Ronald Weasley and the Time of The Universe

Смешанная
R
Заморожен
75
автор
Размер:
52 страницы, 13 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
75 Нравится 45 Отзывы 60 В сборник Скачать

Глава 10.

Настройки текста
В воскресенье, видимо, в качестве искупления за вчерашний разговор, отец решил меня порадовать. Дабы я не заскучал в четырех стенах, папа решил сходить в гости к нашим ближайшим соседям – Лавгудам, благо, Ксенофилиус в этот раз не собирался в безумную экспедицию в погоне за неуловимыми существами. Я, в общем-то, не горел желанием общаться с детьми, но за несколько месяцев, проведенных в Хогвартсе, все же привык к их обществу, так что всерьез опасался за каникулы наедине с отцом потерять навык общения с ними. Так что присутствие Луны было как нельзя кстати. - Добрый день, Артур! – Ксенофилиус радушно раскинул руки и, по ему одному ведомому обычаю, трижды поцеловал отца в щеки. Досталось и мне. Фу, аж передернуло от отвращения, - Проходите, друзья мои, мы с Луной приготовили небольшой обед! Ну, «небольшой» было сказано с явным преуменьшением. Но, как говорится, глаза боятся – желудок радуется. Это я к тому, что с того момента, как я позавтракал, прошло никак не больше пары часов, но организм упорно и настойчиво требовал положенной ему трапезы. Переходный возраст, чтоб его! Луна радостно вертелась вокруг взрослых, то и дело поддакивая отцу с таким важным видом, что я хихикнул. Чем, естественно, привлек внимание девочки. - Ты странный, - протянула она задумчиво и провела перед моим носом ладошкой, так близко к лицу, что мне пришлось скосить глаза. Пару мгновений Луна разглядывала свою руку с таким видом, будто бы на ней были написаны законы мироздания. От любопытства я аж шею вытянул, однако ничего необычного рассмотреть не смог: ну ладошка да ладошка, маленькая, мягкая, со светлой кожей, вполне себе девчачья. От досады я даже плечами передернул. Обед прошел под мерные разговоры взрослых, которые после трапезы вдруг вбили себе в головы, что детям, то есть, мне и Луне, обязательно нужно прогуляться. И, не спрашивая, нас выставили за дверь. Вообще-то, это нечестно! Я нахохлился от холода и утер мгновенно повлажневший нос. Луна хихикнула: - Ты похож на уренурга, которого облили водой. - Э, на кого? – я выпучил глаза, но с интересом начал слушать девочку, которая с энтузиазмом рассказывала мне о выдуманных существах и местах их обитания. Мерлин, какая же она чистая и светлая, просто удивительная! И, что самое важное, она сумела удержать этот свет в себе, в то время как даже Гарри сдался на милость суровой реальности. Я вспоминал и наши долгие разговоры с ней, и свои слезы в ее плечо, и ее размеренный голос, когда, первой примчавшись ко мне домой после похорон Гермионы, она спасла меня от смерти. Все-таки, ее призванием действительно было лечение людских душ. Хрупкая нежная девочка с большими светлыми глазами, чистой душой и огромным сердцем. Ее ждало великое будущее. Так как я пробегал почти весь день на улице, искренне наслаждаясь обществом Луны и несильным морозом; вечером домашнее тепло и сытный ужин разморили меня настолько, что я вырубился, стоило только прилечь на диван уже в «Норе». Сквозь мутную пелену между сном и реальностью, я почувствовал ласковое поглаживание по голове, потом отец – а это мог быть только он – бережно поднял меня на руки и медленно направился к лестнице. Мне было настолько хорошо, что я совсем не хотел открывать глаза, хотя и жалел отца, взвалившего на себя мою тушу. Уложив меня на кровать, он шепотом пожелал мне сладких снов, коснулся губами лба и ушел, погасив за собой свет. А я, похоже, впервые в жизни действительно ощутил, насколько сильно меня любят. На глаза навернулись слезы то ли счастья, то ли сожаления за прошлые ошибки, но сон взял свое, и я провалился в его теплое, пахнущее кексами и корицей нутро. На понедельник отец отпросился с работы, и мы отправились в Косой Переулок за новой волшебной палочкой для меня. Рождество оставило свой след и на магических улицах: переливались яркими огоньками магические гирлянды, и яркие витрины были украшены морозными рисунками. Все смотрелось настолько празднично и здорово, что помимо воли я действительно (впервые за много лет) проникся духом Рождества. Наконец, мы подошли к лавочке Олливандера. Пожалуй, она была единственным местом, которое не затронули зимние перемены. Но даже ее пыль не смогла отбить у меня приподнятого настроения. - Добрый день! – продавец появился около нас неслышной тенью, заставив вздрогнуть и меня, и отца, - А, юный мистер Уизли! Вижу, вы получили мое приглашение? - Да, сэр, - ответил за меня отец и чуть подтолкнул меня вперед. Ну, я, вообще-то, и сам знаю, что надо делать. Правда, все-таки не рискнул сказать об этом отцу. Олливандер же занялся тем, для чего мы и пришли: линеечки уже вовсю обмеряли мои параметры, порхал вокруг меня карандаш. - А ну, кыш, кыш! – прикрикнул создатель волшебных палочек. На удивление, его инструменты упорхнули прочь, будто были живыми птицами. Мне показалось, будто бы раздался возмущенный писк. Впрочем, это было всего лишь мое воображение, - Ну-с, молодой человек, давайте посмотрим, что вам подойдет – я приготовил несколько палочек из своих запасов и несколько новых. Мда, Олливандер явно преуменьшил: палочек было не меньше пятидесяти! Вот ведь действительно фанат своего дела. Через полчаса «примерки» у меня уже болела кисть, пальцы не слушались, а нужной палочки мы так и не нашли. - Я так и знал, мистер Уизли, что вы очень необычный клиент! – довольно воскликнул Олливандер и потер руки; бледные глаза вдруг засияли потусторонним лунным светом. Я сделал шаг назад, чувствуя, что влип по самые уши, - Мистер Уизли, я хочу кое-что попробовать, вы не против? Отец покачал головой, хотя и сам с осторожностью смотрел на изменившегося в лице пожилого волшебника. Ой, что-то сейчас будет, Мерлином клянусь! Олливандер вытянул руку, в которую спустя пару мгновений влетел слабо светящийся чуть розоватый кристалл. В нем я безошибочно угадал тот, который едва не сжег в больничном крыле. Олливандер подтвердил мои предположения: - У вас есть потенциал, молодой человек. Обычно детская магия надолго не задерживается в кристаллах, однако ваш сияет до сих пор. Видите? Да, я видел. Не сказать, чтобы очень четко, но все же видел легкие светлые завихрения у самых граней. Почти незаметные на свету, в тени их было гораздо проще разглядеть. Мастер улыбнулся: - Это дар, мистер Уизли: видеть магию. Волшебники, конечно, в той или иной мере все обладают им – а как же иначе мы могли бы видеть лучи заклинаний? – вопрос, конечно, был риторическим. Странно, но я вообще-то никогда не слышал о таком, хотя и дети из чистокровных семей любили похвастать доставшимися от предков талантами, - Но есть люди более чувствительные, способные разглядеть не только наиболее сильные магические проявления, но и самые легкие магические потоки. Такие, как я. Или как вы, Рональд. Вы ведь не против, если я буду звать вас по имени? Так гораздо проще. - Нет, конечно, сэр. Однако, - я сделал задумчивое лицо, - зачем вы мне это рассказываете? - О, мой юный друг, тут все просто. Я стар, и мне необходимо найти себе преемника, которому бы я передал свои знания. Мастеров, способных изготовить волшебные палочки, достаточно много – вспомним только Джеральда Огурда, что продает свои палочки посетителям Лютного переулка. Но вот найти того самого изготовителя, Мастера с большой буквы, для которого работа с магией – честь и мечта жизни, порой очень сложно. Без ложной скромности скажу, что во всей Европе таких мастеров всего лишь четверо: Грегорович, Вольха Гритько, Димокрет и ваш покорный слуга. Пиар, однако. А я, кажется, понял, чего от меня хотят. Проверим? - Вы хотите сделать меня своим преемником? – для пущей убедительности я вытаращил глаза; Олливандер тихо хихикнул: - Не исключено, конечно, однако мне бы хотелось пока просто к вам присмотреться. Не желаете ли подработать летом у меня? Разумеется, вы будете не один здесь и… - Я согласен! – выпалил я, прежде чем отец сумел среагировать. Да я, собственно, и сам как-то не ожидал такого от себя, даже и не планировал соглашаться. Где-то в глубине лавки я расслышал знакомое тихое хихиканье. Та-а-ак, кажется, я нашел виновницу своего поспешного решения. Однако, слово – не докси, его не поймаешь. - Тогда, думаю, я имею полное право устроить вам небольшую проверку, Рональд. Вот ведь Моргановы любовники, за что мне это? Я чуть не застонал от досады. А уж что творилось со мной, когда старик вдруг отправил отца «погулять»! Однако я сдерживал бурлившее во мне недоверие и раздражение и внимательно слушал мастера – вроде, мне теперь положено его так звать. - Ну что же, мой юный друг, нам предстоит трудная задача – сделать тебе идеальную волшебную палочку. Иди-ка сюда, выбери дерево… Домой мы с отцом вернулись едва ли не ползком: папаня у меня, оказывается, совсем не умеет пить, а я, пожертвовав остатками сил, магии, нервов и здоровья, все-таки сумел создать себе волшебную палочку. Вывалившуюся из камина тушку отца я едва допер до дивана и укрыл пледом, а сам, чувствуя предательскую дрожь в руках и ногах, поплелся в свою комнату. Ух, попадись мне только эта мерзкая девчонка, которая за меня дала согласие!..
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.