Дух светлячка 78

Danilida автор
vkooktt бета
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Чон Чонгук/Ким Тэхён, Пак Чимин
Рейтинг:
R
Размер:
Миди, 21 страница, 3 части
Статус:
заморожен
Метки: AU Ангст Драма Изнасилование Любовь/Ненависть Нецензурная лексика ОМП Омегаверс Первый раз

Награды от читателей:
 
Описание:
«Истинные», — говорит мысленно омега. При других обстоятельствах Тэхен бы запрыгал на месте от счастья, радуясь, что он наконец-то встретил свою половинку. Он тысячи раз представлял, как они встретятся, с чего начнут разговор, как пойдут на свидание, как в первый раз поцелуются… А теперь все. Все мечты рухнули, как карточный домик, ибо истинный в лице насильника брата — самый страшный приговор на свете...

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Я же в курсе шо вы все ентого ждали:) Это мое первое творение в направлении "Слэш" и жанром "Омегаверс".

Подарите нам много любви, хорошо^.^

Тэхен: https://upload.akusherstvo.ru/image1642735.jpg
Чонгук: https://upload.akusherstvo.ru/image1642736.jpg
Чимин:https://upload.akusherstvo.ru/image1642739.jpg
Лисон: https://upload.akusherstvo.ru/image1642740.jpg

**Временно заморожен**

II.

31 июля 2018, 15:23
— Сынок, а ты нормально себе чувствуешь? — замер в движении Чон Дживон, смотря на, еще немного сонного, молодого альфу большими, ничего не понимающими глазами.       Подняв голову и посмотрев на папу, Чонгук, по-детски шмыгнув носом и поерзав на стуле, сделал еще один глоток горячего напитка и спокойно выдал: — Вообще-то да, а что такое? — Да нет, ничего, — фыркнул Дживон, передернув плечами. — Просто это уже твоя четвертая чашка какао за утро, а так… — Четвертая?.. — недоуменно переспросил Чонгук и, посмотрев на кухонный стол, сделанный из стекла, так и ахнул, остолбенев. На нем действительно стояли три пустых чашки из-под какао и абсолютно не тронутый им вкусный завтрак, приготовленный папой. Тупо уставившись на, уже получается, четвертую чашку какао, Чонгук, на секунду застыв в нерешительности, влил в себя оставшееся содержимое чашки одним глотком.       Смакуя на языке приторный вкус, Чонгук поставив пустую чашку к ее соотечественникам, придвинул к себе тарелку с завтраком, но, так и зависнув на минуты три, не решился тронуть его, сказал кроткое «Спасибо» папе и побрел к себе в комнату переодеваться. Он же вроде как болел все это время, целых 2 недели чихал, не переставал, а теперь, весь бодрый и готовый свернуть горы, Чонгук возвращается в университет, полный решимости постигать вершины знаний. Спасибо родителям, что не дали возможности ни единой душе узнать, что на самом деле происходило с ним.       Поднявшись наконец по мраморной лестнице из тщательно отполированных плит персикового и кремового цветов, Чон, отперев дверь, сделанную из массива сосны, ввалился внутрь и, прислонившись спиной к закрытой двери, сполз на пол из серого керамогранита. — Ууф! — яростно помотал головой альфа, пытаясь прийти в себя и найти в себе силы сделать хоть одно, толковое дело. Так дальше продолжать  просто невозможно!       Почему он не выходит из головы? Почему он до сих пор слышит где-то над головой его бархатный голос? Почему у него перед глазами всегда стоит он: такой прекрасный, с пепельным цветом волос, с шоколадными глазами и с милой квадратной улыбкой? И почему тогда эта улыбка не предназначалась ему, Чонгуку, а его брату?!       Сказать, что он красив, — мало, ибо это слово истерто, словно старая, потрепанная страница какой-нибудь книги, и не обозначает абсолютно ничего. Оно даже рядом с ним не стояло. Он — что-то межгалактическое, совершенно недосягаемое, недостижимое, из области фантастики, придуманный каким-то волшебным мастером, который создал его только для того, чтобы им любовались и восхищались. Таких людей хочется потрогать палочкой на предмет жизни и не усомниться в том, что он  на самом деле существует и что ты стоишь рядом с ним.       Да, что за хрень?! С каких это времен, альфа страдает по омеге?! Разве все не должно быть наоборот?! Или эта теория совершенно бессмысленна, если учесть, что у Чонгука скоро голова отпадет от мыслей о нем. Он уже сам не замечает, как потихоньку сходит с ума, раз уже чуть ли не по пять бокалов какао выпивает за раз. Не останови его вовремя папа, он бы весь какао порошок использовал, это точно.       Тэхен… Ким Тэхен. Даже имя зефирное, как и его обладатель. Хотелось увидеться с ним, поговорить, обсудить все и решить, как быть дальше. Хотя, о чем это он? Какое «дальше», Чонгук? Забыл разве, что ты по уши в дерьме? — Идиот! — констатировал Гук, поморщившись, вставая и направляясь к раздвижному шкафу.       И зачем он только тогда послушал Хондо и пошел в эту сраную аптеку?.. Зачем он вообще полтора часа ждал свою очередь?.. Зачем он вообще согласился помочь давнему лучшему другу в этом «приятном» деле?! — Идиот, — твердил, как мантру, Чонгук, натягивая на себя белую рубашку, — причем трижды.

***

      Тэхен подвисал, как старый компьютер, которому пора уже было на свалку, пытаясь уловить сознанием хоть одно изречение профессора математики и записать эту умную максиму в свой конспект. Вообще, Тэхен обожал математику в исполнении профессора Ли, но сегодня он почему-то вообще ничего не соображал, будто Ли говорит с ним на каком-то марсианском языке.       Судя по одноклассникам, которые, развалившись на парте, усердно что-то строчили в своих тетрадях, их в скором будущем ожидает очередная контрольная работа. И что делать? До окончания пары максимум минут 10, а может и того меньше.       Вытянувшись в струнку и облизнув пересохшие губы, Тэхен попытался подглядеть все необходимое у омеги, сидящего ниже ярусом, который ни на минуту не отрывался от своей тетради, будто поэму строчил. «Поэма» оказалась довольно-таки длинной, но как раз о том, что было ему и нужно. Он успеет все переписать. И краснеть перед профессором Ли не придется, также как и получать пинка под зад от ректора.       Когда долгожданный звонок прозвенел, студенты толпами повалились к двери, не особо обращая внимание на возмущенные возгласы профессора, гласящие о чем-то вроде: вести себя так нельзя, ибо это делает из тебя настоящего австралопитека. Тэхен же, сидя на своем месте, не торопясь, тихо складывал свои принадлежности в черный кожаный рюкзак. А куда торопиться-то? Все равно эта последняя пара. А домой как-то идти не хочется. Стыдно.       Мысленно омега благодарил всех Богов вместе взятых, что помогли ему тогда достаточно убедительно говорить и удостоверить папу и брата, что Чонгук умалишенный, а значит и шуточки у него такие же.       «Не стоит воспринимать все это всерьез», — отнекивался Тэхен уже дома, перед семьей, краснея как помидор от своего вранья. Но язык, на удивление, не заплетался как обычно. — «Это была просто шутка. Он просто хотел еще больше разозлить тебя, папа. Он не достоин твоих слов, не то что бы кулаков. Наплюй на него и все»       Ай, да Ким Тэхен! Молодец-то какой! Какую аферу провернул. Вот только от этого ничуть не легче, а наоборот. На душе мерзко и противно от своего низкого поступка, а в глаза папе смотреть после этого всего совсем не хочется. Тэхен понимал, что рано или поздно правда всплывет наружу, но, откладывая эти мысли в долгий и пыльный ящик, парень пытался не заострять свое внимание на этой, никому не нужной, истинности.       Кто вообще ее придумал?! Почему, кто-то там решил, что Тэхену достанется этот козел?! Киму он не нужен, ибо симпатии он точно к нему не питает, а значит можно послать истинность на три веселые буквы и преспокойно жить дальше?.. — Тэхен! — когда рядом с его партой резко возник альфа, пахнущий базиликом, по имени Сон Лисон, омега попытался выдавить из себя приветливую улыбку, что у него, мягко говоря, совсем не вышло.       Лисон, его друг еще с первого курса, являлся таким человеком, который по первому зову может прибежать и помочь, поддержать тебя. Можно сказать, самый лучший друг, и это даже если учесть то, что он альфа. Он никогда не позволял себе ничего лишнего и всегда был добр к Киму, что, несомненно, нравилось Тэхену. Вот, о таком истинном он мечтал: о заботливом, дружелюбном, галантном, не пафосном — а не об этом… — Как ты? Все хорошо? — обеспокоенно посмотрел на Тэхена альфа, потрепав по мягким серебристым волосам, отчего парень скорчился.– Ты какой-то хмурый сегодня. Даже не заметил меня сегодня в холле, хотя я тебе чуть ли не минут пять орал «Привет»… — Прости, — торопливо оборвал его Тэхен, съежившись и убрав его руку со своей головы. Как-то неприятно почему-то. — Я наверное задумался. Просто столько контрольных на носу, заучился немного. — Да, ничего, — отмахнулся Лисон, солнечно улыбнувшись. — Ты мне лучше скажи, почему сегодня в столовой не был? Там сегодня твоего любимого лосося подавали! — добавил для пущей важности Сон. — Я не голоден, — соврал Тэхен, виновато отведя глаза в сторону и встав со своего места, накинул на правое плечо рюкзак. — Аппетита нет. Я пойду, Лисон. Дома надо сегодня кое-какие дела срочно доделать. — Но, ты же обещал, что сегодня мы сможем погулять по Ботаническому саду после пар, — уже на ходу остановил альфа Тэхена, с надеждой в глазах смотря на него. — Я? — не понял Ким, тупо уставившись на Лисона. Когда это он обещал? Ах, черт, точно… — Прости, но не получится. Я просто не успел предупредить тебя о том, что планы внезапно поменялись, и, увы, не в лучшую сторону. Извини. — Значит, потом? — спросил Лисон, смотря на то, как быстро, буквально в прыжках, Тэхен преодолевает лестницу, убегая как нашкодивший школьник, натворивший плохих делишек. — Угу, — бросил Тэхен и махнул быстро рукой, выходя из класса.       Уже на улице парень, стиснув зубы и сжав кулаки, сдерживая себя изо всех сил, чтобы не завопить на всю улицу, семимильными шагами потопал к автобусной остановке. Ярость окольцевала его своими серыми лапами, стискивая в своих объятиях, даже не думала отпускать свою жертву.       «Ким Тэхен — ты свинья! Дома врешь, в универе врешь, лучшему другу даже врешь! Потрясающе!»       Тэхен пламенел с каждой секундой, с каждым шагом к автобусной остановке, при этом пыхтя как паровоз.       Остановившись резко на тротуаре, Тэхен, не замечая рядом куда-то идущих людей и ропот тысячи проезжающих машин, а также звук электричек и трамваев, прыснув, топнул ногой, словно маленький обиженный ребенок, и, сорвав с плеча сумку, злобно швырнул ее на землю. Сердце билось в неистовом ритме, а воздуха не хватало.       Тэхен еще никогда не думал, что людям может быть так хреново. Совесть не давала ему покоя и просто молила пойти и рассказать все папе и Чимину. Может вместе они придумают, что делать с этой истинностью? Может так ему хоть чуть-чуть станет легче?       Омега… он омега насильника собственного брата, его личная собственность, имеющего над ним всепоглощающую власть. Хуже быть уже не может. Или может… — Эй! Стойте! Подождите, стойте! — закричал Тэхен во все горло, размахивая руками, и ломанулся было уже вперед за мирно уезжающим автобусом, но, споткнувшись об собственный рюкзак, полетел на землю. Больно ушиб коленку, но все равно встав, взял рюкзак и помчался на всех порах к своему автобусу, но, не успев, остановился и досадно выдохнул. Следующий автобус через 20 минут. Прекрасно… — Блять, — выругался Ким, злобно пнув бордюр и начав прыгать на одной ноге, охая от боли, ибо бетон не самый мягкий материал и точно не создан для того, чтобы его пинали.       Пошарив по карманам и найдя там всего лишь несколько монеток вон, на которые явно такси не вызовешь, Тэхен, удрученно помотав головой, надув губы, пошагал к скамейке. Надо было все-таки куртку одевать, а не этот бомпер, от которого на осенней улице ни жару, ни пару. Вот только заболеть ему не хватало для полного счастья.       Из умирающего состояния его вызвал неожиданный сигнал машины, который, почему-то так показалось Тэхену, предназначался ему. Подняв голову, Тэхен, вытаращив глаза в изумлении, уставился с открытым ртом на эту картину: к просто невероятному удивлению Кима, в его сторону подъезжала Audi R8 V10 Plus золотой окраски, очень впечатляюще припарковываясь возле бордюра. Окна красавицы были затонированы, поэтому омега не сразу понял, кто к нему в гости пожаловал. Увидь бы такое его одноклассники, подавились бы воздухом и в обморок от зависти грохнулись. Да он бы и сам дар речи потерял, если бы увидел такое, но сейчас главный герой он, а значит надо что-то… эм… делать?       Из машины вышел во всей своей красе Чон Чонгук, сразу же окидывая каким-то непонятным взглядом растерянного омегу и при этом как-то хитро улыбаясь. Поставив машину на сигнализацию, он, поправив кожаную куртку, одетую поверх белой рубашки, уверенным шагом направился к Тэхену.       «Твою мать!» — взвыл разум Тэхена. Очухавшись словно от гипноза, Тэхен, вскинув подбородок и сверкнув глазами, круто повернулся и зашагал прочь от альфы. — Подожди, — крикнул Чонгук быстро удаляющемуся от него парню, но в ответ лишь получил средний палец. — Айщщ! — выругался Чонгук и, ускорив шаг, в мгновение ока преградил Киму путь, не давая возможности сделать и шагу вперед. — Подожди, постой! Зачем ты убегаешь от меня, устраивая весь этот спектакль? Я просто хочу поговорить с тобой и все,— убеждал его Чонгук, вскинув ладони вверх, вдыхая в себя обескураживающий аромат какао.       «Зефирка», — прошептал ему мысленно разум, заставив Чонгука улыбнуться, как последнего придурка. Как же руки чешутся, чтобы его просто сейчас обнять, прижать к себе и зарыться носом в эти серебряные пряди. Сейчас, когда он злился, закусив при этом губу и скорчив идеальный носик, Чонгуку в особенности хотелось обнять его. Нет, не то. Поцеловать здесь больше подойдет.       Целый день сегодня Чона не покидали мысли о том, чтобы после пар встретиться с Кимом и поговорить. Все равно когда-нибудь это придется сделать, как бы они этого не хотели. Точнее, омега, но не Чонгук. Он ели сдерживался, чтобы не сорваться с места и, наплевав на численное дифференцирование, поехать к Тэхену. Узнать, где он учиться не составило особо труда, также как и подгадать, во сколько у него кончаются пары. Все случилось именно так, как и предполагал Чонгук. Остается теперь только дать ему понять, что четвертовать он его не собирается, а приехал лишь для того, чтобы нормально поговорить. — Если ты сейчас же не дашь мне пройти, то, клянусь, я сломаю тебе нос или же утоплю в этой луже, не знаю правда как, но утоплю! — прошипел Тэхен, заставив Чонгука быстро вернуться на землю. — У тебя вообще совесть есть? Зачем ты приехал? Убирайся отсюда и не появляйся на моей дороге никогда! — Боюсь, это невозможно, — пожал плечами Чонгук, стараясь не замечать злого тона Тэхена. — Мы — истинные, и ты ничего с этим не поделаешь. — Заткнись! Ты даже понятия не имеешь, что это такое, — убийственная ярость захлестнула Тэхена, заставив позабыть обо всем на свете. Как это существо может так просто говорить об истинности, когда это слово (для Тэхена), также как и значение является святым. — Ооо! Я-то как раз имею, ибо мой истинный сейчас стоит передо мной и упрямится, как девчонка. Неужели, ты хочешь, чтобы на тебя наорали или же силой запихали в машину? — поехидничал Чонгук, посмотрев на Тэхена сверху вниз. А что, это хорошая идея. — Слушай, — спокойно и ровно начал Ким, стараясь не смотреть на альфу, — нам с тобой не о чем говорить. То, что кто-то там решил, что истинность — это приговор, то он глубоко ошибается, потому что я никогда тебя не признаю, — выплюнул Тэхен. — Ты изнасиловал моего брата, насмеялся над ним, а теперь стоишь передо мной и просишь поговорить?! — он усмехнулся. — Неужели ты не понимаешь, что я ненавижу тебя за то, что ты сделал? Неужели ты думаешь, что из-за истинности я упаду к твоим ногам и буду рядом с тобой вечность, наплевав на всех и все? Ни черта подобного! Советую тебе пойти и найти какую-нибудь омегу и порезвиться с ней, дабы удовлетворить себя, а от меня и моей семьи отстать раз и навсегда. — Ты закончил? Отлично! Значит теперь настала моя очередь. Не стоит утверждать того, чего ты не знаешь, зефирка, — щелкнув по носу Кима, продолжил железным тоном Чон. — Тебя тогда не было рядом. А значит ничего доказать ты не можешь. Я знаю, ты не поверишь мне, если я даже родителями поклянусь, что не трогал твоего брата, а просто хотел помочь.       Тэхен задохнулся от злости. Где он говорите учится? На экономическом? Зря! Актер из него лучше бы вышел, чем бухгалтер. Запрокинув голову, Тэхен рассмеялся, тем самым вызвав у Чонгука некий ступор. Легонько похлопав альфу по плечу, Тэхен произнес: — Ну вы даете, Чон Чонгук! Это что, чистосердечное признание? Вопрос: а для чего? Нет, ну серьезно! Тебе следовало в актеры податься, ведь это у тебя так хорошо получается. Но, вместе с тем, у тебя очень плохой слух, но поскольку я добрый человек, я повторю: убирайся отсюда и больше никогда не подходи ко мне! Я тебя не знаю — ты меня не знаешь, ты меня не видел — я тебя не видел. А уж если встретимся случайно, то просто обойдем друг друга.       Ухмыльнувшись, Чонгук окинул его таким взглядом, что у Тэхена перехватило дыхание; ему вдруг подумалось, что он стоит перед ним совершенно обнаженный. Но все же Тэхен заставил себя гордо вскинуть подбородок. Почему он все еще здесь? — Ну уж нет! Я так это не оставлю, — заявил альфа грозно-вкрадчивым тоном. — Я не дам тебе считать меня последней сволочью, поэтому садись в машину и поедем куда-нибудь в более подходящие место для разговора.       И тут, Чонгук хотел было уже взять Тэхена за руку, как неожиданно раздавшийся громкий выстрел, явно не из детского пистолетика, где-то над его головой, заставил их обоих вздрогнуть от испуга. Их глаза на мгновение встретились, как бы спрашивая друг у друга: «Что это было?». Следующий выстрел заставил Чонгука чертыхнуться, молнией схватить Тэхена за руку и загородить собой.       На улице уже давно началась безумная суматоха: крики людей, заглушающие гул машин и электричек, заполонили всю улицу, а уже через секунду завизжала сирена, заставившая Тэхена вжать голову в плечи. Паника охватила его с ног до головы, расплываясь по всему телу, мешая дышать, и неосознанно вцепиться в руку альфы. Тэхен тщетно пытался оценить ситуацию, творившуюся на улице и выдать из себя хотя бы один звук. — Идем! — крикнул Чонгук и потянул за собой Кима, как тот укоризненно заявил, уперевшись ногами в асфальт: — Отпусти меня, я никуда с тобой не пойду! Это твои дружки, да? За тобой приехали или это они просто поиграть решили с мирными гражданами?! — Что за ахинею ты несешь?! — взорвался Чонгук, не понимая чего он вытворяет. — Ты жизни лишиться захотел? Живо за мной!       Сей приказ оказалось выполнить очень сложно, не только потому что Тэхен упрямый, как баран, но и потому что ему приказывал истинный альфа. Но, когда новый выстрел свистнул рядом с ухом омеги, от которого у него кровь застыла в жилах, он уже сам ломанулся вперед, чем и воспользовался Чонгук.       Добравшись до машины, Гук, отперев дверь, буквально втолкал внутрь упрямого омегу и поспешил к своему месту.       От услышанного неподалеку крика какого-то человека, альфа на мгновение замер и, содрогнувшись, быстро оглядел местность. В глаза сразу же бросились две черных BMW X5. Чертовы ублюдки! Неподходящий же вы момент выбрали! — Что, блять, происходит? Какого хера они стреляют в нас? Кто это вообще такие?! — завалил вопросами Чонгука Тэхен, как только тот уселся в машину.       По дрожащему голосу было видно, что он напуган не на шутку. Вжавшись в кресло и оглядываясь по сторонам, он учащенно дышал, а сердечко колотилось так громко, что даже Гук слышал его. — Успокойся, они не тронут нас,— как можно мягче попытался сказать Чонгук,— и пристегнись лучше, зефирка, — посоветовал ему Чон, круто выруливая на встречку и сразу же набирая скорость.
Примечания:
Глава должна была выйти еще в воскресенье, но из-за того, что я **тут** с кое-кем поцапалась, поняв что, если человек родился какашечкой, то он ею и останется на всю жизнь, отложила это дело. А сегодня, пытаясь выложить главу с утра пораньше, я узнаю, что у Тэхена умер дедушка! И это просто пиздец товарищи, ибо это выбило меня из калии, да и вообще из мира в частности, на минут 30 точно. Я даже представить боюсь, что он сейчас чувствует(ಥ﹏ಥ) Вы же знаете, что до 14 лет именно дедушка и бабушка растили его... Это ужасно больно╥_╥
Извините, если не буду отвечать на ваши комментарии сразу. Я это сделаю, но позже, когда мое настроение будет не таким мрачным
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: