на улице гроза, оставайтесь дома 8

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Block B, B.A.P (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Бан Ёнгук/У Чихо
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Songfic
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
в твоих глазах гроза, самая опасная в этот сезон дождей.

Посвящение:
ты знаешь

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

your name

19 июля 2018, 23:43
IKON - LOVE SCENARIO
ZICO - SHES A BABY <i>
IKON - BEST FRIEND </i>


в последний раз, когда ты звал меня по имени, было самое странное чувство, словно я перестал отличать хорошее от плохого, а поджелудочная внутри совершила тройное сальто. будто мои органы перемешали, отправив сердце в пятки, а мозг на длинный отпуск. На улице порола гроза и я готов поспорить, что её призвал ты. В твоих глазах тоже.

Тогда ты говорил, что я доигрался и готов был мне вмазать. А я три тысячи раз прокручивал это "ёнгук" с условной точкой в конце и подбирал слова, будто туподоходящий. Смотрел на тебя волчонком, хоть ты и не понимал, что я не прощение выпрашиваю, а ещё одно « ёнгук ».

Ты придавал моему имени сто тысяч оттенков. Каждый раз по разному и так одинаково протягивая в конце. Даже собираясь в три тысячи раз дольше меня и пытаясь толкнуть меня в фонтан, чтобы закричать на всю улицу, что я чертов пьяница, я любил твоё затянутое в конце « -г-у-к». Хоть каждый раз я и смотрел на тебя с опаской, когда ты не шутил надо мной больше пяти минут, я был уверен, что это не потому что ты решил стать добрее, а просто потому что выжидаешь. Выжидаешь пока я споткнусь или ударюсь, чтобы смеяться так, как умеешь только ты, хотя у самого обе ноги левые и можешь наебнуться даже на ровной дороге с угрозой вывернуть себе что-нибудь.

И я сам не звал тебя «Зико», как это принято в твоих, наверное, кругах. Я знал, что Зико не ездит на метро вместе со мной зайцем и не пьёт соджу до посинения, с условием, что «ёнгук» единственный человек с которым он будет пить. И будучи в нолину только У Чихо мог бы повеситься на мою шею и указывать нести его домой, чтобы там не раздеться даже и не дать себя раздеть, отрубиться на диване. Я специально не нёс тебя на кровать, чтобы ты полдня ныл о затёкших частях тела и принимал это за вызов. Чтобы ты после зло перекривлял моё имя, а я твоё, непонятно для чего умалчивая дату своего дня рождения, наверняка чтобы посмеяться с моих тупых попыток угадать и реакции, на своё «не скажу».

С тобой нельзя играть по правилам, потому что ты знаешь, что можешь проиграть и делаешь все равно по-своему. Как тогда, когда я облил тебя водой, а ты ударил меня по яйцам. Я готов был твоё имя отдать какому-нибудь шаману, чтобы каждый раз когда ты меня бил, чувствовал ту же боль. Чтобы я чувствовал твою тоже и знал где мне припарковать свою пылкую речь и не задеть тебя.

Ты ненавидишь, когда я пою, потому что с моим басом только птиц сгонять с огорода. И стоит мне начать, я уже слышу твоё «заткнись», но продолжаю на зло.

— не трогай кота, лишай будет. - ты говорил и усмехался.

Ты знал когда это сказать, чтобы выставить меня придурком на публике. Но и ты заработал свой пинок под задницу, после сказанного. Хотя нам было все равно до того каким взглядом посмотрят на нас, даже когда целовались в подъезде и как бабища, завидев нас, выронила сумку с мандаринами. Я смеялся как придурок, а ты меня им же и назвал, пряча лицо за моей шеей. Но тоже вроде усмехался. Хотя ты всегда говорил, чтобы я не смеялся так громко и тупо, где-то глубоко тебе нравится этот смех. Я знаю это, замечая румянец на твоих щеках.

Когда меня не будет в этом городе, стране и даже на континенте, ты будешь слышать мои скучные рассказы по телефону и я знаю, что будешь рад. Когда у меня будет полно работы и я буду спешить сделать работу на неделю до завтра, ты каждый час будешь невзначай забывать чай на столе или целый поднос с нетронутой едой. Потому что ты никогда не нарушал моё пространство и не забывал про моё здоровье. Я забывал. Ты - никогда. Ты заботишься о нас двоих и заставляешь отчитываться, что я ел, пока тебя не было. А мне остаётся только тупо чесать затылок и выдумывать что-то, потому что наготовленное тобой я сожрал в первый же день.

И когда тебя нет дома, я ищу твой дурацкий гель для душа, которым ты пахнешь, только чтобы убедиться, что он существует. И каждый раз не нахожу такого. Шоколад и мята. Мята и шоколад. Готов поспорить, что выгляжу как питекантроп, когда зависаю на целые минуты, когда слышу этот запах. И я знаю, что каждый раз ты шутишь об этом. И поссорившись, ты даже представить не можешь как часто я треплю о тебе Сонхве, который только и знает, что подливать мне выпивку в рюмку и кивать. Потому что с тобой у меня происходит геноцид нервных клеток, а внутри кровавая пляска в желудке из остатков еды. Я никогда не был романтиком, чтобы говорить, что у меня бабочки в животе. И тебе это и не нужно было, в принципе.

Я люблю мыться с тобой, потому что ты становишься мокрый, как кот под дождём, и на все согласным. Твоя игра в недотрогу, прикрытие того, что ты правда умеешь, когда накрывает возбуждение. Иногда мне жаль твои губы, когда ты кусаешь их, глядя на меня, раздевающегося или вытирающегося полотенцем. Конечно, ты лишь выебываешься, когда говоришь, что я совсем не сексуален. И как бы ты не ломался, не пытался мне отказать, обычно оказывался подо мной. Не считая тот случай, когда ты заехал мне по яйцам. Иногда ты даже специально как девка виляешь передо мной бёдрами, чтобы потом громко посмеяться с моего выражения лица, но закончить все на коленях, с моей рукой на твоём затылке. В тебе погибла самая элитная блядь, знаешь?

— стерва. - констатировал я Сонхве, сидя в баре, после очередной твоей попытки перевоспитать меня.
— не то слово.
— мы с ним будто обезьяна с гранатой. Только обезьяна я, а он взрывное устройство, что стоит отпустить или немного расслабить руку, и все, взрыв на пол района.

Сонхва иногда выглядит пораженным, слушая, как ты меня воспитываешь. Ну как воспитываешь. Ему я всегда говорю, что я самец. И уже слышу твой смех. Громкий и заразный. У меня даже осталось видео, где ты смеёшься, облитый дельфинами в аквапарке и довольный, будто радугу проглотил. Тебе на надо марафетиться три часа, чтобы выглядеть самым красивым. Достаточно проснуться и увидеть тебя ещё спящего. Глазища твои иногда ненавижу, когда после очередной шутки на публике, они горят недобрым огнём. Ты всегда любил всякие спектакли и радовался победе, как ребёнок. И я не мог её у тебя забирать. Только иногда, когда ты перегибал.

Потому что даже наши отношения начались с моего спектакля. Тогда меня, самого одинокого холостяка, друзья заебали настолько, что я был согласен на все. Мы им так красиво врали, прикидываясь парой. Смотрели в будущее, наверное.

Ты улыбаешься ещё ярче, чем тогда, когда впервые поцеловался со мной. Сейчас сидишь и смотришь нахмурено, когда говорю, что меня увести пытались. Хочется смеяться с твоего лица, но я серьезно продолжаю:

— спрашивали, занято ли моё сердце и если нет, то..
— а ты что? - перебиваешь, не дожидаясь продолжения, будто зная, что будет дальше.
— сказал, что занято.
— и?
— что и? Отстал он. - фыркаю так громко, что ты усмехаешься. Люблю когда так усмехаешься и смотришь спокойно. Теперь я знаю, что ты не ударишь меня.
— как быстро сдаются люди.

Я знаю, что это не всякие похвалы моей верности и все такое. Но ты улыбаешься, широко и тычешься носом в шею. Чувствую эту улыбку, даже не видя. Знаю, что ты расслаблен. Хочу что-то сказать в ответ, но слышу твоё дыхание и замираю. Ты все равно просишь рассказать подробнее и я срываюсь на смех. Ты никогда не признаешься, что ревнуешь.

Все же ты хуже любой атомной бомбы.

Пускай наша любовь и не построена на той, которую обычно пишут в книгах. Наша скорее извращённая и отношения у нас как у клоунов. Но твоё затянутое в конце « ёнгук», лучшее, что я слышал в своей жизни.

— я люблю тебя.

И тебе нечем ответить, кроме тихого « и я тебя». Карту крыть нечем. В твоих глазах самое крупное столкновение галактик. Там бушует гроза, волнуется целое море заезд и после каждого « ёнгук », волны топят корабли, утаскивая меня безвозвратно на дно.
Примечания:
с днём рождения </3