"Витязь" 12

Gladki_ Kriminal автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Overwatch

Пэйринг и персонажи:
Святослав Стрельцов/Светлана Розова, И прочие, Джек Моррисон, Габриэль Рейес, Амели Лакруа, Лена Окстон
Рейтинг:
R
Размер:
Миди, 88 страниц, 8 частей
Статус:
закончен
Метки: Драма Дружба Насилие Нелинейное повествование ОЖП ОМП ООС Экшн Элементы гета

Награды от читателей:
 
Описание:
Семья. Традиция. Родина.

Это что-то что дороже богатства, славы. Это те ценности, за которые некоторые люди готовы отдать свою жизнь, чтобы защитить их. И эти люди и есть истинные герои. Им присущи такие качества как самопожертвование, отвага, доблесть. А если они пытаются своими силами защитить весь мир... То это уже не герои, это легенды.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава III - Служба в Blackwatch (часть первая)

5 января 2019, 20:35
       И вот он один стоит перед дверью в капитанскую рубку ещё в маскхалате и с винтовкой за спиной. Не дождавшись Лену он быстро и без церемоний зашел в помещение. Седовласый Джек стоял перед большим экраном с глобусом, как и всегда. Наблюдал за мировой обстановкой, так сказать. Была ещё рядом с ним мужская фигура в чёрной шапке, сидящая на стуле и она тоже глядела в экран. Святослав подошел к своему начальнику и начал: — Мистер Моррисон! — солдат решил, что сначала стоит отчитаться перед выполненным задание, а уж потом задавать свои вопросы. — Агенты Стрельцов и Окстон выполнили поставленное задание. — О, — с приятной неожиданностью обернулся Джек с лёгкой улыбкой, — молодцы! Я и не сомневался, что вы справитесь. — Разрешите доложить о проведенной операции в подробностях, сэр. — Нет необходимости. Я уже читал отчёт из России. Можешь не беспокоится. — Тогда вы, наверное, знаете, что произошло после проведенной миссии? — продолжал Слава. — Да, боевики «Когтя» напали на какую-то деревню, а вы её защитили. Причем тебе удалось захватить пилота вертолёта. Наши коллеги из Blackwatch его допросят. А что тебя так тревожит? — То, что это мой родной дом, сэр. На него напали какие-то черти в лицевых масках, — тон бойца был на прежнем спокойном уровне. — Хотели похитить моих знакомых; увезти их в грузовиках непонятно куда. Я почему пилота-то захватил — они и сестру мою почти увезли, благо я подоспел и вертушку пристопорил. — Так, — прервал капитан не желая слушать дальнейший рассказ и сократил беседу, — чего ты хочешь? — Я хочу узнать, что будет с моей семьёй. Согласно нашему контракту, организация обязуется следить за сохранностью близких агентов, — ссылался на статью в договоре Слава. — И, в случае раскрытия их легенды врагу, обязуется следить за ними. — С чего ты решил, что твоим близким угрожает опасность? По мне так обычное совпадение. К тому же, мы допросим пилота и узнаем, что «Коготь» забыл в твоей деревне. — Совпадение?! — не понимал снайпер — толи капитан шутит, толи реально не осознаёт. — Сэр, по мне так это была чистая постанова! Сами посудите! Какие омники в Сибири?! Их в России никто уже не видел лет двадцать! И, вообще, кто поставил такую точную информацию? Какой-то неизвестный источник, не так ли? — потихонечку повышал тон боец. — В добавок, сэр, у эскорта колонны снабжения была проблема с боевым кодом. Знаете сколько было роботов? Пять! И у всех брак в программе. Отвечаю, «Коготь» всё это подстроили, чтобы нас с Леной убить! Они просчитались, но они знают, где живёт моя семья, и я уверяю вас, они знали это ещё до задания. Поэтому вы должны что-то сделать! — Что сделать? Да, я чётко помню, что у нас в договоре есть что-то связанное с близкими, но мы не программа защиты свидетелей. Или ты хочешь, чтобы я послал туда бойцов охранять твоих маму и папу? — тон командира был всё наглее и наглее. — У нас не хватает денег для этого. Мы переживаем не лучшие годы, Слав. — Вы понимаете, что не выполняете условия нашего договора?! Я по праву могу уйти отсюда. — Ты можешь уйти отсюда в любой момент. Можешь вернутся в свой спецназ и защищать своих маму и папу с сестрой и собакой хоть до самой смерти, — продолжал издеваться Моррисон. С чего бы он это? — Меня это не волнует! А можешь и на гражданку податься, хотя что ты там будешь делать, учитывая твою биографию. Лично мы тут другим делом занимаемся. Если у тебя вопросов больше нет, то можешь быть свободен.        Тяжко выдохнув боец развернулся и ушел, сжав кулаки до боли. Он был оскорблён. И если б Моррисон не был такой шишкой, то он бы дал ему в морду чтоб он больше не встал, но вымуштрованность сдерживала его из последних сил. — Как зовут этого агента? — спросила фигура. — Стрельцов, чтоб его. Парень из России. Хороший боец. Эх, — нехотя потерев висок продолжал Джек, — зря я с ним так… А тебе на кой, Габриэль?

***

       Выйдя из командной рубки Слава чуть ли не сбил хрупкую англичанку в зимней накидке. — Подслушивала?! — грозно спросил мужик. — Нет! — в спешке отвечала девушка. — Я не хотела прерывать вас, просто тут стояла!        Мужчина только нахмурился и чуть ли не печатным шагом пошел к лифту. — Эй, ты куда?! — спрашивала девушка помчавшись за быстрым снайпером. — Слушай, я думаю, что всё обойдётся!        Снайпер ничего не отвечал; дошел до лифта и сильно нажал на кнопку вызова. Двери открылись, и парочка зашла. Слава нажал на кнопку с жилыми этажом и лифт поехал. — Мы допросим этого пилота и он всё расскажет!        Парень только смотрел на створки лифта не обращая никакого внимания на слова Лены. Девушка была взволнована и не относила взгляд от своего товарища. Через мгновение кабина открылась, и стрелок пошел в свою комнату. Лена не отставала. После недолгой прогулки они вошли в коморку Святослава, который всё ещё был с каменным лицом. Он остановился где-то в середине комнаты; снял винтовку и положил её к стене по правую руку от него. — И потом соберем отряд и разрушим планы «Когтя», как всегда! — пытаясь вселить в парня хоть какую-то надежду продолжала шатенка. — Сука! — выкрикнув парень со всей дури ударил правый кулак о стену рядом с кроватью, тем самым оставив в ней небольшую вмятину. Лена, испугавшись, дёрнулась расширив глаза. Слава стряхнул с руки на пол штукатурку и медленно сел на кровать придерживая лицо руками.        В Лене смешалось два чувства: сожаление и страх. Она хотела уйти и оставить человека в покое со своими демонами, но всё же женское чутьё подсказывало, что Славе нужна поддержка и тихим шагом прошла к кровати и села рядом с товарищем, который глубоко дышал в ладони. Она пыталась расслышать что-то ещё, но ничего не было. Он просто дышал. Девушка неспешно потянула свою руку к широкому плечу напарника. Осторожничала, будто приручает неукротимого зверя с бойким характером. А в голове у зверя творился кавардак. Что делать дальше? — Всё будет хорошо, — успокаивала девушка, разглаживая плечо маскхалата. — Я в это верю. Твои родные будут в безопасности. Не переживай за это. — Эх, — хрипло выдохнув, Слава открыл свой лик и повернул печальный взгляд на Лену, — хотел его на понт взять да не вышло. Только хуже сделал. — Что прости? — англичанка не понимала таких жаргонных выражений. — Думал цокну перед ним каблучком. Скажу, мол, свалю от вас если вы не… сделаете что-нибудь. А он меня осадил. Грамотно между прочим, гад, осадил. Насквозь меня видит… Помнишь, года четыре или пять назад, мы были в Австралии, на моём первом задании? Помнишь я рассказывал тебе о своём роде и прочем? — девушка кивнула. — Все предки были солдатами по собственному желанию. Отдавали себя этому ремеслу лет в восемнадцать. А я… — у мужчины подступил ком к горлу, который он с тяжестью проглотил. — А я был солдатом с двенадцати лет. — Это как?! — шокировалась девушка и сморщила брови смотря в карие глаза мужчины. — Ох, — Слава вздыхал перед сложны откровением. В груди что-то заиграло. Он сложил руки на колени и продолжил. — Когда в России восстали машины мне только исполнилось двенадцать. Мы жили спокойно. Отец уже несколько лет работал на полях, мать была врачом. А я был простым пацаном, коих целый свет. Ходил в сельскую школу, с друзьями гулял. Простая жизнь простых людей… Но пришла война. Мы думали, что такую незначительную деревушку, как наша, она минует, но нет. В наш клочок земли жадно вгрызались и омники и наши — водохранилище было рядом. И я, как ты понимаешь, был втянут в это. В двенадцать я подносил патроны отцу и нашим; в первые полгода войны погибли мои братья-лётчики и дед. В тринадцать я уже перевязывал раненых. А первое убийство робота я совершил на год позже и тогда меня было уже не остановить. Во мне тогда бушевала такая ярость, что я просто не мог не мстить этим бездушным машинам! В каждый выпущенный патрон, я вкладывал желание уничтожить всех этих грёбаных роботов, чтоб война наконец закончилась. И вот оно случилось. Мы победили, счастье! Всё вернулось на круги своя. Мать опять в больнице, отец на полях, а я оканчивал школу… Вот только за эти годы я научился только убивать. А омника или человека — не столь много разницы. Главное иметь нужные инстинкты, которые дала мне война. Мне было трудно оканчивать школу. Друзья, которые уехали из деревни в эвакуацию, меня не узнавали, сторонились. Зато кличку придумали — «Витязь». И я до сих пор не понимаю: это потому что я потерянный, или потому что я всё выдержал? — Но почему вы не уехали с остальными?! — недоумевала Лена, с подходящими слезами. — Почему вы остались?! — Не могли себе этого позволить, — кивал головой. — Гордость не позволяла. Та земля досталась предку с Петровских времён, за Полтаву. Мы на ней осели, свили гнездо. Время шло, многое менялось: время, люди. А предки жили там… И спрашивается, с какого чёрта мы должны отдавать эту землю каким-то роботам с хрен-горы, которые только и делают, что убивают наших сограждан, м? Не ушли мы тогда. Ни от кого никогда не бегали, не боялись ничего и тогда не пострашились. Отец, правда был против, говорил, мол, сам справится, а меня и мать увезти подальше хотел. Увезли только мать; я остался. Батя, разумеется, был зол на меня, я понимаю его. Я слово «война» знал только из фильмов и книжек. И если б не отец, я погиб бы в первые минуты боя. Он меня всем основам научил, за что я ему безмерно благодарен… Ну, а потом всё было понятно. Смерть, страх, гнев. — Это так грустно… — дрожащим голосом говорила девушка с сожалеющим взглядом, готовым пустить слезу. — Так ужасно! Как тебе удалось пройти всё это? — Как видишь, — Слава посмотрел на лицо девушки и отвернулся — не мог терпеть подобного, особенно на Лене. Он сверлил своим взглядом стену напротив, — мне это удалось, слава Богу. Это было и пусть оно останется в прошлом. А вспоминать все те года я не хочу, прости. Я сегодня уже вспомнил, — он вновь посмотрел на Лену. — Чего ты? — Я… — слеза пошла по правой щеке, — не думала, что у тебя всё было так. Меня тоже война затронула, но я была в эвакуации, а ты сражался. Я сама мало что помню о тех временах, а ты прошел это! — И что из-за этого плакать надо? — скептической улыбкой осмотрел девушку парень. — Не знал, хех… Ну не надо этих слёз! — подхихикивая парень пальцем вытер след от горькой капельки. — Они мне душу рвут на части… А, знаешь, может ты и права и всё будет лучше. Как говорят, надежда умирает последней. — Что ты будешь делать? — Трейсер немного отошла от сильной грусти, но коренных изменений в мимике парень не заметил. — Чтож, — начал рассуждать Слава, — надо в любом случае обезопасить свою семью и, как я вижу, организация мне в этом не помощник. Надо думать как, — парень опирал голову на руки тем самым предавая вид человека, которому нужно побыть одному. Девушка, не без помощи своего чутья, поняла это. — Кхм, — прокашлялась девушка, приведя себя в порядок. Попыталась как можно лучше скрыть последствия слёз, придавая лицу обычное уверенное настроение. — Хорошо, если тебе надо подумать, то не буду мешать. — Спасибо, — уважительно кивнул снайпер.        Когда девушка ушла по своим делам, мужчина в маскхалате, свесив ноги с грязноватой обувью, прилёг на шконку и закрыл глаза. Надо было думать. Хотя у него уже был план действий для подобной ситуации. Надо будет увезти их куда-нибудь, где их будет сложно найти. Пожалуй, место их нового жительства, до выяснения обстоятельств и разборок с ними, будет большой город. Москва идеально подойдёт. Огромный мегалополис с миллионами жителей, среди которых будет очень легко затеряться; а если ещё сделать так, что и по бумагам не отследить, да по камерам не узнать… Это, кстати, не такая уж и проблема, учитывая его нынешнее положение и бывший опыт в специальных службах. Единственная проблема — сама семья, точнее отец. Сестру уговаривать не надо — она сама страстно желает ещё с детства посетить столицу. Мать не будет рада, но поймёт, что так будет лучше и согласится. А вот батя… Он человек упёртый. До последнего стоять на своём будет. Стрелок уже предсказывал, как отец будет ему заливать, что он один их всех на Британский флаг пошьёт. Слава же знал, что в этот раз «Коготь» будет действовать быстро и тихо, а главное — неожиданно. И их действия будут направлены теперь только на ликвидацию его семьи.        Он протёр глаза и нехотя встал с постели. Потом в оружейной сдал экипировку и оделся в штатское. Остаток дня он занимался повседневным бытом солдатским. Лишь под вечер он созрел, чтоб написать письмо на почту сестры. Одолжил ноутбук у Лены и принялся печатать за своим столом. Полчаса у него заняло напечатать текст, прочитав который отец не откажется переехать ненадолго в Москву. А про стихи суженой он забыл, не до них ему сейчас.        Парень кликнул на синюю кнопу «отправить» и закрыл прибор. Отодвинувшись он начал протирать висок. Надумывал себе, что текст недостаточно хорошо написан. Короче, сам себя мучил. Но в какой-то момент в дверь постучались. — Входите! — сказал Слава и развернул стул к двери, дабы видеть кто вошел. А вошел тот, кто сидел в командной комнате с Моррисоном. Суровый мужик с бородкой и тёмными волосами; Слава не знал его имени, но точно помнил, что он старший по званию и заправила в Blackwatch. Парень встал со стула и выпрямился как мог. — Расслабься, солдат! — говорил мужик с небольшой папкой документов в руке. — У меня для тебя новости. Мы успешно допросили того пилота и теперь знаем зачем «Когтю» понадобилась ваша деревня. Держи, почитай на досуге, но завтра верни в командный пункт. — Спасибо, сэр, — стрелок взял документ. — Габриэль, Габриэль Райс. Я в Blackwatch служу, занимаюсь тем, что в этой папке. Давай, удачи.        Парень дождался, когда мужик с бородкой выйдет из комнаты, и принялся читать папку, вальяжно раскинувшись на стуле. То, что он прочитал за какие-то минуты повергло его в тихий ужас и шок. Одно только слово — «нейронная модификация» — заставила парня почувствовать холодок на спине. Если бы он знал о планах террористов до начала операции, он бы перерезал глотку каждому. Как оказалось, группировка хотела похитить всю деревню и прооперировать, тем самым сделать их послушными марионетками-убийцами в своих руках. Всю деревню! И ни единого слова про колонну омников.        Слава был не то чтобы в диком гневе, но у него внутри разогревалась печка, которая потихонечку подогревала нервные клетки. Только что от них осталось? Вся жизнь — одна сплошная служба. Ни минуты жития нормального. Без пальбы, караулов, муштры, приказов, заданий, опасности, смерти. Возраст Христа не за горами, а жить-то когда? Когда можно будет зажить по-барски, размерено, душевно? Когда можно будет женится, детей завести? Когда? Снайпер потихонечку-помаленечку ловил себя на мысли, что он устал от всего этого. От этой войны 24/7. Хотелось ему уехать восвояси и жить припеваючи. Разобраться со всем произошедшим, и забрать свои документы из агентства. Но сможет ли он это сделать?        Так или иначе, сейчас стояла ситуация, которая требовала срочных мер. Снайпер на свой страх и риск решился пойти на сделку с неизвестностью…

Командный пункт. Где-то семь часов вечера.

— Мистер Райс, — говорил Святослав. — Можно вопрос, сэр? — Спрашивай, — говорил американец, развернувшись на стуле в сторону бойца. — А чем конкретно занимается Blackwatch?        Так началась его карьера в тайном подразделении организации. На Моррисона полагаться смысла нет; сам он в одиночку ничего не сделает. Он всё ещё был под действием эмоций и решил, что так будет лучше. У него уже наметился чёткий план в голове: он разбирается со всем произошедшим, а потом уходит из организации. Всё просто, ему сложного-то и не нужно.        Райс был просто вне себя от счастья, что такой кадр нарисовался, а вот Моррисон наоборот рвал и метал. Переход Славы от «Белых» к «Чёрным» усилил и так растущее, как на дрожжах, соперничество между двумя лидерами в организации. Власти хотели. Хотя какая тут власть? От былого прошлого организации осталось одно название. Может это преувеличено, но Слава думал именно так. Непосредственная угроза человечеству — роботы — уже не так актуальна; агентство занимается делом поменьше — борьбой с терроризмом и преступностью. С каждым годом денег выделяется всё меньше и меньше, штат, кроме оперативников, сокращается. А в прессе ещё говорят, что это вообще пустая трата средств и организация отжила своё. Говорили о какой-то коррупции, но Слава думал, что это просто выдумки. И тут появляются эти два коршуна, которые дерутся из-за старой, дряхлой клячи, которая в былые времена была резвым жеребцом. Но у бойца был свой план…        Переход из одного места в другое, вызвал неоднозначную реакцию в круге старых коллег, большинство из которых отнеслось к такому поступку негативно. Особенно Лена. Как только девушка услышала это, то тут же начала ему объяснять за то, какие в Blackwatch «нехорошие ребята». Но боец пропустил это мимо ушей. У него был свой план…        Но девушка была кое в чём права; публика там хоть и маленькая, но не самая благородная. Один — ковбой-уголовник с протезом правой руки, прославившийся поставками нелегального оружия в США. Другой — киборг, сын японского якудзы. Сам Райс, который выделялся тем, что не имел криминального прошлого. А теперь ещё и Слава.

Месяц спустя

       Месяц парень и его команда пробыли в коротких командировках чуть ли не по всему земному шару в поисках виновных. Работали с тем что имелось, а с чем ещё? Работали по-нарастающей, от низшего к высшему. И вроде всё складывалось в единую картину и можно было найти кто всё-таки в ответе за всю эту катавасию, но нет. Слишком запутаны сети. «Коготь» всё хорошо продумал и выставлял себя в роли рабочих рук для чьего-то заказа. Опровержения этому не нашли. А слова пилота — просто слова, которым не было никакого подтверждения, пусть они и истинны. В результате они вышли на внушительный список имён, названий банд, картелей, о которых организация знала ещё до инцидента. В итоге они ни к чему не пришли. Вообще.        И вот они, три «тёмных» оперативника сидят в полутёмном помещении своей базы и сверлят одну точку, один стол за которым сидят скрестив руки. У ковбоя и русского был весьма усталый взгляд, а вот уныние Шимады скрывала его маска, но не достаточно. Ребята месяц нон-стопом путешествовали по десяткам городов мира в пустую, и сейчас только вернулись из Кубы, даже экипировку не успели сдать. Они подавлены, особенно Слава, который хоть и сделал всё чтобы обезопасить свою семью (никакого сопротивления со стороны отца он не встретил), но ничуть не продвинулся к корню проблемы. — Джентльмены, — обратился на обычный западный манер Маккри, — не желаете ли бурбона? А то у нас рожи будто лошадь с утра в тарелку насрала. Шимада? Слав?        Сокомандники перегляделись бесчувственными взглядами. Японец отказался, ковбой и так знал, что тот не пьёт, но решил спросить из вежливости, которая редко когда бывала у него. А Слава нехотя, но кивнул. — Alright then! — проглатывая некоторые звуки выдал Маккри, с лёгкостью откинулся от стола и подошел к небольшому холодильнику в уголке комнаты. Не медлив он достал тёмную бутылку без этикетки и одну стеклянную стопку. — Откуда ты только всё это берёшь, Джесс? — мямлил снайпер, пока другой стрелок своей обычной чуть покачивающейся походкой подошел к круглому белому столу. — Пока я с вами, у вас есть бесконечный запас бухла всех сортов и расцветок, — говорил наливая в стопку Славе. Сам американец предпочитал пить из самого горла. — Мне бы бесконечный запас сил… Мудрости напоследок, — всматривался в стакан снайпер. — По вопросам мудрости ты лучше меня знаешь к кому обращаться, — указывал с бутылкой в руке на молчаливого японца Маккри и не дождавшись Славы сделал пару глотков из бутылки чуть поморщившись. — Ну, — водил пальцем по стакану Слава не спеша принимать горячительную жидкость, — поделишься мудростью восточной, а, Гэндзи? Ты ведь у нас воин-философ. — В бою победа достанется тому, — говорил японец, — кто вытерпит на полчаса больше, чем его противник. — Что за хрень?! — не понимал тонких восточных слов небритый ковбой. — Сунь Цзы? — спокойно спросил русский самурая. — Нет, — отвечал тот, — это наша, народная. Так что терпение нужно Слава-сан. Терпеливому человеку всё нипочём. — Эх, надеюсь его у меня хоть чуть-чуть осталось.        Только Слава поднёс стопку к губам и запах пойла ударил по носу, в комнату ворвались двоя: Райс и усатый француз Лакруа. Вид у тех был отнюдь не радостный. — Живо в ангар! — восклицал Габриэль. — Вы летите во Францию!        Слава с лёгкостью опрокинул стопку в горло толком не распробовав горький напиток, но уже чувствовал как внутри становилось тепло. Троица быстро собралась и они вместе ускоренным темпом пошли в ангар.        Уже садясь в самолёт Слава решил спросить о задании: — А зачем нам во Францию, сэр? — Жену Жерара похитили, — отвечал командир взглядом указывая на нервного француза. — Вам надо её найти и в целости доставить на базу. Я с вами не лечу, будем с Жераром останавливать самолюбие Моррисона. — Она находится в окрестностях Бреста, — вступил робким голоском Жерар, — мы отследили её по телефону. Прошу, спасите мою жену!        Серьёзно кивнув, отряд закрепился по местам, в то время как пара снаружи самолёта уходили.
Примечания:
С наступающим Рождеством, братья!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: