Нежно-грубо 16

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Alex Turner, The Last Shadow Puppets, Miles Kane (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Алекс Тёрнер/Майлз Кейн
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Повседневность, PWP, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Кинк
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Алекс и Майлз проводят время в гримёрной после концерта. Они отлично оттеняют друг друга и получают удовольствие от столь тесного... общения, ведь Кейн любит действовать резко, а Тёрнер, наоборот, аккуратен и мягок.

П.с. Не пугайтесь Кинка в Предупреждениях, ничего такого, чтобы прям ТАКОГО здесь нет)

Посвящение:
Конечно, платочку Алекса, как самому привлекательному аксессуару ever.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
А вот и мой новый челлендж - написать слэш. Мук творчества, на этот раз, не случилось, ибо пейринг даёт достаточно пищи для фантазии, но смущалась я невероятно. Так сильно, что больше половины пришлось писать от руки (это, на мой взгляд, облегчает работу).
Кинк - придушивание. Что такого в Алексе Тёрнере, что он вызывает столь необычное желание, я не знаю, но видела пару работ с данным элементом)

Жду отзывов, ведь это первая моя работа в такой направленности.
15 июня 2018, 18:38
      Каждый совместный с Алексом концерт был для Майлза своего рода пыткой. Все эти его плавные, а, в некоторой степени, даже развязные, движения; обволакивающий, словно карамель, голос и внезапные, импульсивные, пылкие прикосновения и взгляды просто сносили ему крышу. Он был естественен в таком эксцентричном поведении, а это подкупало. Еще Майлзу нравилась чувствительность Алекса. Только тронешь его за запястье – он тут же покрывается мурашками, приобнимешь – на его щеках проступает лёгкий румянец. Алекс и сам не отставал в проявлении чувств – мог неожиданно подойти сзади, и так обнять, касаясь шеи, что Майлз от пробежавшего по всему телу электричества чуть ли не ронял гитару, хотя и был немного менее чувствительным, чем друг. Им обоим очень нравилось задевать друг друга, в этом проявлялась и симпатия всех уровней, и увлеченность их, объективно, довольно сексуальной музыкой, и привязанность с доверием.

      Сегодня TLSP отыграли удачный концерт, публика и зал были приятными и активными. Майлз выступал в одном из своих любимых костюмов – отлично сшитом, нежно-голубом, состоящем из классического приталенного пиджака и довольно узких брюк. Дополняла образ такого же цвета рубашка. Алекс же надел светло-зелёный пиджак с чёрными отстрочками, чёрные брюки и простую белую майку. На сцене (да и вне ее) они прекрасно гармонировали между собой и с их музыкой, столь же лёгкой и изысканной.

      К концу шоу, и без того находящийся в приподнятом настроении (и небольшом подпитии) Алекс разошёлся окончательно. Во время исполнения уже и так ставшей притчей во языцех «Standing next to me» он не только разделил с Майлзом микрофон, но и крайне чувственно приобнял его, а потом прижался так, что Кейн весь вспыхнул, в то время как хитрец Тёрнер сохранил непоколебимое выражение лица. Майлз уже в этот момент понял, что сегодня друг настроен хорошенько поразвлечься, а сам он уж точно всегда был не против этого.

      Завершив выступление, и, сорвав привычные, но от этого не менее приятные, овации, парочка отравилась за кулисы, в гримёрную. Она в этот раз была довольно просторной и комфортабельной: тут тебе и большой диван, и круглый стол, и кресла, и минибар.

      Закрыв за собой дверь гримёрки, мужчины, с секунду посмотрев друг на друга, обнялись, словно в танце, переплетя пальцы рук. Они и со сцены удалились, пританцовывая, и это настроение до сих пор сохранялось. Алекс положил голову на плечо Майлзу:
      - Отлично мы сегодня отыграли, не так ли? – тихо спросил он.
      - Да, особенно удался финал, - немного иронично ответил Майлз.
      - Я старался, - подняв голову, и, улыбнувшись, парировал Алекс.
      - И долго ты будешь дразнить меня прямо на сцене? – запуская пальцы в волосы друга, поинтересовался Кейн.
      - На сцене – еще долго, но сейчас – не секунды более, - смотря ему прямо в глаза, совершенно серьёзно заявил Тёрнер.

      Поняв, что получил разрешение делать всё, что хочет, Майлз взял партнёра за волосы на макушке, и настойчиво, но не грубо или жёстко, потянул его за них, запрокидывая Алексу голову и, тем самым, давая себе доступ к его шее. Тот ахнул от неожиданности, и инстинктивно схватил Кейна за руку, но ничего предпринимать не стал, а лишь с интересом поглядел на него из-под ресниц.

      Шея Алекса вызывала у Майлза совершенно необычные чувства, а уж когда друг повязывал платок (что происходило часто в нынешнем туре), он и вовсе не мог отвести взгляд и постоянно ловил себя на пошлых мыслях. Сегодня на Алексе платка не было, но, возможно, это было и к лучшему. Видя, как сейчас он нервно сглатывает, то ли от возбуждения, то ли от того, что Майлз, всё же, слишком сильно дёргает его за волосы, Кейн, шумно вздохнув, поцеловал его около ключицы. Потом выше и выше, дойдя, таким образом, почти до подбородка. Алекс от таких поцелуев почувствовал разгорающийся жар в груди, и задышал чаще и поверхностнее. Возбуждение стало передаваться и Майлзу, и он, остановившись, перевёл дыхание. В этот момент Алекс чуть опустил голову, и, притянув партнера к себе, приложился губами к его скуле. Не ожидавший этого Майлз подавился вздохом, из-за чего Тёрнер искренне улыбнулся. Кейн, в ответ, довольно резко поцеловал его в губы, чудом избежав удара зубами. Отвечая на поцелуй, Алекс открыл глаза, и тут же столкнулся взглядом с другом.

      В плане подхода к ласкам и сексу между ними была достаточная разница – Кейн действовал круто, мог прижать или сильно схватить, в то время как Тёрнер был более мягким, любил погладить, аккуратно поцеловать. Однако их обоих устраивали данные правила игры, они получали истинное удовольствие. И вот сейчас, два этих так дополняющих друг друга мужчины стояли посреди гримёрки, меряясь взглядами карих глаз. Напряжение нарастало, смотреть в глаза так близко, не мигая, было всё сложнее, поэтому Алекс сдался первым, прикрыв веки. Майлз, будто только ждавший этого, взял его за плечи и повёл к дивану.

      Запнувшись о мебель, Алекс резко сел, оказавшись, таким образом, на уровне бёдер друга. Всё также судорожно вздохнув от берущего верх возбуждения, Тёрнер потянулся к ремню Майлза. Тот помог ему его расстегнуть, чуть соприкасаясь пальцами. От таких движений, напоминающих лёгкий бриз, у обоих всегда пробегали мурашки. Это случилось и сейчас, от чего мужчины заулыбались.

      Освободив друга от голубой ткани брюк, Алекс с готовностью посмотрел на него снизу. Майлз наклонился к нему, поцеловал, подрагивая от напряжения, которое уже невозможно было скрыть, и, легонько надавливая на грудь, повалил на диван. Тёрнер, явно не ожидавший такого развития событий, часто заморгал.
      - Свесь немного голову, мне кажется, это будет интересно. Я придержу, - убирая с лица партнера растрепавшиеся пряди волос, улыбнулся Кейн.

      Алекс без колебаний выполнил просьбу, ведь еще не было такого случая, когда бы Майлз ему навредил.

      Поторапливаясь, чтобы к голове друга не успела прилить кровь, и он не почувствовал себя плохо, Кейн стянул с себя пиджак и нижнее белье, оставшись в одной рубашке, от которой он, почему-то, избавляться не захотел. Алекс, во все глаза наблюдавший за ним, в нетерпении облизнулся.

      Майлз встал на колено, вплотную к дивану, одной рукой оперившись на подлокотник, а другой подхватил Алекса под затылок. Тёрнер обеими руками обхватил партнера за бедра, притянул к себе и взял в рот его упругий член.

      От первых же ощущений влажных губ и языка Майлз застонал, еще сильнее опираясь на диван. Алекс, чуть улыбнувшись, положил свою руку на руку друга, чувствуя, как тот напряжён. Он начал гладить его по тыльной стороне ладони, одновременно активно работая ртом, и скрывая, что время от времени почти давится из-за такого необычного положения с запрокинутой головой. Глаза его были открыты, ведь ему было интересно наблюдать за Майлзом с такого ракурса. Тот же, в свою очередь, напряжённо зажмурился и сдвинул брови, почти упав головой на опорную руку. Но, при всех бурных физических ощущениях, которые он сейчас испытывал, он не забывал поддерживать Алекса под голову, мерно водя пальцами по его волосам. Обоим было комфортно и приятно.

      Разрядка не заставила себя долго ждать, и Майлз, резко сжав запястье партнера, излился на диван, немного забрызгав Алекса от уголка губ до скулы. Когда он потянулся вытереть капли, Тёрнер остановил его руку, умиротворённо улыбнувшись. Этот жест умилил Майлза, и он поцеловал друга в чистую щёку.

      Немного отдышавшись, Кейн погладил Алекса по волосам, и помог ему полностью улечься на диван. От испытанного оргазма Майлза сильно клонило в сон, но он понимал, что оставить так постаравшегося для него друга без порции удовольствия будет нечестно. Поэтому он залез на блаженно распластавшегося на диване Алекса, и огладил его по лицу рукавом, всё же вытирая капли семени со щеки. Одновременно с этим он нащупал молнию на его брюках, расстегнул ее, но штаны снимать не стал, а просто запустил в район паха руку. От прикосновения к столь напряжённому и чувствительному участку тела Алекс ахнул, и начал стремительно краснеть. Его реакция раззадорила Майлза, поэтому он, взглянув другу в лицо, и удостоверившись, что сейчас он настолько податлив и расслаблен, что готов на любые изыски, твёрдо положил свободную руку ему на шею. Примерно представляя, что его сейчас ожидает, Тёрнер прикрыл веки, размеренно, но шумно вздохнув.

      Майлз начал выполнять синхронные движения: одной рукой он водил по пенису друга, другой - ритмично надавливал ему на шею, то придушивая, то отпуская. От каждого такого касания по всему телу Алекса пробегали волны удовольствия, смешанного со странным, оглушающим чувством нехватки кислорода. Он глубоко вдыхал, пытаясь равномерно распределять воздух. Из-за возбуждения и стимуляции получалось у него это не очень успешно, поэтому, услышав, что он начинает дышать более неровно и с присвистом, Майлз ослабил хватку на шее, сосредоточившись лишь на нижней части тела, значительно нарастив там темп движений.

      Чтобы контролировать ситуацию, и заметить, когда Алекс будет близок к финалу, Кейн перевел освободившуюся руку ему на плечо, буквально вдавливая партнёра в диван. Тёрнер, в ответ, обнял его обеими руками, жадно и сбивчиво дыша.

      Спустя еще несколько минут столь интенсивных ласк, Алекс напрягся, готовый к разрядке, тогда Майлз, живо среагировав, вернул свою руку ему на шею, сдавливая ее с боков. В этот момент Тёрнер сильно дёрнулся, запрокинул голову, и прогнулся в пояснице, испытывая чистое наслаждение. Ещё пару раз вздрогнув, он обмяк, дыша уже более спокойно. Кейн подержал его за шею, досчитав до пяти, и, наконец, отпустил.
Закашлявшись, Алекс прошептал:
      - О, Боже…
      - Я перестарался? - приподнимаясь на локтях, и заглядывая ему в лицо, взволнованно спросил Майлз.
      - О, нет, всё в порядке, - улыбнулся собеседник, - просто это было довольно… жёстко. Но мне, честно сказать, понравилось. Впечатляет, - краска всё ещё не сходила c его лица.
      - А мне-то как! - продолжая смотреть ему в глаза, сказал Кейн.
      На это Алекс сдавленно рассмеялся, проведя рукой по коротким волосам Майлза.
      - Может, покурим? – привычным движением похлопывая по карманам пиджака, который он так и не снял, предложил Тёрнер.
      - Ты же бросаешь! – удивленно воскликнул его партнер.
      - Заначка у меня всегда имеется, - подмигнув, ответил молодой человек.

      Майлз хотел было шлёпнуть его по заднице, но из того положения, в котором они находились, сделать это было затруднительно. Алекс быстро вылез из-под него, и направился к окну. На дворе уже была ночь, и прохладный воздух мягко залетал в комнату. Кейн, надев штаны, подошел к другу и взял протянутые сигарету и зажигалку. Они открыли форточку и закурили.

      Посмотрев на партнера сбоку, Майлз увидел, что у него на шее проступают красные отметины, смешение царапин и кровоподтеков. С одной стороны, выглядели они как-то странно будоражаще, с другой, Кейн почувствовал некий укол совести, ведь это было в буквальном смысле его рук дело.
      - Не больно? – аккуратно коснувшись метки, спросил он.
      - А что там? – удивился Алекс.
      - Похоже, я тебя хорошенько потрепал в порыве страсти, - морща лоб, ответил Майлз.
      - Что ж, придётся мне теперь вообще не снимать того шейного платка, - совершенно беззлобно ответил собеседник, хитро глянув на Кейна.
      Майлз тут же вспомнил сей прекрасный аксессуар, и мечтательно улыбнулся:
      - Знаешь, ради того, чтобы ты его не снимал, я готов частенько проделывать с тобой нечто подобное.
      - Даже так? – нарочито игриво отозвался Алекс, - тогда готовь свои руки!
      Майлз хлопнул друга по плечу, и они хором рассмеялись, выпуская клубы табачного дыма в темноту ночи.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.