Радикальное средство 4

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города»

Пэйринг и персонажи:
Кау-Рук/Лон-Гор/Мон-Со, Баан-Ну
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, Драма, PWP, AU, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Групповой секс, Кинк
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Никогда раньше на борту «Диавоны» не было так весело.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сиквел к драбблу «Технические особенности», вдохновлённый комментариями читателей.
Написан на ФБ-15.
Также над фанфиком работали D~arthie и анонимный доброжелатель.
16 июня 2018, 11:06
С того момента, как Мон-Со зашёл в медотсек за заветными таблетками в отсутствие Лон-Гора, перевернул контейнер другой стороной и обнаружил на нём надпись «Биологически активная добавка», прошло почти двое суток.

Лон-Гор скатился с рулонов маскировочной сетки прямо на пол грузового отсека, прислушался, не донесётся ли из темноты подозрительный шорох, и только тогда позволил себе сладко потянуться. Спать на рулонах было мучением, но в медотсек или в собственную каюту путь ему был пока заказан. Вахта делилась на три части, и хуже всего приходилось тогда, когда «Диавона» летела на автопилоте, а Кау-Рук и Мон-Со могли заняться чем хотели. Например, устроить облаву. И их обиду он при всей её нерациональности прекрасно понимал. Хорошо ещё, Баан-Ну ничего не видел, кроме своего бессмертного труда.

Он взглянул на светящийся циферблат часов и уверился, что сейчас должна быть вахта Мон-Со, а значит, можно заглянуть на камбуз. Поодиночке они его ловить не станут, короткая схватка в самом начале веселья доказала, что силы равны и нужно брать числом. Как и всякий уважающий себя менвит, Лон-Гор не забывал о тренировках, и теперь подготовка ему пригодилась, но профессиональный долг не позволил ему заиграться и врезать штурману побольнее.

В темноте грузового отсека он, не торопясь, отжался тридцать раз в стойке на кулаках, убедился, что тело его не подводит, и решился выйти. Засады не было, наверное, Кау-Рук и Мон-Со ещё не вычислили, где его убежище, а может, решили караулить там, куда он точно должен заглянуть — на камбуз или в свои владения. В медотсек Лон-Гор не торопился, делать там было нечего, а ссадину на костяшках, оставленную пуговицей на мундире штурмана, он просто зализал. Камбуз — другое дело. Но только в святая святых — отсеке криосна — он мог быть спокоен, зная, что пока он проверяет показания датчиков, никто не посмеет его отвлечь. Игра начиналась сразу за порогом.

Лон-Гор поднялся по лестнице из грузового отсека, стараясь идти бесшумно. Коридоры «Диавоны» были запутанными только на первый взгляд. Он уже прикидывал, где можно пройти по аварийной лестнице, а где — миновать кружным путём опасное пересечение коридоров. Огромный пустой корабль очень естественно превратился в пространство, отлично годящееся для охоты. Однажды Лон-Гор, убегая, захлопнул дверь прямо перед носом преследователей и долго ещё стоял в хозблоке, пытаясь отдышаться и чувствуя, как зашкаливает в крови адреналин. Вот чего им не хватало весь этот долгий первый год полёта. Адреналина — и кое-чего другого.

Он не обольщался насчёт того, чем всё должно закончиться. Было интересно, как именно наступит развязка и как они будут сосуществовать дальше. Считалось, что образцовый менвит с лёгкостью преодолеет те позывы тела, которые отвлекают от работы. Хотел бы Лон-Гор посмотреть на того умника, который это придумал. Пару раз тянуло сдаться, но он пока что держался.

Ещё было интересно наблюдать, как общая задача сблизила вчерашних врагов. Гоняя его по кораблю, Мон-Со и Кау-Рук понимали друг друга с полуслова. Лишнее подтверждение тому, что именно физиологические потребности заставляют разум им служить, а не наоборот. Ну, и общая цель, конечно, тоже. Исследование с погружением в проблему тянуло на статью, жаль только, в журнал её не пошлёшь и своим именем вряд ли подпишешь.

Пустые коридоры с приглушённым аварийным освещением не скрадывали его шагов, и звук разносился между переборками. В самом тёмном месте, там, где начиналась лестница, Лон-Гор замедлил шаг и всмотрелся в темноту, но и здесь его не ждала ловушка. Он сдержал улыбку. Может, получится добраться до своей каюты, запереться и выспаться нормально? Проблема была в другом — четыре их каюты находились рядом, шанс попасться был слишком высок. Что же, тогда его хотя бы будут валять не на полу, а на постели. Это не могло не радовать.

Коридор был, на первый взгляд, пуст, но добраться до своей двери Лон-Гор не успел.

— Витамины, значит, — многообещающе произнёс Кау-Рук, появляясь в открывшемся дверном проёме у него за спиной. Мон-Со шагнул с лестницы впереди.

Лон-Гор постарался прижаться лопатками к переборке так, чтобы движение не выглядело поспешным.

— Не витамины, а минеральные вещества и микроэлементы! — поправил он. — В таблетках их добавляют к питанию в случаях повышенной потребности.

Поговорить до этого у них как-то не получилось. Интересно, выйдет ли у него отбиться от двоих сразу? Он ещё не пробовал, как раз представлялся шанс узнать. Заговорить зубы и прочитать лекцию — точно нет.

— Кстати, сейчас же ваша вахта.

— Мы изменили график, сейчас автопилот, — нехорошо улыбнулся Мон-Со, подступая ближе. С ним Лон-Гор сцепился первым. Сразу стало ясно, что зря он в последнее время пренебрегал спаррингами.

Ему удалось спихнуть Мон-Со на несколько ступеней ниже, но потом он самым глупым образом угодил в его удушающий захват. Торжествующее выражение на лице Кау-Рука не поддавалось описанию.

— Что за шум? — раздался в коридоре голос Баан-Ну. — Я как раз был занят научным трудом…

Научным, как же. Придушенный Лон-Гор сделал попытку вырваться из захвата бесшумно, Мон-Со не позволил, тоже стараясь не шуметь. Командование их не видело, и хорошо.

— Понятия не имею, мой генерал, — бодро ответил Кау-Рук, пренебрегая стандартными ответами по уставу. — Наверное, Мон-Со опять мячик гоняет, ничего страшного.

Лон-Гор попытался врезать Мон-Со локтем; тот блокировал его, но вместо того, чтобы ударить в ответ, откровенно облапал свободной рукой.

Баан-Ну проворчал что-то про нарушение порядка и закрыл дверь. В который раз Лон-Гор ему позавидовал, но потом сообразил, что не знает, что на самом деле пишет генерал и не может ли его труд стать материалом для психологического исследования.

— Так вот, — начал было Кау-Рук, стоя наверху лестницы, но Лон-Гор решил больше не медлить. Воспользовавшись тем, что Мон-Со ослабил хватку, он перебросил его через себя; подстраховав, уронил на ступени и метнулся вниз.

«Биохимия, — размышлял Лон-Гор, поудобнее устроившись на рулонах маскировочной сетки и слушая голодное урчание у себя в животе. — Мы даже не очень осознаём, что делаем. Ладно, я осознаю больше них. Но каков процесс! Интересно было бы на нас посмотреть на последнем году полёта. Устоявшиеся сексуальные контакты на протяжении долгого времени в замкнутом пространстве могут развить эмпатию, повысить чувство безопасности и увеличить работоспособность. Даже если приличия будут предписывать нам обо всём забыть, как только придёт пора будить кого-то ещё, все перечисленные эффекты никуда не денутся. Взять бы у нас кровь на анализ… Проклятые умники из комиссии, решили, что с природой справиться легко. А вот напишу статью и пошлю файл на Рамерию по передатчику, пусть там у них скандал будет…»

Он подпёр голову руками и устремил взгляд в темноту отсека.

«Если только эта консервная банка не разобьётся из-за того, что у штурмана кровь слишком часто приливает не к мозгу, а к кавернозным телам*. Впрочем, его страдания вполне можно облегчить, чего он, собственно, и добивается…»

Ужасно не хватало блокнота — записывать приходящие мысли. Надо, наверное, всё же начать вести дневник, потом пригодится. Лон-Гор фыркнул, представив себе потомков, гадающих, что было вырезано цензурой.

Была пора идти проверять спящих в криосне. Лон-Гор тщательно изучил показания приборов и записал данные в журнал, потратив на это около часа, а потом не спешил уходить. Вид заполненных капсул только в первые дни был жутковатым, потом ощущение инфернальности уходило, но если присмотреться, можно было затрепетать снова. Это было страшнее оторванных конечностей, бесстыдно раскрытых внутренностей, страшнее фонтана крови в лицо, а уж в военном госпитале он всякого насмотрелся.

Он остановился возле одной капсулы, через толстое зеленоватое стекло вглядываясь в безжизненный профиль создателя «Диавоны». Просыпаясь после экспериментального погружения в анабиоз, некоторые подопытные рассказывали, что видели сны. Что могло сниться рабам, а что — хозяевам? Лон-Гор оглянулся на другие капсулы: и менвиты, и арзаки были одинаково беззащитны перед ним. Стоит только щёлкнуть рычажками не в том порядке, и сон перейдёт в смерть. Он покачал головой и ткнулся лбом в стекло. Если через шестнадцать лет он сойдёт с ума, нужно будет успеть закрыть этот отсек от самого себя. «Профилактика сумасшествия, — криво ухмыльнулся он своему искажённому отражению. — А что, вполне годится».

Хотелось смыть с себя неприятное ощущение, и Лон-Гор отправился в душевую, почти забыв о том, что за ним охотятся, и даже не опасаясь, что сейчас на него неожиданно набросятся, чтобы сознательно причинить боль. То, о чём он думал, глядя на спящий экипаж, было куда важнее их игры, но сейчас он постарался на время об этом забыть и расслабиться. Только вынырнув из полотенца, которым сушил волосы, он осознал свой промах.

— У нас есть час до моей вахты, — с предвкушением уведомил Мон-Со и едва ли не облизнулся. Лон-Гор с тоской проанализировал диспозицию и понял, что беготня закончена. Полотенцем он прикрылся — до поры.

— Только скажите, зачем вы нас обманывали? — спросил Кау-Рук, запирая дверь.

— Потому что на самом деле не существует такого средства, которое надежно блокировало бы либидо, при этом не влияя на гормональный статус или не снижая концентрацию внимания, — честно ответил Лон-Гор. — Но вы же и с плацебо неплохо справлялись, верно? Надо было мне держать таблетки подальше.

— Поздно оправдываться, — вздохнул штурман, начиная обходить его сбоку. Всем своим видом Лон-Гор показал, что не сдастся без борьбы, пусть даже и не в полную силу. Он не сомневался, что если будет драться ради спасения, а не ради удовольствия, они поймут и оставят его. Кау-Рук обхватил его сзади, Мон-Со с ухмылкой отобрал полотенце, и Лон-Гор понял, что, кажется, никакой борьбы не будет. Физиология побеждала разум, и это было даже приятно.

— Ладно, это всё равно случилось бы когда-нибудь, — пробормотал он. Штурман гладил его по животу, опускаясь ниже, впрочем, сейчас даже ласк не потребовалось. Потереться вставшим членом о бедро Мон-Со определённо было хорошей идеей, и Лон-Гор уже счастливо зажмурился, отдаваясь во власть инстинктам, но тут же спохватился:

— Смазка!

— Обманщикам смазки не полагается, — уведомил его штурман, лапая всё более бесстыже.

Нашли предлог и до того заигрались, что сами почти поверили, будто это он виноват в том, что у них стоит друг на друга.

— Травмы слизистой заживают дольше, и… — взвился было Лон-Гор.

— Да взял я смазку, — совершенно чужим и хриплым голосом оборвал его Мон-Со и с жадностью коснулся губами его шеи. Лон-Гор не поверил, наощупь потянулся рукой, добрался до кармана.

— Я должен убедиться, — пробормотал он, едва переводя дыхание. — Схватили первое попавшееся…

— Вот зануда, — выдохнул Кау-Рук ему на ухо.

— Техника безопа… асности… — простонал Лон-Гор.

— Это точно не та жгучая хрень от насморка, — успокоил их Мон-Со. — И мне-то она не понадобится!

— Всё равно техника безопасности! — не сдавался Лон-Гор, ещё как-то ухитряясь думать о собственной сохранности, а значит, и о сохранности и всей экспедиции.

— Я же не идиот, чтобы ломиться со всей дури, — заверил Кау-Рук, а Мон-Со выхватил из кармана тюбик и повернул его так, чтобы было видно надпись. И только тогда получилось довериться окончательно.

Они тискали его торопливо и не слишком ласково, стараясь не встречаться взглядами; то, что он раздет полностью, а они — вовсе нет, будоражило так, что вскоре Лон-Гор забыл о том, что хотел рассказать про технику безопасности поподробнее. Впрочем, судя по тому, как чутко оба отслеживали реакции его тела, в этом не осталось нужды.

Расстегнуть Мон-Со штаны было минутным делом, а стоять на коленях на кафельном полу оказалось вполне терпимо, особенно если похоть победила здравый смысл. Мон-Со судорожно вздохнул и подался бёдрами вперёд, едва почувствовав прикосновение языка к члену.

— Спокойно, я только лизнул… — пробормотал Лон-Гор и взял его в рот. Теперь Мон-Со полностью зависел от его движений, и слушать его тяжёлое дыхание было настоящим удовольствием.

Кау-Рук позади него был весьма сосредоточен; вскоре Лон-Гор хотел сказать ему, что нечего так долго нежничать, но рот был занят. У Мон-Со, кажется, подкашивались колени, и пришлось обхватить его за бёдра, чтобы не вздумал грохнуться. Судорожные вздохи сменились стонами, сдавленными, как будто Мон-Со пытался сдерживать их и не мог.

Проникновение заставило ненадолго прерваться и принять более удобную позу. Кау-Рук был так напряжён, будто ждал, что на каждое его движение Лон-Гор ответит криком боли, но, на счастье, был аккуратен, как и обещал. А иначе ходить бы ему потом с разукрашенной физиономией… и без оказания квалифицированной медицинской помощи…

— Да можно уже! — не выдержал Лон-Гор, когда возбуждение стало невыносимым, а Кау-Рук, как назло, замер, осторожничая. Мон-Со кусал губы, но прикасаться к себе почему-то не решался, а едва ли не ждал команды. Ещё достало рассудительности, чтобы догадаться не спешить с ним, но потом остались только инстинкты.

Штурман прикусил ему кожу на плече, к счастью, не слишком больно, и стало понятно, что финал близок. Лон-Гор перестал сдерживать Мон-Со и позволил ему толкаться самому, и через пару мгновений у него перед закрытыми глазами заплясали белые искры. Мон-Со охнул, Кау-Рук простонал что-то невразумительное, и отношения внутри коллектива окончательно перешли на новый уровень.

— Больно? — с сожалением поинтересовался Кау-Рук. Лон-Гор, который после того, как всё закончилось, рухнул навзничь на скамью перед душевыми кабинками, молча покачал головой, ловя удовольствие от затихающего всплеска гормонов, и вытер уголки губ.

— А Мон-Со стыдно, — наябедничал штурман, подбирая полотенце и закидывая его на крючок. — До его вахты пятнадцать минут, а он уже убежал, как ошпаренный, ни на кого не глядя.

— Психологические барьеры, — кивнул Лон-Гор, не открывая глаз. — Надо с ним поработать, стыд от удовлетворения базовых физиологических потребностей может отрицательно сказаться на… на… забыл, на чём.

Кау-Рук сел прямо на пол, опираясь о скамью локтем.

— Это правда должно было случиться? — спросил он.

— Угу. Что вы хотите, мы заперты здесь, так что лучше рано, чем поздно. Самый естественный способ разрядки. Вернусь на Рамерию — прихлопну председателя комиссии… А пока буду ждать вахты автопилота с нетерпением…

— Да, а ещё пока свободен кто-то из нас… — не договорив, Кау-Рук с возмущением вскинулся: — Хорошо устроились, док!

Лон-Гор неприлично заржал, запрокидывая голову и закрывая ладонями лицо.

— Я не подумал… — проговорил он сквозь смех. — Это действительно хорошая идея! Главное, чтобы генерал не узнал… Нет, напишу-таки, напишу!

— Что напишете?

— Да так… — ответил Лон-Гор и посмотрел на Кау-Рука. Тот всё пытался быть серьёзным, но ничего не получалось:

— И не думаю, что вас всегда ждёт такое же веселье, как сейчас. Надо же и кого-то другого погонять по кораблю?

Они, не сговариваясь, посмотрели на закрытую дверь, потом друг на друга и оба не сдержали улыбки.

Гипотеза насчёт улучшения психологического климата определённо находила подтверждение.

____________

* кавернозные тела — структурная единица эректильной ткани пениса, обеспечивают эректильную функцию.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.