Ультиматум по-беллиорски 22

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города»

Пэйринг и персонажи:
Ильсор, Баан-Ну, Кау-Рук, Лон-Гор, Мон-Со, ОМП, Урфин Джюс
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 87 страниц, 27 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Оуееф
Описание:
Невидимые беллиорцы совершают ещё одну диверсию, и этот удар по силе несравним с предыдущими.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Написан на спецквест ФБ-15 по заданию "Ультиматум".
Двойная хронология. Слабые намёки на преслэш. Намёк на селфцест. Cavefic.
Сиквел к макси «Тёмные подвалы».
Также над фанфиком работали D~arthie и анонимный доброжелатель.

18

8 июля 2018, 14:02
(Три дня назад) Проснувшись, Ильсор почувствовал себя на удивление хорошо. Почти ничего не болело, а вместо усталости по телу разливалась сонная нега. На искусанных губах тонкой корочкой застыла мазь с привкусом ментола. В кои-то веки Ильсор лежал вытянувшись, а не свернувшись калачиком. Всё равно занимал он только половину узкой койки, отодвинувшись на один край. Потом он нащупал бинты, обматывающие его ступни. Всё в целом подтверждало, что доверять нужно делам, а не собственным нехорошим домыслам. Дверь распахнулась, и Ильсор вздрогнул, выходя из задумчивости. Лон-Гор выглядел до неприличия довольным. — Доброе утро. Что нового? — спросил Ильсор. — Доброе! — жизнерадостно откликнулся Лон-Гор и наставил на него мигающий сканер. — Только что мы разругались со штурманом, вдрызг и прилюдно. Ильсор посмотрел на него, пытаясь понять, как с этим соотносится довольный вид. — А, простите, по какому поводу? — По поводу того, что Кау-Рук ничего не смыслит в гипнозе и едва не наломал дров. Нельзя просто так взять и приказать что-то чужому рабу, у него может и крыша поехать: вдруг собственный хозяин приказывал нечто противоположное? — Уже поехала, — пробормотал Ильсор, начиная понимать. — И что же? — Сказал ему, чтобы и близко не смел к вам подходить. Пренебрегает знанием, подаренным нам великим Гван-Ло, так пусть и не суётся. Давайте левую руку. — Опять колоть? — Нужно сравнить показатели вчера и сегодня. Иголка впилась Ильсору в палец. — А ещё что вы ему сказали? — Что любое постороннее вмешательство в ваш разум оставит экспедицию без главного техника. — Мон-Со присутствовал? — Ну разумеется, мы для этой драматической сцены специально столовую выбрали во время завтрака… Показатели улучшились, я так и думал. Ильсор смеялся, не в силах остановиться: от счастья, чувства безопасности и от того, что представлял кислую физиономию командира эскадрильи, сообразившего, что допросить подозрительного раба теперь не выйдет, не такой он человек, чтобы поступать наперекор и специально рисковать. Даже за стенами владений Лон-Гора Ильсор всё яснее ощущал эту безопасность, как будто ночь отдыха что-то в нём изменила. Прежде чем покинуть их, он посмотрел в зеркало и не обнаружил в нём никаких признаков израненного и отчаявшегося чудовища. Вчерашнее действительно было следствием переутомления, а сегодня он на удивление успел даже больше, чем раньше: прислуживал генералу, который искренне обрадовался его возвращению, перемигивался с арзаками, которые ещё не знали, какой сюрприз он им готовит, распоряжался устроенным в подвале складом и следил, чтобы все нужные при побеге вещи лежали подальше от входа. Встречая Мон-Со, который, казалось, едва ли не скрипел зубами от злости, Ильсор кланялся ему, но старался часто перед ним не маячить: вдруг искушение окажется сильнее инструкции? — Сегодня или завтра? — шёпотом спросил Кау-Рук, который явился к Лон-Гору — якобы чтобы извиниться за утреннее происшествие. Ждать завтрашнего дня было невыносимо, но Ильсор крепился, понимая, что у них только одна попытка. Сказать всё арзакам он решил только ближе к вечеру, так было меньше шансов проколоться. Свои вещи он уже давно сложил, и чертёжные инструменты занимали большую часть. Кау-Рук скоро ушёл, а Ильсор остался: ему нужно было прояснить один момент. — Вы же идёте тоже? — спросил он Лон-Гора. До сих пор они об этом не говорили, это подразумевалось само собой, но сейчас возникли сомнения. — А какие у вас аргументы в пользу того, чтобы я бежал вместе с вами? — Отложив его блокнот и чистый лист, на который он перечерчивал план пещер, Лон-Гор взглянул на Ильсора, который без спросу устроился в кресле. — Ну… Во-первых, уходит большая часть лагеря, нас двести тридцать против ста пятидесяти. Во-вторых, мы отправляемся в неизведанные места, где нас может поджидать множество опасностей. В-третьих, я опасный псих и без вашего присмотра могу что-нибудь натворить… — Прежде всего, вы беспринципный манипулятор, и я занесу это в вашу медицинскую карточку, — совершенно серьёзно ответил Лон-Гор. — Так это значит «да»? — Да, да! — вдруг рассердился Лон-Гор. — Не приставайте, я страдаю по библиотеке, её-то с собой не утащишь… — Мы можем помочь, — предложил Ильсор. — Нет, слишком подозрительно. Мы должны пропасть так, чтобы не было понятно, ушли мы по своей воле или нет. Если я возьму книги, это явно будет осознанное решение. — А ультиматум? — спохватился Ильсор. Он всё ещё сомневался. — От лица беллиорцев — подло, от своего… Штурман против, говорит, это недейственно. — Я тоже против. Мы исчезнем очень тихо и безо всяких ультиматумов. — Да, но догадаются ли оставшиеся об истине? — Когда придётся самим готовить, колоть дрова, ремонтировать вертолёты — догадаются, — заверил Лон-Гор. — Хотя вообще-то я сомневаюсь. В любом случае их проблемы уже не должны нас волновать. После разговора с ним Ильсор заглянул к Айстану. Тот долго держал его за руку, как будто пытаясь найти опору и утешение, а потом признался: — Док не даёт мне в зеркало смотреть. Делает перевязки, а посмотреть не разрешает. Лежу, мучаюсь: а если всё очень плохо? Ильсор опять испытал острый приступ вины, но потом рассудил, что лучше быть изуродованным, но свободным, чем целым и порабощённым. Если бы ещё сам Айстан пришёл к тому же выводу… — Послушай, ничего не изменится, — сказал он. — Мы тебя любим по-прежнему. Ты ходить можешь? — Могу, но недалеко, для работы ещё не годен, слабость. А почему ты спрашиваешь? — Да так, к слову пришлось, — ответил Ильсор, мысленно отметив, что нужно захватить носилки. — Беру его на себя, — сказал Лон-Гор, когда Ильсор, вернувшись, изложил ему проблему. — Разумеется, я об этом уже подумал. А теперь ступайте спать и не переживайте зря, всё будет хорошо. Спать Ильсор устроился вместе со всеми, на полянке неподалёку от замка. Ночью при свете звёзд он прошёлся от полянки до входа в подвал и убедился, что при желании это расстояние можно миновать так, чтобы не заметили часовые. Менвиты опасались беллиорцев и во все глаза смотрели за периметр, но охранять своих рабов им в голову не приходило. Самонадеянность и доверчивость менвитов были ему только на руку. Прокравшись обратно, Ильсор забрался в спальный мешок и некоторое время, бессмысленно улыбаясь, смотрел на звёзды. Завтра его люди станут свободными, только сами они об этом ещё не знают.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.