Нарисуй мне музыку 6

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Tokio Hotel

Пэйринг и персонажи:
Билл Каулитц, Том Каулитц
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Songfic
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
заморожен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Музыкант, вдохновляющий художника, и художник, вдохновленный музыкой...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Навеяно мелодией "River flows in you" Собственно, ее и играет Билл...

Часть 1

11 июля 2018, 11:22
      Небольшой, но просторный светлый зал с огромными панорамными окнами, с полками вдоль стен, мольберты и столы, измазанные красками, различные палитры со смешанными цветами, несколько грязных чашек из-под кофе на столе… Кисти и баночки, бутылочки и тюбики с краской были повсюду, где угодно, кроме предназначенного для них места. Одно из окон было раскрыто, и, колыхая тонкие занавески, свежий весенний воздух наполнял помещение цветочным ароматом, который смешивался с легким запахом краски.
      Том — молодой художник, сидя в своей мастерской, уже который день смотрел на пустой холст. Такой же пустой была и его душа. Он не знал, что ему рисовать. Ни единой мысли. Вдохновение покинуло его уже очень давно, забыв сообщить на прощание, когда оно вернется вновь. В который раз художник злился, ругал себя за свою бездарность, но ничего не мог с собой поделать. В своих печальных мыслях он не сразу заметил, что из соседнего зала, что находился за стеной, стали доноситься тихие звуки. С каждой нотой звуки становились все громче, а мелодия лилась в душу, словно чистая вода в хрустальную чашу. С каждой секундой он проникался этой мелодией все больше и сильнее, ощутив внутри себя давно забытые чувства. Пустота внутри начала заполняться звуками, что исходили откуда-то из-за стены.
      Том, закрыв глаза, вспомнил один из летних дней, когда проснулся рано утром… Это было восхитительное утро: солнце медленно плыло над горизонтом, легкий прохладный ветерок словно запустил руки в его волосы, и, перебрав пряди, умчался прочь. В воздухе пахло свежестью и свободой…
      Погруженный в свои воспоминания, он улыбнулся. Впервые, за долгое время…
      Он вспоминал траву, мокрую от росы, пение птиц, как медленно шел вдоль небольшого пруда, на свое любимое место. Это было его «секретное» место, где он любил посидеть наедине с собой, и привести свои мысли в порядок. Этим местом был небольшой холм, находящийся за прудом. На нем росла старая ива, в ветвях которой словно можно было укрыться от всего остального мира… Отсюда открывался потрясающий вид: зеркальная гладь озера, над которой начинает подниматься солнце, и, отражаясь в воде, растекалось по поверхности, сияя, словно расплавленное золото. А с другой стороны дерева можно было видеть восхитительные закаты, на которые Том мог смотреть часами, провожая взглядом последние лучи. Тем утром он сидел у берега, и смотрел на цветы, что росли в воде…
      Цветы…
      В ту же секунду Том широко раскрыл глаза, его словно осенило, и он принялся за свою работу. Кисть порхала по холсту, словно маленькая бабочка, то небрежно бросая резкие мазки, то аккуратно выводя тонкие линии. Художник не замечал больше ничего вокруг, в этот момент в мире существовали лишь две вещи — его творение и волшебная мелодия, которые словно дополняли друг друга.
      Он еще долго рисовал свою картину, ему хотелось, чтобы она была идеальной, под стать музыке, вдохновившей его на эту работу. И когда он закончил рисовать, понял, что музыка уже давно не звучит, а еще он с досадой подумал о том, что даже не сходил посмотреть на того, кто играл все это время.
      Как и ожидалось, войдя в соседний зал, Том никого там не увидел. Небольшой зал, стоящие рядами кресла, зашторенные плотной темной тканью окна создавали в дневное время легкий полумрак, в глубине сцена, в углу которой стояло пианино. Время было уже довольно позднее, солнце давно ушло за горизонт, темнело, и ночь начинала вступать в свои права. Том сел на кресло, и прокручивал в памяти мелодию, что никак не хотела выходить у него из головы. Кто этот человек? Почему я его раньше здесь не слышал? И самое главное, придет ли он снова? Эти, и еще много других вопросов жужжали в голове, словно рой диких пчел. Он просидел там довольно долго, время было уже за полночь. В зале было немного душно, пахло деревом и пылью. Казалось, что до сегодняшнего дня в зале долгое время никого не было. Том вернулся в свою мастерскую, и еще раз глянул на свою работу. Она определенно ему нравилась. Было в ней что-то особенное, чем-то она выделялась на фоне его старых работ. Это были кувшинки, из того самого пруда. Приведя в порядок (если это можно так назвать) свое рабочее место, Том вышел на улицу. Была глубокая ночь, прохладный ветер трепал волосы, а в воздухе стоял приторный запах цветущих деревьев. Весна была в самом разгаре, и Том любил это время года… Он вообще каждое по-своему любил: — весну, за тепло и первые цветы, лето — за яркую зелень и звездные ночи, осень — за буйство красок на фоне ярко-голубого, почти синего, или же наоборот, темно-серого неба, и зиму за прекрасные снежные пейзажи, и вечера, как будто наполнены волшебством, словно откуда-то из детства…
      В своих мыслях, под неутихающую мелодию в голове, Том не заметил, как пришел к своему дому. Калитка тихо скрипнула, и он вошел во двор. На улице было темно и тихо, лишь шелест листвы на деревьях разбавлял тишину. Том прошел к дому, и уже собирался открыть дверь, как почувствовал, что что-то коснулось его ног. От неожиданности он отскочил в сторону, но когда включил уличный фонарь, висящий над дверью, понял, что бояться нечего, это был просто большой, черный кот. Том жил один, и временами чувствовал себя очень одиноким, поэтому он обрадовался своему ночному гостю, и решил забрать его домой. Войдя в дом, с котом в руках, он подумал, что надо бы покормить животное, да и самому было бы неплохо перекусить, ведь ел в последний раз, еще днем. Отпустив кота, Том прошел на кухню, решив обойтись парой бутербродов и чашкой кофе, а своего нового друга угостить сосиской. Поужинав, (или уже позавтракав?) Том направился в свою комнату. Кот проследовал за ним. Положив кота рядом с собой, он уснул под довольное мурчание. На улице уже светало.