Смирение 3

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Психология, POV, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Ничего особенного, просто история о том, что нужно научиться отпускать.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
13 июня 2018, 21:23
«Сколько помню себя, я всегда любил вспоминать прошлое. Представляя, как будто путешествую во времени. Любил обдумывать ситуации, в которые когда-то попадал, искать альтернативные выходы, доводы, с которыми я легко выигрывал бы любой спор, и вновь переживать приятные моменты. Пока не встретил тебя…
В школе все называли меня проблемным ребёнком. А всё почему? Каждый считал своим долгом указать на мою внешность. Ну и что, что я не такой высокий, как остальные парни и меня легко можно спутать с девушкой, если подойти со спины в сумерках.
«Хару! Хару! Ты точно парень?»
И так каждый день. Кто бы остался равнодушным? Вот и я не остался. Колючий как ёж, я ходил по школе, ссорясь с каждым, кто бы не решил заговорить со мной.
" — Хару такой милашка, но вот характер.
— Типичная цундэрэ. Парни могут так себя вести?..»
Какая им разница?! Зачем люди навешивают подобные ярлыки, сравнивая всех друг с другом? Но ты всегда отличался от таких, как я.
Твоя идеальность жутко раздражала. Ты всегда занимал первые места в спортивных состязаниях и в классе по уровню знаний. Но видимо, тебе этого показалось мало. Ты всегда пользовался бешеной популярностью у девушек. Конечно, такой высокий, сильный, красивый. Просто эталон мужественности. И парни тебя уважали. Или боялись.
Всегда такой спокойный и непоколебимый… Нет, идеальный. Ты не лез на рожон, и предпочитал решать всё миром. Ты слишком хорош для дружбы с таким, как я.
Но как тогда, мы встретились?
«Парень неспеша шествовал по коридору старшей школы. Вокруг весело щебетали девушки в коротких юбках, кидая заинтересованные взгляды на идущего парня. Но тот делал вид, что ничего не замечает, лишь изредка фыркая.
«Ха. И что, разве я не мужик?»
Довольный своим «успехом» парень прикрыл глаза и усмехнулся, закинув руки за голову. Тут на его пути вырос спортзал и послышался девичий визг. Парень открыл глаза и застыл. Из зала выходили местные знаменитости, красавчики, как будто сошедшие с обложек модных журналов. Такие всегда пользовались популярностью у противоположного пола.
«Опять эти задаваки. И чего они всем так нравятся? Просто тупые качки, не видящие дальше своего носа. Ну да, смазливая мордашка решает всё…»
Парень нахмурился, его обзор заслонила толпа влюблённых девушек, сбежавшихся на команду школы по кендо, как пчёлы на мёд.
" Чёртовые ведьмы. Ну и ладно, проложу себе дорогу сам!»
— Дамы, не напирайте, прошу.
— Да, да. Привет всем, мои сладенькие~
— Томо-кун…
Толпа обрадованно закричала, некоторые упали в влюбленный обморок. Парень активно расталкивал учениц локтями, пытаясь пробиться.
— Кэтсу, чего ты опять скромничаешь? Все только и ждали тебя! — блондинистый Томо хлопнул парня по плечу.
По инерции тот накренился и ударил кого-то в толпе. Послышался удивлённый шёпот девушек.
— Ох, прости. — растеряно извинился брюнет.
— Т-ты чего творишь?! Что за столпотворение ты здесь устроил?! — вскричал парень, которого задело тяжёлое плечо Кэтсу, — Ненавижу таких, как ты. Не думаешь о других людях, просто наслаждаясь влюблёнными возгласами тупых дур! Ну-ка, расступились! Мне некогда торчать с придурками!
— Как грубо, Хару! — возмущённо крикнула девушка из толпы фанаток.
— Да. Он же извинился, а ты уже успел обозвать всех вокруг! — поддержала первого оратора другая девушка.
— Сам дурак!
— Хару, ты не исправим! — послышались крики в адрес парня.
«Нет, нет! Опять! Я не хочу! Не хочу!..»
Заметив смятение парня, девушки продолжили издеваться, решив как следует наказать Хару за оскорбление их идола.
— Эй, Хару, скажи «Бака»!
— Харушка, хочешь я отдам тебе своё старое платье, оно тебе как раз в пору будет!
Хару со всей силы толкнул стоящего на его пути Кэтсу в грудь, но не смог его сдвинуть. Брюнет накрыл его руку своей широкой ладонью.
— Чего ты творишь?! — закричал Хару, смущённо отдёргивая руку, — Дурак!
Но в ответ брюнет лишь рассмеялся. Хару застыл, не в силах отвести взгляд от лица Кэтсу, но опомнившись, сжал кулаки, и кинув к сторону парня ещё пару обзывательств, скрылся в толпе и исчез…»

С нашей первой встречи всё пошло не так. Я не смог ничего придумать, чтобы тебе возразить, вместо этого я вновь и вновь вспоминал твоё лицо, звук твоего голоса. Во мне разгорелось желание снова встретиться с тобой, чтобы взять верх в словесной перепалке, так я думал тогда. Но ты очень меня озадачил. Ты молча выслушивал все мои обвинения и оскорбления. Я думал, ты просто не смог найти ничего, чтобы мне возразить, ведь я так «хорош», но ты просто рассмеялся. Твой смех прозвучал так чисто и безобидно, что я больше удивился, чем расстроился.
С той самой перепалки и началось наше знакомство. Каждый раз вспоминая о ней, у меня на душе становилось радостней и легче. Ведь я слышал твой смех. Ведь тогда всё ещё было красочно и легко…
Ты всегда спокойно относился к любым моим словам, мне казалось, тебе было безразличны мои оскорбления, что ты чувствовал превосходство. Это выводило меня из себя, заставляя искать в тебе изъяны. Я следил за тобой, но ты оказался лучше, чем я ожидал. Постепенно моё желание ударить в слабое место утихло, на замену ему пришло другое. Оно росло с каждым днём, заставляя меня смягчиться и искать встреч. Я был потрясён!
«Хару нетерпеливо раскапывал носком ботинка сугроб, ожидая появления брюнета.
«Идиот Кэтсу! Где его так долго носит? Он должен был уже давно закончить чёртову тренировку. И зачем он меня позвал, если собрался опоздать?..»
— Извини, Хару! — пропыхтел парень, хлопая друга по плечу, — Долго ждёшь?
— Ты опоздал! — обиженно фыркнул русый, скидывая с себя руку парня, — Я уже собирался уходить. Зачем ты припёрся?
— Прости! Меня задержал Томо-сан.
— Ах, ты с тем блондином проводил время?! И ты имеешь наглость заставлять меня ждать? — Хару отвернулся и затих.
— Тогда мне лучше уйти. До завтра, Хару.
— Н-нет! Стоять! — парень схватил Кэтсу за руку и потянул на себя, — Я тебе не разрешал у-уходить!
Хару старался придать своему голосу строгость и твёрдость, но его выдавало полыхающее от смущения лицо.
— Ты что? У тебя лицо красное, — свободную руку брюнет положил на щёку Хару и улыбнулся, — Наверное, из-за мороза. Ты так долго меня ждал…
— Угу, — буркнул русый, но не отстранился, а лишь опустил взгляд на землю, покрытую снегом, как белым ковром, — Пойдём уже. Куда ты там собирался?
— Конечно.»

Мне захотелось прильнуть к тебе и обнять, почувствовать запах твоего тела, рассмотреть твоё лицо во всех подробностях, вновь услышать твой голос. Ты странно действовал на меня. В твоём присутствии мне становилось невыносимо жарко, я стеснялся каждого движения, думая как поступить, чтобы не упасть в твоих глазах. Но почему же ты отвечал мне? Почему обнимал в метро, закрывая от посторонних, почему относил на кровать, когда я засыпал на диване? Почему так тепло улыбался, когда смотрел на меня и гладил по голове? Касался моей руки, думаю, что я ничего не замечу и приходил ко мне каждый день? Ты уже тогда заметил, что являлся кем-то особенным для меня?
Я любил смотреть на тебя, пока ты не видел. Я боялся, что моё лицо выдаст меня. Ведь ты всегда шутил над моей «странной моськой». Я думал, мы перестанем общаться, если ты узнаешь что-нибудь о моих увлечениях. Может, ты просто притворялся, чтобы не обидеть меня или тебя это забавляло. Эти мысли часто проскальзывали у меня в голове, но мысли о каждом новом дне, проведённом с тобой, вытесняли их. Со временем я захотел открыть тебе свою душу. Но знал насколько хрупок и раним мой внутренний мир, что представив твою реакцию, испугался и передумал. Но ты нет. Ты показал свою истинную сущность, оказавшись полной противоположностью образа, которому следовал всё время — настойчивым и сильным. Я не сразу узнал тебя, но это мне понравилось. Ты изменял своей природе ради меня, показывал, что способен быть мягким и надёжным только для меня. Это обрадовало меня, но мысль о твоём притворстве огорчала. Ты же не врал мне? Ты не хотел бросить меня, наигравшись? Ты не делал вид, что тебе не всё равно на меня? Но ты опроверг все мои опасения. Разве такой светлый человек, как ты, мог мне навредить?
«Дверной звонок заставил русого подняться с кровати.
— Хару, ты как? — весело спросил Кэтсу, входя в квартиру.
— А ты чего припёрся? — недовольно ответил парень, — Уйди, и так тошно.
— Ты заболел, вот я и пришёл тебя лечить…
— Зачем меня лечить?..- Хару не успел договорить, Кэтсу прислонил свой лоб к его лбу.
«Б-близко! Я чувствую его запах.Ох.»
— Эй! Чего творишь?! — парень смущённо оттолкнул Кэтсу от себя и закрылся, сложив руки на груди.
Брюнет странно улыбнулся.
— Я проверил у тебя температуру. А ты о чём подумал? Может. — Кэтсу прижал Хару к себе и прошептал ему на ухо, -. О поцелуе?
— Конечно же нет! — ещё больше смутился парень и попытался освободиться, но Кэтсу крепко его держал.
— Ну же. Не притворяйся. Ты тоже этого хочешь?.. — продолжил шептать Кэтсу.
«Т-тоже?!»
— Я…- Хару замолк, положив голову на плечо брюнета.
— Я пошутил. Можешь не отвечать! — парень улыбнулся и с усилием отстранился от Хару.
— Идиот!..»

Я думал, что всё знаю о тебе, ведь я так давно за тобой наблюдал, ведь ты так много проводил времени со мной. Но твои слова меня удивили. Твоё лицо, покрытое легким румянцем, привычный тёплый и понимающий взгляд направленный на меня смущали, настолько сильно, что я и сам удивился, когда закричал на тебя и ударил. Тогда ты сильно погрустнел, что я забеспокоился и тут же раскаялся. Мне было стыдно за свои горькие слова и страшно от того, что ты можешь обидеться и исчезнуть, но одновременно с этим я был жутко смущён. От избытка противоречивых чувств я расплакался, как девчонка! Я не удержался и рассказал о своих чувствах, уже готовясь к любому исходу, боясь того, что ты рассмеёшься мне в лицо, оскорбишь или ударишь. Нет. Не этого я боялся. Мне было страшно от того, что ты уйдёшь, и мы больше никогда не будем наслаждаться компанией друг друга, если тебе конечно, было приятно моё общество. Но ты… Ты был так добр ко мне, ты принял мои чувства и подарил свои в ответ. Наш первый поцелуй был сладок, так сладок, что я никогда не забуду его. Твоих тёплых объятий, широких плеч и прекрасную улыбку.
» — Чёртов дождливый вечер! — проворчал Хару, поворачиваясь к брюнету, — Зачем мы идём в такую погоду? Могли же переждать ливень в школе!
 — Я хотел пойти с тобой под одним зонтом, — улыбнулся Кэтсу.
— Но ты слишком широкий! На меня всё равно капает! — капризно фыркнул русый.
— Извини, тогда иди один, хорошо? Я пойду рядом, — спокойно произнёс парень и протянул ручку зонта Хару.
— Нет! Ты простудишься, кретин! Я приходить к тебе не стану… — протараторила Хару и отвернулся, — Так и быть. Я потреплю влажную одежду.
 — Вот спасибо! — обрадованно произнёс Кэтсу и коснулся плеча друга.
— Просто пошли уже скорее!
Кэтсу приобнял парня и уткнулся в лохматую макушку.
— Ты такой милый.
— Ты чего говоришь такое? Простудился? — Хару протянул к лицу Кэтсу руку с побелевшими костяшками.
Брюнет перехватил протянутую руку и прожил к губам, оставив влажный след на тыльной стороне ладони.
— Кэтсу…
— Наконец-то ты назвал меня по имени, Хару…
— Тебе плохо? Ты говоришь какие-то глупости! — русый попытался привести парня в чувства.
— Хару, ты ничего не замечал всё это время? — серьёзно спросил Кэтсу, останавливаясь.
— Что не замечал? — вздохнул парень и уставился на брюнета.
— Глупый, ты мне нравишься. — он не успел договорить, Хару прервал его ловким ударом под дых.
— За что? — с трудом разгибаясь, спросил парень.
— Дурак! Я тоже тебя люблю! — прокричал Хару и повис на брюнете, — Дурак! Идиот!
Хару не сильно ударял парня после каждого слова, прижавшись к его груди, чтобы ни тот, ни кто-либо ещё не смог увидеть его лица.
Шмыгнув, Хару отстранился и опустил взгляд вниз.
— Прости. Я.Я не хотел! — прошептал русый, резко вскидывая голову.
— Ничего страшного, Хару, — Кэтсу аккуратно поймал лицо парня руками и коснулся его губ своими, — Этого мне будет достаточно в качестве компенсации.
«Чёртов Кэтсу!..»

Только тогда я перестал стесняться своих истинных чувств, понял как приятно иногда подчиняться, а не пытаться оказаться сверху. Ты был нежен, но настойчив. Твой запах окутывал меня, я хотел слиться с тобой, подчиниться тебе полностью. Я принял тебя, стал един с тобой. Ещё никогда мне не было так хорошо. Твоё тяжёлое дыхание щекотало мою шею, но я лежал, не в силах пошевелиться от усталости. Приобняв меня и прижав к себе, ты заснул, оставляя меня наедине с мыслями. Твоё безмятежное лицо и губы так и манили меня. Я желал вновь прикоснуться к твоему лицу.
Но что же пошло не так? Как такое могло произойти, что ты покинул меня? Исчез, не оставив и следа?
Резкий толчок и ослепляющий свет, боль от скользящего соприкосновения с землёй и твой запах — это всё, что я вспомнил, очнувшись после аварии. Нет. Это неправда. Просто я опять думал о тебе. Для чего я создал это ложное воспоминание? Где ты? Почему ты ушёл? Я не мог смириться с этим. Я размышлял, куда бы ты мог уехать после больницы. Думал, что у тебя могла быть амнезия, и ты мог по ошибке уйти в другое место. Тогда я был готов сорваться с места и начать поиски, а после и вернуть тебе память, лишь бы ты вновь оказался рядом. Но тебя никто не видел. Тогда я начал думать, что тебя забрала к себе какая-нибудь богатая дама с целью сделать тебя своим. Я вскипал от одной мысли о вашей близости, готовый в ту же минуту вылететь из дома и набить морду сопернице, но таких женщин не водилось в нашем городе. Но я не хотел мириться с твоей пропажей. Я перерыл весь наш дом, обыскал каждый угол, но тебя там не оказалось. Я искал тебя в больнице, в магазине, даже на улице, но там даже не было твоего запаха. Тогда я понял, что это всего лишь сон. Не больше, чем плод моей фантазии, а значит, сплю я, а ты где-то рядом, ждёшь пока я очнусь. Что я только не перепробовал: тёр глаза, щипал себя, обливался холодной водой, но ничего не помогло. Мама, навестившая меня, охнула, когда увидела что со мной стало. Прости, я исщипал все свои руки до синяков, об уборке дома даже не вспоминал, а о сне и подавно, думая, что ты можешь вернуться в любой момент, а я тебя не услышу.
Тогда она впервые плакала, впервые за много лет. Она учила меня не реветь ни при каких обстоятельствах, но я довёл её до слез. Не самое приятное ощущение. Мама предложила мне найти девушку или на худой конец парня, лишь бы вывести меня из депрессии. Да, она смирилась даже с тем, что её сын предпочитает себе подобных. Я устало отвечал, что мне этого не нужно, желая, чтобы она уехала обратно. Но она не желала покидать меня. Мне стало немного лучше, у меня появилась компания, теперь я не сойду с ума слишком рано. С тех пор, как я очнулся, я страстно желал увидеть хотя бы один сон с тобой, но как на зло, ничего не получалось. Моим новым смыслом жизни стали пересматривание наших старых фотографий и «путешествия» по воспоминаниям. Но всё это приносило боль, было бессмысленно, если тебя всё равно нет рядом. Мать пыталась меня отвлечь, найти мне новое увлечение, но мне было всё равно.
«Ты станешь овощем из-за несчастного случая. Соберись, я не хочу потерять сына!»
Хех, а ведь я прислушался к её совету. Попробовал найти работу. Но тщетно. Из-за моего болезненного вида, все работодатели, к кому я обращался, отправляли меня на лечение. Они «беспокоились о моём здоровье и самочувствии». Как будто им и правда было дело до меня, как будто они знают, что произошло со мной, и почему я стал таким, каким они видели меня при встрече. Похоже, только мама заметила мои душевные страдания. Но она не из лучших слушателей, признаюсь честно. Однако, выход она найти сумела, и её решение мне понравилось. Если мои ощущения от жизни в тот временной отрезок можно назвать «разнообразными» или «отличными от печали и ненависти к существованию без тебя». А знаешь, что мне предложила мать? Она предложила посещение психолога. Никогда не думал, что мне понадобится подобное, но и я моя ситуация оказалась беспросветней, чем я думал. Она сильно мне помогла. Раньше я мог выговориться только тебе, а теперь я могу делать это за деньги. И знаешь, я отрезвел. Больше я не буду истязать себя, ведь тогда тебе будет грустно. Я.Отпускаю тебя с миром, Кэтсу. Потому что, ты мне слишком дорог. До встречи, любимый.
От Хару Ито для Кэтсу Мотидзуки.»

***


Хару открыл глаза. Он всё ещё сидел на приёме психолога. На последнем приёме.
— Ито-сан, что вы почувствовали после написания письма? — задала вопрос миловидная девушка в деловом костюме, — Облегчение? Или может вы всё ещё переживаете?
 — Я никогда не забуду Кэтсу. Но я обязан жить дальше, а значит, перестать угнетать себя мыслями о нём. Пусть это письмо будет моим последним обращением к нему. Так будет только лучше, — грустно улыбнувшись, ответил русый, — Спасибо, Вам, большое. За помощи и за выслушивание такого проблемного человека как я.
— Я рада, что смогла помочь. До свидания, Хару-сан.
— Да, до свидания.

***


Хару присел на скамейку, уставший после долгого пути. Цветы, которые он принёс на могилу в прошлый раз, уже успели завянуть, поэтому Хару вытащил из рюкзака небольшой кулёк, в котором были завёрнуты маргаритки. Раскрыв его, парень подошёл к надгробному камню и присел на корточки. Он долго рассматривал слова, выбитые на граните.
«Кэтсу Мотидзуки. Ну и рано же ты покинул этот мир. А мог бы ещё столько всего сделать.Чёртов пьяный водила со своей бронебойной тачкой! Если бы не он, ты бы сейчас здесь не лежал. Но что-то чувствуешь, Кэтсу? Может ты как и прежде простил того человека или мягко укорил? Но может твоё «брутальная» сторона взяла верх, и ты злишься на него или ненавидишь саму жизнь за такую несправедливость? А я вот устал ненавидеть судьбу. Позволишь ли ты мне жить, как прежде?..»
Хару прервал мысленный диалог с любимым и всхлипнул. На его глазах заблестели слёзы.
— Вот я опять расплакался. Прости, Кэтсу. Будь спокоен, я больше не буду мучить себя, — русый приложил ладонь к надгробью.
Его тонкие пальцы скользили по фотографии, выбитой на камне.
— Спасибо за нашу встречу и… Прощай.
Примечания:
Спасибо моим "источникам вдохновения".
И простите, если найдёте глупые ошибки, мои ручки-криворучки иногда подводят.