Лицом к лицу с врагом. 10

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Друзья Ангелов

Пэйринг и персонажи:
Кесседи, Кубрал
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
ООС AU Вымышленные существа

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
А сколько ты готов поведать противнику? Все зависит от ситуации. Но грань дозволенного слишком тонка.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мне нужно было это написать. И наконец от ничегонеделания у меня дошли руки.
26 июля 2018, 01:46
Ночные беседы всегда прекраснее, нежели в любое другое время суток. Может воспоминания бьют так, что ты готов открыться любому, даже врагу. А может просто ночью мы становимся чуточку раскрепощеннее До битвы оставался час. Генералы почему то не спешили расходиться - привычка. Привычка работать вместе, в раз избавиться от которой, оказалось слишком непросто. — Думаешь, они смогут? — с губ женщины срывается нервный смешок. Конечно, она не верила, что кучка детей сможет победить генерала. И уж тем более двоих. — Смогут что? — Кубрал отошел от окна и повернулся к ангелу, — А, понял. Это исключено, они наших стражей то едва одолели. И вообще, я непобедим, —добавил дьявол. Кесседи пожала плечами, чуть сдвинув брови и искоса глянув на дьявола. Как всегда, Кубрал слишком самоуверен, что не всегда играло на руку прежде всего ему самому. — Непобедим он, — Ангелесса закатила глаза, саркастично повторяя слова соперника, — Может я и поверила бы в это, если бы не знала тебя настолько хорошо. Скорчив недовольную гриммасу и порывшись в шкафу, дьявол достал оттуда бутылку элитного алкоголя. Странный парадокс - пить с тем, кого хочешь убить. Кесседи лишь краем глаза наблюдала за движениями соперника, то и дело приглядывая за временем. — Будешь? — С ума сошел? — Кесседи подняла одну бровь, ужаснувшись, — Разумеется нет, мне нужно сохранить трезвую голову. — Брось, немного тебя не убьет, — лукавым голосом произнес дьявол, вытаскивая пробку, — Я не принимаю возражений. — Ох, ты сущий дьявол, ладно, — сдалась женщина, в голове прикидывая насколько сильно об этом пожалеет. Но что толку спорить, если в итоге все равно согласишься. Содержимое бутылки уже через пару минут было выпито прямо из горла, отвоевав тысячу лет, генералы перестали отличаться брезгливостью. С каждым глотком довольно крепкого напитка, тишина становилась все более и более давящей. Вопросы, которые не решался задать раньше, теперь не казались такими уж дикими. Алкоголь начал брать свое, немного дурманя рассудок и раскрепощаяя. — А ты никогда не думала, что будет если ты победишь? — Прервав молчание спросил Кубрал, — Ну то есть, меня победишь. Кесседи демонстративно кашлянула, показывая свое удивление. Вопрос застал ангелессу врасплох. Но соперник был невозмутим и ждал ответа. — Сварю суп из твоих рогов... — Опять смешок, — Ладно, шучу. Вообще не думала. Честно говоря, победа это совершенно не то, чего мне бы хотелось, - Наконец признается Кесседи, не придумав ничего лучше, чем правда. — Ты серьезно? Зачем тогда тебе нужна война, если не ради победы? — в глазах мужчины отразилось недоумение. В голове дьявола пронеслась мысль, что ангел слишком много выпила и начала нести околесицу. Но Кесседи всегда была такой, разве что чуть менее откровенной. И это не могло не льстить Кубралу, вряд ли ангелесса имела настолько близких друзей для бесед по душам. Однако осуждая кого-то, мы судим по себе. — Да нет же, сейчас объясню. Я живу сражениями, понимаешь? Я уже не могу представить другую жизнь, — заключает ангел, глядя куда-то поверх его головы, откидываясь на мягкую спинку дивана. — Как же мы все таки с тобой похожи, — Кубрал грузно вздыхает, — мне за столько лет даже убить тебя расхотелось. — Что ты сказал? — Руки Кесседи непроизвольно сжимаются в кулаки, а ногти больно впиваются в ладони, такого поворота событий она не ожидала, —Если это шутка, то не смешно. — Я что сказал это вслух? — наигранно ужаснулся дьявол и кинул пустую бутылку в мусор, попав идеально в цель, - это действительно странно, но за столько лет я привык к надоедливому ангелу под боком, - Теперь Кубрал нервно усмехается, - И вот только не ври, что ты вообще ничего подобного не ощущаешь. Кесседи пожимает плечами, переводя взгляд на окно, где так протяжно воет ветер, хотя и сама не прочь была бы оставить в живых самого ненавистного ранее врага. Но только вот поздно - перемирие уже нарушено, осталось только устранить малюсенькую помеху в виде учеников золотой школы. — Ладно, допустим даже если я думаю так же, ничего уже не изменить, — Медленно подбирая слова, чеканит женщина, — Битва с золотой школой должна стать последним нашим совместным делом. Потому, что дальше это все зайти просто не может. —Ты права, черт, как глупо это звучит. Ангел резко вскакивает, обходит соперника, тем самым показывая, что итак сказала больше, чем нужно. Однако, дьявол уже у самой двери хватает ее за руку, не давая уйти. — Ты сейчас говоришь о том, что если бы много лет назад у тебя был выбор, ты бы отказалась от войны? — все еще не отпуская тонкого запястья ангелессы, наконец спрашивает Кубрал. — Нет, — равнодушно отрезает Кесседи, усаживаясь обратно, — От войны я бы точно не отказалась. — Меня это даже не удивляет, потому что отказаться - безумие, — покачал головой демон, заранее зная ответ, —Знаешь, раньше, когда тысячелетняя война только началась, я думал, что ангелы - это милые, добрые и наивные существа, которых победить будет проще простого. Но в первом же бою ты доказала мне обратное. И оба замерли, вспоминая тот самый первый бой. Наверно он был самый напряженный и жестокий. Ангелы и дьяволы хотели показать друг другу насколько сильны. А больше всего, конечно же генералы. — Многие мне говорили, что от ангела у меня только нимб, да крылья, — ангел недовольно хмыкнула, — Я считала, что как-то слишком глупо носиться по городу и вдохновлять на "хорошие дела", можно было заняться чем-то более существенным. А там и война с рогатыми придурками подвернулась. Ой... — Ты то, пудинг летающий, правда, протухший уже, — Кубрал расплывается в улыбке во все тридцать два зуба. Оскорбить соперницу было в порядке вещей. Да и вообще, она первая начала. — Сам ты протухший, защищайся! Ангелесса вытащила меч из ножен, отскакивая назад. Не теряя времени, дьявол сделал то же самое. Сталь мечей ярко сверкнула в свете ламп. Кубрал и Кесседи мастерски отражали удары друг друга и наносили новые. В комнате все стояло вверх дном, но им было плевать. Все как раньше, только без ожесточенного желания убивать, убийства подождут еще немного. Но время пролетело незаметно и вот, уже почти полночь. Пора лететь на поединок, решающий судьбы. — Еще бы пару минут и я бы тебя одолела! — громким шепотом заявляет Кесседи, пытаясь отдышаться. Меч с громким звоном падает на пол. — Не льсти себе, ангелочек. Пошли уже, - точно так же тяжело дыша, колко отзывается Кубрал. Вновь надевая маску жестокости и безразличия, генералы покидают комнату, понимая, что в прямом смысле слова кто-то рано или поздно унесет эту ночную беседу с собой в могилу. Кто-то вопреки всему должен будет победить, хочет он этого или нет.