"Витязь" 12

Gladki_ Kriminal автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Overwatch

Пэйринг и персонажи:
Святослав Стрельцов/Светлана Розова, И прочие, Джек Моррисон, Габриэль Рейес, Амели Лакруа, Лена Окстон
Рейтинг:
R
Размер:
Миди, 88 страниц, 8 частей
Статус:
закончен
Метки: Драма Дружба Насилие Нелинейное повествование ОЖП ОМП ООС Экшн Элементы гета

Награды от читателей:
 
Описание:
Семья. Традиция. Родина.

Это что-то что дороже богатства, славы. Это те ценности, за которые некоторые люди готовы отдать свою жизнь, чтобы защитить их. И эти люди и есть истинные герои. Им присущи такие качества как самопожертвование, отвага, доблесть. А если они пытаются своими силами защитить весь мир... То это уже не герои, это легенды.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава I - Родные края

16 августа 2018, 00:03

«Души предков живут в нашей памяти, души потомков живут в наших мечтах»

Стас Янковский

       Зима.        Красивое время года для Сибири. Толстый снег окутывает поля, луга, превращая их в большие белые пустыни, в то время как деревья становятся будто стеклянными ото льда, так активно обтягивающего все веточки. Ну, а на небесах нету ни одной тучки, что не может не радовать. А белое солнце активно обливает своими лучами толстый белый песок, заставляя всё блестеть. И мороз; хороший такой, сильный, по которому скучаешь знойным летом, заставляет твои щёки и нос краснеть. Красота одним словом. Аж жить хочется!        И за этой красотой спокойно наблюдали два агента всемирной организации OVERWATCH. Ну, как спокойно. Одна чуть ли не прыгала от холода, а вот второй поистине невозмутимо сидел на старом бревне, смотря на дорогу, невзирая на мороз. — И зачем я на это согласилась… — дулась Трейсер, в хождении туда-сюда, надеясь хоть как-то согреться. — Какая же тут холодина! — А я говорил тебе, что надо было теплей одеваться! — отвечал низкий голос в зимнем маскхалате, за которым даже лица не разглядеть. — С чего ты вообще решила, что эта накидка хоть как-то тебя от мороза защитит?! Тебе бы тулупчик заячьей, а лучше шубу медвежью, а не эту курточку. Хорошо хоть шапку не забыла надеть. — Спасибо «мам»… — сквозь зубы фыркнула девушка. — Сказал бы как тебе удаётся так спокойно сидеть в твоей-то одежде, мистер «Меня не волнует минус двадцать градусов»! Уинстон же не говорил, что добавил функцию печи в твой костюм, не так ли? — Закалятся нужно. Например принимать холодный душ по утрам, и ты сможешь долго находится на холоде, как я… Но ничего, как закончим с заданием так сразу к моим зайдём. Согреем тебя, чаем напоим, пряниками накормим, гостем будешь! Авось подберём тебе шубку из запасов. — Ты о чём это? — поинтересовалась Окстон и даже приостановилась. — У тебя тут семья? Правда?! — Да. Через лес пару километров пройти и мы выйдем аккурат к моей родной деревне. Думаешь почему я так уверенно шел сюда, аж впереди тебя? Я этот лес знаю как свои пять пальцев! Маленьким был — с дедом на велосипеде летом катался, грибы тут собирал, охотился. — Ух ты! — девушка резко поменялась в настроении и тоже села на бревно вся во внимании. — А кто у тебя там живёт? — Мать, отец, — перечислял человек в белом, — сестра младшая… — мужчина задумался и в это время Трейсер по-дружески ударила его в плечо. — Ау, это за что? — За то что не рассказал мне об этом пока мы тут три часа торчали! — легонько улыбнулась англичанка. — Но ты продолжай, мне правда интересно! Хоть как-то убью время. — Ладно… Я вообще многое из детства помню… Помню как коров летом пас. Помню как на лошади катался, я тебе её покажу. Помню поля с отцом обрабатывал, а потом мы сидели на этом бревне и любовались нашей работой… Друзей помню… Омников… — Кого? — Омники идут! — резко сказал парень и с таким же темпом спрятался за бревно. Лена сделала то же самое, только при помощи хроноускорителя.        По дороге, за которой так пристально наблюдал парень в маскхалате, показалась нужная им колонна омников. Агенты и сидели тут столько времени чтобы подтвердить информацию о колонне омников, движущихся в неизвестном направлении. Вообще интересно что они тут делают, ибо омнический кризис в России давно закончился.       Достав свою винтовку, парень начал осматривать колонну. Через свой прицел он заметил пять грузовиков, предположительно с рудой. Так же, благодаря всё той же оптике, он увидел четырёх роботов класса «Бастион» и одного омника, специализирующегося на противовоздушной обороне, стоящего в арьергарде. Вот его надо было снять. — Так, Лена, доставай приборы — помогать будешь! — говорил агент, прицеливаясь в робота. — Поняла тебя, Слав! — сказала девушка и достала из лежавшего рядом мешка дальномер, ручку, блокнот. — Что делать? — Определи расстояние до робота с ракетами, ветер и дай мне блокнот. — Хорошо… Вот блокнот… — отдав блокнот, Лена пристально начала наблюдать за нужным роботом. — Расстояние… Пятьсот двадцать один метр… — Так… — говорил Слава, в поисках нужной страницы. — Ветер… Дует на нас, значит западный. Один и два метра в секунду. — Спасибо, Лена… А теперь скрой голову за бревном. — А как же скорость? — Забудь…        Разложив сошки своей белой винтовки на бревно и заглянув в блокнот, Слава начал настраивать дальность выстрела винтовки, выставив показатель на пятьсот метров. Скорость колонны была ровно пять километров в час — это снайпер знал ещё с ранней юности. Агент пристально смотрел в прицел, чуть-чуть отклоняя перекрестие выше и левее головы робота-ПВО. Вдохнув и выдохнув, Слава с напряжением в груди был готов нажать на курок.        Бам!        Пуля вылетела из ствола и уже через мгновение попала жестянке прямо в головную коробку, отчего робот упал. Выстрел же был настолько громким, что ближайшее дерево посыпало свой снег прямо на голову агентам. От таких звуковых колебаний, даже Лена съёжилась, птицы от страха улетели прочь, выдавая позицию оперативников. И только сейчас Слава понял, что стрелял без глушителя. А выключившийся маскхалат и долгое эхо от выстрела било ему в голову, напоминая о своей фатальной ошибке.        Быстро скрывшись, снайпер начал ждать ответного огня от машин. Их звуковые сенсоры должны были определить местонахождение агентов с точностью до миллиметра. Колонна же резко остановилась. И вот уже они все повернули свои бошки, сенсоры замигали красным, и даже с такого расстояния было слышно как раскручиваются их многоствольные пулемёты. Агенты готовились к худшему.        Но ничего не произошло. Слава, закрывший голову руками, потихоньку начал открывать глаза. Ожидая, что их единственное укрытие будет превращено в щепки, стрелок увидел перед собой съеженное лицо девушки, закрывавшей левое ухо руками. И что-то в её взгляде было неодобряющее, но на это Слава смог только глупо улыбнуться. Всё же подождав ещё секунд пять, стрелок начал легонько выглядывать — колонна шла в предыдущем направлении.        «Что за шутки…» — подумал парень. И правда, снайперская пара должна была быть уже как минуту на том свете. И что-то эта задержка смущала героя. Такие омники всегда оказывали своё внимание на такое. Решив проверить всё на правду, Слава, потихоньку начал подниматься пока не встал в полный рост. С неким разочарованием на лице, мужчина начал осматривать колонну — ни один робот не смотрел в его сторону. Программный сбой, наверное, но чтоб у всех! Быть такого не может! Хотя чёрт его знает, иной раз лучше радоваться тому, что есть. Но что-то в этой ситуации было фальшивое, однозначно. — Ты что! — очухавшись от выстрела Лена, начала тянуть шумного стрелка к земле. — Тебя же превратят в решето! — Да ты только посмотри на это! — Слава сам взял за руку стройную шатенку и резко поднял её на ноги. — Ты раньше такое видела?! — Хмм… — Лена, оценивающе щурясь, смотрела на проходящих жестянок, — Ха! Как же нам повезло! У них сбой в программе! — Что, у всех пяти?! Я в это не верю. — Смотри… — Лена приготовилась орать — Эй, консервные банки! Мы тут!        Начав махать руками, один из роботов стал поворачиваться и раскручивать пулемёт. Почувствовав опасность, стрелок одним прыжком повалил красавицу в снег и повернулся спиной к бревну, защищал от самого худшего. Мужик прижал хрупкую девушку к себе так сильно, что только мать обнимет крепче. Только ничего опять не произошло. Трейсер была права — у роботов что-то точно не в порядке с боевым кодом. Но не может быть, чтобы им попался такой процент бракованных роботов! — Слав, — с давлением в голосе обращалась девушка к спасителю, — отпусти пожалуйста, ты меня сжимаешь, больно! — А, — опомнился стрелок и поубавил хватку, — извини, привычка ещё с «Альфы».        Оба встали на ноги, отряхнулись и вновь одарили своим взглядом колонну — она шла в предыдущем направлении, но без поддержки ПВО. Англичанка же посмотрела на стрелка с ухмылкой, будто намекая: «А я же тебе говорила!». На этот жест снайпер смог только промолчать, но лицом молвя, что девушка была права.        В итоге, Слава достал из вещмешка довольно увесистую рацию и зажав кнопку начал вещать: — Гнездо, гнездо, я орёл, как слышно, приём. — Слышно хорошо, орёл, — отвечал мужской голос в рации, — что по поводу колонны? — Информация подтвердилась, повторяю, информация подтвердилась. Перед нами проходит колонна омников: пять здоровых грузовых машин и эскорт из шести роботов. Одного снял с винтовки — робот-ПВО. Запрашиваю авиаудар по колонне. — Принято, орёл, высылаю к вам два штурмовика, ожидайте, конец связи. — Конец связи, — закончил снайпер и убрал прибор в мешок.        Уже через две минуты в воздухе показались два сверхзвуковых самолёта. Сработали в два захода. Сначала сбросили бомбы, потом зашли на повтор и уже работали крупнокалиберными пулемёты, звук попадания в цель которых был похож на взрыв маленьких петард. После такого фейерверка, на месте, где проходила колонна остались только обломки машин и разрушенные части роботов.        Поняв, что работа сделана, герои собрали все приборы в мешок и пошли к базе с надеждой ненадолго заглянуть к родне Святослава.        Шли агенты по красивому зимнему лесу, будто в сказку попали. Солнце прорывается сквозь ветви высоких деревьев, обливая снег, превращая его в белое золото. Снега же в лесу, на удивление, по колено, и только протоптанная местными жителями дорожка могла вывести героев к дороге, ведущей и на авиабазу и в деревню стрелка. А сопровождал их только хруст снега под ногаи и больше ничего. Тишина.        Жалко, что всей этой красотой полностью наслаждалась лишь девушка, с румяным личиком полным детской веры в волшебство. А вот Славе было не до этого. Инцидент с роботами его крайне насторожил и узы сомнения окутали его мысли. В голове снайпера продумывалось много вариантов посвященных этим роботам. Агенты толком не знали что это за колонна, что она перевозит, тем более куда. Анонимный источник просто сообщил, что в такой-то местности марширует колонна роботов и всё. Российское правительство же относится к подобным вещам крайне щепетильно и всеми силами пытается подавить оставшихся омников. Правда оно делает это так осторожно, что на разведку послали агентов OVERWATCH, а не своих бойцов. И всего-то делов — выждать и послать самолёты разбираться. Только Слава не принимал эту простоту, не нравилась она ему. Уже на половине пути, Трейсер обратила внимание на мрачную мину своего напарника и решила как-то разбавить тягость пути диалогом. — Что ты такой задумчивый, Слав? — обращалась девушка к напарнику, идущего по правую руку. — Эти чёртовы роботы не дают мне покоя… — мрачно отвечал мужчина. — Как ухо? Извини, что я, дурак, глушитель не надел. — Ой, не надо винить себя! Ушко слышит хорошо. Звенит чуть-чуть. — Это всегда так. Сначала перепонки пошаливают, а потом привыкаешь. — Хорошо… А почему тебя беспокоят те омники? Мы же выполнили задание. — Да меня вообще вся миссия беспокоит. Сама посуди: сразу несколько анонимных источников на государственной частоте сообщают о какой-то колонне, где-то в Сибири. И не абы где-нибудь, а именно в этом районе. Почему так точно? — Ну, обычное совпадение. — Ага, ясно. А еще никакой информации о составе колонны, модели роботов. — Ну… — А самое главное ни сказано куда они идут. Меня это всё очень настораживает, поэтому я не рвусь убирать свою винтовку, — он хотел ещё добавить: «И жду, что произойдёт какая-нибудь чертовщина», но остановил себя. — Думаю ты просто себе всё накручиваешь. Надо быть проще.        Серия резких выстрелов послышалась со стороны деревни Славы.        Для стрелка время будто остановилось и он погрузился в своё подсознание. Неужели это те самые выстрелы? Неужели всё повторяется? Чувства, которые преследовали Святослава лет двадцать назад, вновь возбудились. Животный страх за свою родню вставил острие своего ножа в сердце снайпера, отчего дыхание стрелка резко участилось. С глазами, на выкате от ужаса, стрелок устремил свой взгляд сквозь деревья, в сторону звука выстрела и стоял онемев, немного трясясь. «Нет, прошу, Господи, не заставляй меня снова всё это переживать! Боже, зачем ты это делаешь?!» — кругом шло у бедного парня в голове.        Девушка тоже насторожилась и держала руки на кобуре, готовая достать свои пистолеты в любой момент. Но её больше волновала реакция своего товарища. Это было что-то новое. Она первая была свидетелем того, как почти за четыре года совместной работы Святослав был будто контужен и не предпринимал никаких действий. И это пугало Лену больше всего, и всё же она хотела посмотреть на Славу, сделав пару мелких шажков вперёд. Девушка лицезрела лицо, которое свойственно иметь человеку перед собственной смертью. Такое бывает только при запредельном уровне испуга и такая морда никак не была привычна для Славы. Простоял он так секунд пять, во время которых слышалась только гробовая тишина. — Слав, — размерено говорила девушка, но ничего не услышала в ответ, кроме вздохов и выдохов мужчины, — всё хорошо?        И вновь выстрелы вдали, которые заставили бесстрашного снайпера вздрогнуть, за ним и девушку. — Слава, — девушка медленно тянула свою руку к могучему плечу мужчины.        Внутри головы контуженного быстро мелькали картинки, которые он помнил ещё с детства, и которые он никак не может выкинуть из головы. Пробовали когда-нибудь забыть что-то? Начисто стереть фрагмент в своей памяти? Вот и Слава пытался, но это невозможно. Рано или поздно это даёт о себе знать.        И вновь слышны те злополучные очереди из автоматов. В конце этих звуков, девушка всё-таки дотронулась до плеча своего друга тем самым выведя его из транса. — Святослав! — уже прокричала девушка. — А! — испугался парень, но быстро пришел в себя и смотрел на лицо девушки. Только сейчас он осознал, что его родная деревня в опасности и он напару с Окстон единственные, кто могут спасти её от неизвестного противника. И в конце сих раздумий Слава услышал то, что предало ему надежду — выстрел из отцовской винтовки очень старого образца. Звук выстрела такого орудия ни с чем не перепутать. Мужчина посмотрел на свою напарницу, которая ожидала от него приказов и сказал: — Живо за мной!        После этого призыва парень резко рванул с места к своей деревне, а за ним Трейсер, из которой пропали все сомнения, оставив в ней только желание спасти попавших в беду людей. Выбрали они маршрут более короткий, но в то же время и более трудный. И вот они оба бегут уже несмотря под ноги и, на удивление, Слава был намного быстрее своей коллеги, которой приходилось использовать чудеса телепортации дабы поспеть за бегущим. Нельзя объяснить почему обычный снайпер с увесистым мешком за спиной, винтовкой, мимикрирующим костюмом, бежал намного быстрее по сугробам, чем, пожалуй, самая спортивная девушка организации. Скорее всего парню предавало сил то, что его отец всё ещё ведёт бой с врагами — значит не всё потеряно.        Через две минуты быстрого кросса, герои, под всё более и более чёткие звуки выстрелов, вышли на опушку леса. Уже оттуда они галопом пробежались до малого такого пригорка, с которого можно было видеть всю деревню целиком. С него хорошо просматривались все дома, дворики, только главную дорогу не разглядеть.        Взобравшись на пригорок Слава и Лена увидели деревню, в которой уже вовсю горели два приземистых домика. Где-то левее от них остановились три грузовика, которые охраняли пара солдат одетых в чёрное. «Коготь» — подумали оба одновременно. Дом Славы находился на холме, дальше основной части посёлка, и представлял собой такое же приземистое здание из дуба только его окружали деревья и рядом с ним были построены амбар, конюшня, большой гараж для сельскохозяйственной техники. Это же здание сейчас пытались штурмовать пара десятков наёмников, но кто-то не подпускал их близко, стреляя из чердака.        Ни найдя удобной позиции для стрельбы с дальнего расстояния, Слава сбивал дальность выстрела и дальность оптики. Придётся поработать мобильно. — Так, — сказал снайпер, — сейчас зачистим деревню. Ты — идёшь впереди, а я тебя прикрываю. Понятно? — Да! — уверенно отвечала Трейсер с пистолетами в руках.        И они ринулись к домам. Меньше минуты ушло на то, чтобы добежать до забора, за углом которого вдали стояли те самые грузовики. Дальше по забору был разлит пруд, вокруг которого было много снега и камышей, в которых можно было спрятаться. Приказав Трейсер ждать и скинув сумку, Слава в полу-присяди двинулся к пруду, предварительно включив маскхалат. Добравшись до нужного места, стрелок достал винтовку и прицелился в голову одного из пятерых охранников. Он был уверен, что не промахнётся так как расстояние было таким, что можно было и муху подстрелить.        Выстрел.        Тут же из-за угла вылетела Трейсер и начала поливать огнём оставшихся. Охрана была застигнута врасплох и не могла ничего сделать кроме как пытаться впопыхах стрелять по девушке, не замечая как размаскированый человек методично их отстреливает. Всё внимание противника было сосредоточено на прямой угрозе — Лене, которую обильно поливали свинцом, но и она не лыком шита. Красавица мастерски использовала свои навыки ловкости вкупе с хроноускорителем, который просто телепортировал её в фланг врага, тыл. Мужчина же отстреливал тех, кто был виден за грузовиками; стрелял по ногам в основном, делая врагов бесполезными для боя.        Попав последнему противнику в ногу, Слава вышел из укрытия и подбежал к напарнице, которая оглядывала грузовики. Такое ощущение, что в них ещё кто-то есть. И правда! Посмотрев в кузов одной из машин, стрелок с гимнасткой увидели простых перепуганных до смерти гражданских: стариков, детей, женщин, мужчин. Зачем они когтю?!        Решив подумать над этим потом, стрелок приказал жильцам сидеть смирно; они не сопротивлялись, ибо ничем помочь не могли и потому что узнали лицо своего спасителя, обретя чуть более спокойный вид.        Не теряя ни минуты агенты начали пробираться к центру событий. Они вышли к холмику, спрятавшись за небольшими яблоневым садом одного из дачных участков. Вскользь оценив обстановку, снайпер увидал ,примерно, двадцать-тридцать боевиков, которые еле-еле пытались пробиться к украшенному дырками от пуль дому. Они пытались прятаться за круглыми тюками сена и потихоньку продвигаться, но их освистывала пулями фигура в окне, в которой стрелок узнал своего отца. По большей части стреляли осаждающие, но и отец не отставал. В один момент шальная пуля угадила прямо в окно, и фигура перестала стрелять. Толком Слава не разглядел, что произошло, но подумал он так, как любой другой на его месте. Сердце сжалось, как и зубы. А эти черти вдруг нашли в себе храбрость штурмовать дом!        Вместо слов, Слава просто выпрыгнул из-за укрытия рыча как зверь с винтовкой наперевес. Он бежал к ним и начал стрелять в их спины навскидку, и надо сказать, стрелял он так быстро и метко, как никогда раньше. Лена не сразу сообразила действия товарища, но поспешила к нему стреляя из своих пистолетов. Они бежали вместе и стреляли подходя всё ближе и ближе к врагам, которые поздно заметили такую дерзкую атаку с тыла, лишившись более десяти человек личного состава. Боевики открыли огонь от бедра, но пули летели куда угодно, но не в агентов. В какой-то момент патроны в винтовке снайпера закончились и он налету убрал основное оружие за пазуху, достав пистолет и стреляя уже из него. Агенты вошли в центр схватки, отстреливая боевиков из одной точки, спина к спине. Пусть лица снайпера не видать за маскировочной сеткой, но в его действиях отчётно читался гнев, Лена сохраняла решительность, поджав губы. В какой-то момент выстрелов становилось всё меньше и меньше, а трупов валялось всё больше и больше. Слава завидел последнего бойца, который задыхаясь толи от страха толи от физической нагрузки, спрятался за тюк с сеном, но зря. Снайпер подобно тигру побежал к обидчику. Боевик только выглянул из-за укрытия с автоматом, но у него тут же затряслись руки от вида такого лешего, который бежал на него. Так и не совершив выстрела, боец был повален на землю. Слава начал избивать его пистолетом, но из-за каски с маской на лице удары были еле ощутимы бойцу, который до смерти напуган. Но агент продолжил избивать его уже используя две руки и в конечном итоге маска с каской просто слетели с лица. Лена завидев это подбежала к напарнику, но тот просто рвал и метал, что девушке немного не хотелось прерывать товарища, дабы не попасть под горячую руку. Бедный наёмник сначала как-то сопротивлялся, но в итоге потерял сознание и стал грушей для битья. Лену всю трясло от такого зрелища, но она собрала всю волю в кулак и схватила мужика, всеми силами пытаясь оттащить его. - Хватит! - крикнула ему Лена. - Он мёртв! Мёртв!        Этот зверь фыркал, но всё же поддался и отошел от мертвеца, лицо которого превратилось в кашу. Стрелок встал и метнул взгляд на Лену, которая смотрела на маскировочную сетку с опаской. Мужику было стыдно за этот поступок и больно от взгляда девушки, так настойчиво сверлившего его душу. Однако он вспомнил про родителей.        «Только бы всё обошлось!» — думал снайпер, отчаянно бежав по сугробам. Подбежав к двери он несколько раз теребил ручку, но всё же просто выбил, и оба агента вошли в хату. В прихожей он не увидел никаких следов борьбы. Всё на месте: вешалки, обувь, только дверь в гостинную открыта и никаких шумов в доме. В гостинной тоже никаких следов: мебель всё там же где и была, всё те же дубовые стены, шашка его предка, всё на своём месте, только открыт вход на чердак. Осталось только взобраться. Поднимаясь по лестнице он услышал какое-то движение сверху. Затащив свою голову, его остановил какой-то маленький предмет упершийся прямо ему в темечко. За сим был слышен щелчок. — Зря вы в дом наш пришли! — говорил старый женский голос. — Мам, — с комом в горле произнёс он, — опусти наган, пожалуйста. Это я. — Святослав! — со слезами на глазах воскликнула женщина, помогая взобраться на чердак. Мать смогла полностью увидеть лицо своего сына пусть даже в мраке чердака. — Это чудо! Спаситель наш! — Батя жив?! Анюта где? — Ой, отец у окна, а Анюту… — радостное лицо омрачилось навернувшимися слёзами. — Увезли её, — вступил старый прокуренный голос и из-за угла шкафа вышел отец семейства в телогрейке и с драгуновым в руке. — Не уследил я. Бегала по деревне, а тут как приедут эти черти и… взяли нашу Анютку. На плотину небось увезли.        Ярость. Ярость и отчаяние захватили парня в тот момент. Буквально за секунды в его сердце вбилось сотня маленьких, но очень острых и докрасна закалённых ножей. Зубы стиснул до боли. В голове настал такой пожар, который уже невозможно контролировать. Глаза горели ярким пламенем да так, что родители перестали узнавать чадо своё. И только один вдох и выдох говорили о дальнейших действиях. Всего-то один тяжелый вдох, но сколько в него вложено было смысла. Было будто ясно сказано, что он жизнь свою отдаст, но сестру в обиду не даст.        Он развернулся и спустился, нет, спрыгнул на первый этаж. Увидев лицо своего товарища она тотчас хотела остановить его и прекратить эту дерзкую авантюру, но в ответ получила лишь толчок, достаточно сильный чтобы сбить такую хрупкую девушку с ног. Слава же взял казачью шашку своего пра-прадеда. Он взял её не думая, автоматически. У него было мелкое ощущение, что ему она понадобится. Благо она всегда заточена.        Выйдя на улицу парень пошел к конюшне, а за ним Трейсер. Шел он по снегу уверено не сомневаясь в правильности дальнейших действий. Англичанка же вновь хотела попробовать его отговорить, но солдат в первый раз дал понять, что ей этого делать не стоит. Она просто наблюдала, сострадательно смотря на бедолагу, который, может быть, остался последним из рода Стрельцовых.        Открыв ворота, снайпер положил к стенке свою винтовку и подошел к вороному коню. Лёгким прыжком взобрался он в седло и вышел из конюшни. Посмотрел на свою напарницу с высоты взглядом томимым. — Вызывай наших, — говорил всадник, — за семьёй моей присмотри. Я за сестрой.        Быстро, коротко и ясно. После этих слов мужчина пришпорил лошадь и помчался на дорогу. Елена даже не пошевельнулась в его сторону, а просто с надеждой смотрела на его отдаляющийся силуэт.        Выскочив на дорогу, Слава галопом устремился в сторону плотины. В правой руке он держал готовую к бою шашку, в левой он одновременно держал и свой пистолет и поводья. По дороге окружённой со всех сторон лесом, он проскакал ни думая ни о чём. Всё делал автоматически. И правда, ему сейчас не до раздумий о том, что коготь забыл у него в деревне, зачем им его сестра, отвезли ли её на плотину и так далее. Он просто скакал на лошади с нахмуренными бровями. Но нет, была одна мысль у него в голове; звучала она так: «Щас прольётся чья-то кровь!»        И вот вышел он на плотину, увидел на другом конце вертолёт «Чёрный ястреб», а по плотине три солдата группой ходят. И дал он, что есть сил в коне, аж ветер свистел в ушах. Цокота копыт они не могли не услышать, но обернулись слишком позно. Последнее, что они увидели это саму смерть пусть и в маскировочном балахоне, но настоящую смерть на коне. Шашка поднялась высоко над головой и...        «Рубай, но не коли!»        Говорил лихой казак где-то в глубине подсознания Святослава. Парень послушался голоса предка. И раз — одному башку срубил на скорости! И два — другому башку срубил! А третьему пулю в горло даровал, чтоб помучился, зараза. И вновь устремился к вертолёту, который в свою очередь запускал свой двигатель. Заметив это, пара солдат вдали начали стрелять, но особой меткостью не отличались. Слава зигзагами уворачивался от пуль автоматов, довольно успешно можно сказать.        Доскакав до другого берега, кавалерист направился к вертолёту, который находился на пригорке и всё ближе и ближе приближался к моменту взлёта. Слава этого явно не желал. Спрыгнув со скакуна, мужик побежал вверх по снегу к вертушке, попутно убив тех двух хлопцев, что стреляли по нему с моста. Обоих он пристрелил в живот.        Вот тяжёлая машина готова взлетать, а где-то за шумом лопастей раздавался девчачий подростковый визг внутри вертолёта. Святослав что есть сил побежал к уже оторвавшейся от земли машины и чудом запрыгнул в неё. В пассажирской части действительно оказалась знакомая герою девушка, да только с ней два охранника в придачу. Ну, одному парень в грудь выстрелил, а другой оказался бойкий. Оба бились как львы, в один момент шашка чуть не выпала из уже набравшего высоту вертолёта, но Слава использовал момент и нанёс обидчику смертельный удар зазубренным клинком по горлу. Полностью он её не срубил, но достал до пищевода, отчего солдат когтя схватился за горло, а струя крови не только попала на уже окровавленную шашку, но и задела лицо молодого стрелка. После такого удара враг выпал из кабины, а Слава обернулся к пилоту и приставил ствол пистолета, в котором, кстати, не осталось патронов. — Сади этот грёбаный вертолёт в деревне, на которую вы напали, иначе твои мозги окажутся на приборной панели! — заорал окровавленный солдат пребывая в гневе. Он бы и пилота убил, да только вертолёт упадёт. — Хорошо, хорошо, — чуть не плача молвил лётчик.        Уже через минуту они сели рядом с домом Святослава. Пилота парень вырубил как только тот посадил махину и выключил двигатель. Младшая сестра выпорхнула из кабины и побежала к родителям, растворившись в их объятии. Слава же медленно прошел из кабины и сел на пол опустив ноги на хрустящий снег и выдохнув воткнул окровавленную шашку в белый снег. Этот выдох был облегчением, как груз с плеч. Хорошо, что его семья в безопасности, но осадок от произошедшего остался. И этот осадок был очень горький. — Что там случилось, Слава?! — вопрошала Окстон, осматривая парня, — С тобой всё в порядке? Тебя не раняли? — Нет, — чуть хрипловато отвечал парень, после чего глазами пересекся с Леной. — У меня будет пара вопросов к господину Моррисону…        Та покосилась увидев кровавое лицо парня и эти глаза. Глаза, в которых мгновения назад бушевало яркое пламя ярости уже превратились в тлеющие угольки, от которых отдавал сильный жар, и девушка этот жар почувствовала. Слава же только сейчас понял, что он сделал. Он только что ураганом убил добрый десяток душ, погруженный в дебри подсознания. Но он вышел из этого состояния и у него резко заболела голова. В спасении от этого, парень взял чистый снег и начал вытирать им своё кровавое лицо, дабы как-то охладить свою голову и смыть с себя кровь. Закончив это он всматривался в ладонь, на которой таял окровавленный снег, и дополнил: — Знают, гады, по какому месту бить…
Примечания:
Написано под песню Tsuchiya Anna - Rose.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.