Сердца правителей Волшебной страны 4

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Приключения в Изумрудном городе, Волшебник Изумрудного города (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Железный Дровосек/Страшила, Железный Дровосек, Страшила
Рейтинг:
G
Жанры:
Флафф, POV, AU, Дружба
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Элли улетела домой, Лев отошел от дел, Страшила стал королём Изумрудного города, а Железный Дровосек - Фиолетовой страны. Страшила остро ощущает своё одиночество и единственный, кто может его понять, это правитель Мигунов.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
13 июня 2018, 14:10
      — Приветствую тебя, правитель Фиолетовой страны, — я скромно улыбаюсь своему старому другу, Дровосеку, при подданных.

      Теперь я правитель всей Волшебной страны, а не простое пугало на огороде: я не могу позволить себе чрезмерные чувства. Особенно ту радость, которую друг вызывает во мне: она окрыляет и делает из меня снова простой мешок с соломой.

      Но я так давно не видел его, с того самого момента, как Элли улетела с Волшебником и оставила нас здесь, где мы выросли и нашли благодаря ей своё предназначение. И получили вещи, в которых нуждались: я — мозги, Дровосек — сердце, а Лев — смелость.

      Только вот мозги — это не всё, в чём я нуждался. Но я так долго искал эту мысль в голове, прочитывая книги и изучая манускрипты, скопившиеся здесь за всё время. Ведь мне не требовался сон или отдых, не нужно есть или пить. Я опасался только дождей, которые опять могли смыть моё лицо, и я стал бы бесполезен. Последнее время их так много, что я вовсе не выхожу из замка.

      — Это честь для меня оказаться здесь! Под твоим чутким правлением, о великий Король Изумрудного города! — ни один мускул на лице Дровосека не дрогнул, а мы не виделись уже шесть месяцев.

      То одно навалилось, то другое, а я всё не находил веского повода позвать его к себе. Только вот приглашение двухмесячной давности мой друг решил проигнорировать, говоря о том, что Мигуны ещё не готовы, чтобы правитель оставил их хоть и на небольшой срок. Слишком сильны их воспоминания о гнёте злых колдуний.

      Поэтому пришлось идти на уловку и писать о том, что дело не требует отлагательств: Волшебная страна под угрозой, и мне требуется совет моего друга.

      Как бы хотелось, чтобы мы все остались вместе: чтобы Элли не улетала, чтобы Лев со своей семьей не ушел в самые безопасные земли, находящиеся на невозможно длинном расстоянии от Изумрудного города, да и гонец точно бы его не нашёл. Лев дал понять, что он отошёл от дел и больше его не стоит беспокоить — он в ответе только за семью. За настоящую семью.

      Мне было больно узнать об этом: я прикусил губу и вежливо сдержался, когда подданный озвучивал его волю. С другой стороны — какое я имею право на то, чтобы оставлять их здесь при дворе? Пришлось смириться.

      Большую часть времени я проводил один в своих покоях или целые ночи бродил по замку и искал, чем себя занять. Я готов был даже ждать каких-то просьб от жителей, чтобы их решить. Я ждал чего-то сверхъестественного.

      Нападений, угроз, злой магии, новых угнетателей. Но всё сводилось к тому, что я решал мелкие проблемы дележки Карамельных земель или посылал ремонтников на починку зданий в городе. Верхом моего правления был украденный плод из лавки, но воришка сразу нашёлся и даже был не им, а всего лишь яблоко случайно попал в сумку, и житель шел его относить хозяину, дико извиняясь в таком событии.

      Поэтому сейчас я позвал сюда Железного Дровосека, чтобы побыть с ним. Обманом, конечно, завлёк его, но по-другому он бы не оставил свою страну, а я не мог поехать к нему с таким визитом. Всё было так сложно.

      Я смотрел на его точеный профиль, короткие волосы и строгий костюм, бесстрастное лицо — мне было больно видеть его именно таким. Я хотел снова увидеть его улыбку, услышать пламенные речи, чтобы получить сердце, его душещипательную историю о том, как он стал таким… чёрствым. Но вместо этого я должен был терпеть всё это на приветствии друг друга перед элитой стран, не в силах ничего изменить в этой сцене. Я ждал вечера и надеялся, что мы сможем побыть наедине, без стражи с той и с другой стороны.

      Но за ужином он всё так же был отстранён. Я всё шутил и смеялся, бросая на него взгляды, а он крутил по своей тарелке какую-то еду и молчал.

      Мне не терпелось закончить этот ужин и отправиться в мой кабинет, чтобы поговорить по душам. Мигуны-стражи всё не хотели отпускать его от себя, боясь, что с ним что-то случится.

      — Остановитесь! Мы во дворце самого Короля. Кто здесь может мне или вам угрожать? Мы здесь самые желанные гости, поэтому отдохните. Нам надо обговорить дела страны, чтобы ничего в её укладе не менялось и все жили в мире, — на секунду в его глазах появился блеск, но он сразу спрятался за его собранностью и строгостью — я уже почти опустил руки.

      Мигуны через несколько секунд молчания начали расходиться. Дровосек повернул свою голову на меня и в его темно-карих глазах промелькнуло то, что заставило сжаться моё сердце.

      — Куда нам нужно пройти, Король Изумрудного города?

      — Тут же нет подданных, называй меня, как раньше, Страшилой, мы же … друзья.

      Он кивает и ждёт от меня дальнейших движений.

      Я отворачиваюсь от него и направляюсь в сторону кабинета, сжимая кулаки, чтобы не расклеится от его жестокости по отношению ко мне. Ведь… Но ведь прошло не так много времени, как он мог забыть о нашей дружбе, о нашей …

      Открываю деревянную дверь, она слегка скрипит в петлях. И Дровосек сразу поворачивает голову на звук, и его прошибает чуть ли не пот: всё-таки он не всё забыл из нашей истории. Я кладу руку ему на плечо, от чего он вздрагивает, но через несколько секунд расслабляется.

      — Я обязательно сообщу об этом, чтобы исправили. Извини!

      Хочется обнять его, прижаться к его груди и согреть теплом, а ещё увидеть его улыбку. Мне это жизненно необходимо.

      Он неожиданно кладёт руку на мою ладонь и сжимает её.

      — Нет, оставь. Так я буду вспоминать о том, что для всего необходимо масло, чтобы функционировать как надо. Мне кажется, что и наша дружба стала скрипеть.

      Дровосек поворачивает ко мне свою голову, а потом разворачивается и весь, все ещё держа мою руку в своих ладонях. Они холодные, но это говорит лишь о том, какое у него тёплое и большое сердце внутри.

      — Страшила, я должен извиниться перед тобой. Меня здесь не было, когда я был тебе нужен. Ты не можешь, как я, запихнуть все чувства и выполнять свои обязанности. Мне кажется, что Волшебник дал всё же сердце тебе, а не мне.

      Я толкаю дверь, чтобы она закрылась, и мы остались в темноте, где не нужны слова. Я касаюсь ладонями его лица и притягиваю к себе.

      Дровосек не прав: Волшебник дал сердце ни мне и ни ему, а нам.