Кофе, кулисы, любовь 17

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Иван Ожогин

Пэйринг и персонажи:
ОЖП/Иван Ожогин
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ОЖП Романтика Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
- Что Вы мне все свой чай предлагаете? Я вообще-то кофе люблю - недовольно фыркнула девушка и уставилась на полу раздетого мужчину.
- Сами виноваты. Нечего по чужим гримёркам шастать!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
3 августа 2018, 17:16
      После очередного спектакля начиналась очередная служебка. Только вот любопытная Варвара решила не торопиться с выходом на улицу. Её коварным планом уже давно стала попытка найти гримёрку самого Ожогина.       Дождавшись пока все отвлекутся, девушка смешалась с толпой и начала рыскать по запретным комнатам. Было довольно непросто найти закулисье, но ещё в прошлые разы пребывания здесь Варя тщательно изучила строение здания. Наконец, цель достигнута и за дверьми слышатся знакомые голоса артистов, которые собираются поскорее домой. Вообще, в одной гримёрке умещается сразу несколько людей. Но распространялось ли это правило на «золотой голос страны»? Вслепую очень нелегко найти нужную дверь. Так ведь могут засечь и выгнать. Это же незаконно. Но какое вообще дело заядлой фанатке до законов морали?       Всё-таки девушка не прогадала. Вывеска гласила: «Иван Ожогин». Забавно, что у него тут есть именная гримёрка. Варя постучалась.       — Да? — раздался бархатный тенор.       Девушка открыла дверь и зашла внутрь. Увидев артиста ещё в роли Воланда, она улыбнулась. Грим не смыт, зато часть костюма уже бережно висит на вешалке. Хорошо хоть, что не нижняя.       — Что Вы здесь делаете? — артист с недоумением уставился на незнакомку. — Как Вы сюда попали?       — Прогуливалась по коридорам, заблудилась, — расплылась в улыбке хитрая Варя.       — Не врите. Чего только не придумают поклонницы…       Девушка подошла поближе к кумиру и села на свободный стул. Эта гримёрка была довольно просторная. Ей нравилось.       — Раз уж Вы здесь. Не хотите чаю? — предложил мужчина. Он прекратил переодеваться и уставился на незваную гостью.       — Да что вы всё мне чай предлагаете? Я кофе люблю! — фыркнула девушка.       — А нечего по чужим гримёркам шастать, — ответил полураздетый Ожогин. Ваше счастье, что я буквально вчера купил банку, а то он закончился.       Варвара удовлетворительно кивнула и уставилась на торс своего кумира. Да, эта девушка была той ещё хитрой лисой. Перед носом Вари оказалась кружка с ароматным напитком.       — Растворимый? — отворотилась она.       — Какой есть! Вам что-то не нравится? Или, может, Вам автомат подавай? Простите, но я вообще мог позвать охрану, — упрекнул злющий Иван Геннадьевич.       — Так что ж не позвали? — не переставала ёрничать Варвара.       На это Ожогин не нашёл, что ответить. Он недовольно отвернулся и начал смывать грим. За этим действием было очень интересно наблюдать. Как из властного Мессира перевоплощаются в обычного человека.       Девушка тихонько подошла поближе к мужчине. Он резко повернулся и прижал её стене, преградив путь руками. Варя изумлённо смотрела прямо в холодные глаза Ожогина. Он обольстительно улыбнулся, но Варя не собиралась сдаваться.       — Что Вы себе позволяете?! — крикнула недовольная девушка.       Иван Геннадьевич немного опешил от такой реакции, но потом осознал свою ошибку и ослабил хватку. Что на него нашло в этот момент, он не понимал.       — Простите, я не знаю, что это было.       Артист виновато потупил взгляд и отошёл от девушки. Всё-таки в таком виде он выглядит очень притягательным. Немного успокоившись, Варя снова села за стол и взяла в руки чашку с горячим кофе. Повертев кружку, она прыснула со смеху.       — Голый Воланд! Так и до Вас дошла эта штучка?       Ожогин моментально выхватил чашку из рук гостьи и перелил напиток в другую, с цветочками. На его щеках красовался румянец. Надо же, Варвара впервые видела Ожогина, который сгорает со стыда.       — И после этого всего, Вы не убежите от меня, разочаровываясь в своем кумире? — ошарашено спросил артист.       — Боюсь, что нет. Вам придется ещё немного меня потерпеть. Ну, как немного, — скомандовала Варя.       — Знаете, а мне нравится ваша наглость. А то приходят всякие застенчивые дамы и после автограф-сессии чуть ли не плачут от счастья. У некоторых вообще случается истерика. Сплошные сопли. Да, очень искренне и трогательно, но никто ведь не знает меня настоящего. Может, я вообще садист и бабник!       Варя учтиво окинула взором мужчину. Да, видимо ему действительно недоставало твердой женской руки, но именно она готова заняться этим.       — Вы мне тоже нравитесь таким искренним. Знаем мы про Ваши скелеты в шкафу. Я сама убедилась, что Вы не так просты, как кажетесь.       — Скажите хоть, как Ваше имя?       — Варвара.       Иван Геннадьевич надел на себя свитер и начал попутно собирать вещи. Девушка наблюдала за ним и ждала ответа.       — Приятно познакомиться. Не против, если перейдем на «ты»? Мне так будет удобнее.       Варя кивнула и продолжила скучать. Не так она представляла себе неожиданную встречу с кумиром. Хотя приглашение подвезти уже дорогого стоило. Пока она отвлеклась, Ожогин вышел из гримёрки. Девушка насторожилась. Ну, не мог же он её так нагло кинуть. Однако артист вернулся очень быстро, утихомирив гнев гостьи.       — Подождём немного, пока Антон сообщит людям, что я сегодня не выйду. Не хочу светиться с тобой перед народом…       — Стесняешься меня? — прервала мужчину Варвара.       — Нет. Иначе мы просто потратим много времени. Оно нам надо? — устало спросил Иван Геннадьевич. По его состоянию было видно, что воскресный спектакль его очень утомил.       — Да, ты прав, прости. Вижу, что устал. Тебе необходима кровать и зелёный чай, — с сожалением пододвинулась девушка ближе к артисту.       — А может лучше кофе? — засмеялся Ожогин.       — Чтобы расслабиться, нужен зелёный холодный чай, а не кофеин. Тебе необходимо отдохнуть, а не заряжаться бодростью, — заметила Варя.       Мужчина со вздохом откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Мысли его витали где-то далеко. Он ждал, пока Авдеев сообщит о том, что весь народ разбрёлся по домам.       — Иногда это всё так надоедает. Слава, поклонницы, бесконечные однотипные спектакли. У меня ведь совсем нет отпуска. От силы неделя. Слишком востребован, слишком любим. Но всё это не по-настоящему. Меня любят за образы, за роли, некоторые — за голос. А что у меня творится внутри, всем плевать, — выдохнул Ожогин, искренне заглядывая собеседнице в душу.       — Как я тебя прекрасно понимаю. Меня тоже никто не любит за внутренний мир. Всем подавай красивые ноги, тонкую талию и симпатичное личико. А для чего это всё, когда тебя за человека не считают? Чувствую себя куклой, которую все используют. Вот жизнь меня и научила не доверять людям. Именно поэтому я испугалась твоих жестов. Слишком много в моей жизни насилия, — Варя не удержала слёз.       Иван Геннадьевич с сожалением посмотрел на хрупкую девушку. С виду она выглядела такой боевой, хитрой и наглой. Откуда ж ему было знать, что у неё творится в душе, какие травмы её преследуют?       — Мы с тобой друзья по несчастью, — обнял спутницу мужчина. Она до сих пор тихонько всхлипывала, уткнувшись в мускулистую разгоряченную грудь. — Почему-то мне кажется, что именно ты мне и нужна.       Варя утёрла мокрые дорожки и подняла голову. Слова Ожогина прозвучали обнадёживающе.       — Я хотела быть маленькой и беззащитной, а, в итоге, из меня сделали какую-то сволочь! — пожаловалась Варвара Ивану Геннадьевичу.       — Мне кажется, что ты можешь такой быть, — кивнул мужчина.       Девушка широко улыбнулась и крепче обняла кумира. Ей сейчас было так хорошо. Только вот их времяпровождение прервал ворвавшийся в гримёрку Авдеев. Он поспешил было сообщить, что все разошлись, как увидел обнимающуюся парочку.       — Ваня, это кто? Как зовут твою спутницу?       Ожогин закатил глаза и представил девушку партнеру по сцене. Варя была очень недовольна внезапным появлением Антона.       — Будем знакомы, Варвара!       Иван Геннадьевич взял за руку девушку, а в другую вложил цветы, подарки и прочую ерунду. Ключи от машины надёжно расположились в кармане.       — Нам пора, Антон! Скоро увидимся! — попрощался мужчина с другом и повёл Варю на улицу, к машине.       — Кстати, это тебе.       Ожогин выбрал самый красивый букет и вручил его своей спутнице. Девушка раскраснелась от этого милого поступка. Сегодня, пожалуй, она пережила очень много. Оказавшись в её квартире, Варя проводила гостя на кухню и хитро спросила:       — Ну что, кофе?       Артист ухватил девушку за талию и прикоснулся к её губам. По Вариному телу побежали мурашки.       — Крепкий! Нам предстоит долгая ночь! — улыбнулся Иван Геннадьевич.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.