Проверяй, но доверяй! 70

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Katekyo Hitman Reborn!

Пэйринг и персонажи:
Хибари/Мукуро
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ООС Романтика Флафф

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Лучший враг - тот, кому можно доверить свою жизнь.
Однако проверить не помешает... заодно и нервы потрепать надменному Облаку...)))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
31 марта 2013, 22:49
- Он ужасный эгоист, - Мукуро покачал ногой, задумчиво глядя вниз. Сидеть на крыше школы Намимори, доводя до белого каления всех, кто в данную минуту оказывался рядом уже вошло в привычку у Хранителя Кольца Тумана. - И это говоришь ты! - возмущенно вскинулся Тсуна, впрочем, слегка тушуясь: Мукуро он не боялся, но опасался, понимая, что с такой расшатанной психикой, как у иллюзиониста, с Мукуро станется просто убить за то, что ему, к примеру, цвет перчаток не понравился. Что уж тут говорить о невежливом обращении – убьет и не поморщится! Но и терпеть выкрутасы Мукуро не позволяло чувство справедливости, присущее Саваде. – Возьми зеркало и на себя посмотри! - То, что я там вижу, меня очень даже радует, - Мукуро усмехнулся, нарочито небрежно откинув челку с глаз, которая тотчас же заняла законное место, шикарной волной упав обратно на глаз с красной радужкой, который и прикрывала. – Но вот от этого милого тельца, которое я только по доброте душевной оставил тебе, выслушивать нравоучения мне бы не хотелось. - А следовало бы, - Тсуна обиделся, чувствуя, как не может держать себя в руках. Это было ребячеством и отдавало детскими ссорами в песочнице, но Десятому ужасно захотелось высказать все Мукуро с глазу на глаз. Правда, он был совсем не уверен в том, что выйдет победителем из словесной баталии – языкастому и язвительно-ироничному Мукуро не было равных в любых спорах. Да и опасение того, что словесной баталией ссора может не ограничиться, перейдя во вполне реальную схватку, тоже было весьма сильным. А предчувствия и интуиция Джудайме не обманывали почти никогда. – Ты все время чем-то недоволен, вечно всех оскорбляешь. Может, не стоит забывать, что мы в одной команде? - Это вы в одной команде… если это сборище идиотов можно так назвать, - Мукуро оживился, с удовольствием подхватывая любимую тему. – Рёхей – дубоголовый спортсмен, Ламбо – вообще молчу, слова на это убожество тратить жалко, Гокудера и Ямамото – полные придурки, особенно Гокудера – психованный террорист. - Кто бы говорил! – от возмущения Тсуна растерял все слова, которые собирался высказать солидно и спокойно. – Да ты ж в сто раз хуже! Они мои друзья, и я им доверяю! - В отличие от меня, хочешь сказать? - Мукуро противно захихикал, причем, Савада знал, что он так делает специально, чтобы нервы потрепать. – Правильно, мне доверять нельзя, я тут с тобой полностью согласен, глупый Тсуна. И если я сейчас бессмысленно трачу свое время, просиживая свои чудесные джинсы от Версаче на этой ржавой крыше заштатной школы, то это только потому, что… - Мукуро задумался, подбирая нужные слова. - Ну и почему? – хмуро спросил Савада, понимая, что иллюзионист сейчас занимается любимым делом – играет на публику, пусть из публики у него только один-единственный несчастный босс Вонголы. Нужно подыграть. Портить же настроение Мукуро нельзя – во-первых – опасно, во-вторых – этот гад морально сильнее. Но он сейчас его охраняет, и, как ни крути, этот подлый и хитрый человек очень нужен Вонголе. Да и вообще… Тсуна чувствовал, как на него опять накатила жалость к этому красивому и несуразному существу, самому выдумавшему себе проблем и с таким энтузиазмом их решавшему. Тсуна много думал о Мукуро и пришел к выводу, что, попади он сам в тюрьму Вендиче, он бы не выдержал и десятой доли того, что пришлось выдержать нынешнему хранителю Тумана. Или сошел бы с ума или… да даже руки на себя наложить не получилось бы, виси он в цепях в запаянной колбе с жидкостью с трубкой во рту. А Мукуро терпел столько лет. Не рехнулся, не потерял рассудок… хотя, вот насчет рассудка – спорный вопрос. Иногда, наблюдая за его извращенными иллюзиями, которыми он крушил врагов, Тсуна чувствовал, как у него закипают мозги, причем, практически в прямом смысле этого слова. И благодарил свое Небо, что эти иллюзии направлены не против него и Вонголы. Впрочем, бдительности терять не следовало. В любую минуту Мукуро мог выкинуть что-то совершенно неожиданное, что пришлось бы расхлебывать уже всей командой, причем поручиться за успешное «расхлебывание» Джудайме вряд ли смог бы. И, хотя, не очень порядочно так говорить, но все-таки хорошо, что в качестве "модератора" для Мукуро есть Хибари-сан… кстати, о Хибари… - Так кто там эгоист? – Тсуна мельком посмотрел на часы: то, что несколько мафиозных семей объявили охоту на босса Вонголы ни в коем случае не должно удержать его здесь на время большее, чем конец уроков у Кёко-тян. В конце концов, он не общался с ней нормально уже три дня, с тех пор, как Хибари отправил Гокудеру и Ямамото в Италию на переговоры, которые, как верилось Тсуне, не должны были закончиться резнёй, бомбометанием и перерезанными глотками. Ямамото, конечно, не особо хороший дипломат сам по себе, но когда рядом нервный Гокудера – становится просто идеальным напарником. Чувствует ответственность за Хаято и проявляет чудеса толерантности, дружелюбия и черт знает еще чего, вполне сносно и мирно решая очень скользкие вопросы. И неужели правда, что у них с Гокудерой что-то есть… ну, в том самом смысле… - Ты покраснел, - Мукуро, оказывается, все это время наблюдал за Десятым, иронично вздернув бровь. – Что за неприличные мысли бродят в этой симпатичной и пустой голове, которую я мог бы наполнить шармом, смыслом и мозгами? - Обойдусь своими как-нибудь, - буркнул Савада, ругая себя за расслабленность. Стоило только отвлечься – и наглый Туман читает его, как открытую книгу! – И не увиливай от вопроса. - Какого? – очень натурально удивился Рокудо, однако нервное рефлекторное постукивание тонкими пальцами по перилам крыши, показало Тсуне, что иллюзионист слегка смущен. - Про эгоиста, - Тсуна мстительно прищурился: не все же Мукуро его гнобить. – И, судя по всему, тебя этот вопрос волнует сейчас гораздо больше, чем моя безопасность и все остальное, включая моё, как ты выразился «тельце и мозги». Вот и говори, что там у тебя… если ты, конечно, не имел в виду сам себя. - Да все вокруг эгоисты и стяжатели, - Мукуро явно не собирался продолжать личный разговор, выруливая на общие темы, которые он очень любил развивать в свободное от работы и пакостей время. Было видно, что он жалеет о том, что не сдержался, и дал Саваде возможность задавать неудобные вопросы. – А что, включил свою хвалёную интуицию? - Да тут и без интуиции любому имбецилу ясно, что это ты о Хибари-сане, - вздохнул Савада. – И я все никак не могу понять, что же между вами происходит. - Ничего такого, Савада, о чем стоило бы спрашивать, - ледяной голос, раздавшийся из-за спины, заставил Тсуну вздрогнуть от неожиданности. В то же время, он с досадой машинально отметил, что подлый Мукуро даже бровью не повел. Все-таки при появлении Хибари он весь мгновенно напрягался и становился совершенно неприступным, словно не желая показывать ненавистному врагу свои эмоции, которые, конечно же, у него были, как у любого, пусть даже сверхсильного человека. Появившийся на крыше Хибари был, как всегда, немногословен и источал ледяное презрение ко всем травоядным, к кому, как Савада прекрасно знал, относил и его самого, и, конечно же, Мукуро. Впрочем, насчет Мукуро ничего не ясно. Отношения у них – из рук вон, они друг друга ненавидят, это все знают, и все-таки, все-таки… В общем, было тут что-то еще, о чем интуиция Джудайме просто-таки вопила. Правда, влезать в эти отношения не хотелось – опасно для жизни, знаете ли. Тут одного Хибари-сана или Мукуро за глаза хватит, чтобы сделать из него плохо узнаваемый труп, а если они вдвоем решат, что он посягает на их личное пространство или вмешивается в их личную жизнь – тут вообще шансы на выживание опускались до отметки ноль, стремясь в минус бесконечность. - Савада, пора домой, на улице тебя встретят и проведут Кусакабе и пара моих людей, - от голоса Кёи Тсуна даже поёжился, но с радостью рванул к двери, втайне думая о том, как бы успеть по дороге перехватить Кёко-тян. А эти двое… ну их на фиг, пусть сами разбираются. И Тсуна, радостно кивнув Туману и Облаку, быстро слинял, стараясь не замечать того, что атмосфера на крыше стала как минимум предгрозовой. Одна надежда - эти двое остаются наедине далеко не в первый раз и то, что они пока живы и не покалечены позволяло надеяться, что уж друг с другом они как-нибудь поладят. Интуиция - хорошая штука и она еще ни разу не обманывала. Разберутся. *** - Ну что, Кёя, как твоя птичка? – более дурацкого вопроса задать было нельзя, но Хибари и бровью не повел, мысленно засчитывая себе очко. - Я так и думал, что ты сейчас спросишь какую-то хрень, - Кёя еле заметно усмехнулся, поудобнее перехватывая рукояти тонфа. – Ты предсказуем и глуп. - А я знал, что ты ответишь, поэтому и спросил, чтобы ты предсказуемо сказал, какой я предсказуемый, - Мукуро изящно закинул голову, рассмеявшись. – Поэтому, предсказуем и глуп не я, Кёя. - Не смей называть меня по имени, хренов демагог, - мрачно уронил Хибари, прикидывая, как бы поудобнее свалить эту разноглазую сволочь с перил. – Я терплю тебя только как специалиста, иначе ты давно бы уже валялся у меня под ногами с проломленным черепом. - Да что ты, правда? – Мукуро был сама любезность, прекрасно понимая, как он бесит Хибари. – Ну, попробуй, Кёя-кун. Я уже боюсь, прям, поджилки трясутся. Взбешенный Хибари, не тратя времени на лишние разговоры, стремительно двинулся к иллюзионисту, который даже не дернулся, продолжая в упор смотреть на него разноцветными глазами. Слегка растерянный Кёя, оказавшись вплотную к Туману на мгновение замер, не понимая, почему тот ничего не предпринимает, но в следующий миг, здорово разозлившись, просто сдернул Рокудо с перил, ожидая хоть какой-то реакции. Однако её не было. Тело Мукуро было совершенно расслабленно, такие вещи Хибари чувствовал прекрасно. И та доля секунды, когда Мукуро падал с высоких перил, заставила Кёю сгруппироваться и поймать подлого иллюзиониста возле самой земли, вернее, асфальта крыши, на которой Мукуро, дрянь такая, показывал свои выкрутасы. - Я тебя теперь точно убью, - почему-то шепотом сказал Хибари, с ненавистью глядя в хамские глаза. - На клочки разорву, жалкое животное! - Ага, конечно, - кивнул довольный Мукуро, не делая ни одной попытки вырваться или совершить хоть какое-нибудь телодвижение. – Только сначала прекрати меня лапать… хотя нет, я передумал. Разрешаю. С этими словами, не дав опешившему Кёе ни секунды на раздумья, Мукуро нагло закинул обе руки на шею Облаку, крепко захватывая её в замок. А в следующее мгновение они уже яростно целовались, кусая и сжимая друг друга, словно изголодавшиеся друг по другу влюбленные, что приводило Кёю в почти неконтролируемое бешенство. Однако он просто не мог ничего сделать, кроме как впиваться в губы ненавистного врага снова и снова, испытывая целую бурю эмоций, из которых самой ясной было мрачное удовлетворение от того, что этой скотине больно и из нижней прокушенной им губы течет струйка крови. - Полегче, Кёя, - Мукуро, впрочем, сам был слегка ошеломлен напором Хибари. – Ты сломаешь мне ребра, и я тебе этого не прощу. И больше не буду с тобой целоваться. - Заткнись… ненавижу, тварь ты эдакая! – шипение Хибари испугало бы все мафиозные семейства, вместе взятые, однако Мукуро только удовлетворенно усмехнулся, крепче прижимаясь к напряженному и горячему телу рядом. – Какого черта ты вообще не боишься? Легкая растерянность в голосе главы дисциплинарного комитета так обрадовала Мукуро, что он довольно рассмеялся, прижимаясь лбом к плечу врага. - Господи, да было же понятно, что ты не сделаешь этого в тот момент, когда ты поймал меня возле самой земли! – Рокудо победно смотрел на Хибари, понимая, что сейчас он может говорить все, что угодно... ну, почти все. - И что? Какое это имеет отношение к той мерзости, что ты творишь, извращенец? - Я специально хотел посмотреть на то, что ты будешь делать, - Хранитель Тумана без зазрения совести запустил руку под рубашку шумно вздохнувшего Хибари.- Ты – поймал. - Да это случайность… - Хибари, казалось, сам был потрясен объяснением, стараясь не замечать рук иллюзиониста, гулявших по его телу. – Ты что, хочешь сказать, что ты мне так доверяешь? Ты даже не группировался, я чувствовал. - Ну, можешь гордиться, - Мукуро, кажется, слегка смутился, но тут же коварно захихикал, возвращая Кёе толику спокойствия в том, что враг – вот он, рядом, такой же ненавистный и гадкий, как прежде. – И вообще, хватит болтать, я не для этого терплю твою никчемную компанию. У нас будет еще одно неплохое развлечение, ты не находишь? И Мукуро снова, теперь уже совершенно безбоязненно коснулся губами губ своего врага, вызывая того на ответные действия. Весьма бурных и возбуждающих. Довольно застонав, иллюзионист закрыл глаза и откинул голову на плечо Облака, давая тому полную свободу действий. Найти достойного врага, который сможет прикрыть спину – это дорогого стоит. Кёя – замечательный, лучший в мире враг. А целоваться… ну и что? Хоть что-то приятное должно быть в этом странном противостоянии. В конце концов, Кёя отлично целуется. И вообще… ему можно довериться. И, вполне возможно, на всю жизнь. Ту, что у них двоих осталась с того момента, когда они встретились в его иллюзии под цветущей сакурой – уж точно.