Ждет критики!

Охотники за счастьем 18

Amaya Kimura автор
NukoRobin бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
S.T.A.L.K.E.R., the GazettE (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Юу Широяма, Ютака Уке, Таканори Мацумото, Койю Такашима, Акира Сузуки
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 59 страниц, 13 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Hurt/Comfort UST Ангст Антиутопия Броманс Выживание Вымышленные существа Дружба Мистика Насилие Нецензурная лексика ОМП Отклонения от канона Приключения Психология Слоуберн Смерть второстепенных персонажей Ужасы Фантастика Философия Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Зона дышала. Жила своей непостижимой жизнью. Выедала все новые территории медленно, постепенно, черным забором мха ограждая себя от привычных человеку плодородных земель. Аномалии, рождающиеся в ее центре, пугали не только молодых авантюристов, но и заядлых сталкеров, ставили в тупик ученых, заставляя их рвать на себе волосы вместе с научными работами. Мутанты становились сильнее, выносливее, и теперь не редкость было встретить самых жутких созданий ближе к окраинам.
(Можно читать как оридж)

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
*Не обязательно знать фандом, чтобы читать

*Пожалуйста, оставьте отзыв на работу, даже если вы прочитали только пролог и решили не читать ее дальше — это поможет мне найти ошибки

*Шпаргалка имен:
Рейта - Акира Сузуки (https://static.tumblr.com/97b154b6b64066ff185e0a713dc80a3c/drqymhi/uommssj7m/tumblr_static_pamphlet_god01_reita__by__itsumi_hara_6.jpg)
Уруха - Койю Такашима (https://sun9-7.userapi.com/c851528/v851528264/19f6d3/qtOZ-tCI6dY.jpg)
Руки - Таканори Мацумото (https://sun9-9.userapi.com/c851528/v851528601/1a94b5/whD63acE8gg.jpg)
Аой - Юу Широяма (https://sun9-54.userapi.com/c851528/v851528601/1a94ea/hanBq3zflgU.jpg)
Кай - Ютака Уке (https://i.pinimg.com/736x/be/f5/44/bef54451aafdc654ea92bfe53b6ae2da--the-gazette-dreams.jpg)

*Возможно смена рейтинга на NC-21

Окраины X. Печальное и приземленное

28 августа 2019, 13:29

Она не поёт и не пьёт вина. Собакой по следу идёт война. Она больна. В небесном танце звёздных пар, В изящных пальцах остывал огромный шар. Созвездия не на своих местах. Идут под откос: люди, поезда. Он слишком стар. На зацелованных устах и в молодых садах весны — Венки-кресты. Она отвернулась к стене и спит, Он молча на кухне глотает спирт. Горькие сны. Горький туман. Разбитая лодка, пустой причал, Русалка на камне поёт печаль. Самоповтор. Самообман.

25/17 «Горький Туман»

Выбравшись из перелеска, по дороге идти группа больше не рискнула. Видимо, Восточный Кордон, находящийся недалеко от Мертвого Леса, принял на службу новое подразделение военных, еще не наученных горем, а от того бесстрашных. От того шли молча и сосредоточенно. Руки, как воды в рот набравший, слушал и выполнял любой приказ лидера, служа сейчас отмычкой. Койю постоянно находился рядом с Аоем, опасаясь за состояния оного. А Кай замыкал процессию, вглядываясь вдаль на случай живой опасности. Но место было спокойное на необычные аномалии, да и на мутантов — окраина она и есть окраина, пусть и более глубокая. Дождик моросить перестал, и сейчас, днем, в Зоне стояла приятная для уха тишина. Даже собаки нигде не лаяли, да не шуршали в свежих лужах свиньи и кабаны. Постепенно холмы стали зарастать кустарниками болотно-желтого цвета, с редкой и не густой листвой. Серый покров стал местами меняться на мелкий, такой же желтый песок. Казалось, здесь у природы осталась одна краска, явно старая и выцветшая от времени. Лишь сосны и ели, все еще редкие и местами так отличающиеся необъятной высотой от своих предшественников, сохраняли насыщенный темно-зеленый покров, который будто бы глушил весь свет уже вечернего солнца.  — Руки, свободен, дальше я сам, — отпустил своего помощника Рейта, и блондин перестроился поближе к Каю. Он все же ощущал себя теперь виноватым рядом с Урухой и Аоем, и не хотел мешаться в их личном пространстве. Хотя, конечно, он бы предпочел компанию доброго и понимающего врача, с ним было спокойнее. И будто сверху его кто-то услышал:  — Руки, иди сюда, — позвал новичка Уруха, на мгновение повернувшись к Таканори. Парень кивнул и быстро подошел к врачу. — Не замечаешь ничего необычного?  — Ты про желтый цвет местности…? — тихо спросил Руки первое, что пришло на ум из странного в его понимании.  — Именно о нем. По сути, мы сейчас идем в центр огромной аномалии. Местность называется Тихие Холмы, угадай почему.  — Потому что каким-то образом здесь пропадают звуки? — несмело предположил негласный ученик. Сам ответ не показался ему слишком правдоподобным, так как напрашивался сам за себя. Но к его удивлению Уруха закивал:  — Именно так, здесь не услышишь топота шагов и завывания ветра, или шума дождя. Сейчас не очень заметно, но будем внутри — увидишь и почувствуешь, как голоса наши будут звучать, словно в пустой комнате — с эффектом эха.  — Также это идеальное место для мародеров, — добавил от себя Кай. — Тварей здесь обычно не бывает: сложно охотится на таких же тихих существ. А вот для людей, которые охотятся на других людей — самое то. Так что одному сюда соваться не стоит.  — Хорошо, запомнил, — отозвался Руки. Когда Рейта наконец объявил привал, все мужчины дружно обессилено уселись на землю, скинув рюкзаки. Сегодняшние нервы дали о себе знать, вымотав тела до тупой боли в мышцах. Место выглядело крайне поэтично. Это была просторная поляна на возвышенности, на одном из холмов. Подъем к ней был довольно крутой, поэтому незаметно и быстро подняться и добраться до точки, из которой будет удобна прицельная стрельба, проблематично. Обрамляли поляну верхушки елок, а по самому пустырю то там, то здесь виднелись маленькие, величиной с кошку желтые кусты. По центру холма клыками в небо уходили земляные и каменные выступы, а на дне этого удивительного природного сооружения находилась яма, не глубокая, изрытая на подобии ступенек. В центре ямы светился эфемерный золотой шарик, постоянно менявший форму. Отдыхала группа также не долго: пока закатное солнце еще освещало землю, необходимо было собрать достаточно веток для костра и успеть этот самый костер развести.  — Кай, останешься с Урухой и Руки, нужно будет поохранять вещи и…  — И их, — обиженно фыркнув, закончил врач, скрестив руки. — Рей, ты каждый раз мне будешь оставлять Кая в няньках? Кажется, он уже устал от этой должности. И вообще, кто-то сам вчера вещал мне про самостоятельность.  — Врача группы нужно защищать, — слабо и по-доброму улыбнулся лидер.  — Врач сам за себя постоит, — безапелляционно объявил Койю. — Я уже пять лет в Зоне, уж вещи посторожу сам. А вам лишние руки не помешают.  — А я не согласен, — улыбнулся Ютака. — Я лучше и правда здесь останусь: все же снайпер. И ребят снизу, если что, прикрою. Отдыхай, Уруха.  — Вот и порешили. Пошли, лидер, а то по ночи продираться будем, — усмехнулся Аой, направившись к спуску.  — Не обижайся, Уру, — улыбнулся Рейта, и последовал совету Юу.  — Тогда я с вами, — попытался вновь найти себе применение Койю. — То, что Юу старше не дает ему преимущества! И вообще, он ранен, и ему противопоказаны сильные физические нагрузки.  — Помнишь твою недавнюю встречу с кровососом? Так вот. Дает, — ухмыльнулся Аой. –Отдыхай, пока можешь, мелочь.  — Не обижай врача, я прекрасно владею хирургией, — прорычал Койю. — И что, а перед этим я здорово расправился с изломом!  — Вместе с Рейтой, — усмехнулся Аой.  — Именно потому, что за мной кто-то постоянно присматривает!  — Койю, — Рейта привлек внимание на себя странным обращением, его вообще редко звали по имени. — Хватит. Остаешься здесь. С Каем. Это приказ. Ясно? Уруха промолчал, поджав губы. И просто развернулся к ребятам спиной, неспешно бредя к земляным когтям. «Ребенок, какой же ты все еще ребенок…» — улыбнулся про себя Рейта, разворачиваясь и давая команду Юу спускаться. Таканори догнал Уруху, когда тот уже стоял у края ямы, доставая какую-то странную машинку, полукруглую с расчерченным дисплеем. На этот раз темно-зеленый шлем, скрывающий лицо, был надет, от того эмоции на лице врача прочитать было невозможно. Но раздражение, исходившее от парня, ощущалось кожей.  — Это ведь аномалия? — тихо спросил Руки, надеясь развеять тучу, нависшую над врачом.  — А? Ага… — кивнул Койю. — Если быть точнее, то это архианомалия — то есть аномалия, в которой сочетаются несколько видов более простых. Здесь, если мне не изменяет память, в симбиозе состоят жарки и воронки. Лучше отойди подальше, фон зашкаливает. Парень послушно отступил на шаг, только сейчас заметив пищащую машинку на поясе сталкера — счетчик Гейгера.  — Что ты собираешься делать?  — Проследишь — поймешь. Заодно и посмотришь, как ищут артефакты. Но сам не суйся, — выдохнул Уруха, кидая первый болт впереди себя. Аккуратно спустился, чувствуя в спину напряженный взгляд Ютаки, а от того разочарованно цокнув. Детектор в руке оживился, тихо приветливо пикнув, уловив аномальную активность. Кинув болт в направление, которое вывел на экран прибор, Койю секунд пять наблюдал за столбом огня, направленным в небо. Отметив для себя в памяти это место, Уруха кинул болт правее, обнаруживая просвет. Еще правее, и тихий звук, напоминавший бульканье, оповестил Койю о наличии рядом воронки. Но коридор был.  — А я бы побоялся идти туда: слишком активные аномалии, — послышалось сверху, и врач готов был пустить пулю себе или кому-нибудь в лоб.  — Кай…  — Просто советую, хотя ты может и проскочишь со своим-то костюмом. Но Рейта мне голову свернет, если вдруг ты поставишь себе ожог. Из воронки-то я успею тебя вытянуть, — улыбнулся снайпер, а после добавил: — Не обижайся на него, он просто волнуется.  — Он считает меня неумехой. Потому что когда-то нашел таким.  — Нет, просто он боится тебя потерять. И всячески пытается уберечь от опасностей настолько, насколько это возможно. Пойми его.  — Кай, я не думаю, что сейчас лучшее время для таких разговоров, — подумав, выдохнул наконец Койю. А снайпер лишь кинул:  — Но здесь я все же посижу. Ради страховки. Все же врач пробрался через тот коридор. А потому что других и не было.  — Ты же мое солнышко… — тихо прошептал он, заметив наконец, куда привел его детектор. В земле, окруженный воронками, был зарыт практически полностью странный грязно-желтый предмет, напоминающий торчащими из земли усиками странной формы губку. Проверив все вокруг себя еще раз, разбудоражив очередные жарки, который добавили в воздух неприятной горячей сухости, Койю опустился на колени, разгребая землю. Вообще, руками это делать было запрещено: мало ли какой подарок подкинула Зона. Но в этот раз Уруха точно знал, что за предмет перед, поэтому пренебрег техникой безопасности.  — Что нашел? — спросил Кай, повернувшись к врачу. Все это время мужчина ходил по краю полянки, наблюдая за ребятами внизу и иногда просматривая другой край.  — Выве-е-ерт, — довольный, пропел Койю. Не то чтобы это был очень редкий артефакт, но его полезные свойства для врача были неоценимы.  — О, неплохая находка!  — Выверт? — Руки подался вперед, любопытно заглядывая за спину Кая.  — Он радиацию выводит, полезная штука. Не Пузырь, конечно, но тоже очень даже, –усмехнулся Кай  — Эх, Пузырь, надо было все же оторвать кусочек… — мечтательно протянул внизу Койю, возвращаясь в разы быстрее по наметанному пути, держа в руках состоящий из множества сплетенных между собой ниточек предмет.  — Ты знаешь, как ученые относятся к подобному.  — Увы. Когда Рейта и Аой наконец вернулись, нагруженные ветками, Койю и остальные уже собрались в кружок поодаль от аномалии.  — Смотри, сжимаешь его во-о-от так… — Уруха показывал Руки, как пользоваться артефактом. Сжав в руках предмет, который засветился бледно желтым цветом и стал еще больше напоминать губку, он пару секунд подержал и отпустил. Отдал ученику. — Так он очищает тебя внутри от радиоактивных частиц. Только держать его подольше надо. Если прицепить на пояс, то Выверт просто не позволит тебе облучаться, переманивая все частицы на себя и уничтожая их.  — Тепло-о… — сжав артефакт в руках, поделился Таканори. Койю лишь усмехнулся, и кивнул.  — О, Выверт? — последовав примеру Аоя, Рейта скинул ветки в кучу, подходя к ребятам.  — Я займусь костром и едой, — отозвался Кай, вставая. Акира, благодарно на него посмотрев, кивнул и сел на землю, разминая затекшие руки. Уруха не отозвался, забирая артефакт и хмурясь.  — Мне объявили бойкот? — Рейта посмотрел на врача, который упорно молчал. Койю неопределенно хмыкнул.  — Ну хорошо… Прости, я больше так не буду? — улыбнулся Рейта.  — Но будешь ведь, — тихонько пробурчал Койю, пряча улыбку. И был пойман в капкан сильных рук, а в волосы забралась чужая рука, приводя их в абсолютное беспорядочное состояние. — Аки! Прекрати!  — Не-а, прекрати дуться! Тогда отпущу.  — Это шантаж!  — Это аргумент, — усмехнулся Рейта, перехватывая ладони, потянувшиеся к его лицу и пресекая все надежды на спасение. Койю еще немного побился и замер, посмеиваясь и подняв лицо к Рейте. Акира с нескрываемой нежной и ласковой улыбкой смотрел на растрепанного и улыбающегося парня, ощущая, как сердце пропустило очередной тоскливый удар.  — Ну что, я прощен?  — Иди ты, как будто у меня есть выбор! — засмеялся Койю, мотнув головой, убирая волосы с глаз. — Прощен. Но больше так не делай!  — Постараюсь. Уже вскоре стемнело, и ребята уселись в кружок вокруг костра. Ночи в Зоне пугающе темные, холодные и таящие различные опасности. Обычно, сталкеры не оставались ночевать в ней, особенно если нет верного друга, который может посторожить чужой сон, предпочитая укрываться на стоянках, но когда выбора не было, приходилось подбирать себе наиболее безопасные места и не смыкать глаз, молясь, чтобы не привело кого к тебе из обитателей проклятого места. Безмолвие Тихих Холмов, не добавляло им уюта, а лишь наоборот настораживало. Огонь горел беззвучно, добавляя свои странные нотки в атмосферу. Ели молча, а если и случалось переговариваться, то шепотом, чтобы не навлечь беду.  — Смотрите, там тоже кто-то есть… — Руки уставился на слабый огонек в дали, временами мигающий — явно от костра.  — Надеюсь, такие же спокойные авантюристы, как мы, не хотелось бы вступать в перестрелку, — хмыкнул Кай. — Нам ведь туда завтра?  — Именно. Лучше бы вообще не пересекаться, — кивнул Рейта, напряженно вглядываясь в темноту, окружавшую горящую точку. Отвернулся, и перевел взгляд на Койю, спокойно уснувшего на коленках Юу.  — Кажись, дежурю первый я с таким раскладом? — усмехнулся на вопросительный взгляд Аой.  — А справишься? Может проще разбудить? — поднял бровь Кай.  — Справлюсь, я хорошо себя чувствую. Ложитесь отдыхать. Потом Уруху дежурить и подниму, — кивнул Юу, согревая в руках чашку с чаем. Много времени на то, чтобы все уснули, не понадобилось. Измотанные мужчины наоборот торопили это событие, и теперь отовсюду слышалось тихое посапывание, а иногда пробивался и храп. Юу же, откинувшись назад и уперевшись в землю руками, постоянно смотрел по сторонам. На коленях все также спал младший член официального отряда. И мысли непроизвольно каждый раз возвращались к нему. Сталкер знал, что Уруха влюблен в него. И влюблен давно: тесные отношения с ним завязались практически сразу после того, как Юу вступил в их группировку. Да и сложно было не догадаться: все смущенные улыбки, неловкие взгляды и спонтанный румянец на щеках настигали Уруху лишь тогда, когда рядом был Аой. Первое время это даже напрягало: открыты были раны на сердце после смерти ребят из прошлого отряда. Но Койю никогда не претендовал на взаимность: ему было достаточно находиться рядом. «И со временем я просто начал этим пользоваться…» — Аой посмотрел на безмятежное лицо спящего, на какие-то доли секунд задерживая взгляд на подрагивающих длинных ресницах и пухлых губах. А потом снова вернулся к наблюдению за черными пейзажами. Он понимал, что просто жестоко играется с мальчишкой, не давая определенности в их отношениях. Урухе Аой никогда не позволял большего, чем просто роль друга, хотя сам, когда хотел, переступал эту черту. И парень велся на слабую надежду, как мотылек летит на свет. И каждый раз, после того, как очередная вспышка вольности гасла, мальчишка становился обратно просто другом. И никогда не обижался. И думать о Койю, как о возможном постоянном партнере, не хотелось даже в силу молодого возраста парня. Все же Аою тридцать один, а Урухе всего-навсего двадцать три. Казалось, врач и представить себе не мог, что такое — серьезные отношения, а Аой уже давно наигрался в мимолетную любовь. Но и поставить точку и разбить мальчишке надежду на большую и светлую Юу тоже не мог. Он привык, что кто-то его любит. И ему хотелось, чтобы кто-то его любил, не требуя ничего взамен. И каждый раз, осознавая эту истину, мужчина чувствовал себя тем еще эгоистом. И каждый раз успокаивал себя мыслью, что «если Урухе надоест, он сам уйдет, не уходит — значит все устраивает». Аой выдохнул, мотнув головой, пытаясь отогнать непрошенные, сложные мысли. Тот перфоманс, что он устроил на опушке: зачем? Просто дал очередную надежду, что все может измениться, по глазам Койю видел, что дал. Но сейчас, копаясь в себе, он снова не мог отыскать тех самых «бабочек в животе», которые бы сообщили о настоящей любви к врачу. Лишь глухая страсть и плотское желание обладать этим телом отозвались на поиски легким возбуждением по телу.  — Ну ты и сволочь, Широяма… — тихонько печально усмехнулся Аой космосу, что раскидал звезды по их приземленному и недалекому небу.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: