Прощение и прощание: Рассвет после мышиной бойни

Джен
R
В процессе
4
Размер:
планируется Макси, написано 10 страниц, 1 часть
Описание:
Обстановка в мире накаляется. Шестерни огромного механизма-правительства износились и дают осечки. Что способно помешать почти начавшейся новой мировой войне? Это точно не под силу команде Спасателей... У них нет ни единого шанса!
Посвящение:
Посвящаю эту работу фэндому "Чип и Дейл спешат на помощь" и моему любимому мультсериалу детства про команду Спасателей.
Также благодарю Криса Фишера, автора комикса "Of Mice and Mayhem" (http://cdrrhq.ru/comics/of-mice-and-mayhem-na-anglijskom/kris-fisher-mb-angl-000/?notitle=1), и Дмитрия aka Гиротанка, автора фанфика "Мыши после бойни" (https://ficbook.net/readfic/814367).
Без их работ этот фанфик не появился бы на свет.
Примечания автора:
*Присутствуют все вырезанные части "Рассвета" и ряд сцен, проливающих свет на неясные детали и моменты оного.
*Все имена и совпадения с реальностью случайны.
*Напоминаю, что каноничные персонажи являются собственностью компании "Walt Disney" и используются без их разрешения исключительно для развлечения.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 1 Отзывы 1 В сборник Скачать

Пролог. «Сломанные игрушки»

Настройки текста

Интерлюдия первая

Сколько было всего… Сколько дыма только бы не видеть мира сего, И сколько вынесено Они говорили: «Сынок, ты не от мира сего» Сколько было всего, Но только всё мимо, помимо стихов из мира сего. Все вроде выросли, но так и не смылось клеймо «Ты не от мира сего» ©Oxxximiron — Не от мира сего (2012)

Пролог — «Сломанные игрушки»

Италия. Город Гор-Сели. Тихий июльский вечер задолго до образования Штаба Спасателей       Ветвь дуба плавно покачивалась вниз-вверх, обдуваемая лёгким летним ветерком. Двое сидели на ней и любовались видом на засыпающий провинциальный городок. Молодой крыс в коричневой лётной куртке робко касался маленькой мышки кончиком своего хвоста, так и не решаясь ничего сказать.       Порывы ветра стихли и больше не трепали ветви столетнего древа. Лишь едва ощутимые вздохи природы слегка развивали угольно чёрные волосы мышки. В свете городских фонарей она виделась ангелом, который снизошёл на землю. Каждое мгновение рядом с ней казалось вечностью.       — Нарцисс, — робко молвила мышка. — Если нас кто-нибудь увидит…       — Роза, вокруг ни души, — неуверенно проговорил себе под нос крыс.       — Моя тётя уже заподозрила что-то. Нам нельзя…       — Роза, — голос Нарцисса предательски дрогнул. — Она ничего не знает.       — А если узнает? Я не хочу, чтобы из-за меня ты пострадал.       Нарцисс медленно набрал в лёгкие воздух. Куртка на груди разошлась, показав белую водолазку с высоким воротом.       — Мы не можем всё время жить в страхе. Это как минимум непозволительно для моей чести.       — И всё равно. Нам нельзя вот так сбегать из своих домов и врать родителям.       — Но они запрещают тебе летать!       — Поэтому что они боятся за меня! Я их единственный… — мышка тихо заплакала, заставив сердце Нарцисса сжаться.       — Роза… — им вновь овладело оцепенение, парализовав всё тело до кончика хвоста. К горлу подступил ком, не позволяя закончить предложение.       — Я… Я сама не знаю что мне делать, — сквозь слёзы проговорила мышка. Её тихий плач рвал душу крысу всё сильнее с каждым вздохом.       — Прости меня, — прошептал Нарцисс.       Роза склонилась к ветви и уткнулась в неё розовым носиком. Её бежевая куртка на спине подрагивала в такт коротким вздохам. Плач превратился в беззвучное рыдание.       — Я отведу тебя домой, — ласково сказал крыс.       — Оставь меня здесь, — мышка слегка отстранилась от него. — Нас не должны видеть вместе.       — Исключено. На улице слишком темно и опасно.       — Я дойду сама.       Нарцисс положил свою ладонь на вздрагивающую куртку и легонько погладил. Казалось, тепло его передней лапы согрело её полностью. Мышка подняла голову и развернулась заплаканным лицом к крысу. Она крепко сжала губы в розовую линию, поблекшую в месте смыкания.       — Слёзы тебе не помогут, — в голосе Нарцисса промелькнули стальные нотки.       Роза кратко кивнула и, после секундного замешательства, резко обняла его. Крыс расставил лапы в стороны, но потом ответил на объятия мышки.       Они просидели так до глубокой ночи, пока на улицах не погас последний фонарь. Гор-Сели утонул во мраке летних сумерек.       Мышка успокоилась. Нарцисс даже подумал, что она уснула, но Роза обняла его крепче и тихо шепнула:       — Нам пора, дурачок.       Крыс обнял её так крепко, как только мог. Пытался стать с ней одним целым, нерушимым. Хотя бы на несколько мгновений.       — Пошли домой, — шепнул он ей на прижатое к голове ушко.       Идти пришлось вдоль бордюра автомобильной дороги через весь город. Путь до звериных трущоб, где жили семьи Розы и Нарцисса, был не близкий и очень опасный. Особенно ночью.       Крыс накрыл мышку своей курткой, а передвигались они в обнимку. Из-за дальних перелётов у Нарцисса выработалась обычная для лётчика привычка водить глазами вдоль горизонта. Так он не давал взору фокусироваться на одном объекте и потерять бдительность. В ночное время приходилось ещё и вращать головой, напрягая слух.       По дороге периодически проезжали автомобили, ненадолго освещая фарами путь. Но это создавало и дополнительный шум, который мог запросто спрятать крадущуюся в ночи кошку.       Нарцисс поймал краем глаза движение у другой обочины. Испуганный до дрожи лётчик резко развернул голову налево. Опасения подтвердились.       — Роза, — прошептал он, — До следующего водостока всего пару метров.       Мышка встрепенулась, тем самым спровоцировав кошек.       — Бежим! — завопил крыс.       Роза пискнула от испуга, когда прямо за ними приземлился огромный чёрный кот. Ноги понесли грызунов, словно ракетные ускорители.       Опомниться они смогли лишь в канализации. Крысы, населявшие подземелье Гор-Сели, побежали врассыпную, увидев настоящий водопад из бродячих кошек. Через водосток хлынула живая разномастная масса.       Однако, крыс они явно недооценили. Серые тушки, словно по приказу, бросились в канал сточных вод. Недавний ливень лишь усилил эффективность такого манёвра.       — В воду, Нарцисс! — воскликнула мышка.       Крыс, не задумываясь, ринулся в зловонную жижу. О своей панической боязни воды он даже и не вспомнил.       Кошки у берега выгибались в спине и злобно шипели. Разочарованная орда могла только провожать голодным взглядом свою уплывающую добычу.       — Расстроились, котята! — радостно кричала Роза. — Но я не для того так долго шла, чтобы стать чьим-то ужином.       — Да… Велико… лепно… — барахтаясь и выплёвывыя сточную воду проговорил крыс-лётчик. Аквафобия начинала давать о себе знать, что изрядно рассмешило мышку.       Из воды они выбрались только у люка номер шестьдесят. Именно около него находились родные трущобы.       Продрогшие и насквозь вымокшие в сточной зловонной воде грызуны направились к выходу в город.       «Мы могли погибнуть от лап котов, а теперь нам светит липкая и вонючая смерть от переохлаждения! — всё била в голове Нарцисса неприятная мысль. — Роза чуть не погибла… из-за меня! Теперь она точно не захочет меня видеть…»       — Если бы не ты, меня бы разорвали эти злобные твари! — вспылила мышка, словно в ответ на размышления крыса. — У них в голове одни инстинкты! Ни капли сострадания!       Крыс даже и не знал что ответить. Благо, до дома оставалось всего пару шагов.       Стоя у порога норы родителей Розы Нарцисс смотрел в потолок. Так ему было проще спрятать слёзы радости за благополучное завершение этого сумасшедшего дня. Белая водолазка стала серой от грязной воды. Шерсть крыса на открытых участках слилась и теперь он проходил на выдру с слишком острой мордой.       Мышка, словно привидение, была размытым от слёз силуэтом перед ним, опустив передние лапки, сжатые в замок.       — Вот ты и проводил меня, Нарцисс. — тихо заговорила она.       — Прости, ведь из-за меня ты чуть не погибла… Знаю… это вовсе не шутки и твоя мать бы меня за это…       — Тсс… Не слова больше, — нежно шепнула мышка. — Ты спас меня. И это сейчас главное.       — М-да, поскорее принять горячий душ. Вот что главное, — неловко попытался пошутить крыс.       — Умеешь ты портить момент, — заулыбалась Роза и крепко обняла его. — Ну почему мы понимаем, несколько нам кто-то дорог, когда жизнь висит на ниточке?       Она подняла голову и встретилась с Нарциссом взглядами.       — Роза, я… — остаток фразы утонул в нежном поцелуе. Они слились в одно целое. Растворились друг в друге, забывая о грязной шерсти и пропахшей нечистотами одежде. И само Время остановилось, не смея нарушить их единение.       Открывая входную дверцу, Роза развернулась к Нарциссу, протягивая ему лётную куртку.       — Ты будешь свободен в понедельник? Думаю, у меня получится посетить аэродром.       — Конечно. Тебя всегда рады там видеть! — радостно ответил крыс, прижав к груди свою мокрую куртку.       — Тогда до понедельника, — мышка нежно улыбнулась. — Беги домой! Простудишься ещё.

***

Не от мира сего, лишний как чернила с пером Как будто кто-то вырыл зерно или вынул звено Из цепи, где каждый образцово-показательный…

      Выходные тянулись для Нарцисса мучительно долго. Каждая минута длилась, казалось, несколько часов, а ожидание скорой встречи в понедельник лишь усугубляло обстановку.       Чтобы хоть как-то отвлечься, крыс решил пойти на полёты. Его постиранная лётная форма не успела полностью высохнуть за ночь, а летать в повседневной одежде ему не позволяла гордость. Да и кто пустит на закрытую территорию аэродрома простого прохожего крыса. Такие случаи имели место, когда небольшая пригородная авиабаза грызунов была только основана. На самолётах мог полетать любой желающий, но только в качестве второго пилота или пассажира. Находились хитрецы, которые где-то доставали лётную спецодежду и выдавали себя за лётчиков. Однако, после потерь и без того малого количества самолётов, пропускной режим был ужесточён.       Нарцисс, развлекая себя мыслями о развитии авиабазы, снимал с верёвок коричневую куртку и плотные серые штаны. Мокрые участки были темными и до мерзости влажными на ощупь. Крыс без особого энтузиазма расстегнул домашний халат, с подозрением поглядывая на невысохшую одежду. Как он и подозревал, ткань в подмышках и на поясе прилипала к шерсти.       — Да какого чёрта? — заговорил Нарцисс, брезгливо трогая мокрые места. — Почему я никак не соберусь раздобыть сменный комплект?       Не без труда облачившись в свой лётный костюм крыс собрался отправиться в путь. До аэродрома грызунов, без малого, было два часа пешей прогулки по не самым благоприятным для него районам города.       Полёт его фантазии остановил стук в дверь. Нарцисс встрепенулся и медленно вошёл в прихожую.       — Нори, я знаю что ты дома, — раздался из-за двери спокойный голос отца. Дон Догерети имел не типичный для здешних грызунов французский акцент. — Я звонил дежурному по аэродрому и тебя там не видели уже три дня. У нас дома твоего хвоста не появлялось больше недели, поэтому старик решил навестить своего блудного сына сам.       Промедление с открытием двери могло плохо кончится, поэтому Нарцисс поспешил к двери.       — В чём дело, сынок? — вместо приветствия спросил отец.       Сын ничего ему не ответил, лишь потупил взор в пол.       — Роза? — отец смотрел на Нарцисса в упор. — Как там говорят русские, Нори? Первым делом — самолёты, так?       Дон Догерети зашёлся громким смехом. Нарцисс поднял взгляд на отца и вытянулся струной.       — Пап, я собираюсь уйти.       — И куда ты собрался? — Дон вытер массивной ладонью слезинки с уголков глаз. — Не хочешь поделиться со своим стариком?       — Честно не знаю, главное — подальше. Хоть с теми же русскими улететь, — Нарцисс отошёл на кухню и быстро вернулся в прихожую с бумажным свёртком. — Чуть не забыл…       Сын протянул отцу свёрток.       — Табак из Австралии, — прокомментировал Нарцисс. — Неделю назад снова прилетал тот мыш-путешественник.       — Старина Рокфор, — Дон принял подарок и кивнул. — Ходят слухи, что этот малый объездил весь Белый свет.       — Для меня он навсегда останется тем, кто смог избавить нас от того быка… и неопытным лётчиком, который всякий раз ловит «козла» на посадке, — улыбнулся Нарцисс.       — Не всем же летать, как Гиго, верно? — отец похлопал сына по плечу и спрятал табак во внутренний карман своего пальто. — У меня для тебя тоже кое-что есть. Подожди секунду…       Дон открыл входную дверь и затащил в прихожую большую коробку. В нос Нарциссу резко ударил запах Чеддера.       — Немного сыра с нашей фабрики для моего отпрыска. И не вздумай даже пытаться отказать. Мать настойчиво меня просила.       — Право, пап! Не стоило. Мне как-то неловко…       — Ничего не хочу слышать, — Дон Догерети ласково улыбнулся сыну и закрыл входную дверь на щеколду. — У меня ещё кое-что есть для тебя, — он заговорщецки огляделся и поманил сына указательным пальцем.       Нарцисс подошёл вплотную к отцу и слегка наклонился.       — Недавно говорил с братьями Хакренч. Теми самыми, — Дон медленно кивнул, подчёркивая тем самым серьёзность разговора. — Они начали основывать целую базу у себя на родине. Им нужны толковые лётчики, которые смогут помочь с обучением новобранцев и подготовить настоящих специалистов. Они даже ввели систему званий и сетку должностей. Грядёт что-то, а я знаю, что ты любишь такие мероприятия, сынок.       Нарцисс выпучил на отца глаза.       — Я могу пойти с ними?       — К сожалению, они уже улетели, — отец покачал головой. — Но ты можешь их найти в Штатах.       — Ты отпустишь меня? — с мольбой в голосе спросил Нарцисс.       — Попрощайся с матерью, сынок, — вместо ответа сказал отец. — Загляни к нам перед вылетом и мы тебя не будем здесь держать. Для нашей семьи будет честью, если ты будешь летать бок о бок с настоящими асами своего дела.       Нарцисс был потрясён таким заявлением своего папы. Он ещё не знал, что Дон когда-то тоже был таким же молодым и прекрасно понимал его чувства к молодой мышке из бедной семьи.       Отец и сын Догерети вместе вышли из дома Нарцисса. Всю дорогу до аэродрома они обсуждали, как проще покинуть Италию и на чём будет надёжнее добраться до Америки.

***

С этим миром связь проходит строго по касательной…

      — Роза, ты идёшь?       — Да, я готова, — мышка подняла свою сумку и закинула её за плечо.       В прихожей её давно ждали мать и отец. Измученный внешний вид родителей всегда заставлял Розу вновь задуматься о целесообразности намерений сбежать от них.       — Мы уже давно должны быть на рынке, солнышко, — ласково проговорила её мама. — Если мы упустим начало торгов, то все наши покупатели уйдут к этим монополистам Догеретти.       — Тогда снова придётся весь месяц есть трухлявые опилки, дорогая, — невесело усмехнулся отец и взвалил себе на спину объёмный тряпичный мешок. — Пойдём, золотце.       На зверином рынке Гор-Сели можно было найти всё. Здесь предприимчивые крысы, мыши и белки торговали предметами роскоши, одеждой, готовой едой, оружием, наркотиками, табаком, алкоголем, а некоторые предлагали и себя за весьма скромную плату. Каждый божий день сюда стекались все «сливки» звериного общества города и безопасность данного мероприятия обеспечивал клан Дона Догерети. Крысы-мафиози брали процент от прибыли каждого торговца за обеспечение «крыши» и места на рыночной площади, они были весьма строги с теми, кто, по их мнению, слишком наглел и осмеливался просрочить оплату. Однажды на глазах у Розы громилы Дона разнесли на куски весь товар и небольшую лавочку очень старой и подслеповатой белки Ширли. У бедняги схватило сердце и она повалилась грудью на осколки своей же самодельной посуды. Её тело оставалось нетронутым в знак назидания остальным, что шутить с Догерети не стоит.       Родители Розы — Фиона и Талли Осфорды — выращивали и сушили табак на продажу. Это единственное, чем они могли себя прокормить после трагедии. Отец семейства Осфордов несколько лет назад был владельцем единственного в Гор-Сели цирка хищников. его представления собирали целые аншлаги, но один неудачный инцидент с куницей унёс жизни множество зрителей-грызунов, в том числе — брата и сестры Розы. Если бы не любовь Дона Догерети к табаку, который был в дефиците, и не стремление других грызунов подражать влиятельным персонам, то семье Осфордов пришлось бы очень туго.       Мать и отец Розы спешили достать и разложить весь товар на места, как только они подошли к своей лавке. Рынок кипел от живой массы продавцов и посетителей, всюду были слышны бурные обсуждения, разговоры и крики зазывал. Через весь этот шум слух Розы уловил знакомое жужжание и нарастающий свист.       «Сегодня полёты!» — радостно подумала мышка и устремила взгляд в небо.       Сквозь нижний слой облаков вынырнул самолёт звериной авиабазы. Изображение красной крысиной головы под фонарём лётчика грозно смотрело сверху на случайных зрителей, столпившихся на площади рынка.       — Командир, вижу полосу! Не проворонь, как обычно! — закричал с заднего сиденья штурман Фош.       — Понял, — кивнул Нарцисс, наклоняя ручку управления вправо.       Самолёт взял крутой крен на правый борт и стал стремительно снижаться. Нарцисс крепко схватился за ручку управления и потянул на себя, стараясь приложить максимум усилий. Стальная птица неохотно вошла в крутой разворот, ревя моторами.       — Полоса под нами, чёрт подери! Снова ты за старое! — вновь раздался голос штурмана, который пытался перекричать канонаду двигателей.       — Держись крепче! — рявкнул Нарцисс, закладывая самолёт в мёртвую петлю.       Толпа зрителей взорвалась аплодисментами, когда летучая машина стала чертить в воздухе круг, высоко задрав нос.       Самолёт начал лететь вертикально вниз. Рёв пропеллеров перерос в громовой раскат. Нарцисс увидел в зеркалах заднего вида, как позади него чёрная голова крыса Фоша приобрела бледно-синие оттенки. Прямо перед ним стремительно приближалась ровная линия посадочной полосы. Лётчик изо всех сил потянул на себя ручку управления, вдавив её до упора. Щёлкнул тумблер посадочных закрылок. Колёса шасси лишь на мгновение коснулись земли и затем снова поднялись в воздух.       — Слишком быстро, командир! — кричал штурман. — Нам не хватит полосы!       Нарцисс снова потянул на себя ручку управления, отрывая самолёт от земли.       — У нас мало горючки! — расслышал сквозь шум свой голос Нарцисс. — Если со второго раза не выйдет, то мы свалимся!       Ответ Фоша лётчик не расслышал, но смысл уловил.       — Без паники, дружище! Всё идёт по плану! — подбодрил он своего штурмана.       Но на второй заход пришёлся сильный порыв бокового ветра. Самолёт таки выкатился за границу посадочной полосы и Нарцисс снова дал полный газ.       — Ты нас угробишь! — проскулил штурман.       — Убрать закрылки! — вместо ответа скомандовал лётчик.       Фош послушно выполнил команду дрожащими от напряжения лапами. Стальная птица стала увереннее набирать скорость, отрываясь от земли и пожирая остатки топлива.       — Пройдём на предельно малой над рынком, затем я развернусь на обратнопосадочный курс, — спокойно проговорил Нарцисс своему штурману.       — Понял, командир, — ответил Фош с неприкрытым презрением в голосе.       — О, как! — отец Розы в удивлении поднял брови. — Интересно, кто там за штурвалом?       Роза знала ответ. На чёрном самолёте с изображением красной крысиной головы летал Нарцисс с его ворчливым штурманом Фошом.       Толпа зевак разом охнула, когда стальная птица пролетела в полуметре над площадью рынка, сдувая воздушным потоком всё, что оказалось позади самолёта. О землю разбивалась глиняная посуда, рассыпались собранные тяжким трудом фрукты и ягоды, разлеталась и пачкалась в пыли одежда, некоторые продавцы и покупатели оказывались заваленными обломками лавок и палаток. Сверху ровный квадрат рыночной площади предстал, словно, перечёркнутым широкой кистью художника, творящего в стиле ташизма.       — Полосу вижу! — радостно воскликнул Нарцисс.       — Видел бы ты, что произошло на рынке… — мрачно пробубнил Фош.       — В смысле?       Нарцисс посмотрел через плечо на штурмана.       — Да так, ничего особенного. Просто снёс пару… десятков палаток.       У Крыса-лётчика отвисла челюсть.       — Ты за полосой следи! — фыркнул Фош. — Не хватало ещё самолёт разбить.       Нарцисс попытался отогнать все мысли о происшествии на рынке и сконцентрироваться на посадке.       — Закрылки, — сухо скомандовал лётчик.       — Отказ, — не менее сухо ответил штурман.       — Шасси.       — Выпущены.       — Сбавляю обороты.       — Нет смысла, Нори. Двигатели встали.       Лётчик испуганно осмотрел оба винта. Лопасти замерли, а шум моторов давно стих.       — Сейчас или никогда, Фош! Прыгай!       — Сдурел? Мы же…       Резкий хлопок не дал штурману закончить предложение. Нарцисс поставил своё кресло на предохранитель и дёрнул ручки катапульты. Фош вылетел из кабины, как пробка из бочки. В небе повис одинокий парашют, похожий на семечко одуванчика.       — О, Дева Мария! Ты помогаешь людям, так помоги одному паршивому крысёнышу посадить этот проклятый самолёт!       Нарцисс слился со стальным корпусом, ощущая каждую заклёпку на обшивке крылатой машины. Это не по носовому обтекателю бьёт встречный ветер, а прямо по его лицу. То были порывы воздуха, ворвавшиеся в кабину через отделившуюся при катапультировании штурмана часть фонаря кабины. Но лётчику казалось, что он просто стал частью самолёта.       Заднее колесо коснулось земли. Затем оба передних. Стальная птица, виляя хвостом, катилась по посадочной полосе. После остановки Нарцисс не смог самостоятельно выбраться из кабины. Конечности отказывались слушаться хозяина, от стресса поднялось давление и нестерпимо шумело в ушах. Чья-то сильная рука выдернула его из чрева самолёта.       — Доигрался, Догерети! — голос доносился откуда-то издалека.       Сидя на посадочной полосе, Нарцисс повернул голову на источник звука. Над ним стоял управляющий аэродромом крыс Майк в сопровождении трёх пилотов звериной авиабазы.       — Отец тебе тут не поможет! Слышишь?! Ты отстранён от полётов, Догерети! Отстранён навсегда!

***

      К звериному рынку стягивались сотни подземных жителей Гор-Сели. Толпа зверей кипела и бесновалась. Виновного в погроме вот-вот должны были доставить в самый центр разрушений, которые он учинил.       — Убийца!       — Ублюдок!       — В яму его!       — Ты позоришь семью!       — Детоубийца!       — Ты разрушил мою жизнь!       Небо было с Нарциссом более дружелюбно, нежели пострадавшие по его вине звери. В небе он был наедине с могучей стихией, которую удалось обуздать. Но буйство разъярённой толпы укротить так просто не удастся.       Отстранённого лётчика тащили под руки его бывшие товарищи. Ноги крыса волочились по земле, натыкаясь на осколки посуды, а голова была опущена на грудь.       — Нет прощения… нет прощения мне… — повторял и повторял Нарцисс себе под нос, словно в бреду.       — Убийца! Убийца! Убийца! — в один голос ревела толпа.       Права нога крыса зацепилась за большой деревянный обломок рыночной лавки. Острая кромка сломанной доски разодрала кожу и на землю брызнула кровь. Но сын Дона Догерети не чувствовал ничего, кроме страха перед неизвестностью. Его не покидала мысль о том, что из-за своего глупого поступка он мог навредить Розе и её родителям.       Под прикрытием общего негодования толпы грызунов, небольшая, но очень матёрая и злая стая уличных котов приблизилась вплотную к звериному рынку Гор-Сели. Возглавлял отряд хищников седовласый самец Клык. Его тощее, жилистое тело с большими проплешинами и дырявыми ушами бесшумно ползло брюхом по земле впереди всех.       — Мр-р-р-сейчас! — довольное мурчание Клыка переросло в пугающее шипение за одно мгновение.       На рыночной площади, пострадавшей от низкого пролёта самолёта Нарцисса, началась бойня. Громилы Догерети быстро среагировали на угрозу, но это не сильно помогло. Кошки пришли не для того, чтобы поймать себе на завтрак парочку грызунов. Они целенаправленно и методично убивали всех: белок, кротов, бурундуков, песчанок, мышей… крысы ликвидировались с особой жестокостью и цинизмом.       — Дон, уходите! — кричал один из громил-охранников, отбиваясь дубиной от двух облезлых котов. — Уходите, Дон!       — Держать их, орлы мои! Стоять насмерть! — громогласно крикнул глава клана Догерети. — Майк! Отправь посыльного на аэродром, пусть приведёт помощь! Быстрее!       Управляющий аэродромом молча кивнул. Он бегло осмотрел площадь и увидел трёх пилотов с разорванными глотками.       — Да чтоб вас всех… — досадно протянул Майк и побежал со всех ног за помощью сам.       Медленно, но верно, охрана рынка оттеснила дерзких котов немного дальше одного из выходов. Выжившие продавцы и посетители ринулись живым потоком к спасению. Отец Нарцисса, несмотря на весьма преклонный для крыса возраст, лично участвовал в обороне, пока на него не вышел сам Клык.       — Это очень подло. Даже по вашим меркам, блохастый! — Дон встал в стойку боксёра и вошёл в смертельный круговой танец с котом, глядя хищнику в его единственный видящий глаз.       — Не тебе меня учить, крыса, — взгляд Клыка источал слепую ярость. В нём не было ни капли сострадания или жалости. Только злоба и жажда мести. Испачканая в свежей крови шерсть на подбородке кота лишь прибавляла его образу зверства.       — Р-р-р-ра! — отец Нарцисса нацелился в наглый глаз Клыка, совершая отчаянный прыжок в его сторону.       На долю секунды звериный рынок застыл от вопля боли. Ослепший кот принялся яростно махать лапами перед собой, разрывая обидчика, который вцепился ему в морду мёртвой хваткой.       Нарцисс с трудом понямал, что происходит вокруг. Небо над ним было кристально чистым. От почти сплошной облачности не осталось и следа. Гладкая голубая лазурь занимала всё видимое пространство. Отовсюду слышался пугающий и, одновременно, завораживающий шум. Крики котов плавно перетекали в писк крыс и мышей. Скрежет когтей переростал в глухие удары дерева о плоть.       Когда всё стихло, тишина очень сильно стала давить на сознание крыса. Нарцисс просто лежал на спине, не в силах пошевелить даже кончиком хвоста. Его бросили в самом центре рыночной площади, когда пришли кошки… Целую вечностью назад тут было множество живых существ. Теперь здесь ходила лишь старушка-смерть.       Окрашенная в тёмно-багровый цвет земля превратилась в непроходимое болото. Устойчивый запах крови проникал через носоглотку на язык, где привкус металла вызывал рвотные позывы всё сильнее и сильнее… и некуда бежать… некуда прятаться…       Две мощные лапы изъяли Нарцисса из объятий Смерти. Багровая жижа отчётливо чавкнула, отдавая тело крыса его спасителю.       — Пойдём-ка отсюда, дружище, — задыхаясь проговорило оранжевое существо с большими ушами. — Один живой! Санитра сюда! Где, чёрт подери, санитар?!

***

Пока ссадины ныли, грел песчаный карьер И с кем бы не общался сейчас, ощущаешь барьер И ты вроде вполне здоров, но роясь в себе подробно Всё проводишь бесплодный поиск себе подобных…

      Вечером в день, который потом назовут «Красной субботой», был созван совет мафиозных кланов Гор-Сели в одной из тайных. Место погибшего на рынке главы семьи Догерети занял старший сын Энтони. Он во всём обвинял своего младшего брата, не переставая кричать, и призывал всех изгнать его из города.       — Мой отец пригрел на груди змея! — надрывался Энтони, брызгая слюной. — Этот ублюдок недостоин нашей семьи и должен быть вышвырнут сегодня же!       — Эн, Эн, успокойся, — глава клана Орни, мышей-наркобаронов, тщетно пытался успокоить старшего брата Нарцисса. — Во-первых: где гарантия, что кошки от нас сразу отстанут? Во-вторых: он твой брат, Энтони, а в семье не принято выносить сор из норы. И в-третьих: ты ещё мал и глуп, и не видал больших проблем, сынок.       — Мне плевать на этого предателя, при всём моём уважении к традициям, ясно? — речь Клауса Орни явно не понравилась Энтони. — Не ваши мыши сегодня погибли, Клаус.       — Как мне известно из моего надёжного источника, Нарцисс действительно повинен, — в дискуссию влез крот Винс, глава семьи торговцев алкоголем. — Младшего Догерети недавно видели в компании девчонки Осфордов. В каналищацию за ними пришла целая свора уличных котов, настроенных крайне агрессивно и…       — Это прямое доказательство! — ликовал Энтони. — Считаю, что моего брата нужно изгнать. Заметьте, я не желаю ему зла и не собираюсь отдавать на растерзание котам. Я лишь хочу избавить всех нас от нависшей угрозы, которую навлёк Нарцисс со своей подстилкой.       — Выражения подбирай, сопляк! — Клаус резко сменил свой тон. — Осфорды самые уважаемые из местных жителей и я не потерплю любых оскорбления в их адрес!       Новый глава семьи Догерети зашёлся громким хохотом:       — Они то да! Уважаемые! Вырастили такую чудесную дочурку!       — Успокойся ты! — Клаус резко сменил гнев на милость и посмотрел прямо в глаза Энтони. — Изгнание твоего брата за, как ты сказал, предательство недопустимо, НО! Также недопустимы и межвидовые отношения. Мы сможем гнать прочь дочь Осфордов вместе с Нарциссом за их запретную любовь, а тебе нужно прямо сейчас выйти на переговоры с Клыком и договориться о возобновлении перемирия.       — Реда возьми с собой, — вставил слово Винс. — На этого лиса можно положиться.

***

Ты — такой, и не примет стая Мы Питеры Пэны из пены дней — мы растём, но не вырастаем Бредя по одноколейке Микроавтобус уходит в микрорайон — видно, Бог играет в модельки…

      Ветвь дуба плавно покачивалась вниз-вверх, обдуваемая лёгким летним ветерком… На ней больше никогда не сидели те двое — крыс в коричневой лётной куртке и маленькая белая мышка. Люди тихого провинциального городка не подозревали о настоящем геноциде грызунов у них под ногами. Подпольная империя Догерети пала. Мелкие крысиные общины и мышиные семьи бежали прочь, гонимые озверевшими бродячими котами, которых сильно разозлило поведение нового мафиозного лидера грызунов. Жадный до власти Энтони изгнал своего родного брата куда подальше, а после, в самой наглой форме, склонял ослепшего Клыка к миру. Матёрый кот без глаз разглядел сущность самой настоящей крысы, коей Энтони и являлся во всех смыслах. Одно ловкое движение лапой прервало тщеславную речь сына Дона и жизни нескольких его охранников. Лис Ред не посмел мешать порядку естественного отбора на переговорах и поспешил к речному порту, откуда должен был отправляться грузовой теплоход в сторону Тирренского моря. Нарцисс с Розой давно ждали его на борту.       Далеко, за Атлантическим океаном, на берегах Нового Света пришвартовалось грузовое судно. Пока матросы занимались подготовкой к разгрузке, на землю Северной Америки спустились три пары мохнатых лап. Ред осторожно поместил двух грызунов себе на холку:       — Держитесь крепче! — молодцевато воскликнул лис и помчался во все ноги в сторону Нью-Йоркского городского парка — прямо через забитые людьми и автомобилями улицы.       — Нарцисс Догерети, я полагаю? — усы на мордочке мыша изогнулись от удивления. — Про твоего отца мне много всего рассказывал старина Рокфор.       — Да, сэр. Дон Догерети — мой отец, — Нарцисс нервно елозил на стуле в кабинете командира мышиной эскадрильи, стараясь смотреть в глаза офицеру-лётчику. — Вас было не так просто найти, сэр.       Мыш добродушно усмехнулся и встал из-за стола.       — В нашем деле, сынок, маскировка — залог успеха и выживания. Кто тот лис, что принёс тебя? Он не опасен?       — Да что вы, сэр! Ред — настоящий друг. Даже получше некоторых не хищных зверей.       — Хорошо, — офицер обошёл свой письменный стол по широкой дуге и положил переднюю лапу на плечо крыса. — Помощь нам нужна, сынок. Вот только… крыс мы берём лишь для обслуживания наших самолётов и не более того.       Нарцисс поднялся со стула и бросил смелый взгляд в лицо мышу-лётчику.       — Я смогу доказать вам, что способен пилотировать не хуже мыши, лейтенант Хакренч! Дайте мне всего один шанс!       Усатый мыш слегка опешил от самоуверенности Нарцисса, но его глаза снова стали по-отцовски добрыми.       — Хорошо, сынок! Считай, Гиго Хакренч за тебя замолвил словечко перед командиром.       Мордочки и крысы, и мыша почти синхронно исказились от улыбки.       — Спасибо, сэр! Огромное Вам спасибо! — Нарцисс не выдержал бурю эмоций и крепко обнял офицера за плечи. — Спасибо!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты