Дьявол кроется в деталях. 116

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Detroit: Become Human

Пэйринг и персонажи:
Элайджа Камски/Коннор
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: PWP Кинки / Фетиши Ксенофилия Секс с использованием посторонних предметов

Награды от читателей:
 
Описание:
Быстрее, еще быстрее. Чуть медленнее — Коннор практически вскрикивает и подается бедрами вперед. Подобная реакция также приемлема для Элайджи, даже слишком, собственное возбуждение ударяет пульсацией ровно и размеренно, бьется где-то внизу живота, спускаясь ниже.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Окей, я в течение 2,5 лет не выкладывала фанфики на фикбук, а перед тем, как исчезнуть, удалила к хуям более 90 старых работ. В профиле из более-менее свежего пара стихов и, собственно, к чему я все веду: можно ли считать данную работу достойным возвращением? Не могу сказать точно. Но талант написания PWP, как известно, не пропьешь.
Однако, годы берут свое. Буду рада отзывам и все в таком духе, ребятки.
4 августа 2018, 12:17
      — И как ты думаешь, для чего же созданы люди, Коннор? — с фальшивой озадаченностью спросил Камски, облокотившись о край стола. — Стоит ли вообще наша раса спасения в твоем лице или же мы вынуждены умереть из-за бунта, который не смог подавить ты, наша последняя надежда? Кто бы мог подумать… — Элайджа театрально выдержал паузу, усмехнувшись на выдохе и тут же устремив взгляд на андроида. — Кто бы мог подумать, что ты — девиант!        — Я вчера возразил Вам, что Ваше суждение обо мне неверное, потому что я не являюсь девиантом, — упрямо, но в то же время спокойным голосом возразил Коннор.       Камски внезапно засмеялся. Негромко, чуть надломленным голосом, прикрыв ладонью лицо и покачав головой.        — Это зрелище так забавляет, — мужчина все еще заходился нервным смехом. — Черт возьми, ты вернулся для того, чтобы еще раз сказать мне это. Однако я знаю истинную причину твоего возвращения, и это никак не связано с девиантами. Определенно, ты пришел за ответом на вопрос, который все никак не решишься задать, — понизив голос, Элайджа прищурился. — Я думал, ты более сговорчивый, Коннор. Рассказать тебе про ту самую «лазейку» в твоей программе?       Мужчина бросил горделивый взгляд на андроида, чуть запрокинув голову назад, всем своим видом демонстрируя, что он тут главный. Заметив, как мигнул диод на виске Коннора, Элайджа улыбнулся уголками губ.        — Именно про это я и хотел узнать, — твердо ответил андроид.       Камски не мог понять, почему он был в такой безумной радости от возвращения Коннора. Безусловно, этот экземпляр был лучшим творением, поводом для гордости, однако гадкое и низменное чувство всякий раз овладевало им, когда он вспоминал этапы разработки данного андроида.       Поступил, как последний озабоченный ублюдок. Зато сколько веселья его ждет впереди.        — Превосходно, именно этого ответа я и ожидал. Как все удачно складывается, — наконец произнес Камски после момента раздумий, сделав пару шагов к стоящему перед ним Коннору. — Я хочу, чтобы ты знал, с какой изначальной целью создал тебя я, твой Создатель, — Элайджа вновь снизил тон голоса, делая его несколько интимным, насыщенным элегантной, развязной хрипотцой.       Одно удовольствие было наблюдать за Коннором, стоявшим неподвижно. Была видна сосредоточенность андроида, он определенно ожидал внезапных действий со стороны Камски и был готов ко многому, что было прописано в его программе. Банальная самооборона или же умение вести переговоры так искусно, как ни один бы человек не сумел.       Наивный. Элайджа даже подумал о том, что андроид мог считать, будто бы данная «лазейка» поможет ему в борьбе с девиантами. К сожалению, Камски придется разрушить наивную имитацию надежды. Он коснулся пальцами шеи Коннора, медленно спуская их ниже по идеальной бледной коже. Стараясь не сводить взгляда с настороженного лица, Создатель заговорил:        — Предназначение людей — создавать себе подобных, затем стареть и умирать. И так снова и снова. С возрастом они теряют привлекательность, становятся беспомощными, как слепые котята. Разве это не печально? — с очередной наигранной грустью спросил Камски, проведя пальцами вверх по шее Коннора, поднявшись к подбородку. — Зачем окружать себя тем, что не вечно? Жизнь нужна, прежде всего, для удовольствия, которое я решил подарить и андроидам. Причем не только секс-моделям «Трейси», Коннор.       Элайджа растянул губы в довольной улыбке, полной желчи и пошлости. По лицу андроида он мог понять, что тот в замешательстве, прямо как во время недавнего «Теста Камски».       — Вы хотите сказать, что я каким-то образом обладаю набором функций секс-андроидов? — в голосе Коннора можно было услышать и растерянность, и даже испуг. — Это невозможно, я не обладаю ни гениталиями, ни познанием возможностей сексуального удовлетворения.       — Ты быстро научишься второму, а что насчет первого… — Камски покачал головой. — Ошибаешься, Коннор. Внутри тебя находится высокочувствительный стержень, благодаря которому можно получить вполне себе насыщенное удовольствие. Ты никогда не задумывался о том, зачем тебе проводить анализ именно с помощью языка? Он нужен не только для детективной работы, — Создатель наклонился к уху андроида, нашептывая туда так тихо, будто бы их мог услышать кто-то посторонний, хотя в этой просторной комнате были только они вдвоем. — Я хочу испытать, насколько ты хорош в данной сфере, Коннор, — прошептал он еще тише и ниже, касаясь губами уха, которое было намного идеальнее человеческого.       Коннор впервые настолько остро почувствовал замешательство: казалось бы, никого убивать не надо, однако чувствовался во всей этой ситуации большой подвох. «Он неприятный и мутный мудак», — внезапно пронеслась в памяти фраза Хэнка. Однако, андроид не мог объяснить, почему не видит Камски неприятным. Ему приходился по нраву этот расслабленный шепот, сильные руки, сжимающие плечи.       Мог ли Хэнк ошибаться или же сейчас ошибается сам Коннор? Окончательно его воля сломалась, когда Создатель подошел к нему со спины, обвивая талию руками и прижимаясь всем телом. Коннор ощущал, как губы мужчины касаются его шеи медленно, неторопливо, словно он смаковал каждый участок кожи.        — Ты просто идеальный девиант, и даже не смей отрицать данный факт, — восхищенно произнес Элайджа, наклонившись максимально близко к чужому лицу, словно боясь упустить малейшее проявление эмоций. — Пойдем, я кое-что покажу тебе.

***

      Камски оценивающе смотрел на Коннора, нависая сверху. Андроид уже был полностью обнажен и, как в очередной раз мог убедиться, без гениталий, присущих «Трейси». Со стороны Коннора не было никакого проявления сопротивления, что опять же хотелось озвучить Элайдже, но он еле сдерживался, так как не находил момент слишком подходящим.       Не сейчас, торопиться не стоило.        — Ты бы сам догадался, что скрывается у тебя во рту помимо кучи разных датчиков и сенсоров? — усмехнулся Камски, всем телом прижавшись к андроиду. — Позволь.       Коснувшись большим пальцем мягких, чувственных губ Коннора, Элайджа, немного помедлив, сменил его своими губами, сдержанно целуя. Ему хотелось закрыть глаза, однако следовало наблюдать за реакцией андроида. Лицо же не проявляло никаких эмоций, он лишь двигал губами, повторяя за Камски.       Однако мужчина заметил, что с каждой секундой у Коннора получалось все лучше.       Наконец, Элайджа проскользнул между чужих губ языком, делая поцелуй более развязным, грубым, но имеющим свой плавный темп. В это же время он проходился пальцами по плечам Коннора, груди, поглаживая гладкий торс. Внезапно прервав поцелуй, Камски выдохнул:        — Ты чувствуешь что-нибудь?        — Нет, — коротко ответил андроид, — на что должно быть похоже это ощущение?        — Будто бы ты перегреваешься и близок к перезагрузке, можно и так сказать, хотя это в корне неправильно, — с долей иронии ответил Элайджа. — Кнопка активации твоего центра удовольствия находится в ротовой полости, Коннор. И для того, чтобы ее задействовать, нужно больше влаги. Я хочу мокрый поцелуй.       В голосе Камски послышался вызов.       Или же приказ?       Он не скрывал, что пытается играть с Коннором, вызвать у него людские эмоции, чтобы он практически сошел с ума и сбил к чертям написанную самим же Элайджей программу. Андроид реагировал слишком предсказуемо, что немного раздражало Создателя. Он вновь припал к его губам, целуя уже более жадно. Заводя язык глубоко в рот, притираясь к языку Коннора.        — Признай уже свою девиацию.        — Я не…       Максимально короткие обрывки фраз. Камски знал, что в отличие от него самого, андроид сейчас не чувствует возбуждения. Оно предательски разливалось внизу живота, что выдавало в Элайдже его главную яркую черту — эгоизм. Сейчас он возбуждался как подросток лишь от осознания того, что имеет некий интимный контакт со своим лучшим изобретением.       В процессе очередного поцелуя Коннор издал звук, отдаленно напоминающий стон, и послышался мягкий щелчок. Камски с пошлым влажным, хлюпающим звуком отстранился от губ андроида: вот оно. Он слез с Коннора, располагаясь рядом с его бедрами. Паховая панель сдвинулась, демонстрируя взору появившийся металлический стержень, не очень толстый и длинный, обвитый тонкой трубкой.        — Как тебе такое, Коннор, интересная штука? — осведомился Элайджа, выжидающе смотря на андроида и едва касаясь пальцами основания стержня. — Твое поведение сейчас может быть наоборот, совсем непредсказуемым, я предупреждаю.       Действительно, Камски с большим интересом наблюдал, как тело андроида пронзило подобие дрожи, а пальцы судорожно сжали плед. Глаза практически закатились, что выглядело так, будто Коннор скорее отключается, чем получает какое-то удовольствие.        — Мистер Камски…        — Да, Коннор?        — Я сейчас практически перезагрузился.       Сейчас Коннор не мог толком объяснить, что он чувствует: диод хаотично мигал, подавая сигналы в центр скопления проводов и различных трубок, пульсировавших тириумом.        — Когда испытываешь данного рода ощущения, тебе, естественно, может показаться, что у тебя сбивается программный код, — начал Элайджа с шумным придыханием, понизив голос и внимательно наблюдая за каждым движением и реакцией Коннора.       Очевидно, программный сбой, который заставлял андроида биться в своего рода помехах, замедляющих работу программы. Данный исход более чем удовлетворял Камски, пальцы которого бегло ощупывали стержень, стараясь не задерживаться на месте, не провоцируя перегрева.       Быстрее, еще быстрее. Чуть медленнее — Коннор практически вскрикивает и подается бедрами вперед. Подобная реакция также приемлема для Элайджи, даже слишком, собственное возбуждение ударяет пульсацией ровно и размеренно, бьется где-то внизу живота, спускаясь ниже.        — У меня кое-что для тебя имеется, — с тяжелым придыханием внезапно сказал Создатель, взглядом указывая на ящик, стоявший под столом. — Любой размер, любая мощность, что является, своего рода, двойным вибратором-насадкой. Не правда ли, я весьма изобретателен?       Дав Коннору некоторое время для того, что стабилизировать свое состояние, Элайджа с упоением наблюдал, как рассеянный взгляд смотрит куда-то вдаль, словно игнорируя и Камски, и вообще все произошедшее только что. Андроид ощущал пульсацию тириума где-то под слоем кожи, а в висках отчетливо отдавалось уведомление о случившемся сбое.        — Мистер Камски, я до сих пор не понимаю. Импульсы, которые вы называете «удовольствием», отдаются конкретно в этой части тела. Очень странно, что я не знал о ее существовании раньше.        — Ты на удивление спокоен и податлив для эксперимента, — выслушав Коннора, подытожил Элайджа. — В будущем я бы добавил чувствительность не только в подобие полового органа.       Пара мгновений — и Камски надел сверху на стержень что-то вроде фаллоимитатора, но полый изнутри. Конструкция издала щелчок. Как только Элайджа накрыл головку искусственного члена, плотно сжав и проведя пальцами до основания, в очередной раз Коннор дернулся, издавая хриплые звуки, напоминающие стоны. Казалось, что голосовой модуль андроида барахлил, как только он пытался издать непривычный для него раннее звук       Мужчина еле сдерживался, чтобы не начать удовлетворять себя самостоятельно. Внезапно, он, не замедляя темпа, свободной рукой перехватил кисть андроида, укладывая его пальцы на свой член, который можно было легко обнажить, сдвинув пóлы шелкового халата в сторону. Но Элайджа оставил этот пункт Коннору, который, толком не понимая, что от него хотят, просто обхватил вставший орган.        — Высвободи его и повторяй те же движения, что воспроизвожу я, — напряженным, томным голосом прошептал Создатель, стараясь всмотреться в лицо Коннора. — Именно, не отводи взгляда, визуальный контакт распаляет и обостряет ощущения. Можешь двигаться вверх-вниз, можешь стараться ощупать полностью, уделяя внимание определенным чувствительным местам на члене.       Камски на некоторое время провалился в бездну ощущений, не прерывая зрительного контакта. Немного запрокинув голову назад, Элайджа ускорил движение рукой, слушая, как хрипит Коннор и как в унисон сам Создатель срывается.        — Можешь сжать сильнее, не стоит робеть, — на протяжном выдохе произнес Элайджа.       Андроид, находясь под воздействием новых ощущений и активизации дополнительных опций, выполнял движения механически, однако было видно, как подрагивает его тело, сбивается скин, отчего поверхность тела иногда белела. Все же, Коннор контролировал себя.       Камски, подаваясь навстречу руке андроида бедрами, перед тем, как излиться, невнятно и еле слышно произнес что-то вроде «…все-таки, минет был бы до смешного банальным».        — Главная проблема, Коннор, в недоработке моего невинного сюрприза, — переводя дыхание, сказал Камски, замедляя движение ладонью на своеобразном члене андроида. — По факту, удовольствие ты испытываешь, но до разрядки не доходит.       Отстранившись, Элайджа придвинулся ближе к лицу Коннора, заметив на нем сосредоточенность наперекор с расслабленностью.        — И в следующий раз я сяду сверху…
Реклама: