Зеленый чай 32

sladkuyblun автор
An asshole бета
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
iKON

Пэйринг и персонажи:
Чон Чану/Ким Чжинхван, Ким Ханбин/Сон Юнхён, Ким Чживон/Ким Ханбин
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написано 16 страниц, 7 частей
Статус:
в процессе
Метки: Aged up AU UST Драма Инцест Повседневность Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Ханбин любил чай, но работал в кофейне бариста. Он любил Бобби, и в тоже самое время не любил никого. История о чае, лживых семейных узах и геометрической фигуре, где в конце все теряют гетеросексуальность.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
описание далеко от сути фф

Эпизод V. Быть на чужой стороне

23 августа 2019, 12:19
Примечания:
спасибо что читаете <3
      Юнхен невесомо трогает ханбинову футболку, сжимая края в кулаках. Сон ощущает себя виноватым, ненужным и стоящим здесь и сейчас совершенно не к месту. Казалось что Бобби и Ханбин были главными героями популярной дорамы, а Юнхен являлся тем самым третьим лишним, которому редко достается приз зрительских симпатий. Победа была пустым звуком, если в конце ты все равно останешься один.       — Отойди от него, Бини, — Чживон всегда приказывал он не умел просить, даже не всегда ему удавалось говорить ровным спокойным голосом. Дядя всегда был бунтующим океаном потопившим не одну жизнь.       — Не смей мне приказывать, а уж тем более, — Бин, тыкая некультурно пальцем в дядю, хотел сделать шаг вперед, но Сон схватив его крепко за талию заставил очнуться. Ханбин тонул в прошлом и не сопротивлялся когда не видел перед собой Юна, он готов был нырнуть в глубь к Чживону, потому что думал что ничего остановить его здесь не может.       По истине было приятно растворяться в руках Сона, до визга отвратительно было бояться своего родственника. Ханбин развернул Юнхена лицом к себе, он долго бегал глазами по его лицу, в конце, улыбнувшись лишь уголками губ, прижал парня к себе.       Чживон продолжал стоять в стороне огромным сгустком тьмы, он не двигался, а только злился. Мужчину выдавали некрасивые желваки на его идеально высеченных скулах, язык проходящийся по внутренней стороне губы, и слишком прищуренный взгляд. Биай даже не смотрел, он чувствовал это, он знал каждое его телодвижение при любой эмоции родственника, потому что любил его всегда.       Ханбин не знал делал ли он правильный выбор или же поступал совершенно глупо по отношению ко всем. Парень был уверен только в одном, что Юнхена нельзя бросать, без него Биай в луже, с земли можете не поднимать. Без Сона он полное ничтожество и выживет он вряд ли. Без дяди смог, а вот без Юна уже не сможет.       — Просто уходи, — Ханбин тоже умел грубить и злиться, — не нужно вмешиваться в мою жизнь, а уж тем более трогать их, — его голос подрагивал, но с уверенностью приказывал так, как его когда-то научил Чживон.       — А если нет, то что ты сделаешь мне?       — Ты послушаешь меня, потому что любишь меня так же сильно, как и я тебя. Вспомни, Чживон, как ты был лучшим игроком в бейсбол и тебя взяли играть за сборную страны, ты подписал контракт с самым сильным клубом Кореи, а потом все потерял. Ты знаешь эту боль, потому что она была одна на двоих, вспомни это и подумай лишний раз. Если ты осмелишься испортить карьеру Чана или же сделать что-то с кофейней Юнхена, я лично тебя задушу своими руками, — в легких воздух выходил весь, а ребра впивались в позвоночник. Ханбин был в ярости, он не просто злился. А когда Юнхен услышав «люблю» адресованное дяде, хотел было отстраниться, Бин ударил его о свою грудь, крепко прижав к себе. Биай не позволил себя бросить, и никогда больше не даст это сделать.       — Ханбин, если бы я только знал, — хватая воздух губами, Сон пытался говорить. Он потерял все попытки мыслить, Юн отчаявшись лишь мог прижиматься мокрой щекой к ханбиновой груди. Тихо всхлипывать, держа младшего брата за руку.       Чживон отрицательно мотая головой, покинул кофейню. Ханбин впервые не проводил его взглядом, он даже не думал об этом, потому что здесь и сейчас всхлипывающий Юнхен разрывал сердце. Сон влажными глазами уставился в стену, он размяк в руках Биая, потеряв веру окончательно.       — Чану, уйдите, пожалуйста, — Юнхен прохрипел бесцветно, грустно. Его голос был похож на дождь за окном, а состояние мужчины олицетворяло погоду.       Юн и Бин остались одни, в тихо играющей классической музыке, в звуках дождя и едва слышимых всхлипах Сона. Последний пожелал опуститься на пол, спрятаться за стойкой, потому что вдруг придет Чживон и все испортит. Юнхен держал в своих руках ладони Биая, он поглаживал тыльную сторону, иногда целуя их. Сон не мог поднять взгляда на Ханбина, не позволял ему сделать это страх оказаться нелюбимым.       — Посмотри на меня, пожалуйста, — Ким обхватывает своей ладонью лицо Юна, притягивая парня к себе.       — Не могу, прости, — Сон все еще не в силах взять верх над собой, смотрел в пол.       — Ну же, в чем заключается твой страх? Я же здесь и сейчас перед тобой, я не ушел с Чживоном, потому что он мне не нужен.       — Но ты, — говорить складно и ровно у Юнхена никак не получалось, — всегда говорил, — очередная пауза совершенно не смущала Бина, он готов был вечность слушать Хена лишь бы тот был рядом, — ты всегда мне говорил, что никого не любишь и никогда не полюбишь.       Сон находит в себе силы взглянуть в глаза Ханбина, но последний стыдливо опускает их в пол. Он словно говорит Юнхену, что это правда. Ханбин не отказывается от своих слов, но действует всегда по другому. Он совершает поступки так, как велит ему сердце, а не так, как велит ему мозг.       Смешок с выдохом перекрикивает все вокруг, он бьет о стены и режет глотку Ханбину. Сон приближается к Бину, касаясь своими губами его. Он целует его протяжно, нежно и чертовски согревающе. Юнхен не говорит ни слова, когда Биай до последнего сопротивляется тому, чтобы поднять свой взгляд на него.       Сон способен только долго ждать.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: