Подопытный бог 90

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мстители

Пэйринг и персонажи:
Тони Старк, Локи Лафейсон, Тони Старк, Локи, немного Джарвиса и Пеппер Поттс, плюс эпизодически другие персонажи фильма
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Фантастика, Даркфик, Ужасы
Предупреждения:
Насилие, Кинк, Гуро
Размер:
планируется Макси, написано 103 страницы, 6 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Неофит Майрэ
Описание:
Бытует мнение, что у каждого из нас есть садистские наклонности. Они могут быть явными или не очень, а могут скрываться так глубоко, что человек и сам о них не подозревает. Но порой совершенно случайные и незначительные мелочи могут пробудить "внутреннего садиста" даже в душе истинного филантропа.

Посвящение:
Выражаю огромную благодарность своей бете - Тиннори - за неоценимую помощь по части отлова и исправления авторских перлов. А также Nalfran - за прекрасную иллюстрацию к концу второй/началу третьей главы (ссылка на рисунок в примечаниях перед третьей главой, ибо он очень кинковый и слегка спойлерный).

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Всё началось с одной заявки на dirty!kink-фесте по "Мстителям". Собственно, первая глава и является исполнением этой самой заявки. Однако потом у автора разыгралась фантазия, и другие кинки тоже настойчиво попросились в текст. Кинков (кстати, доволько специфических, а значит, для кого-то - сквиков) тут вообще много, только считаю своим долгом предупредить, что все они дженовые. Секса здесь не будет, как и отношений между главными героями (ну не про это история, не про это), и если вы увидите в сюжете какие-либо намёки на пейринг, значит, вы просто очень хотите их видеть. Рейтинг фику присвоен за счёт насилия, пыток и прочих проявлений садизма. В тексте присутствуют физическое и психическое насилие над личностью, жестокие эксперименты, элементы хирургии, а также не обошлось без внеземной анатомии. Поэтому заранее прошу прощения у всех, кого при прочтении сквикнет.

Глава 1

2 апреля 2013, 16:56
      — Как можно так долго на него глазеть? — вполголоса пробубнил Тони, перелистывая страницу журнала.
      — Что? — Наташа отвлеклась от созерцания дисплея, на который транслировалось изображение сидящего в камере пленника.
      — Я говорю, что там разглядывать? Чем это такую симпатичную девушку смог привлечь этот тощий божок?
      — Да, пожалуй, тощий, — согласилась шпионка, всё ещё погружённая в какие-то свои мысли. — Ещё и маска эта. Он ведь из-за неё даже есть не может.
      — Какая трогательная забота о чокнутом инопланетном захватчике, — усмехнулся Тони. — Это что, следствие нереализованного материнского инстинкта? Желание накормить и обогреть... — он осёкся, поймав на себе Наташин недружелюбный взгляд и вспомнив о её хуке слева. — Да ладно, он же пол-Манхэттена разнёс, убил и покалечил множество людей. А ещё окно у меня в гостиной разбил. Мной, между прочим.
      В ответ Наташа лишь хмыкнула и опять повернулась к дисплею, всем видом показывая, что она не в настроении разговаривать. Тони посмотрел на часы. Примерно через полчаса её смена закончится, и сюда придёт Роджерс. А потом будет смена Бартона. Эти трое дежурили тут по восемь часов уже шестые сутки, с тех пор как Тор отправился на несколько дней в Асгард, чтобы заранее уладить кое-какие дела, и попросил своих новых друзей присмотреть пока за его непутёвым братом. Бэннер после той битвы с читаури сразу вернулся в Индию. Старк же наотрез отказался участвовать в этих дежурствах, аргументируя тем, что и так предоставил в качестве временной тюрьмы одно из лабораторных помещений своей башни, которое наспех переоборудовали для этой цели. Но всё равно периодически наведывался в комнату к дежурным и проводил там немало времени. От помощи других агентов Щ.И.Т.а они отказались, решив, что и сами справятся. К тому же, Локи, закованный в связывающие магию кандалы и маску, вёл себя тихо и не доставлял никаких проблем. Большую часть времени он сидел или лежал на больничной кушетке, служившей ему постелью, иногда вставал и мерил шагами свою небольшую камеру.
      Стив появился, как всегда, за пять минут до начала своей смены и после привычного приветствия спросил:
      — Сегодня, надеюсь, как обычно, без происшествий?
      — Всё так же, — ответила Наташа. — Не буянил, сбежать не пытался. Сидит смирно и ничего не делает, — она безразлично пожала плечами. — А почему спрашиваешь, Кэп?
      — Мне через пару часов нужно будет уйти — Фьюри дал небольшое задание.
      — И ты собираешься оставить меня наедине с этим психом? — вмешался Тони, оторвавшись наконец от разглядывания фотографии очередного спорткара.
      — А что такого, Старк? Ты же и так здесь постоянно торчишь, — на лице Капитана читалось лёгкое недоумение. — Тем более мы тут дежурим по собственной инициативе, а официальные задания руководства я игнорировать не могу.
      — Может, тогда вызвать сюда Бартона пораньше? Или, например, мисс Романофф могла бы остаться подольше? Из жалости к Локи, так сказать, — Тони игриво подмигнул ей, на что получил в ответ ещё один недружелюбный взгляд, и добавил: — А то она сегодня уже сетовала на то, что мы тут его голодом морим.
      — В этом она права. Хоть он и опасный преступник, но так обращаться с пленными — это жестоко, — Стив задумчиво нахмурился. — Сколько дней он уже в наморднике? Пять? Шесть?
      — Шесть, — Наташа утвердительно кивнула. — Может, попробуем снять с него эту штуку ненадолго, чтоб хоть поел?
      — Кажется, Тор говорил, что способности Локи можно полностью блокировать только таким образом, — напомнил Тони. — А без маски, одними только оковами, не получится сдержать эту его магию, — на последнем слове он состроил недовольную гримасу и неопределённо покрутил в воздухе пальцами. — Снимем намордник — наверняка сбежит.
      — Предлагаешь ждать, пока он не помрёт с голоду? — спросила девушка. — Ещё ведь неизвестно, когда вернётся Тор. И если он обнаружит вместо своего брата обтянутый кожей скелет, у нас может случиться конфликт с Асгардом.
      — Да не помрёт, — отмахнулся Старк. — У асгардцев организм устроен не так, как у нас. Им даже туалетом пользоваться не приходится. Думаю, и без еды они могут обходиться гораздо дольше, чем люди.
      — Сомневаюсь, — проговорил Стив, потирая подбородок. — Вспомни, сколько ел Тор, чтобы восстановить силы. Метаболизм у них, должно быть, очень быстрый, и пищи им, значит, требуется больше. А Локи после сражения не кормили совсем — сразу надели этот намордник, который, судя по всему, даже снимать нельзя.
      — Хм. Может, воспользоваться желудочным зондом? — предложил Тони. — Засунуть ему длинную трубку через ноздрю и закачивать пищу прямо в желудок, — он поморщился, так как память тут же услужливо подкинула воспоминания о его первом дне в плену у афганских террористов, когда он, очнувшись, вытащил у себя из носа как раз такую трубку.
      — Ну да, конечно. Так он и даст сотворить с собой такое.
      — Можно его перед этим связать. И в этом мне поможешь ты, Роджерс. Всё равно ведь ещё два часа здесь будешь. А я пока посмотрю, из чего можно собрать аппарат.
      — Хорошо, — согласился Стив. — Только поторопись. Не выношу опаздывать.
      — Вижу, вы нашли себе развлечение на вечер, мальчики, — улыбнулась Наташа. — Но я вам, к счастью, компанию уже не составлю, — она накинула куртку, попрощалась и вышла из комнаты.
      Через каких-то полтора часа всё было готово. Тони собрал аппарат для искусственного кормления и купил ящик питательной смеси, а затем они со Стивом растянули пленённого бога на кушетке и крепко пристегнули к ней ремнями. Локи прожигал их ненавидящим взглядом и отчаянно вырывался, но сил у него не хватило, и в итоге он всё же оказался почти полностью обездвижен: ноги были закреплены в щиколотках и посередине бедра, а вытянутые над головой руки — в запястьях и чуть выше локтя. Рядом с кушеткой Тони подвесил на стену аппарат, представляющий собой прозрачный пластиковый цилиндр ёмкостью около литра с поршнем сверху и длинной тонкой трубкой снизу. Эта конструкция очень напоминала здоровенный шприц, только не ручной, а электронный — движением поршня можно было управлять с небольшого пульта, регулируя скорость подачи.
      — А это что? — спросил Стив, указывая на небольшое утолщение сантиметрах в пяти от конца трубки, которую сейчас держал Тони.
      Тот нажал кнопку на пульте, и утолщение раздулось, превратившись в плотный шарик размером с мяч для гольфа, а потом ответил:
      — Небольшой воздушный баллон, чтобы закупорить желудок на время процедуры. А то нашего гостя с непривычки может стошнить, а при наличии кляпа всё пойдёт через нос, заливая дыхательные пути. Не хотелось бы, чтоб он... Ну, сам понимаешь. Слишком глупая и нелепая смерть получится.
      От этих слов и последовавшего за ними ехидного смешка Локи снова забился, тщетно пытаясь освободиться.
      — Ну что ты, как маленький? Убивать тебя никто не собирается. Только накормить, — буркнул Тони, прикладывая конец трубки к верхней части впалого — заметно было даже под доспехами — живота пленника. — Так, вот здесь где-то должен быть желудок, — он отмерил расстояние до верхнего края металлической маски и пометил его на трубке маркером. — Значит, засовывать примерно досюда... Роджерс, будь другом, подержи ему голову.
      Стив встал возле изголовья кушетки, обхватил лоб и виски Локи ладонями и хорошенько придавил, окончательно лишив его любой возможности сопротивляться. Смазав трубку, Тони начал аккуратно засовывать её в ноздрю пленника, игнорируя его расширившиеся от страха глаза и протестующее мычание. Пока зонд двигался вниз по пищеводу, Локи то и дело судорожно сглатывал и пытался вжаться в кушетку, его грудь ходила ходуном от рваного затруднённого дыхания. Дойдя до метки, Старк опять нажал кнопку, раздувающую маленький воздушный баллон на конце трубки, слегка потянул и, почувствовав упор, приклеил её пластырем к маске. Затем достал из ящика несколько небольших пакетиков с питательной смесью, перелил их содержимое в ёмкость аппарата и нажал кнопку включения. Поршень двинулся вниз по цилиндру. Когда он прошёл чуть больше трети пути, Локи вдруг резко побледнел, сжался, как от боли, упёрся затылком в кушетку и сдавленно застонал.
      — Старк, ты ему так желудок порвёшь! — воскликнул Стив. — Слишком быстро.
      — Сейчас убавлю, — ответил Тони и снизил подачу до минимума, давая пленнику возможность немного расслабиться. — Похоже, у него желудок сильно сжался за почти неделю голодовки. Что ж, на это придётся потратить гораздо больше времени, чем я предполагал.
      — Мне уже пора уходить. Справишься в одиночку?
      — Справлюсь. Иди уже.
      — Только не угробь его тут, пока меня не будет.
      Они попрощались, и Стив ушёл.
      Время тянулось медленно. Чтобы его скоротать, Тони наблюдал за пленником. Тот лежал тихо, не дёргался, возможно, стараясь сохранить хотя бы остатки собственного достоинства, несмотря на всю унизительность ситуации, в которой он оказался.
      К тому моменту, когда поршень опустился до дна цилиндра, выдавив из него всё содержимое, впалый живот Локи немного приподнялся и стал почти плоским. Старк посмотрел на него и усмехнулся:
      — Ну вот, теперь ты уже не такой тощий. Хм, — он прошёлся по Локи взглядом. — Нет, всё-таки ещё тощий. Давай-ка я тебе ещё одну порцию дам.
      Не обращая внимания на мотающего головой пленника, Тони залил в ёмкость ещё литр смеси и вновь включил аппарат. Ему вдруг стало безумно любопытно, сколько же может вместить желудок аса — его неуёмная натура учёного давала о себе знать. А если объектом эксперимента, пусть и такого дурацкого, мог стать самый настоящий бог, то упускать такой шанс было нельзя. Не каждый же день в твоих руках оказывается столь могущественное существо, лишённое своих сил и абсолютно беззащитное. Тони улыбнулся своим мыслям: ставить опыты над богом — в этом было нечто завораживающее, дающее почувствовать себя стоящим над этими самыми богами.
      Когда к концу подходила вторая порция, Локи начал как-то тяжело дышать, ёрзать на кушетке, попытался выгнуть спину. Сначала Тони не понял, в чём дело, но потом догадался: наверное, пояс на штанах пережимает пленнику живот. Он отодвинул полу камзола своей жертвы, кое-как нашёл и расстегнул пряжки ремешков на боку кожано-кольчужной туники и откинул её на другой бок. Под туникой была тонкая рубашка из плотной ткани, похожей на хлопок, облегающая уже слегка выступающий живот Локи. А чуть ниже пояса живот был передавлен широким ремнём. Тони осторожно расстегнул пряжку ремня и немного стянул штаны вниз, так, чтобы их пояс находился у пленника под животом. Локи сразу задышал ровнее и вроде немного успокоился.
      Следующую порцию смеси Тони залил в ёмкость уже без раздумий — любопытство было сильнее. Он почти не обращал внимания на ужас в глазах пленника, на его немую мольбу остановиться. Взгляд то и дело цеплялся за постепенно натягивающуюся ткань рубашки. К тому же, живот Локи двигался вместе с грудной клеткой, слегка поднимаясь и опускаясь в такт дыханию, отчего рубашка ритмично натягивалась, и под ней начинала проступать впадинка пупка. Зрелище было таким завораживающим, что Старк даже не сразу заметил, как в очередной раз опустела ёмкость. А когда вновь заправил её и включил аппарат, то увидел, как страх во взгляде Локи сменяется обречённостью. Пленник страдальчески выгибал брови, щурил покрасневшие глаза, а потом зажмурился, и из-под его ресниц выступили капельки слёз, которые тут же покатились по вискам и острым скулам, оставляя за собой кривые блестящие дорожки. Плакал ли он от унижения, от страха или от боли — Тони это уже не волновало. Всё его внимание было приковано к узкой полоске кожи, показавшейся между поясом штанов и слегка задравшейся рубашкой. На фоне тёмной одежды бледная кожа Локи казалась почти белоснежной. Она манила, словно бы сама просила прикосновения. И Старк не удержался.
      Он медленно поднёс руку к этой белой полоске и дотронулся до неё двумя пальцами, отчего пленник заметно вздрогнул. На ощупь кожа была горячей. Не обжигающей, а какой-то до приятного разогретой. Тони приложил к ней ладонь и медленно повёл вверх, сдвигая готовую лопнуть рубашку с ещё больше округлившегося живота. Теперь Локи уже не просто беззвучно плакал, он то начинал чуть слышно скулить, то сотрясался в судорожных рыданиях — от божественной гордости не осталось и следа.
      — Больно, что ли? — поинтересовался у него Тони и получил утвердительный кивок. — А ты не зажимайся так. Расслабься — тебе же легче будет.
      Убирать ладонь с живота пленника он не хотел. Ему понравилось это ощущение постепенно растягивающейся горячей кожи под пальцами, и захотелось растянуть её ещё сильнее, до предела. Он стоял, словно зачарованный, и медленно водил рукой, оглаживая Локи по бокам. Потом остановил ладонь пониже пупка, растопырил пальцы, обхватывая ими приятную округлость, и слегка сжал. Тихое поскуливание превратилось во что-то среднее между диким воем и сдавленным мычанием. Если бы не металлическая маска-кляп, возможно, это и был бы вой, полный ужаса и отчаяния. А через несколько мгновений у Локи начались рвотные спазмы. Было очень заметно, как под натянутыми мышцами и кожей судорожно сокращался желудок в попытках вытолкнуть из себя содержимое, однако баллон на конце зонда сделать этого не давал. Всё тело пленника сотрясалось, а сам он упирался в кушетку затылком, рвано дышал, резко втягивая носом мелкие порции воздуха, и тихо постанывал от боли и унизительной беспомощности.
      Тони ещё раз провёл ладонью по его дёргающемуся выпирающему животу и решил добавить в оставшуюся в ёмкости смесь дозу противорвотного. Следующую порцию он залил не сразу. Сначала дождался, пока подействует препарат, и тело Локи перестанет содрогаться от рвотных спазмов. Затем опять приложил руку к его животу — не всю ладонь, только подушечки пальцев — и начал водить по кругу, словно рисуя спирали, очерчивать ямку пупка и приглаживать тонкие волоски, становившиеся дыбом от каждого прикосновения. Иногда слегка надавливал на кожу, прощупывая через неё натянутые мышцы пресса и желудок, уже ставший твёрдым от такого объёма закачанной в него смеси.
      Трогать и поглаживать такой круглый горячий живот было приятно. Так приятно, что Тони уже не мог остановиться, задействовав в этом процессе ещё и вторую руку. Он медленно водил руками по животу и бокам пленника, то едва касаясь кончиками пальцев, то ощутимо нажимая основанием ладони. На каждое такое нажатие Локи отзывался лишь слабым болезненным стоном — сил на то, чтоб дёргаться, у него уже не хватало. Его била мелкая дрожь, как при лихорадке. Плакать он перестал, дорожки от слёз высохли, но его лицо всё равно блестело — теперь уже от выступившего на лбу и висках пота. Подобные реакции божественного организма, слишком похожие на человеческие, почему-то не вызывали у Тони ни капли жалости к пленнику, ни малейшего желания прекратить эту пытку. Наоборот, ещё больше будоражили его экспериментаторский разум, всё сильнее и сильнее распаляли его любопытство. Садистом он себя никогда не считал, но сейчас, к своему удивлению, заметил, что начинает получать какое-то извращённое удовольствие от созерцания мучений, от осознания своей власти над древним могущественным существом, которое теперь стало игрушкой в его руках.
      Сколько смеси он закачал в несчастного Локи — литров шесть, а может, и все семь? — Тони уже не помнил. Он даже про время забыл, полностью погрузившись в свой издевательский эксперимент. Загружать новую порцию он не решился — пленник и без того уже выглядел так, словно проглотил баскетбольный мяч или средних размеров арбуз. Живот стал твёрдым, а кожа на нём была натянута туго, как на барабане, и, казалось, вот-вот лопнет от любого неосторожного движения. Но двигаться Локи больше не мог, как не мог и стонать, или скулить. Он лежал, прикрыв глаза, полностью обессилевший, покрытый испариной, и лишь тяжело и неглубоко дышал, потому что раздувшийся желудок подпирал диафрагму, не позволяя сделать полноценный вдох. Тони ещё немного поводил кончиками пальцев по его огромному круглому животу и подумал, что на этом стоит остановиться, иначе он рискует испортить свою новую "игрушку". И очень кстати вспомнил о камере слежения под потолком. Он посмотрел на часы — до смены Бартона было ещё достаточно времени — и позвал:
      — Джарвис?
      — Да, мистер Старк? — отозвался из динамика возле двери голос электронного дворецкого.
      — Пока я находился здесь, кто-нибудь был в комнате для дежурств?
      — Никого не было, сэр. Хотите, чтобы я уничтожил запись с камеры за время вашего пребывания в этом помещении?
      — Да, пожалуй, — Тони слегка замялся. — Хотя... Нет. Перемести её в отдельную папку на моём личном сервере с правами доступа только для меня, — он на пару секунд задумался, потирая костяшками пальцев свою бородку. — А на дисплей в комнате дежурных выдавай старые записи с этой камеры с подменой даты.
      — Уже сделано, сэр.
      — Спасибо, Джарвис, — ответил Старк, немного помолчал и добавил, обращаясь уже к пленнику: — Вечер получился очень даже ничего. Мне понравилось. Давай завтра повторим, а? Или, может, придумаем что-нибудь новенькое? — улыбнулся и похлопал его по раздутому животу.
      Локи не шелохнулся, не издал ни звука, только из-под его прикрытых век снова потекли слёзы. Тони подумал, что было бы также неплохо перетащить его в подвал, куда была перебазирована большая часть лабораторного оборудования на время ремонта разгромленных в битве верхних этажей башни. Всё-таки оснащённая по последнему слову техники лаборатория, по сравнению с этой каморкой, больше подходила для проведения всевозможных экспериментов, идеи которых уже вовсю роились в голове изобретателя. Но это позже, когда можно будет вытащить зонд. А пока можно было ещё некоторое время наслаждаться поглаживанием круглого горячего влажного от испарины живота пленника.