С гнильцой 187

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Detroit: Become Human

Пэйринг и персонажи:
Гэвин Рид/Хэнк Андерсон
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: UST Дарк Жестокость Изнасилование Насилие ООС

Награды от читателей:
 
Описание:
Гэвин Рид и его "гейско-садистский эдипов комплекс с осложнениями".

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Преканон. ООС Рида. Все в рамках ЮСТа.
Продолжение (три года спустя): https://ficbook.net/readfic/7042753
Замечательный Укуренный Лин сделал коллаж к работе: https://vk.com/maximally_sad?w=wall-167440860_344
26 июня 2018, 01:20
Гэвин старался не думать о том, что за истоки были у его сексуальных фантазий, откуда взялось это жгучее желание причинять боль мужчинам на пару десятков лет старше него самого. Хотя на самом деле думать здесь было особенно не о чем — не нужно быть Фрейдом, чтобы сложить два и два. Сначала папаша — даром что семнадцатилетний идиот, — бросил мать Гэвина сразу после того, как узнал, что она беременна, тем самым подарив безотцовщину и вереницу идущих за ней комплексов. Потом любимый до поры до времени дядя знатно подлил масла в огонь, пару раз поиграв с маленьким племянником во взрослые игры. Ударившаяся в радикальный католицизм мать совсем делу не помогала, да и в школе с некоторыми учителями и студентами отношения были не то чтобы очень теплые... Ничего удивительного, что из этого кошмара вылезло то, что вылезло. Гэвин даже придумал этому подходящее название: гейско-садистский эдипов комплекс с осложнениями. Не самое паршивое название для книги и очень херовая штука для повседневной жизни. Впрочем, Гэвин достаточно быстро научился брать свои специфические желания в узду, направив всю лишнюю энергию в учебу, а затем и в работу. Это позволило ему вполне сносно существовать, двигаться вверх по карьерной лестнице и безо всяких задних мыслей счастливо потрахивать ровесников или кого-нибудь помоложе. Все продолжалось ровно до того момента, когда Гэвина перевели в отдел, где работал Хэнк Андерсон, алкаш с непосильным грузом вины за спиной. Это случилось на третий день. Гэвин задержался, пытаясь спасти свое любимое пальто от огромного кофейного пятна, и зашел на этаж сразу за слегка помятым от похмелья Хэнком. Взглянув на него, вяло отмахивавшегося от раздраженного капитана Фаулера, Гэвин вдруг почувствовал, что его безукоризненно работавшая система подавления дала свой первый сбой. Он подумал о том, что Хэнк отлично смотрелся бы на Андреевском кресте. — Чего вылупился? — рявкнул Хэнк, заметив Гэвина. — Дел нет? Иди, куда шел, салага! Опаздывает он тут еще... Собрать седые волосы в маленький нелепый хвост. Стрелять из гвоздезабивного пистолета в раскрытые ладони, пока не останется живого места на линиях жизни. Сжимать в ладони яйца, ожидая, когда с губ сорвется вопль. Срезать татуировки с кожи — о, у него должны быть татуировки, — раскаленным ножом. Сажать на испанского коня, украшенного пластмассовым фаллосом, привязывая к лодыжкам маленькие гирьки. Совать в некрасиво растянутый анус вибратор вместе со своим членом одновременно. Слушать крики, угрозы и мольбы. Смотреть, как раны превращаются в шрамы, как настоящая боль становится фантомной. На самом деле они с Хэнком уже пересекались и не раз, но раньше Гэвин не рассматривал седого лейтенанта как объект своих извращенных фантазий. Наверное, что-то было такое в его взгляде, что-то неуловимое, от чего Гэвину почти моментально снесло крышу. — Вас забыл спросить, лейтенант Алкоголик, — ответил Гэвин. Лицо Хэнка перекосило от злости, и это выражение мгновенно стало частью уродливых фантазий Гэвина. Что-то разбередило заросшую мхом гнильцу. Оставалось только молиться, чтобы Гэвин никогда не претворил свои фантазии в жизнь. Вот только кому было молиться? Миссис Рид умерла сорок дней назад.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.