закричал на Уэйда и принялся бить его по рукам, пытаясь оторвать его от девушки, но Дэдпул, засмеявшись, уже и сам отпустил её, продолжив прогулку в развесёлом настроении. {Hey, hey! You, you! I know that you like me!} [No way. No way.] {No, it’s not a secret!} — Hey, hey! You, you! I want to be your girlfriend¹, — Уэйд свернул в ближайший проулок и принялся подниматься по пожарной лестнице на крышу, всё ещё тихо мыча мелодию себе под нос. Сейчас был вторник, вечер. Он шёл на встречу с Человеком-пауком в их условленном месте. И ничего не могло испортить ему настроение. Не-а. Даже его неудачные попытки найти того ублюдка, который пытался возродить проект оружие Икс. {Эй. Я полагал, мы договорились, что сегодня не будем об этом думать.} [А мы и не думаем. Просто писатели должны периодически напоминать об основных точках сюжета, чтобы тупые читатели не забыли, о чём речь.] {ПРЕКРАТИ КРАСТЬ МОИ ПРИВИЛЕГИИ. И не оскорбляй читателей. Нас бы без них не существовало.} […Читатели, вы наверняка очень милые ребята. Пожалуйста, продолжайте наслаждаться нашей историей. Это просто было лирическое отступление.] {Так-то лучше. Так на чём мы там остановились?} Уэйд не смог разыскать никого из скользких змеёнышей, которые могли бы быть в курсе какой-либо информации об оружии Икс. {Ах, точно.} Уэйд потратил всё воскресенье и половину понедельника на то, чтобы проверить все зацепки, которые дал ему Визл по теме. И каждая привела его к большому жирному ничто. Пшику. Совершенному ничегошеньки. Если б он не доверял своему другу — а он практически уже на стену лез по этому поводу, — то подумал бы, что его водили за нос. Всё это было довольно неприятно, ведь раньше у Уэйда всё отлично получалось. Он жил тем, чтобы выслеживать плохих парней. Он был очень хорош в розыске. [Был лучшим.] {Действительно, блять. Лучшим. Они о нас легенды слагали.} Так что, что и говорить, Уэйд был донельзя раздражён. Настолько, что даже решил навестить свою самую нелюбимую старую слепую леди. Он уверял себя, что пришёл к ней, просто чтобы поинтересоваться, слышала ли она что-то об этих мудаках, которых он искал. [А на самом деле потому, что скучал по ней. Чувствительный, привязчивый взрослый малыш.] {Воу-воу, полегче, Уэйд вовсе не маленький.} — Далеко не маленький. — Уэйд подтянулся на крышу какого-то-там здания (он особенно не обращал на это внимания). — И ты знаешь, что я говорю о единственной величине, которая имеет значение! [Да, да. Все мы знаем, что у тебя большой член.] {Не просто большой. Если б его хрен был человеком, то у него была бы докторская степень!} Как бы там ни было, Ал ничем ему не помогла. А потом Уэйд нос к носу столкнулся с маленькой сексуальной попкой по имени Питер Паркер, поэтому его визит не был совсем уж бесполезным. Парень был совершенный ботаник и, скорее всего, имел какие-то психические отклонения, раз решился пригласить Уэйда Уилсона ака Шрамолицего на обед, а потом ещё и не выблевал все свои начос на пол при виде этого самого лица, поглощающего пищу. Однако на него было приятно посмотреть, и на удивление он оказался довольно забавным. И остроумным. И милым. {А эти глазки…} — Ёбаные карие глаза Бэмби. {А его попка…} — М-м, ну что за попка. [Разве мы не решили не быть педофилами?] {А я думал, что мы сошлись на том, что шестнадцать — довольно близкая к совершеннолетию цифра.} [Когда это мы так решили? И к тому же откуда нам знать, что Питеру шестнадцать? По мне, так он выглядит моложе.] {…ну, у него есть мобильный телефон?} [Ты совершенно точно нихрена не знаешь о детях.] К тому же парень дал ему свой номер, практически повесив всю тяжесть решения о дальнейших шагах на плечи Уэйда. Он ещё не набрался мужества позвонить, если вообще когда-нибудь наберётся, но был почти уверен, что номер липовый. А если он был настоящим, то у Питера должно быть самое непомерно раздутое чувство жалости во всём мире или же серьёзная детская травма, которая дала ему иммунитет к подобного рода хоррор-зрелищам, которое представляла собой кожа Уэйда. Уилсон надеялся на последний вариант, пусть это и было крайне эгоистично. Он оглянулся, решая, в каком направлении двигаться дальше. Потом увидел огромный серебристый небоскрёб, гордо возвышающийся над горизонтом, словно огромный блестящий пенис с выбитой на нём надписью «Банк Америки» и подсвеченной огнями головкой. Зрелище было фантастическим. — Малыш-паучиш, я иду! — Уэйд начал пробираться вперёд, сигая с крыши на крышу, следуя к сияющему маяку надежды, который был «их местом». Ему периодически приходилось взбираться по пожарной лестнице выше или прыгать на нижестоящее здание, которое выбивалось из общей линии. Несколько раз он вывихнул лодыжки, но это было не так уж и важно. Такие травмы заживали на нём быстрее, чем еблись кролики. Когда он наконец добрался до граничащего с банком отеля, то чувствовал приятную усталость. — Ничто так не бодрит, как отличное родео по крышам. {Или родео в кровати!} [Ты предпочитаешь возиться в менее тривиальных местах, чем кровать, Жёлтый.] {Ну да… Да, так и есть. Помнишь тот случай в детском мире?} [Вот почему люди считают нас педофилами.] {Ну мы же ебали не детей… а кассира.} [Ох уж эти старые добрые времена, когда Уэйд ещё не выглядел так, будто побывал в блендере.] Уэйд вздохнул, официально отказываясь участвовать в этом разговоре. Он задумчиво уставился на гладкий бок «их» здания. Вот и доверяй после этого Паучку выбирать место встречи. Он, должно быть, забыл, что Уэйд по стенам лазать не умел, а речи о том, чтобы проникнуть внутрь, даже не шло — у банков была убойная защита. Но это не имело никакого значения, ведь Уэйду нравились трудности. {А что мы вообще забыли тогда в магазине игрушек?} [Уэйду приспичило купить новейшую версию Барби, — уничижительно прошипел Белый. — Ты ведь всегда был немного ёбнутым, не так ли?] — Эй, та коллекция была со знаменитостями. И ты учишь что-то новое, пока играешь! — Уэйд поднял к глазу монокуляр, разглядывая крышу на предмет охранных фишек. Кажется, всё было чисто: по-видимому, Банк Америки не заботило то, что люди могли подняться на девяносто этажей, чтобы попасть на крышу. — Откуда вы вообще узнали об этом дерьме? — Его всегда волновал тот факт, что голоса знали всю его жизнь задолго до того момента, когда он слетел с катушек. [Кто-нибудь до сих пор ещё не понял, что мы у Уэйда в голове?] Приняв решение, Уэйд убрал за пояс монокуляр и достал ручные вакуумные присоски. Эти детки были военными, такие же использовали в спецназе. Он продел в них руки и на пробу прилепил к крыше. Идеальное прикрепление. Нажав большими пальцами на кнопки, он открепил присоски и отошёл подальше для разбега. Уэйд собирался сделать это Спайди-стилем. — Бон вояж, ублюдки! — весело прокричал Уилсон и побежал, практически сразу прыгнув, с силой оттолкнувшись от края здания. Он жёстко впечатался в блестящий бок банка, весь воздух выбило из лёгких, но присоски прилипли как нужно. Он осмелился глянуть вниз, усмехаясь, каким же крошечным всё отсюда казалось. Уэйд начал подниматься. {Не свались!} — бурля весельем, предупредил Жёлтый. Падение совершенно точно убьёт его. Но проблемой было не это, а то, что ему тогда придётся отложить встречу со своим любимым маленьким паучком. Поэтому он ни за что не упадёт. {Не хочу, чтобы Паучок долго ждал!} [Если он вообще придёт.] {Заткнись. Ты такой пессимист. Паук сказал, что встретит нас там, он слишком хороший, чтобы нарушить слово.} — Это верно, — пропыхтел Уэйд, подтягиваясь на последний оставшийся этаж. Его паучок никогда не соврал бы. Он был уже в нескольких метрах от крыши, когда что-то красное выглянуло из-за края. Уэйд от неожиданности вскрикнул. — Нужна помощь? — Человек-паук очаровательно склонил голову набок, Уэйд же внутренне порадовался, что не расцепил от неожиданности пальцы и не превратился в лепёшку. Было бы крайне неловко. — Чёрт тебя дери. Ты чуть не убил меня, Малыш-паучиш. — Уэйд потянулся к протянутой ладони Паучка. Он изо всех сил давил в себе желание простонать что-нибудь грязное, когда Паучок без особых усилий поднял его на крышу, будто тот весил не больше котёнка. Уэйд выпрямился, возвышаясь на добрых шесть дюймов над Паучком, и притворился, что стряхивает с костюма пыль. — Что ты пытался сделать, отгансгруберить² меня? — А ты что, так хотел повторить судьбу Алана Рикмана в «Крепком орешке»? Улыбка в голосе Паучка заставила сердце Уэйда подскочить. — Может, и хотел! — он повысил голос до писка фанатки. — О боже, ты так меня понимаешь! — Не удержавшись, он потянулся к Паучку и обнял его за талию, поднимая в воздух и кружа. Однако Уэйд помнил, что маленький герой не хотел находиться в его объятьях слишком долго, хоть никогда и не отталкивал его или не бил по голове за то, что Уэйд — распускающий руки мудак. [Серьёзно. Мы можем ещё раз поднять тему педофилии?] {Да заткнись ты уже, всем насрать.} Поэтому он быстро поставил Паучка на место и удивился, когда понял, что тот задушенно смеялся. Паучок скользнул ладонями вдоль рук Уэйда, прежде чем отступить. Уэйду вдруг стало нечем дышать. Ему до безумия захотелось схватить парня и прислонить так близко к себе, чтобы почувствовать его тело, прижатое к собственному, хотя бы ещё разок. Но он уже и так был на грани… И так решил, что увлекаться шестнадцатилетним подростком — это не самая худшая на свете вещь, а небольшой флирт никогда никому не вредил. Но он честно старался изо всех сил не превышать допустимые нормы и держать руки подальше от товара. {Отличного товара, надо сказать… Я всё ещё убежден, что возраст не имеет значения. Мы просто должны его выебать, и пусть все законы катятся к чёрту. И вообще, с каких это пор нам не похуй на законы?} [Нам не похуй на членовредительство детям.] {…Как скажешь.} Уэйд вдруг кое-что припомнил: — Ох, блять, ёбаный в рот! Ебать ту Люсю. Бля, Паучок, я совсем забыл. Как твой бок, малыш? — Без задней мысли он потянулся к нему, пробежав пальцами по тонкой талии, нащупал край костюма и задрал его, чтобы проверить повязку. Но бинтов не было, а лишь тонкая красная линия на нежной коже. Должно быть, его тело отторгло нитки, как только начало исцеляться, — это хорошо. Человек-паук замер, позволяя Дэдпулу трогать себя, а голос его звучал так, будто он только что задержал дыхание. — Всё… в порядке… Эм… правда. Почти уже исцелился, — напряжённо сказал он, поэтому, когда Уэйд убедился, что Паучок на всех парах нёсся к выздоровлению, то опустил костюм и отступил, давая парню личное пространство. [Вот видишь… он не хочет, чтобы мы его трогали.] Уэйд кивнул, стараясь игнорировать сосущее неприятное чувство в животе, возникшее от слов Белого. А Жёлтый даже ничего не возразил. — Очень хорошо, Паучок. Теперь ты можешь вернуться к поимке мелких букашек. — Уэйд грузно опустился на крышу, свешивая ноги с края и похлопав рядом с собой. — Иди сюда, давай немного посидим. — Паучок без лишних слов приземлился рядом с Уэйдом, а тот пытался не пялиться на него, вместо этого разглядывая захватывающий вид города. — Уже кого-нибудь поймал сегодня? — Пока нет, — помотал головой Паучок. — Я сразу пришёл сюда. Уэйд не сдержал улыбки, услышав это. — Прости, если заставил ждать. Не все из нас могут лазить по стенам, как… ну, пауки. {Ой какой ты умный.} — Заткнись. — Уэйд сконфуженно глянул на Паучка. — Не ты. — Знаю, — тихо хихикнул Человек-паук. — Как насчёт того, чтобы встречаться там? — он указал на отель внизу, с которого Уэйд начал своё восхождение на банк. — Не хочу тащить тебя на дно, Малыш-паучиш, — покачал головой Уэйд. — К тому же ты стоишь всех тех усилий. Я типа как на башню Рапунцель взбираюсь. [Да, если бы мы ещё были не такими стрёмными.] {Эй, Рапунцель клёвая!} — Ты не тащишь меня на дно, Пул, — твёрдо сказал Человек-паук, не давая шанса оспорить свои слова. — Я хочу с этого дня встречаться на той крыше, договорились? Уэйд усмехнулся под маской. — Как скажешь, малыш. Паучок отвёл взгляд, ёрзая на месте, будто ему вдруг стало неуютно. Уэйд знал, что ему не должна была нравиться реакция Паучка на эти уменьшительно-ласкательные словечки… но он просто не мог удержаться. Он, должно быть, просто больной ублюдок, потому что ёрзания маленького паука его донельзя заводили. {М-м-м-м, как он хорошо ёрзает…} [А ещё лучше будет ёрзать привязанным к столу.] {Да-а-а-а-а…} — стон Жёлтого был наполнен желанием, Уэйд ощутил, как тело начало реагировать против воли. Нет, нет, нет. Это уже слишком. Уэйд откашлялся, заставив себя вновь отвести взгляд прочь. — Ты починил свой костюм? То есть паутиномёт? — Он рассудил, что дырку можно было бы просто зашить, а вот можно ли было починить те штуки на запястьях паучка, из которых он пулялся своей крутой паутиной? Или ему для этого нужно было пойти к Тони Старку? Что-то обожгло его изнутри от этой мысли. — Ого, а ты наблюдательный, — удивлённо сказал Паучок; Уэйд фыркнул и покачал головой. — Все постоянно так удивляются. Это типа часть моей работы, знаешь. Подмечать детали. — Он потянулся к Человеку-пауку и постучал пальцами по его запястью. — Так ты его починил? Паучок кивнул, повернув руку ладонью вверх и показывая Уэйду маленькую гладкую коробочку, прикреплённую внутри рукава. — Да. Он просто сгорел от заряда, пущенного Зелёным Гоблином. Я поиграл с ним немного и всё починил. — Всезнайка, — поддразнил Уэйд, втайне восторгаясь. [С каких это пор тебе так сильно стали нравиться ботаники?] {Лишь один ботаник, идиот. Человек-паук — это вообще особый случай.} [А что насчёт малыша Питера Паркера? Ты ведь и о нём думал, что он горячий.] {Ладно, что ж… заткнись вообще.} [Очень красноречиво. Вы убедили меня своими разумными аргументами и вескими доводами.] — Дэдпул? — Уэйд тряхнул головой, переводя взгляд на Паучка, осознав вдруг, что выпал на какое-то время из реальности. — Прости. Что? — Я ничего не говорил, — покачал головой Паучок. — Ты просто… выглядел, будто тебя отвлекли. Будто в голове у тебя происходит слишком много. — Ты даже себе и представить не можешь, парень, — хихикнул Уэйд. А если б он понимал, как дела обстояли на самом деле, тогда не тусил бы с абсолютно ёбнутым наёмником. Хотя в любом случае он не должен был тусить с ним, но Уэйд был слишком эгоистичным, чтобы произнести это. Человек-паук положил ладони на колени и принялся нервно барабанить пальцами. Похоже было, что он собирался с силами и мужеством, чтобы сказать что-то. [О боже… вот оно, началось.] {Он собирается спросить о нас. Обожаю, когда люди нами интересуются!} Уэйд тяжело сглотнул, внутренне подбираясь в ожидании вопросов, которые совершенно точно приблизят их псевдодружбу к концу. Они не были вместе так долго, как хотел бы Уэйд, но ничего уже нельзя было изменить. Он просто не мог прятать своё безумие. — У них есть имена, верно? — Уэйд удивлённо моргнул, совершенно растерявшись от подобного вопроса. — Типа… как цвета? — Паучок глянул на наёмника, когда молчание затянулось. — Эти… эм, голоса, которые ты слышишь? — Теперь голос его звучал нервно. — Я думал, что слышал от тебя… Прости. Не важно. Уэйд медленно покачал головой. — Нет… Ты прав. Просто… теперь я удивлён тем, насколько ты внимательный. — Паучок снова смотрел на свои колени, Уэйд вздохнул. Ему на самом деле не нравилась идея представлять Паучка невменяемым голосам в своей голове, но он просто не мог отказать этому парню ни в чём. — Их двое. Белый и Жёлтый. {Обожемой! — невыносимо завизжал Жёлтый. — Человек-паук знает моё имя!!!} [Твоё имя — это цвет. Человек-паук знал его лет с двух.] {Не порти моё ликование, кислятина.} Уэйд внимательно следил за реакцией Паучка, ожидая, когда до того наконец дойдёт то, что Дэдпул наглухо пизданутый, совершенно и бесповоротно больной. Его нужно было давным-давно закрыть где-нибудь, где он не смог бы никому больше причинить вреда. [Заткнись по этому поводу, — прорычал Белый. — Все мы знаем, что ты не сможешь вынести нового заточения.] Уэйд знал, что Белый был прав, но это ничего не меняло. Мир был бы чуть более безопасным местом без Уэйда Уинстона Уилсона, вносящего свою лепту в творящийся вокруг хаос. Поэтому Уэйд был уверен, что когда Паучок всё как следует осознает — а ведь он умный парень, — то сразу же решит держаться от Дэдпула как можно дальше. Когда Человек-паук лишь кивнул в ответ, Уэйд удивился пуще прежнего, будто давать имена голосам в голове было в порядке вещей. Как и то, что эти имена были названиями цветов. Он не собирался раскрывать слишком много подробностей о голосах — почему у них именно такие цвета и почему по-другому их ещё можно назвать текстовыми блоками, — ведь это было бы уже чересчур… Он не хотел, чтобы парень задумывался о том, что они лишь персонажи в истории, обречённые быть марионетками до конца вечности. Или решил, что Уэйд окончательно выжил из ума, говоря о подобных вещах. — А они там… всё время? — с любопытством спросил Паучок. Уэйд же вдруг начал сомневаться: был ли Человек-паук сам душевно здоров? Сначала тот парень в доме престарелых, а теперь и любимый нью-йоркцами дружелюбный сосед — герой-паук… Что вообще не так было с детьми в современном мире? {Да, сэр, всё время! Мы здесь! Всё-ё-ё время! Нон-стоп! Двадцать четыре на семь, пятьдесят две недели в году! АААААААААААА, Я ГОВОРЮ С ПАУЧКОМ!} [ЗАТКНИСЬ НАХУЙ ОН ТЕБЯ НЕ СЛЫШИТ.] Уэйд поморщился. — К сожалению, — он тихо вздохнул. — Кроме времени, когда я мёртв. Но они всегда возвращаются. Паучок склонил голову набок, и если б Уэйд не был убежден, что не мог распознать, какие эмоции скрывались за маской героя, то предположил бы, что тот выглядел озабоченным. — Они тебя и сейчас достают? Уэйд издал тихий беспомощный смех, качая головой. — И сейчас… Ха, парень, они только и делают, что достают меня. [Очень грубо.] {Да, так с лучшими друзьями не разговаривают! Мы с тобой и в горе, и в радости!} [В крови и кишках.] {Убийствах, смерти и подобном дерьме!} [В конце концов ты только это и делаешь: убиваешь и пытаешь других.] Уэйд хотел сказать голосам, что сейчас не лучшее время, чтобы начинать проповеди, но внезапно осознал, что говорить с ними перед Паучком не самая хорошая затея. {Это единственный твой талант!} [И тебе нравится этим заниматься… так что не притворяйся, что чем-то от нас отличаешься.] Мягкое прикосновение к его руке отвлекло Уэйда от голосов, он вопросительно посмотрел на Паучка. Он, скорее всего, никогда не привыкнет к тому, как герой всё время привлекал его внимание посредством физического контакта. Человек-паук ничего не говорил. Он просто сидел, повернувшись к наёмнику всем телом и обхватив тонкими пальцами его предплечье. Нога была согнута в колене и прижата к груди, другая всё ещё болталась в воздухе. Уэйд затаил дыхание, когда Паучок слегка склонился к нему, глядя прямо в глаза (по крайней мере, в глазные патчи на его маске). Складывалось ощущение, что он смотрел прямо в сознание Уэйда. — Белый? Жёлтый? — Уэйд замер, ощущая, что голоса изумлённо затихли от того, что к ним обращались напрямую. — Прекратите, — твёрдо сказал Паучок. Воцарилась тишина. Уэйд замер, слыша в ушах лишь шум крови, пытаясь распознать что-то ещё… но ничего не услышал. — Ни… хе… ра, — шёпотом выдохнул Уэйд, боясь разрушить волшебство громким голосом или движением. Он продолжал ждать. И ничего. — О господи. — Получилось? Они перестали? — Уэйд уставился на обнадёженное лицо Паучка и почувствовал, как что-то внутри щёлкнуло. Этот парень… Этот великолепный, потрясающий, удивительный герой… которым он был… А Уэйд… Уэйд был просто без ума от него. И вдруг он осознал с небольшим приступом ужаса, который тут же смело волной смирения, что он совершенно, бесповоротно влюблён в этого пацана. — Да, — выдохнул он. — Сработало. Паучок и вполовину не догадывался, насколько это было охуенно, но Уэйд-то знал. Что он только ни делал, чтобы заткнуть их. Не помогало ничего, кроме пули в башку. — Хорошо. — Паучок чуть отстранился, отпустив руку Уэйда. Уилсон всё никак не мог прекратить пялиться на него. Было так странно, когда мысли принадлежали лишь тебе. Было слишком… пусто. Слишком тихо. Но он всё равно наслаждался каждой секундой. Некоторое время они сидели в уютной тишине, Паучок смотрел на город, а Уэйд бесстыже разглядывал Паучка. {О мой бог, — голос Жёлтого был тих, будто бы он боялся говорить громче. — Он говорил с нами.} [Никто такого раньше не делал.] Что ж, было приятно побыть какое-то время в тишине. Уэйд не жаловался, эти минуты уже были большим, чем он когда-либо надеялся получить. Человек-паук был каким-то ёбаным волшебником. {Это наш Паучок… Он особенный. О боги. Он с нами говорил!} [Да, идиот. Мы знаем.] {Нет. ОН ГОВОРИЛ С НАМИ! — Уэйд с трудом удержался от того, чтобы вздрогнуть, когда в голове раздался внезапный вопль, прозвучавший очень громко после недавней тишины. — О БОЖЕ МОЙ МЫ МОЖЕМ ГОВОРИТЬ С НИМ МОЖЕМ ГОВОРИТЬ С ПАУЧКОМ УЭЙД, УЭЙД ПЕРЕДАЙ ЕМУ ЧТО МЫ ГОВОРИМ МЫ ХОТИМ ПОГОВОРИТЬ С ПАУЧКОМ!!!} Уэйд нахмурился, качнув головой, потому что не хотел, чтобы Паучок знал, что они вернулись. И ни за что, нахуй. Ни за какие коврижки он не позволит Паучку говорить с этими психами. {НЕТ ТЫ СДЕЛАЕШЬ ЭТО! ТЫ ПОЗВОЛИШЬ НАМ ПОГОВОРИТЬ С ПАУЧКОМ ИЛИ КЛЯНУСЬ БОГОМ МЫ ПРЕВРАТИМ ТВОЮ ЖИЗНЬ В ТАКОЙ АД, ЧТО ТЫ ДАЖЕ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ СЕБЕ! ЭТО БУДЕТ ХУЖЕ, ЧЕМ КОГДА-ЛИБО, ДАЖЕ ХУЖЕ ЧЕМ ЁБАНОЕ ОРУЖИЕ ИКС.} Уэйд закрыл глаза, медленно, глубоко выдыхая и стараясь игнорировать крики Жёлтого. {КЛЯНУСЬ БОГОМ УЭЙД ТЫ СЕЙЧАС ЖЕ ДАШЬ НАМ ПОГОВОРИТЬ С НИМ! МЫ НИКОГДА НЕ ГОВОРИЛИ НИ С КЕМ ДРУГИМ, КРОМЕ КАК С ЁБАНЫМ ТОБОЙ И МЫ БЛЯТЬ ТЕБЯ УЖЕ НЕНАВИДИМ, БОЖЕ. УЭЙД ДАЙ НАМ ПОГОВОРИТЬ С ПАУЧКОМ!!!} Уэйд сжал челюсти, готовясь пройти через всё, что Жёлтый сделает, чтобы наказать его за молчание, но когда в диалог вступил Белый — хотя, надо отдать должное, гораздо менее громко, — Уэйд донельзя удивился. [Жёлтый прав. И ты знаешь, что мне нелегко это признать. Мы никогда не говорили ни с кем, кроме тебя, ебанутого монстра.] {ТАК ТОЧНО БЛЯТЬ. ПОЭТОМУ ДАЙ НАМ ПОГОВОРИТЬ С НИМ ИЛИ МЫ НАЧНЁМ ОРАТЬ! И ДУМАТЬ О ТОМ В КАКИХ ПОЗАХ ВЫЕБАТЬ ПАУЧКА! А ПОСЛЕ — УБИТЬ ЕГО!} [Как заставить его кричать. Истекать кровью. Просто выебать его на этой самой крыше, приставив к горлу нож.] {Мы сделаем это. Заставим тебя это сделать. Ты же знаешь, что мы можем, Уэйд.} Страх прострелил через всё его тело, Уэйд издал задыхающийся протестующий стон, он мучительно сжал бёдра, впиваясь пальцами в плоть. Он постарался прикрыть вырвавшийся звук кашлем, но всё-таки привлёк внимание Паучка. Теперь парень смотрел на него, и Уэйду совсем не нравилось чувство, будто этот острый паучковый взгляд мог видеть сквозь маску Дэдпула. — Они снова тебя достают? Уэйд молча качнул головой. {ДА, БЛЯТЬ, ДОСТАЁМ! ДА, ДОСТАЁМ, ПАУЧОК, МЫ ХОТИМ С ТОБОЙ ПОГОВОРИТЬ!} [Позволь поговорить с ним, Уэйд. Ты же знаешь, мы и заставить можем. Мы не угрожаем впустую.] Уэйд снова покачал головой, крепко смыкая зубы и на всякий случай закрывая глаза. Он мог сопротивляться голосам… Он делал это и раньше. [Это правда. Но подумай об остальных случаях, когда сопротивление было бесполезно. Всех тех разах, когда ты следовал туда, куда мы тебе говорили… Резал того, о ком мы говорили… Убивал, когда мы велели.] {Всё так и было, Тряпка Уэйд. Ты наша сучка. Правда хочешь выяснить, что мы можем заставить тебя сделать?} [Сомневаюсь, что Паучку это понравится… Он, скорее, согласился бы просто с нами поговорить. В конечном итоге это убережёт его от ненужной боли.] Уэйд тяжело сглотнул, сердце упало куда-то в район желудка. Ему нужно было бежать отсюда и как можно дальше. Если ему удастся сделать это быстро, тогда голоса не смогут заставить его причинить вред Человеку-пауку. Боже, это был просто какой-то отстой. А ведь ночь начиналась так удивительно, и Паучок был просто великолепен… Очередное мягкое прикосновение к его руке чуть не заставило Уэйда выпрыгнуть из штанов от неожиданности. — Что они говорят? Уэйд распахнул глаза, на периферии зрения он видел искреннее обтянутое маской лицо Паучка. Парень немного подвинулся к нему, сев теперь так близко, что Уэйд слышал его лёгкое, ровное дыхание через маску. {Видишь! ОН САМ ХОЧЕТ ПОГОВОРИТЬ!} Уэйд прокашлялся. — Они… эм… Они хотят с тобой поговорить. — Что ж, вот он и сказал это. Сейчас Паучок поймёт, что всё было огромной ошибкой. До этого момента он почему-то (что странно) ещё принимал участие в этом фарсе, — но просить кого-то поболтать с голосами в твоей голове? Это определённо пересекало все грани здравомыслия. Заходило так далеко, что грани эти превращались в точку. — Хорошо. — Уэйд распахнул глаза шире, совершенно поражённый. Ему почти захотелось встряхнуть парня, чтобы послушать, не стучали ли отвалившиеся винтики в его голове. Хотя, опять же, кто такой был Уэйд Уилсон, чтобы осуждать подобное? — Что они хотят сказать? Уэйд медленно моргнул и склонил голову набок, весь в ожидании. И ничего. Он нахмурился, раздражённый внезапным прекращением бесконечной болтовни голосов. Уэйд слегка отвернулся и тихо выдохнул: — Ну?! Вот он, ваш ёбаный шанс. Что-то одно каждый — и на этом хватит. Я не собираюсь, блять, быть передатчиком остаток ночи. Снова тишина. Уэйд сердито выдохнул, уже приходя в бешенство. — Давайте. Только что вы были так охуенно нетерпеливы… {Придержи своих морских коньков, ёбарь Иисусьих титек. Мы, блять, думаем.} [Это серьёзный выбор, раз уж нам позволили сказать только что-то одно], — уничижительно сообщил Белый. Уэйд удивился серьёзному подходу голосов. К паучку они отнеслись совершенно иначе, чем к Уэйду. Он повернулся к парню с извиняющимся выражением лица, которое Паучок, скорее всего, не увидел. — Извини, — пробормотал он. — Они, эм… Думают. Уэйд почувствовал себя ёбаным психом. Паучок понимающе кивнул. Наконец Жёлтый заговорил. Голос его звучал почти застенчиво, для Уэйда это было тоже в новинку. {Скажи ему… Скажи, что я считаю его очень красивым. И мне нравится, когда он прыгает вниз со зданий.} [О господи.] — Я не скажу ему этого, — прошипел Уэйд. {Эй! Ты сказал — по одной фразе каждый. НЕ ЗАСТАВЛЯЙ БЛЯТЬ МЕНЯ…} — Ладно! Хорошо, ладно. Ёбаный в рот, мать твою, — Уэйд глубоко вздохнул, готовясь, что сейчас будет очень неловкая сцена. — Жёлтый хотел сказать тебе… что, эм… Он думает, что ты… э, красивый. И ему нравится, когда ты прыгаешь со зданий. Уэйд неуверенно потёр затылок, невероятно смущаясь. Воцарилась ужасающая тишина, а потом Паучок издал тихий смешок. — О’кей… Что ж, спасибо, Жёлтый. Я, эм… Мне нравится прыгать со зданий. Это весело. Уэйд снова пялился. Этот пацан… Бля. {О боже Я БЛЯТЬ ЛЮБЛЮ ТЕБЯ ПАУЧОК!!! УЭЙД СКАЖИ ЕМУ, ЧТО ЛЮБЛЮ!!!} Уэйд только покачал головой. — Ладненько… Белый? — пробормотал он. Вновь воцарилась тишина, а потом: [Скажи ему… Он должен быть с нами осторожен. Мы опасны, и он может пострадать.] Уэйд был ошеломлён. {Оу май гад, неужели тебе тоже начинает нравиться Паучок? Я так и знал, что этим закончится! Я знал, что ты втюришься в него в итоге.} [Нет, — прошипел Белый. — Я всё ещё хочу вскрыть его. И именно поэтому… Знаешь что, я передумал. Скажи, что мы хотим…] Уэйд замотал головой. — Нет, нет, нет. Никаких передумываний. Это действительно казалось дельным советом. Паучок должен был понимать всю опасность того, с кем имел дело. Снова глубоко вздохнув, на этот раз затягивая молчание по иной причине, он повернулся к Паучку, глядя прямо в его лицо. — Белый говорит, что ты должен быть с нами осторожен. Мы плохие. Опасные и делаем людям больно. В конечном итоге и тебе сделаем. […отсебятины добавил.] Да какая разница. Затаив дыхание, Уэйд ждал, когда Паучок обдумает то, что он сказал. — Спасибо, Белый. Я буду осторожен. Но… — Паучок медленно склонил голову вбок, словно очаровательный маленький красный щеночек. — Я не волнуюсь. — В его голосе звучала такая мягкость, что в груди Уэйда защемило. — Я считаю, что вы лучше, чем думаете о себе. Уэйд медленно покачал головой, но спорить не стал. У них ещё полно времени, чтобы Паучок понял, насколько плохим человеком был Дэдпул. Уэйд был слишком эгоистичным, чтобы помочь осознать ему это прямо сейчас. Вновь воцарилась тишина, они просто смотрели друг на друга. Неловкости не было, и само по себе это было просто потрясающе. Наконец, эта трепетность возросла до такой степени, которая для Уэйда казалась уже чересчур. Он подумал, что ещё немного — и попытается поцеловать парня. Или разревётся. Ни один вариант не принёс бы много удовольствия. (Хотя первый принёс бы, но его односторонней влюблённости лучше было бы оставаться вне зоны прикосновений.) Поэтому Уэйд прокашлялся и отвернулся, глядя на город. {Поцелуй его! Поцелуй!} Уэйд проигнорировал Жёлтого. — Ты решил свои проблемы с друзьями? Всю эту «что-то происходило, но я понятия не имел об этом и поэтому сделал что-то не то, и теперь мои друзья со мной не разговаривают, даже несмотря на то, что я самое милое существо в этой галактике, а раз они испытывают какие-либо негативные эмоции ко мне, они, должно быть, просто сумасшедшие» фигню, начавшуюся в твой день рождения? Человек-паук засмеялся, Уэйд почувствовал, что сейчас взлетит. — Эм… типа того, но не совсем. — Когда он продолжил, из голоса пропала улыбка. — Одна всё ещё со мной не разговаривает. Хотя это полностью моя вина, потому что я слишком труслив, чтобы всё как следует ей объяснить. Уэйд удивлённо поднял брови. — Ты? Великолепный Человек-паук? Труслив? {Да ни за что!} — задохнулся Жёлтый. Паучок вздохнул. — Да, ну… Без маски всё иначе. — Понимаю, — кивнул Уэйд. — А что другой друг? Человек-паук слегка поёрзал, пощипывая ткань костюма на бедре. — Э… Мы с ним больше не в ссоре. Я думал, что ему нравилась моя подруга… Но когда я сказал ему, что с ней не разговариваю, он очень удивился. А потом… Уэйд выставил руку, прерывая Паучка. — Воу, воу, если ты хочешь, чтобы я вник в эту историю, тогда дай своим тайным друзьям имена. — Точно, — кивнул Паучок. — Назовём её М… Мартой, а его… Гарольд. Уэйд фыркнул. — Это самые худшие ненастоящие имена, которые мне когда-либо приходилось слышать. Ты откуда их взял, из восемнадцатого века? Паучок замотал головой, а Уэйд, казалось, разглядел под маской его улыбку. — В общем, Марта со мной не говорит, потому что я… нравлюсь ей. Но мне вроде как она не нравится. А Гарольд злился, потому что думал, что мы с ней теперь вместе. Поэтому я сделал вывод, что ему нравится Марта. [О господи. Просто какой-то «Классный мюзикл».] {Заткнись! Это интересно!} История была немного детской. Но ещё более незрелым было то, что Уэйд почувствовал приступ дикой ревности от того, что кто-то ещё посмел влюбиться в Паучка. {Ну а кто бы в него не влюбился? Он же охуенно горячий. И сладенький, как мёд. И опасный, не стоит забывать.} Да, всё было правдой. Даже Белый не спорил. — Но, э… Когда я сообщил Гарольду, что мне не нравится Марта, он перестал злиться. А потом он… Ну, он типа… Сказал, что я ему нравлюсь. А не она. Теперь мы с ним не в ссоре, но я, правда, даже не знаю, что… Уэйд замотал головой. Мозг застрял на фразе, сказанной два предложения назад. — Стой, погоди. Паучок, ты что, гей? Паучок неловко поёжился, уставившись на свои руки на коленях, сжимая-разжимая кулаки. — Н-нет… То есть не знаю… — Голос его звучал тихо и неуверенно. — Раньше мне нравились девчонки. Но я… — Он колебался; Уэйд смотрел на его шею, как дёрнулся под тканью кадык. Следующие слова Паучок буквально выпалил. — Я целовался с парнем, и мне понравилось. {ЁЁЁЁЁЁЁЁБ ТВОЮ МАААААТЬ! ДА, БЛЯТЬ! ДА!} [Угомонись, ёб твою мать. Если ему нравятся парни, это не значит, что мы ему тоже понравимся. К тому же ему по-прежнему шестнадцать — не забыли? Руками не трогать.] Уэйд легко кивнул, стараясь игнорировать голоса, чтобы оставаться непоколебимым. Паучок сейчас казался очень уязвимым. — Конечно-конечно, никакого давления. Ты можешь быть кем угодно. Можешь быть би или паном, да будь ты хоть ёбаным единорогом. Не так уж это и важно. {Срань господня, неужели мы сейчас помогаем Паучку разобраться с его сексуальными предпочтениями? ОБОЖЕМОЙ. Сделай его геем! Пусть будет геем!} [Это так не работает.] Паучок склонил голову, а Уэйд подумал, что так мило выглядеть, должно быть, противозаконно. — Спасибо… я знаю. Я просто… до сих пор обдумываю это, наверное. — Выбрось из головы, малыш. Ты ещё молод. Не нужно никуда спешить. — Паучок согласно кивнул. Уэйду вдруг захотелось, чтобы они сидели немного ближе, чтобы он мог приобнять Паучка за плечи. [Прекрати это. Никаких прикосновений.] {Кайфолом…} Уэйд вздохнул. Человек-паук поднял голову и взглянул на него. — А ты чем занимался эти дни? Ну с тех пор, как спас мою жизнь. Уэйд пожал плечами. Он не мог рассказать ему о работе, которую выполнял, или об охоте, которую начал. О неудачной охоте. {Никаких мыслей об этом! Ты же с Паучком! Мы обязаны быть счастливыми!} — Правильно. — Уэйд принялся качать ногами, пиная пятками крышу. — Эм… Я сделал несколько экспериментальных блинов-тако. Но они не получились. — Могу представить, — смешливо фыркнул Паучок. — Кажется, это худшая комбинация еды со времён жареного мороженого. Уэйд задохнулся от возмущения, прикладывая руку к груди. — Ты не мог такое сказать! Жареное мороженое — это действительно говно собачье. Казалось, под своей сексуальной маской Паучок закатил глаза. — Не сомневался, что ты это скажешь. А сам-то ведь пытался делать блины из тако. — Ну и что, — усмехнулся Уэйд. — В следующий раз они не будут на вкус, как подошвы. [Да уж, они были просто отвратительны.] {А мне понравилось.} Паучок притворился, что его сейчас стошнит, и легко подтолкнул Дэдпула плечом. Внутри Уэйда разлилось тепло. {Ой, а расскажи ему о Питере!} [Хуёвая идея.] {Нифига! Давай!} Уэйд откашлялся. — А ещё я, эм… кое-кого встретил. То есть не то чтобы… Просто я не знакомлюсь с людьми так уж часто, понимаешь? Прежде, чем я начал преследовать тебя, как одна из тех огромных любящих перекусить человечинкой собак, которые всю жизнь считают себя щенками, на протяжении долгого времени, я общался лишь со своими целями… Ой. Бля. [Захлопнул бы ты уже свою варежку, кретин.] — То есть… Просто, эм. Забудь, что я сказал, — Уэйд глубоко вдохнул, а потом выпалил, чтобы не дать себе время сморозить ещё какую-нибудь глупость: — Я познакомился с этим пареньком в доме престарелых, и он со мной был довольно приветлив, что было очень странно, а потом он спросил, не хочу ли я тако, а я всегда хочу их, ну вот так я и встретил его, а зовут его Питер. {Технично.} — Эй. Я всё чётко разложил, мудаки, — прошипел Уэйд. Он рискнул взглянуть на Человека-паука, который внезапно проявил особый интерес к несуществующей нитке на своём костюме. Он выглядел крайне незаинтересованным маленьким рассказом Уэйда. {Может быть, ты зря упомянул всех своих жертв?} [Да, логично.] — Что ты забыл в доме престарелых? — наконец спросил Паучок. [И это то, что он решил спросить?] {Я, блять, обожаю этого парня.} — Ой, ну я знаю одну старую леди, которая там живёт. Мы типа друзья, но не совсем. Потому что я её нахрен ненавижу. — Уэйд беспокойно заёрзал и достал из-за пояса маленький нож, принявшись вертеть его в ладони. — А как вы познакомились? — посмотрел Паучок на него. Казалось, он заинтересовался этой частью истории; Уэйд окинул его любопытным взглядом. — Эм… {Не рассказывай ему!} [Нет, уверен, ему понравится, — голос Белого был полон сарказма. — Расскажи ему, как мы её похитили и держали в заложниках почти десять лет. Уверен, Человек-паук будет полностью на твоей стороне.] — Необязательно быть такими противными, — пробормотал Уэйд. А потом во весь голос сказал: — Мы, эм… встретились по работе. — По крайней мере, это была правда. — Она… меня наняла. — А это — нет. Но кому какая разница? — А потом она просто не ушла. Она типа была мной одержима, понял? Я как кошачья мята, только для маленьких старушек. Паучок рассмеялся, вызвав у Уэйда улыбку. Ему нравилось веселить своего маленького паука. — Добавь это в своё резюме. — О, уже добавил, — кивнул Уэйд. — «Сентиментальный любитель старушек» прямо между «Заклинателем собак» и «Высококвалифицированным преследователем». Паучок покачал головой, беспомощно смеясь. — Какую же ты работу хочешь получить, Красный? — Он быстро поднял ладони, останавливая Уэйда от ответа. — Не важно, не хочу знать. {Точно не захочешь!} [Он уже в курсе, чем мы зарабатываем.] Человек-паук вдруг схватил и потянул его за руку, повернув ладонью вверх. Уэйд затаил дыхание, а Паучок уже разглядывал его часы, сверяясь со временем. Уэйд тоже перевёл туда взгляд, понимая, что они просидели здесь почти час. {Время летит, когда тебе весело!} [Он сейчас скажет, что ему пора.] — Мне нужно патрулировать, — сказал Паучок извиняющимся тоном и отпустил руку Уэйда. Оттолкнувшись руками от крыши, он грациозно поднялся на ноги. [Видишь? Его уже от нас тошнит.] Уэйд последовал его примеру: засунул сначала нож обратно за пояс, а потом буквально подпрыгнул на ноги. — Конечно. Добрые жители Нью-Йорка сами себя не спасут, так ведь? — Он принялся раскачивать руками взад-вперёд и перекатываться с мыска на пятку. — Ну, это было весело, Малыш-паучиш. Может быть, как-нибудь повторим, — он постарался не звучать слишком обнадёженно. — Ну, знаешь, если столкнёмся где-нибудь. Ну, не суть. Паучок поднял на Уэйда взгляд, неуверенно потирая затылок. Казалось, он что-то обдумывает. — Я собирался спросить… Может быть, ты захочешь пойти со мной? — С тобой? — Уэйд изумлённо замер. {Типа… с его разрешения? А не просто тайно его преследуя, как мы обычно это делаем?} — Да. Патрулировать, — кивнул Паучок. — Ты уже спас меня дважды, поэтому совершенно очевидно, что мне необходимо прикрытие. [Он разрешил нам присоединиться только потому, что чувствует себя обязанным.] {По крайней мере, он доверяет нам настолько, что не боится повернуться спиной.} [Ты считаешь, что он нам доверяет? Да он, скорее всего, будет всю ночь на взводе, постоянно оглядываться через плечо и ожидать, когда нас переклинит.] {Он сам предложил пойти с ним. Он явно видит в нас потенциал.} [Кто в здравом уме захотел бы взять с собой наёмника, чтобы тот помогал спасать людей? Это тупо.] {А Паучок не тупой!} [Вот именно. Значит, у него есть иные причины.] Жёлтый притих на мгновение, а затем: {Что, если… Он хочет нас изменить?} — в голосе слышалась боль. [Хочет нас спасти. Да, это на него очень похоже.] {Бедный, несчастный Паучок… Нас уже не спасти.} [Это точно.] — Дэдпул? Уэйд моргнул, вдруг осознав, что так и стоял, не шевелясь и глядя на Паучка, пока слушал разговор голосов в своей голове. — Ой… эм. Прости, о чём бишь мы? А, патруль. Да, конечно. Он спокойно мог бы пойти. Даже если это была попытка Паучка сделать его лучше или он зависал с ним из жалости, кто такой Уэйд, чтобы смотреть дарёному коню в зубы? Он собирался провести ещё немного времени со своим любимым маленьким пауком и заодно надрал бы несколько задниц. Это было беспроигрышным вариантом. Даже если в итоге Человек-паук в нём разочаруется. [Этим всё и закончится.] {Точно.} Но сейчас Паучок выглядел счастливым — и это всё, что имело значение. — Клёво! Ну, эм… наверное, нам нужно спуститься, — он кивнул на крышу отеля двадцатью этажами ниже. — Мне будет легче услышать что-то не на такой высоте, как сейчас. — Как скажешь, Малыш-паучиш. — Уэйд упёрся руками в бёдра. — И не волнуйся, ладно? Я больше никому не позволю запечатлеть нас на компрометирующих фотографиях. Нехорошо это будет для моей репутации, понимаешь? — Он на полном серьёзе сделал бы это для Паучка. А после того, что эта тупая газетёнка написала про них, Уэйд вообще удивлялся, что Человек-паук продолжал с ним тусить, да ещё и звал с собой работать. — Не волнуйся об этом, — покачал головой Паучок. — Мне плевать, что думают другие. — Он упёрся рукой в бедро, а другой вновь потёр затылок, глядя в небо. — На самом деле мне показалось забавным то, что они написали в той газете. Уэйд изумлённо опустил руки. — Забавным? Они написали, что ты начал брать заказы на убийства, а я тебя натаскивал. А потом они задали вопрос, унёс ли я тебя, чтобы наказать за неудачу. [Но это действительно звучит смешно.] {О, хотелось бы мне, чтобы мы унесли его и наказывали всякими разными способами…} Паучок хихикнул, опуская руку. — Ага. Очень иронично. Потому что на самом деле это я тебя натаскиваю, ну, знаешь, патрулировать. — И вдруг добавил низким голосом: — И накажу тебя сегодня, если не будешь слушаться. Уэйд даже рот раскрыл от удивления, а внезапная волна возбуждения прокатилась по всему телу, ударив прямо в член. {Ох… ёбаный… в… рот…} […Окей. Признаю, это было горячо], — голос Белого звучал напряжённо. Уэйд молчаливо кивнул, задаваясь вопросом, догадывался ли Паучок, какой эффект произвели его слова. Скорее всего, нет. Потому что он весь был такой милый, чистый и невинный. Что делало сказанное им ещё горячее. Паучок кивнул тоже и подошёл к краю крыши. — Тогда вперёд. Уэйд постарался очистить мысли от фантазий о наказании, чтобы ему не мешала кое-какая… анатомическая проблема, пока он будет патрулировать вместе с Паучком. Сверкнув улыбкой, он вытащил крюк-кошку: «Наперегонки?» Мгновение Человек-паук выглядел озадаченно, а потом рассмеялся. — Запросто. Только не плачь, когда я надеру твою задницу, Пул. — Конечно-конечно, Паучок. Только вот я уверен, что это твоя милая попка будет надрата. — Знаешь что? — Уэйд слышал усмешку в голосе Паучка. — Я дам тебе фору, Дэдпул. Просто из вежливости. О, это было даже слишком хорошо. — Мне она не нужна, но я ведь не рыцарь, поэтому воспользуюсь, — на этих словах он зацепил крюк за край крыши и пристегнул другой конец верёвки к поясу. Встав спиной к краю, он усмехнулся Паучку. — Увидимся на другой стороне, маленький паук. Смотри не наглотайся моей пыли, пока будешь спускаться, — с этими словами он упал. Несколько секунд он просто парил в воздухе, а потом упёрся ногами в стену, задерживая стремительный спуск. Уэйд не хотел расшибиться, даже если это означало, что он выиграет. Потому что тогда ему не удастся пойти патрулировать. {Святые титьки — смотри!} Уэйд вовремя поднял взгляд и успел заметить, как Паучок, грациозно спрыгнув с крыши, весь такой гибкий и совершенный, головокружительно устремился вниз. — Святые угодники, блять. {Я, кажется, возбудился.} [У тебя нет телесной формы, идиот.] Уэйда больше не заботил какой-то там выигрыш. Он просто хотел бесконечно пялиться на то, как Паучок разрезал воздух своим телом, как самый горячий в мире парашютист. Он сравнялся с Уэйдом за пару секунд, а потом, почти долетев до крыши отеля, выстрелил паутиной в соседнее здание, останавливая падение и воспарив, после с кошачьей грацией приземлился на самый край. В сравнении с ним Уэйд, должно быть, выглядел как громоподобный слон, даже несмотря на то, что довольно профессионально остановил спуск, легко отстегнув крюк с пояса и оттолкнувшись ногами от банка, сделал сальто, приземлившись на крыше, недалеко от места, где сидел Паучок, с тихим выдохом. — Тебя оштрафовать надо. То, что ты сделал, должно быть внесено в список противозаконных вещей. Паучок лишь рассмеялся, сладко потянувшись всем телом и глянув вниз на шумную улицу. — Нет, серьёзно. Если бы я знал, что ты… — Ш-ш, — мягко заткнул его Паучок, склонив голову, показывая, что прислушивался к чему-то. Уэйд захлопнул рот, хоть это и было трудно. {Нет, ну ты его видел? Видел, какой он был великолепный?} [Это… немного впечатлило.] {Пошёл в жопу! Это самое красивое, что нам посчастливилось видеть за целый год.} [Даже красивее, чем отмыватель денег? Он был довольно привлекательным. Особенно — раскрашенный в кровавые оттенки.] {О да… он был великолепен… Но нифига не красивее, чем наш Паучок!} — Заткнитесь, — прошипел Уэйд. Паучок тихо вздохнул и повернулся к западу, приняв свою миленькую позу «я весь такой занятой». — За два квартала отсюда грабёж. — Он повернул голову и одарил Уэйда долгим взглядом, заставив его сосредоточиться на своих следующих весомых словах. — Никаких. Убийств. Сможешь без этого обойтись? — спросил он очень серьёзно, но не злобно. [Видал? Я так и знал: пытается нас спасти.] {Или их спасти…} Уэйд сжал руки в кулаки. — Сделаю всё возможное, малыш. Только ради тебя — никакого умерщвления. Человек-паук замер, глядя на Уэйда так, будто хотел сказать что-то ещё, но молчание затянулось. {…но только на сегодня, да? То есть, я имею в виду, не то чтобы мы перестанем убивать людей вообще.} Уэйд откашлялся, разбивая заклятие, которое заставляло Паучка молчаливо пялиться. Молодой герой отвёл взгляд, Уэйд отвернулся, бормоча: — Конечно, идиот. Мы ведь должны и дела делать. — Пойдём, — так тихо сказал Паучок, что Уэйд едва расслышал его. Потом он подошёл к самому краю крыши и протянул Дэдпулу руку. Уэйд уставился на его ладонь так, будто Человек-паук предложил подбросить его на Марс. — Эм… как ты себе это представляешь? Я вешу гораздо больше тебя. — Он не успел ещё закончить предложение, когда вспомнил, с какой лёгкостью маленький паук ранее поднял его на крышу банка. Паучок вздохнул, и Уэйд практически увидел, как тот закатил глаза. — Я просто подброшу тебя до земли, Пул. Не заводись. — Но я люблю заводиться. — Он шагнул вперёд, подавив дрожь, когда вложил руку в маленькую, почти детскую ладонь Паучка. — Тогда, полагаю, тебе придётся ненадолго подавить свои порывы. [Дело говорит…] {Мы можем сделать это для тебя-я-я-я-я, Паучья Детка!} Человек-паук выстрелил паутиной. Уэйд проследил за тем, как она прилипла к зданию на той стороне улицы, и был совсем не готов, когда Паучок без предупреждения сделал шаг в пустоту, утягивая Уэйда за собой. Они падали, крепко держась за руки; порывы прохладного ночного воздуха, просачивающегося через маску, заставляли кожу покрываться мурашками. Затем паутина натянулась, их свободное падение сменилось гладкой, сводящей живот дугой. Когда Паучок качнул их обоих в нескольких дюймах от оживлённой дороги, ноги Уэйда практически доставали до машинных крыш. А потом они скользнули в тёмный переулок, и Паучок отпустил его руку, роняя Уэйда на землю, и сам приземлился рядом. Уэйд перевёл дыхание. {Ого себе.} — Да уж. Вау. Если б я умел летать так же, как и ты, Малыш-паучиш, не уверен, что когда-нибудь вообще спустился бы на грешную землю. Человек-паук коротко улыбнулся ему под маской. — Это даже серьёзным полетом нельзя назвать, Красный. — Он вдруг резко повернул голову вбок, слушая что-то. Когда он снова заговорил, голос был серьёзным. — Идём. Они уходят. — Не дождавшись ответа, он сорвался на бег. Уэйд последовал без промедления, проверяя на ходу катаны и пушки. Они свернули влево и побежали по пустому тротуару. {Чёрт, а паук-то быстрый! Только посмотри на него!} [Забавно было бы попытаться поймать его…] — Не сегодня, — прорычал Уэйд, взгляд его переместился на великолепную попку Паучка, который опережал его на пару шагов. {Бля, глянь только на эту попку… Как думаешь, он поддаётся нам, чтобы мы не отставали? Готов спорить: если б нас не было, он летел бы на паутине или бежал по крышам.} [Мы тоже так умеем. Глупый паук нас недооценивает.] Даже Жёлтый был этим раздражен: {Позже мы можем показать ему наш набор навыков…} Уэйд тяжело вздохнул, раздражаясь, в свою очередь, чувствительности голосов. Чёрт, даже хорошо, что Паучок недооценивал Дэдпула, ведь тогда ему пришлось бы дольше догонять, насколько тот на самом деле беспощадный профессиональный убийца. Они завернули за очередной угол и пролетели на всех парах мимо магазина с разбитой витриной; сигнализация выла в и без того шумной нью-йоркской ночи. Они пробежали почти квартал, прежде чем настигли грабителей: троих парней с рюкзаками (скорее всего, полными денег и алкоголя). Они пытались скрыться в переулке. Паучок выстрелил паутиной, поймав ближайшего за ноги. Тот резко упал, удивлённо вскрикнув. Уэйд потянулся к оружию на боку, когда двое остановились и развернулись к герою с наёмником. {Никаких пушек!} — напомнил Жёлтый. — Точно. — Уэйд вынул катаны, резко взмахнув ими вкруговую, когда они с Паучком замедлились. Он усмехнулся, когда они остановились и уставились на грабителей, а те — на них. Уэйд ощущал волнение и был почти убеждён, что видел сейчас какую-то галлюцинацию о том, что он стоял рядом с Человеком-пауком, готовый бороться с преступностью. — Вас что, мамочка не учила не трогать чужие вещи? — начал Паучок со свойственной ему остроумной насмешки. Уэйд подумал, что уже умер и отправился на небеса. — А твоя не учила тебя не совать нос в чужие дела? — огрызнулся один из грабителей, доставая из-за пазухи нож. {Оу, умник.} — Умно, — ответил Паучок, тут же залепив рот говорившему. Парень попытался отодрать паутину, дико глядя на них, когда понял, что у него ничего не выходит. [Надо бы разрезать паутину, идиот. Ведь у тебя есть ёбаный нож.] Но Паучок не дал шанса догадаться об этом. Он притянул к себе нож, а потом опутал его ноги и руки так, что тому ничего больше не оставалось, как упасть на землю, извиваясь словно гусеница. — Блять, да! — весело воскликнул Уэйд, победно вскинув катану. Увидев, что случилось с его друзьями, третий явно испугался. Он принял оборонительную позицию и с отчаянием достал пистолет, направив его на Человека-паука. Дуло тряслось. [Ой, да ладно. Кто из нас двоих тут самый опасный?] {Он, возможно, не знает, кто мы.} [Узнает…] Улыбка Уэйда превратилась в усмешку. Почему они всегда пытались застрелить Человека-паука? Парень был святым. — Не круто, — холодно сказал Уэйд. А потом резко подался вперёд, взмахнув катаной и отрубая кисть мужика. Рука с зажатым в ней пистолетом упала на землю; сначала воцарилась тишина, а потом раздался вопль. — Бля, Дэдпул! — Уэйд повернулся к Человеку-пауку. Тот наклонился, срывая футболку с первого грабителя и обматывая её вокруг кровоточащего обрубка третьего. — Что? — совершенно сбитый с толку, спросил Уэйд. {Почему он злится? Мы не убивали его!} Паучок залез в карман к орущему мужику и набрал 911. — Прижимай, пока не приедет скорая, ладно? — приказал он, ожидая, когда дрожащий хнычущий чувак послушается и пережмёт культю. Потом Паучок отступил. — Пойдём, — почти прорычал он, обращаясь к Уэйду, утягивая его с собой за угол и направляясь к пожарной лестнице. Уэйд последовал за ним, на ходу вытирая и убирая катаны в ножны, всё ещё в полном непонимании. Когда они забрались на третий лестничный пролёт, Паучок резко развернулся и уставился на Уэйда. — Ты не можешь просто так отрезать людские конечности, Дэдпул! — Но я же его не убил, — нахмурился Уэйд. — И у него был пистолет! Ты ненавидишь пистолеты! Эти слова, казалось, немного остудили пыл Паучка; он мгновение молчаливо таращился на Уэйда, а потом ответил: — Ну, да… Но… Я могу заняться пистолетами, о’кей? Никому не обязательно терять руки. — Он притих, задумчиво глядя в сторону. — Слушай, ты… хорошо справился. Уэйд усмехнулся. — Совершенно очевидно, что нет… [Я всё ещё не вижу никакой проблемы.] {Я тоже.} Паучок покачал головой. — Нет, правда. Я просто недостаточно ясно выразился. Я пытаюсь останавливать преступников, применяя как можно меньше силы. Поэтому никто не получает необратимых увечий, понимаешь? Уэйд медленно кивнул, хоть и не понимал, почему Паучок так поступал. — Понял: никаких необратимых увечий. [Подытожим: никаких ударов по голове, никаких сломанных шей, позвоночников и бёдер. И никаких отрубленных конечностей.] {Но это так ску-у-у-у-учно!} — проскулил Жёлтый. — Именно так. — Человек-паук легко ударил Дэдпула в плечо; Уэйд почувствовал, как улучшалось настроение. — Хочешь ещё раз попробовать? — Не то слово, Паучок, — кивнул Уэйд. — Веди. Человек-паук шагнул к краю пролёта пожарной лестницы, на ходу коснувшись его руки, и вновь прислушался. Уэйд стоял, не смея пошевелиться, едва ли дыша, чтобы дать Паучку сосредоточиться. Через пару минут герой напрягся. — Идём, — это было всё, что он сказал, сразу схватившись за перила, и, скользнув вниз, приземлился на корточки на асфальте. Уэйд последовал за ним, только сделал перекат, когда оказался на земле, чтобы не растянуть себе ничего. Паучок уже побежал, поэтому Уилсон устремился следом. Он заставил себя бежать быстрее, чтобы догнать его, но даже несмотря на то, что он был гораздо выше, не смог значительно сократить расстояние. [Похоже, нам придётся проявить всю свою изобретательность, когда надумаем начать ловить его.] На этот раз они пробежали три-четыре квартала, что было довольно большим расстоянием. Уэйд дышал немного сбито, когда они остановились на углу здания у заброшенного пустыря. Единственной машиной, стоявшей там, была большая чёрная Шеви Тахо, в которую двое мужчин затаскивали бессознательную женщину. Недалеко от них третий боролся с маленькой девочкой около восьми лет от роду на вид, она изворачивалась, пиналась, кричала и плакала. У Уэйда всё внутри упало, зрение застлала красная пелена. {Убей их.} Уэйд шагнул вперёд, опуская руки на свои любимые пистолеты, но заколебался, вспоминая, с кем именно пришел сюда. [Да не важно, убей их.] А потом Паучок пронёсся мимо него — смазанное красно-синее пятно на периферии зрения — и налетел на того, кто пытался затащить женщину на заднее сидение, весь — воплощение справедливости. Уэйд захлопнул рот и обратил внимание на того мудака, который плохо обращался с маленькой девочкой. Руки дёрнулись к катанам, но он остановил себя. Если он обнажит лезвия, этому недоумку не пережить сегодняшнюю ночь. Поэтому он решил идти с голыми руками. Он так быстро схватил этого парня за горло, что тот даже не понял, что произошло. Уэйд с силой бросил его на землю. Коленом он упёрся в живот негодяю, беспощадно давя всем весом; тот издал задыхающийся, болезненный стон, и Уэйд ударил его в лицо. {Давай ещё.} [Забей его до смерти.] {Он это заслужил.} Уэйд стиснул зубы, ударив ещё. И ещё раз. А потом остановился. {Продолжай!} — зашипел недовольно Жёлтый, когда Уэйд оставил почти потерявшего сознание негодяя, поворачиваясь к сидящей на земле девочке. Она прижимала колени к груди, зарывшись в них лицом. Уэйд присел перед ней на колено, грудь разрывала нежданная жалость. — Всё хорошо, — пробормотал он, осторожно погладив её по спине. — Теперь ты в безопасности, — она подняла к нему красное, заплаканное лицо, Уэйд тяжело сглотнул. — Человек-паук пришёл, чтобы тебя спасти. — Т-ты Человек-паук? — спросила она слабым, дрожащим голосом. Уэйд тихо засмеялся. — Нет, милая. Вон он. — Он повернул голову и кивнул на Паучка, который уже достал женщину из машины и нёс её на руках, будто она нисколько не весила. Третий преступник уже был опутан паутиной и лежал у его ног. У всех на лицах виднелись следы жестоких побоев. — Спасибо тебе, — прошептала девочка; Уэйд шокированно уставился на неё, когда она уткнулась лицом в его грудь, обняв. — Ох. {Что-то новенькое.} — Эм… не за что, сладкая. — Он посмотрел на Человека-паука, который подошёл к ним и уже укладывал женщину рядом с девочкой. — Это твоя мамочка? — спросил он мягко и успокаивающе. Девочка молчаливо кивнула, не отрываясь от Уэйда. — С ней всё будет хорошо, не переживай. — Паучок достал телефон, который, очевидно, взял у одного из преступников. — Я сейчас вызову полицию, они приедут и позаботятся о вас, хорошо? Он набрал номер, тихо сказал пару слов в трубку и положил телефон на землю рядом с девочкой. — Нам пора идти, но мы будем недалеко, ладно? Мы убедимся, что помощь к вам приехала. — Паучок поднялся на ноги, и Уэйд собирался последовать его примеру, но девочка неожиданно вцепилась в него сильнее. — Не оставляйте меня! — захныкала она. Уэйд подумал, что сердце его сейчас выскочит из груди. — Не волнуйся, милая, не оставлю. Буду стоять рядом, пока они не приедут, хорошо? — Он обнял девочку, позволяя ей прижаться сильнее, и взглянул на Паучка. — Иди. Я буду в норме. Я, ах… Увидимся завтра вечером, ладно? Человек-паук уставился на него, удивление читалось даже в его позе. — Я ничего плохого не сделаю… — нахмурился он, глянув вниз. — Просто побуду с ней, пока полиция не приедет, а потом тихо ускользну. Паучок откашлялся. — Нет, эм… Всё нормально. Очень мило с твоей стороны. Уэйд донельзя удивлённо взглянул на Паучка. {Паучок считает нас добрыми?} [Это почти болезненно мило…] Паучок слегка кивнул, отступая на шаг. — Да. Ты хорошо справился, Красный. Я, эм… Увидимся завтра. — Он прекрасно знал — так же как и Уэйд, — что полиция просто так не отпустит Дэдпула: они вцепятся в него ястребиной хваткой, будут следить за каждым шагом, поэтому Человеку-пауку будет небезопасно встречаться с ним сегодня же вечером. В потрясённой тишине Уэйд наблюдал за тем, как Паучок повернулся к нему спиной и, выстрелив паутиной, улетел, скрывшись в ночи, словно грациозный акробат. {Мы хорошо справились}, — благоговейно сказал Жёлтый. [Боже… это просто отвратительно.] Уэйд тяжело сглотнул, глядя вниз на девочку, которая прятала лицо где-то в районе его рёбер. — Нет… это замечательно. Он ждал до тех пор, пока не услышал полицейские сирены. Когда он попытался отстранить её, девчушка прилипла к нему, словно клей, поэтому ему пришлось покорно ждать, когда полиция их окружит, сверкая сиренами. Он оставался спокойным, когда они направили на него оружие, сохранял спокойствие, когда осторожно оторвал от себя девочку и с поднятыми руками пошёл по направлению к машинам. Он по-прежнему был спокоен, когда увернулся от неуклюжей попытки полиции его схватить, и убежал, скрывшись в ночи, совершенно не желая сегодня часами отпиливать себе руки, если бы они пожелали сковать их за спиной наручниками. Закончил он бежать, только когда достиг своей квартиры на Таймс-сквер. Уэйд всё ещё не верил в то, что сегодня случилось. {Сегодня было просто охуенно.} — Я запрыгну в этот поезд, — пробормотал Уэйд, обрушиваясь на диван, внезапно ощутив жуткую усталость. [Не привыкай, — грубо обрубил Белый. — Надолго вас не хватит. И мы все это знаем.] {Ой, да заткнись. Неужели хоть одну ночь мы не можем просто побыть счастливыми?} Белый молча злился. {Ой! Знаю, что сделает этот вечер ещё лучше!} Уэйд ухмыльнулся, думая о том же самом. Заодно он проверит, настоящий ли номер. Он достал телефон и быстро набрал сообщение. хэээээээй. [Шикарно.] Уэйд смотрел на телефон пару минут, весь в ожидании. Спустя ещё некоторое время он вздохнул, сдавшись, и уже собирался было засунуть трубку куда подальше, когда она вдруг завибрировала в ладони. Кто это? уэйд уинстон уилсон а ты кто? Прошла ещё минута, когда телефон вновь засветился. Питер. Я дал тебе свой номер, помнишь? {Так он настоящий!!! Он правда дал нам свой номер!} Уэйд ухмыльнулся. Он быстро вбил номер в контакты под именем «Прелестный Паркер», а потом написал ответ. ещё бы! чё делаешь, Пит? …Сплю? Уэйд повернул руку и взглянул на свои часы с Хэлло Китти. Была половина второго ночи. [Ему, наверное, завтра в школу.] поэтому ответил на моё первое смс только спустя 5 мин? так долго просыпался? Спустя ещё одну долгую минуту ему пришёл ответ: Я уже засыпал. Просто проверил телефон последний раз. Уэйд тихо заржал. поймал-поймал… ты «уже засыпал» не боись, я никому не скажу, что ты играл со своей палочкой, поттер я вот частенько практикуюсь в чарах {О боже мой! Это так мило! Готов поспорить, у него прекрасный…} — Заткнись. О, Господи. Я этим не занимался. конечно… Прошла ещё минута, и Уэйд уже было заволновался, что отпугнул пацана. [А какой реакции ты ждал, разговаривая с ним подобным образом?] Есть какая-то причина, почему ты набрал мне так поздно? {Ауч. Вот и показались коготки.} Уэйд нахмурился. верно, сорян. я разбудил твою тётю? Нет, всё в порядке. Просто интересно, почему именно сейчас. просто хотел поздороваться а теперь спи сладких, питер Спокойной ночи, Уэйд. {Оу-у-у-у-у-у!} Уэйд долго смотрел на последнее сообщение, расплывшись в широкой глупой улыбке. [О, господи… Ты просто, блять, безнадёжен.]
Примечания:
Использованные песни:
— В названии главы строчка из песни #1 Crush — Garbage: «I Would Sell My Soul for Something Pure and True, Someone Like You»;
— В тексте главы использованы стихи:
¹ Girlfriend — Avril Lavigne («{Эй, эй! Я знаю, что нравлюсь тебе!} [Нет уж, так не пойдет!] {Я знаю, ведь это не тайна!} Эй, эй! Ты, ты! Я хочу стать твоей девушкой!»).
_______________________________
² Ганс Грубер — антагонист в фильме «Крепкий орешек». В конце фильма Грубер вываливается из окна вместе с Холли. Джон отцепляет Ганса, и тот падает с 30 этажа.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Блин, от души, спасибо огромное,что переводите. Этот фанфик все еще самое прекрасное, что я читала по этому пейрингу.
переводчик
>**la_sirene_rouge**
>Я здесь ничего не жду так, как ваших переводов этой прелести) спасибо!

спасибо, что ждете! простите, что тяну оп месяцу, но объем реально большой)



>**Пирра**
>Прекрасная-прекрасная глава! Спасибо!

спасибо вам, что продолжаете читать))



>**Incertae**
>Блин, от души, спасибо огромное,что переводите. Этот фанфик все еще самое прекрасное, что я читала по этому пейрингу.

спасибо вам, что читаете и комментируете)) соглашусь с вами, это самое прекрасное, что и мне удавалось прочесть)
Нет, серьезно, я благодарен вам всей своей душой, сердцем и существованием за то, что начали перевод этой истории и продолжаете это дело. Ведь я узнал о нем. Прочитал. Влюбился. Не смог держаться в томительном ожидании, побежал к оригинальной работе и уже несколько недель как прочитал всю первую часть и вторую, которая еще в процессе. Спасибо небесам за то, что я знаю английский. Но, правда, знаю я его не настолько хорошо, но достаточно, чтобы читать и понимать хотя бы общую картину и некоторые детали. Столько всего уже было, и я погряз в этой истории как в... даже не могу подобрать подходящего сравнения. Но, да. Не смотря на то, сколько стекла мне пришлось сжевать, я буду жевать его повторно, читая ваш чудесный перевод и параллельно испытывая жгучее чувство ностальгии, потому что так я понимаю все стопроцентно, а значит и деталей, и чувств больше. Эта даже как с Гарри Поттером - чем больше я перечитываю, тем больше замечаю и больше чувствую.
Надеюсь, вы дойдете с переводом до конца. И да, отдельное спасибо за сам ваш труд) Потому что это реально удивительно - находить свободное время и переводить с английского, а потом редактировать...
И простите, что написал только сейчас - порой меня настигает болезнь в виде "мне лень писать отзывы, даже не смотря на то, что я прям умираю от невероятности истории". Так что... да.
Спасибо-спасибо-спасибо) Без вас я бы не познакомился с этим шедевром. Так что жду и буду ждать) Удачи вам и сил во всем, дорогие переводчик и бета!)
И вот, как и всегда, прекрасное исполнение. Читать ваши переводы - одно удовольствие.
Надеюсь, продолжение скоро напишут, а вы так же скоро его переведете!
Спасибо вам.
[Так себе]
{ЧТООООО?ДА ЭТО ЧУДО!}
[Это чудо-так себе]
{Если бы оно было так себе,иы бы не перечииывал это по 100 раз!}
[Я...Я не перечитывал!Я вобще...это не читал!Я..!]
{Хе хе хе}
переводчик
>**Хали Рэймоук**
>Солнышко, моё сердечко разрывается в ожидании....Когда?

>**Yevir**
>Ну что же так долго? Я состарюсь скоро и умру от горя.

Хорошие мои, потерпите ещё немного, кучу проблем разгребаю, но глава наполовину готова, так что скоро будет обновление!
Отличный перевод отличной работы! Дочитала главу и такая "О нееееет!" я не ожидала что так быстро добью эти главы. Прочитала на одном дыхании. Ещё раз повторюсь отличная работа, КАНОНИЧНАЯ, что самое крутое. Характеры хорошо переданы, шутки и все остальное) Боже спасибо за медленное развитие отношений, эмоции это самое прекрасное в спайдипуле, трогают моё сердечко!
Перевод прекрасен, гармоничен и профессионален! Я представляю какая это трудоемкая и сложная работа, спасибо что вы её переводите. Жду не дождусь новых частей!
Ха, у нас с автором мысли сходятся! Я тоже всю эту ситуацию с Мартами и Гарольдами ассоциировала с «Классным мюзиклом». Интересно, это «великие умы думают одинаково» или «у дураков мысли сходятся»?

Перевод замечательный, спасибо за такое чудо, читаю с утра, оторваться не могу
переводчик
>**Liott**
>Ха, у нас с автором мысли сходятся! Я тоже всю эту ситуацию с Мартами и Гарольдами ассоциировала с «Классным мюзиклом». Интересно, это «великие умы думают одинаково» или «у дураков мысли сходятся»?Перевод замечательный, спасибо за такое чудо, читаю с утра, оторваться не могу

Ой, рада вас порадовать, впереди ещё много интересного ;)
Автор наверное так и думала про классный мюзикл, когда об этом писала)