Её Мастер, его Маргарита 503

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Учитель/ученица
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Драббл, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Underage Нецензурная лексика Первый раз Повествование от первого лица Романтика Учебные заведения Флафф Юмор

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Всегда знала, что судьба не жалует меня удачей.
И сегодня мой зад нашел себе приключение. В прямом смысле этого выражения.
Опаздывая я влетела в забитую маршрутку, и сразу была катапультирована в конец маршрутке, где меня прижали к мужчине. Прижали, так сказать, от души. Решили, наверное, устроить мне личную жизнь, и не только мне. Ну так вот, у них получилось.

Посвящение:
Всем, кто прочитал! И автору заявки.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Буду благодарна за отзывы!
Спасибо!

10.07.2018
№48 в топе «Гет по жанру Первый раз»
№40 в топе «Гет по жанру Учебные заведения»
№29 в топе «Гет по жанру Флафф»

11.07.2018
№45 в топе «Гет по жанру POV»
№39 в топе «Гет по жанру Первый раз»
№30 в топе «Гет по жанру Учебные заведения»
№13 в топе «Гет по жанру Флафф»
№46 в топе «Гет по жанру Юмор»

12.07.2018
№46 в топе «Гет по жанру POV»
№36 в топе «Гет по жанру Первый раз»
№29 в топе «Гет по жанру Учебные заведения»
№11 в топе «Гет по жанру Флафф»
№46 в топе «Гет по жанру Юмор»

13.07.2018
№46 в топе «Гет по жанру POV»
№32 в топе «Гет по жанру Первый раз»
№27 в топе «Гет по жанру Учебные заведения»
№10 в топе «Гет по жанру Флафф»
№45 в топе «Гет по жанру Юмор»

14.07.2018
№41 в топе «Гет по жанру POV»
№28 в топе «Гет по жанру Первый раз»
№24 в топе «Гет по жанру Учебные заведения»
№11 в топе «Гет по жанру Флафф»
№41 в топе «Гет по жанру Юмор»

Работа написана по заявке:
9 июля 2018, 05:40
Итак, мое чутье меня не подвело. День задался хуевенько. И сегодня мой зад нашел себе приключение. В прямом смысле этого выражения. Мой будильник решил дать мне поспать, я, конечно, ему благодарна, но не в день, когда у меня контрольная у Алексея Романовича! Опоздать на его урок — это то же самое, что подписать себе смертный приговор! А что вообще говорить о том, если опоздать на контрольную? До начала урока сорок минут. Начинаем рассчитывать время: тридцать минут — дорога, пять — ванная, еще пять — одеться и кое-какой макияж. Окей, начали! Срываюсь с постели и лечу в ванную. Господи, спасибо, что она не занята. Как Флэш метаюсь по квартире, разбив мамину вазу, перевернув стул, разбросав одежду по комнате. Стоит ли говорить, что я перевернула и благополучно разбила горшок с гвоздикой? Сегодня я точно подпишу себе смертный приговор, если не из-за Алексея Романовича, так из-за мамы. Видимо, моя собака по кличке Граф, но брат зовет его Пидор, решила поиздеваться. Граф схватил ключи от квартиры и убежал. Точно Пидор. Гоняться за псом в мои планы не входило, да и время не позволяло, но не брошу же я квартиру открытой. Гоняться за Пидором мне пришлось пятнадцать минут. Выхватив из его пасти ключи, я Флэшом полетела на остановку, залетев в первую увиденную маршрутку. Она оказалась забитой. Как в песне: «Едет маршрутка, как большая собачья будка».* Все слова из этой песни описывают мой залет в движущийся объект.

Руку поднимаю, типа останавливаю, И в салон, как Джеки Чан, через окно залетаю, На кого-то падаю, на кого-то кашляю, И две гривны для водилы из кармана достаю. Немного матерюсь, немного подскакиваю, А соседи мне с разных сторон: «Я тебя люблю».

Кое-как я заплатила за проезд, и, в ту же секунду, добродушные люди катапультировали меня в конец маршрутки. Спасибо, суки. Ладно, прорвемся! Я так поняла, люди решили устроить мою личную жизнь, ибо со всех сторон меня прижали к мужчине. Прижали, так сказать, от души. Сначала я была прижата передом к мужчине. И единственное, что я могла увидеть, так это белую рубашку и черный пиджак. Интеллигент значит, да? Я почувствовала просто охуительный мужской парфюм. Серьезно, такого приятного запаха я еще не ощущала. Ебаная яма. Я схватилась одной рукой за пиджак интеллигента, второй я держала рюкзак. Прости, мужик. Кажется, водитель в сговоре с добродушными людьми и решил тоже поучаствовать в создании моей личной жизни. Спасибо, конечно, но можно было в другой день, не? Или у вас там расписание, кому и когда личную жизнь устраивать? Снова ебаная яма. Ебаная жизнь. Держись, Рит, ты сможешь. Видимо, женщина рядом — соучастница, ибо она только сильнее прижала меня к мужчине. Теперь я упиралась в него своей грудью. Чувствую неровное дыхание мужчины, который дышал мне прямо на ухо. Посмотреть на него я не могла. То ли от стыда, то ли от стыда. Третьего не дано. Опачки, остановочка. Нет, не моего сердечка, ему ещё рано. Люди начали выходить. Наконец-то! Я смогу свободно дышать! И только я повернулась спиной, как толпа людей заполнила маршрутку — только людей было еще, сука, больше. И вот, я снова прижата к интеллигенту только задом. Привет, любимая ямочка, давно не виделись? Ты, видимо, заодно с водителем и добродушными людьми, да? Стоять так неудобно, нога начала затекать и я только хотела хоть как-то облегчить свои страдания, как начала тереться бедром об мужчину. По всей видимости, мужчине с охуитительным парфюмом или его достоинству это понравилось, ибо моя попа, попочка, попень почувствовала, так сказать, приключение. Ебучий случай. А нога то затекла, терпеть больше не могу. И я начала ерзать, не только ногой и попой, но и всем телом. «Когда там уже моя остановка?» — подумало мое сердечко. «Подожди, еще рано», — ответила я. — Ты не можешь стоять смирно? Или обязательно тереться, чтобы еще сильнее меня возбуждать? — услышала я над своим ухом. Боже, что за голос. Я аж потекла. Глубокий, могу сказать, бархатный с небольшой хрипотцой. — Простите, у меня нога затекла, — ответила я, чувствуя, что достоинство все сильнее и сильнее упирается в мою задницу. — Нога, значит, затекла? — я теку от этого голоса, но почему он мне кажется таким знакомым? Рука мужчины оказалась на моем бедре. И вот нахуя я надела юбку? Он провел рукой по моему бедру. Сердце, твоя остановочка. — Что… что вы делаете? — смущаясь ответила я. — А ты как думаешь? — его горячее дыхание опалило мою шею. Он продолжал гладить меня по бедру. Рита, где ты так нагрешила? Нет, мой первый раз не будет в маршрутке. Нет. Нужно валить отсюда и от этого интеллигента-извращенца. Водитель тормозит на остановке — я вылетаю из маршрутки, попутно толкая людей, которые говорили мне вслед слова любви и уважения. Я вас тоже люблю и уважаю. Даже не заметила, как оторвала от пиджака пуговицу. Ну и пусть, это ему в наказание. Ибо нехуй меня лапать. И конечно же, я вышла не на той остановке. Поздравляю, Рит, ты опоздала. Ты уже написала завещание? Увидела бы меня Олеся Михайловна, учительница по физ-ре, она бы мне автоматом пять поставила за дистанционный бег. Никогда так сильно и быстро не бегала. Хотя куда мне уже спешить? И так на пятнадцать минут опоздала. Я подошла к кабинету, на котором было написано: «Кабинет литературы. А. Р. Добровольский». Давай думать о том, как зайти. Есть три варианта: 1. Нормально, спокойно. По-людски. 2. С извинениями. 3. Как дебил. Думаю и так понятно какой я выбрала? — Йоу, собаки! Я — Наруто Узумаки! — проорала я, ногой открывая дверь и смотря на класс. — Да, и кстати, я — будущий Хокаге. У меня все круто, я же все-таки Наруто, — ответил учитель смотря на меня. Высокий блондин с серыми глазами. Ох, мечта, а не мужчина. Подумала бы я, если бы он не влепил мне двояк, просто потому что я, по его мнению, неправильно ответила! Алексей Романович смотрел на меня, опираясь на стол. — Маргарита… Николаевна, — с ухмылкой начал учитель, — опаздываете. Или вы были с Мастером? Класс с моего «эффектного» прихода просто угорал, а после слов преподавателя валялся под партами. Тоже мне шутник. В рот ебала таких шутников. Подумаешь, у меня имя и отчество как у персонажа из романа Булгакова. — Ну уж точно не с вами, — фыркнула я в ответ. — Разрешите сесть на место? Сероглазый засмеялся. — Мы тут контрольную пишем. — он осмотрел меня с ног до головы. — Садись, бери тетрадь. Я подошла к столу, Алексей Романович даже не отошел, и почувствовала знакомый парфюм. Я вопросительно посмотрела на учителя. — Что-то не так? — с дьявольской улыбкой и огоньком в глазах он глянул мне в глаза. Взяв свою тетрадь и задания, я проигнорировала его, но чувствовала его прожигающий во мне дыру взгляд. Я даже удивилась, он ничего мне не сказал по поводу опоздания. Неужели завтра снег пойдет, несмотря на то, что сейчас весна. На удивление, задания были легкие. Думала будет сложнее. Но мне всегда литература легко давалась. Я человек-книга, со счета сбилась сколько за моей спиной прочитанных книг. Я все время пересекалась со взглядом учителя, но он лишь ухмылялся. Неужели это он тот интеллигент-извращенец? Я помахала рукой перед своим лицом, поэтому все на меня посмотрели. — Не обращайте внимания, молодые люди, продолжайте свою работу, — с покерфейсом выдала я, от чего весь класс лежал на полу. Я им, че клоун? Шутник? Хуитник, блядь. Что-что, а мне не до смеха. Видимо, интеллигентом оказался Алексей Романович. Пуговица, которую я оторвала, сейчас лежала в моем рюкзаке. Ладно, просто сделаем вид, что ничего не было. Просто подумаешь… встал на ученицу. Пфф, фигня. Кого это вообще ебет? Да кого я обманываю! Меня! Меня это ебет! Чувствую сегодня будет жарко. Как только по школе прозвенел звонок, я пулей вылетела из класса, попутно бросая на стол свою тетрадь. Мои ноги завели меня за школу, где я отдышалась. Летела как Флэш. Фух, бля, устала. За школой был стадион, где, к моему счастью, была лавочка, на которую я плюхнулась; достала из рюкзака телефон с наушниками. В данной ситуации, меня даже бабушкин барбовал не успокоит, только музыка. О да, детка, музыка — лучшее, что было создано людьми. Вместе с наушниками и телефоном я достала пуговицу. Ну и что мне с ней делать? Выбросить? Отдать? Что, блядь, мне делать? — Бог нам дал любовь, с ней словно крылья за спину. И сошла с ума Маргарита вслед за Мастером,** — подпевала я, благо я могу себе это позволить. Не зря у меня за спиной годы вокала. — Но людская зависть захотела украсть её. Но навсегда осталась в сердце Мастера часть её, — пропел мужской голос, выдернув из моего уха наушник. Я повернулась на смертника, ибо кто смеет выдергивать наушники? Кому сейчас смерть будет? Когда увидела, я сама стала смертником. Пожалуйста, смертушка, забери меня отсюда, прямо сейчас… — Левицкая Маргарита. — его голос над моих ухом сводит меня с ума. — Та самая, — ответила я, глядя на моего змея-искусителя. — Чего вам надобно, старче? — Что значит, чего мне надобно? Тебя надобно, Левицкая! — возмутился преподаватель. — Возбудила и сбежала. Кто так поступает? Нужно начатое до конца доводить. — он смотрел на меня своими горящими глазами. — И вообще, я тебя лишь на 10 лет старше. — блондин сел рядом и приблизился к моему лицу. — Скажите, Добровольский Алексей Романович, — я говорила ему прямо в губы, — а вы динозавров видели? — состроив самое серьезное лицо, которое я только могу, я отсела. — Маргарита… — он подсел ближе, — только ты можешь испортить такой момент, — обреченно выдохнул мой учитель. — Не понимаю о чем вы… — снова отсела, чувствую, что если еще раз отсяду, то моя попочка познакомится с землей. Но я против их знакомства! — Левицкая, не строй из себя дуру, если такой не являешься. — Алексей Романович встал. — После уроков зайдешь. И, надеюсь, у тебя с собой имеется игла и черная нитка, будешь мне пуговицу пришивать. — сероглазый бросил взгляд на черную пуговицу, которую я держала в руках. — Быть умной — это умение вовремя притвориться дурой. — чувствую мои щеки горят. Ну конечно, как они могут не гореть, если рядом такой огонь?! ТАК, ЛЕВИЦКАЯ, ДЕРЖИ СЕБЯ В РУКАХ! Ишь какая. Тоже мне, развратница. — Я не ношу с собой иглу и нитки. Я вам швея, что ли? — Тогда, — он принял задумчивый вид, — мне придется тебя наказать. Со своей улыбкой дьявола он ушел. Думаете, я пойду к нему? А хуй ему. Хуй. Гулькин член. Хотя… ДА НУ ЕГО! РИТА, ТЫ С УМА СОШЛА?! ГДЕ ТВОЯ НЕНАВИСТЬ К НЕМУ! ПОМНИ О ТОМ, КАК ОН ТЕБЕ ДВОЯК ЗАЛЕПИЛ!

***

И вот закончились мои адские мучения. Семь уроков. Когда малышня разбегается, старшие вынуждены просиживать свои штаны на уроках. И как всегда меня задержали, поэтому я в наушниках шла по пустой школе. Правда, мой путь к выходу проходил возле двадцать девятого кабинета — кабинет литературы; надеюсь, нет, ПРОШУ ТЕБЯ, ГОСПОДИ, ДАЙ МНЕ УЙТИ НЕЗАМЕЧЕННОЙ. Я так и знала, Господь не на моей стороне. Как только я начала спускаться по лестнице, миновав кабинет, меня схватили за талию сильные мужские руки и закинули к себе на плечо. — Да что вы творите? — кричала я и попутно била по спине учителя. — Я же сказал, чтобы ты пришла. Теперь ты точно будешь наказана. — он шлепнул меня по моей попе. Нашла себе приключение. Алексей Романович занес меня в класс, попутно закрыв дверь, и поставил перед собой. — Что вы делаете? — возражала я. — То, что уже давно хочу. Тебя хочу, — выпалил он и резко впился в мои губы. Я так прихуела, что открыла рот, Алексей этим воспользовался. Мои губы были в его плену. Я не отстранилась. Не ударила. Я лишь начала отвечать ему. Потому что сама его хотела. С самого первого дня. С самого начала. Уж больно сложно скрывать свои желания под маской ненависти. К черту маски, сейчас я настоящая. И я его хочу. Всего. Наши языки сплетались в поцелуе. Вскоре воздух закончился и мы отстранились, но на этом ничего не закончилось, все только начиналось. Он начал целовать мою шею, оставляя свои метки. — Левицкая, ты в курсе, что ты чертовски горячая и чертовски меня возбуждаешь? — Алексей проговорил мне это прямо в губы. Я лишь издала стон от его поцелуев. Наши языки снова сплелись в танце. Мой учитель подхватил меня и понес к первой парте, где я оказалась лежа на спине. Одним рывком моя белая блузка потеряла все свои пуговицы. — Теперь… ты… будешь… мне… пришивать… пуговицы… — еле могла выдать из себя слово. Он покрывал мою грудь поцелуями, медленно спускаясь по животу, оставляя влажную дорожку из поцелуев. Снова вернулся к моей шее, руками пробрался под спину, где за секунду расстегнул бюстгальтер. Порванная блузка оказалась на полу, куда вслед за ней полетела рубашка Алексея. Языком обводит мою грудь, прикусывает уже твердые соски, от чего я выгибаюсь, словно кошка, под ним. Играясь с моими бусинками, он доставлял мне неземной кайф. Одной рукой мой учитель отодвинул ткань белых кружевных трусиков и начал ласкать мой комочек нервов. Стон вырвался из моей груди, что еще больше завело моего преподавателя. Он смотрит мне в глаза, а я то вижу, как в его глазах черти пляшут. Я вижу, я все вижу. Как он хочет меня. Добровольский сначала вставил один палец, от чего я застонала, потом второй и начал двигать ими. Я зарываюсь пальцами в его волосы и притягиваю к себе, затягивая в поцелуй. Я лишь громко стону ему в губы в попытках свести ноги, он раздвигает их сильнее. — Какая, ты мокрая… — шепчет Алексей, погружая пальцы в мое лоно. Вижу, как светлая макушка с легкостью опускается между раздвинутых ног. Сначала проводит языком между половых губ, от чего мое тело прогибается, тая, словно лед в огне, под ласками учителя. Снова влажная дорожка из его мокрых поцелуев, юбка летит к блузке и рубашке. Чувствую, как его член медленно начинает входит. Я хватаю Алексея за плечи и выгибаюсь. — Я… твой первый? — говорит он смотря на меня. Я киваю, не могу говорить, уж слишком сильно я его хочу. — Тебе будет приятно… Я обещаю… — мурлычет он мне на ухо. Член преодолевает преграду, от чего острая боль пронзает нижнюю часть живота. Мой учитель остановился, покрывая шею, губы, грудь поцелуями и багровыми отметинами. Шепча всякие нежности. Начинает снова двигаться. Боль проходит, а на смену ей наслаждение. Я тону в поцелуях. Стоны и пошлые звуки заполняют весь класс. Он закидывает мою ногу себе на плечо и начинает активнее двигаться. Наши стоны звучат в унисон. Словно мелодия, которая приятно ласкает слух. Толчки становятся грубее и сильнее. Он уже не так нежен, как в начале, но мне это нравится. Нравится вот эта грубость, то как он берет меня на парте, в классе, в школе. Мне нравится мой учитель. Добровольский не сдерживает себя, ему хочется трахать меня до синяков, оставляя все больше и больше багровых засосов, чтобы все знали, что я его. Только его. Еще несколько грубых толчков и меня накрывает волна оргазма, от чего мои стеночки сжимают плоть Алексея. Он издает хриплый стон и изливается мне на живот. Нежно целуя меня в губы. — Теперь ты моя Маргарита… — шепчет он, вытирая семя салфеткой. — Теперь ты мой Мастер… — отвечаю я, затягивая его в новый поцелуй. Может, не все так хуёво как я думала вначале? Может, действительно, добродушные люди и водитель создали мою личную жизнь?

Бог нам дал любовь, с ней словно крылья за спину. И сошла с ума Маргарита вслед за Мастером. Но людская зависть захотела украсть ее. Но навсегда осталась в сердце Мастера часть ее.

Примечания:
* - песня Скрябина - їде маршутка.
** - песня Басты - Мастер и Маргарита.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.