Необходимо 82

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер/Драко Малфой
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP, AU, Учебные заведения, Первый раз
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Небольшая Драрри фантазия. Певепе в чистом виде, ничего лишнего.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
6 августа 2018, 00:17
      По стенам выручай-комнаты снова пробежала рябь — чёртов Поттер никак не угомонится. Драко закатил глаза: этот шрамоносец становится все настойчивее. Что ж, пора преподать ему урок.
Натянув на лицо самую гаденькую из своих ухмылок, Малфой подошёл к двери и обратился к комнате:

— Впусти его

***



— Впусти меня. — как обычно, результат оказался нулевой, — Покажи мне, чем там занимается Малфой. — ничего.

Гарри нахмурился: он перебрал слишком много вариантов и почти сдался.

Внезапно, в стене появилась дверь. Сердце заколотилось как бешеное, и Гарри, не веря глазам, легонько толкнул ее.

***



      Шок в глазах Поттера был непередаваем. Малфой подумал, что вытянутая мина Мальчика-который-всех-заебал войдёт в топ его любимых воспоминаний, который так приятно прокручивать в голове снова и снова.
— Малфой, — гневно выдохнул гриффиндорец.

— Поттер, — Драко явно наслаждался происходящим.

— Что ты здесь, чёрт подери, делаешь?

— Созерцаю твою глупую физиономию, очевидно.

— Ты знаешь о чем я!

— И о чем же? — слизеренец грациозно изогнул бровь.

Хорек явно издевался. Ничего, он выведет его на чистую воду, он заставит рассказать обо всем, он… он утопает в глубине этих глаз цвета штормового моря. Гарри потряс головой, отгоняя наваждение:

— Спрашиваю в последний раз, Малфой. Говори, что ты пытаешься сделать, иначе, клянусь, я схвачу тебя за твои мерзкие патлы и заставлю пожалеть, что ты вообще родился на свет.
Мерзкий хорек издевательски хохотнул:

— А ты уверен, что сможешь это сделать?

— И кто же мне помешает? Твой папочка? — Малфой побледнел, — Ах, нет, как же я мог забыть, твой отец гниёт в Азкабане. — пришёл черед ухмыляться Гарри.

 — Заткнись!

— Оу, конечно, у тебя же есть ещё и мамочка. Но боюсь, она тоже несколько занята. Исполняет... кхм… желания таких же ублюдков, как и твой…

Малфой не дал ему договорить, сорвавшись с места и прижав Поттера к стене.

— Никогда, — прошипел он сквозь сжатые зубы, нависая над Гарри так, что их лица почти соприкасались, — слышишь, никогда, не смей говорить подобное о моей семье.

— А то что, Малфой? — почти не слышно, на выдохе.

— А то. охххх… — Драко удивленно заглянул в изумрудные глаза. — что это?

— Это… — к щекам Гарри прилила кровь.

      Поддавшись неведомому порыву Драко, впился в сделавшиеся столь желанным губы врага. Тот издал глухой стон и жарко ответил, впуская в свои губы влажный язык слизеринца.

В брюках стало в разы теснее. Чтобы облегчить эту сладкую муку, Гарри сильнее вжался возбуждённой плотью в бедра Малфоя. Тот издал животный рык, и не разрывая поцелуй, принялся судорожно расстёгивать рубашку
Поттера. Пальцы заплетались и не слушались, и, наплевав на все, Драко просто рванул ткань в стороны. На пол посыпались пуговицы.

Прохладный воздух комнаты заставил ещё сильнее сжаться и так уже стоящие соски. Кожа покрылась мурашками, пульсация в паху становилась все более невыносимой. От каждого прикосновения словно било током. Разорвав поцелуй, Малфой на секунду замешкался с брюками и опустился на колени.

От этих прикосновений все естество будто завязалось в горячий, мучительно-сладко пульсирующий узел. Кровь в голове шумела, словно бурный поток. Он заглянул серые глаза, ставшие практически черными от расширившихся зрачков, и еле выдавил:

— Прошу, — свой голос казался таким чужим, приглушенным, словно звучал издалека, — пожалуйста…

Зубы заскрипели, когда брюки вместе с бельём оказались на полу. Пальцы сжали его плечи так, что побелели костяшки. По спине одна за другой скатывались капельки пота.

— О, Гоосподи, даааа… — глаза закатились. Стоны, которые он больше был не в силах сдержать заполнили тишину комнаты, — Маааалфой…

Как же горячо. Твёрдый язык порхал, лаская член, слизывая обильно выделяющуюся смазку. Боже, ещё немного и он просто взорвётся.

Никогда в жизни Гарри не испытал ничего подобного. Он был готов отдать все, что угодно, лишь бы это мгновение никогда не кончалось. Сам того не замечая, он обхватил голову Драко, зарывшись пальцами в мягкие пряди, насаживая на ставшую каменной плоть.

Ещё немного, ещё чуть-чуть, и…

Драко резко отстранился, и выпрямился, вызвав разочарованный возглас.

— Нет, нет, — полувсхлипы — не останавливайся прошу.

— Тсссс, доверься мне — жаркий шёпот прямо в ухо. Повели этот голос прыгнуть в пропасть, он бы не раздумывая сделал это.

Сильные руки властно развернули его и легли на ягодицы, раздвигая их.

Ещё пару мгновений, и Малфой вошёл, заставив его выгнуться в дугу, цепляясь пальцами за прохладную шероховатую каменную стену.

Первый толчок заставил его испытать мучительную боль и вместе с тем самое невероятное наслаждение, в его жизни.

Каждая следующая фрикция поднимала его все выше и выше. Возбуждённый шёпот и низкие грудные стоны Малфоя, сводили с ума…

— Малфой, — тихий выдох, а затем ещё тише, — Драко

Драко зарычал, и исступленно впился в губы Гарри. И, прижавшись ещё сильнее, ускорил темп.

Ещё пара движений и ослепляющий, сжигающий оргазм одновременно накрыл их.

Гигантская волна, захлестнувшая их обоих. Волна грозившая вот-вот потопить.

Драко уткнулся в шею Гарри, прижимая к себе, не в силах открыть глаза.

В этом мире не осталось ничего. Их жизни сжались и обесцветились, оставив только этот миг — только они двое, слившиеся воедино.

Так запретно, так правильно, так необходимо.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.