Пункт отправления - предательство. 1159

TMR7 автор
Nan90 бета
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
После битвы с Темным Лордом в Гарри попадает никому не известное заклинание, от которого наш герой становиться калекой. Не имея возможности ходить, Поттер уже и не надеется на поддержку лучших друзей, ведь те про него попросту забыли. Последней каплей для мага становиться разговор, который изменил его мировоззрение. Не выдержав предательства, Гарри совершает самоубийство, но Смерть даёт ему ещё один шанс начать все сначала...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
До половины второй главы повествование очень депрессивное, дальше - веселее.

13.08.2018 - №12 в топе «Слэш по жанру POV»
№4 в топе «Слэш по жанру Даркфик»
№16 в топе «Слэш по жанру Психология»
№8 в топе «Слэш по жанру Фэнтези»

9. О торте с вишенкой, тайнах и опасном подарке.

27 августа 2018, 10:56

Теперь роли изменились, всё кончено, Опалив пальцы, я начинаю заново. Теперь я спустился с небес на землю, стал старше, Ищу для себя новую опору. Foals — London Thunder

Большое душное помещение, старые парты и стулья, плотные занавески, не пропускающие ни единого луча солнца и над этим всем учительский стол, стоящий на своеобразном пьедестале. Кабинет профессора Квиррелла не блистал дорогой мебелью и свежим воздухом, но самому мужчине было все равно что на свой кабинет, что на учеников, находящихся в нем. Даже если бы они умерли, задохнувшись вонью чеснока, Квиррелл бы только печально вздохнул и продолжил свою работу. Хотя нет, он бы даже не вздохнул. Том Риддл не любил детей. Все равно какого возраста они были: старшекурсники или даже годовалые малыши. Они все в одинаковой мере вызывали у него желание кинуть шальную Аваду. Но он терпел, всю жизнь терпел и только один раз позволил себе воплотить в реальность свою маленькую мечту, за что сейчас и расплачивается. И это уж никак не повлияло на его отношение к этим маленьким крикливым созданиям, разве что оно стало более негативным. Причин возникновения неприязни к детям было много… Взять хотя бы тех жалких недоносков, что росли в магловском приюте вместе с будущим Темным Лордом. Отвратительные, постоянно нарушающие дисциплину, в грязной порванной одежде, и среди них как белая ворона — Том Риддл или, как его величали эти же дети, урод. Конечно, как еще можно называть мальчишку, что одним взглядом поджег одежду воспитательницы? Или с помощью мысли сломал руку соседу по комнате? Причиной могли также послужить однокурсники Лорда Судеб, что на момент учебы был лишь грязнокровкой, ложкой дёгтя на великом факультете Салазара, очередным уродом среди чистокровных отпрысков древних родов. Тогда у Тома не было ничего, он даже не знал, что является родственником Салазару, но он терпел. Терпел эти надменные взгляды, унизительные слова и просто пытался выжить, чтобы потом так же, как и они когда-то, смотреть на остальных с презрением. Вот и сейчас, стоя за дверью своего кабинета и наблюдая за разворачивающейся сценой, Темный Лорд все больше и больше осознавал свою ненависть к этим сорнякам жизни. — …Малфой, а ты в будущем планируешь, как и твой папаша, быть Пожирателем? Хотя Сам-Знаешь-Кто ведь давно умер благодаря Невиллу. Придется тебе остаться без работы… Рон Уизли… Пожалуй, один из самых ненавистных Риддлу учеников Гриффиндора. Полное отсутствие стремления к знаниям, отвратительное поведение и, что еще хуже, кровь предателей магии, текущая в его жилах. Разве что забавляла интонация, с которой рыжий выговаривал прозвище Тёмного Лорда. Надо же, все давно считают его умершим, но все еще боятся упоминать его, словно боясь возрождения. Хотя правильно, что боятся. — А я так понял, у тебя только две цели в жизни: есть и размножаться? Хочешь пойти по стопам всей своей семейки? Это же у вас в родовом Кодексе прописано, возле пункта «быть нищими». Оу, а это кто только что был? Наверняка, Забини. Этот низкий голос точно принадлежал сыну Каллисто, и дело не только в похожей интонации. Цинизм, казалось, передавался по наследству этого рода заодно с деньгами и древними артефактами и соперничал с ними по важности. — Брось, у них просто не хватает мозгов на что-то другое. Я не удивлюсь, если они книгу рода продали, не сумев прочитать название. Драко Малфой… Это отдельная история. Унаследовавший внешность от отца и характер от матери, он своей тягой к знаниям напоминал крестного, ну, или, того же Абраксаса. Интересный экземпляр, но слишком уж мальчик напоминал Риддлу рэйвенкловца, хотя и был находчив и хитер. Жаль, что ни один из Малфоев не унаследовал той холодной расчетливости и жесткости Абраксаса, все они слишком большое значение предавали семье и ее сохранности, делая себя уязвимыми. — Ах ты мерзкий!.. — Рон Уизли, — Риддл удивленно вздернул бровь. Кого-кого, а Принца он точно не ожидал услышать, видимо, и ему не чужды перепалки между сверстниками. Хотя, если бы не Драко, тот, скорее всего, остался бы в сторонке, как это всегда и делал. — Закрой рот, ты же не хочешь, чтобы я воплотил в жизнь те слова. — Какие слова? — Из приоткрытой двери было видно, как Драко растерянно переводит взгляд с Гарольда на Уизли. И правда, что же такого сказал Принц?.. — Пусть Рон сам расскажет. Давай, поведай всем, как в поезде ты трусливо сбежал, напуганный одной моей фразой, — постепенно голос брюнета становился все мягче и тише, он будто бы окутывал всех присутствующих в кабинете. На удивление, все молчали, ловя каждое слово первокурсника. Молчал и Рон Уизли, уставившись в пол и от злости покраснев до кончиков ушей. — И п-правда, расскажите н-нам, мистер Уизли. Наконец Темному Лорду надоело стоять под дверью, и он зашел в класс. Конечно, зашел не он, а Квиррелл, да еще и лицо пришлось скривить, изображая вечный испуг. Как же Том Риддл это ненавидел!.. — Ч-что здесь происходит? — Квиррелл, чуть сгорбившись, прошелся к своему столу и разложил несколько листов пергамента с детальным описание плана урока. Тишина в классе все больше и больше давила на учеников, но Риддлу она приносила лишь легкое наслаждение. Дети, когда они не кричат и сидят на месте, и вправду не так уж раздражают. — Профессор Квиррелл, сэр, просто Рон Уизли назвал отца Драко Пожирателем Смерти, а после предположил, что и сам Драко хочет им стать. Его и всех нас это очень неприятно впечатлило, и мы захотели переубедить Рона в обратном. — Гарольд, наивно смотря на преподавателя, выложил все на одном выдохе, заставляя Риддла мысленно фыркнуть. Только глупец или слепой не заметит скрытого веселья, что таится за наивностью изумрудов. — И как, п-получилось? Принц косо глянул на стоящего неподалеку Уизли, что все еще был красным и все также смотрел в пол. На мгновение подняв глаза и столкнувшись с брюнетом взглядом, Рон приглушенно вздохнул и опять опустил взгляд на свои потрепанные ботинки. — Надеюсь, что да. Квиррелл приглушенно хмыкнул, впрочем, это заметил только Гарольд, веселье в глазах которого разгорелось сильнее прежнего. — Ч-что ж, н-начнем урок, — мужчина привычным движением очистил доску, а после взмахнул палочкой, после чего на темной поверхности начали появляться слова. Печатные буквы в точности передавали все, сказанное профессором под диктовку. Так как стоять возле доски не было смысла, Квиррелл, воспользовавшись занятостью учеников, перестал изображать на своем лице вселенский испуг и не спеша прогуливался по классу, иногда поглядывая в пергаменты учеников, проверяя правильность написанного. Нарочно говоря тихо и растягивая слова, Риддл как будто усыплял учеников, заставляя не отрываться от пергамента и забыть о разговорах с однокурсниками. И вот уже Драко Малфой устало прилег на парту, опираясь головой на руку, но все равно не переставая записывать лекцию. Забини заторможенно моргал, но все еще держал спину ровно — привычка, выработанная годами, и только редкие зевки выдавали сонливость. И лишь Гарольд Принц как всегда выделился. Складывалось впечатление, что мальчику вообще наплевать на тот факт, что сейчас раннее утро и первое занятие, что голос Квиррелла звучит уж слишком тягуче и обволакивающе, и что сам мальчик так и не мог заснуть, до самого утра перечитывая один и тот же раздел. Перед зелеными глазами, аномально бодрыми и ясными, до сих пор маячило название этого же раздела, написанное красным курсивом. Риддл как раз проходил мимо Принца и не смог отказать себе в желании посмотреть в пергамент слизеринца. Тот был почти полностью исписан словами, написанными мелким, неразборчивым почерком. Большинство из них были недописаны, отчего разобрать некоторые было попросту невозможно. Также в глаза бросались незаметные, но почему-то жутко интересные детали. Например, неизменная горизонтальная линия над буквой «m» и тому подобная ерунда. Отчего-то Риддл вспомнил конспекты старшекурсников. Те так же наплевательски относились к красоте почерка и почти никогда не записывали слова полностью, предпочитая думать «главное, чтобы сам разобрал». Когда-то Риддл читал занимательную статью из магловского журнала, где описывалась своеобразная инструкция, по которой можно было бы понять характер человека по его почерку. Темный Лорд опять перевел взгляд на желтоватый пергамент первокурсника, стараясь не задумываться о том, что уже больше двух минут стоит на одном месте и пялиться в конспект своего ученика. Мелкие, сжатые буквы, резкие и угловатые, почему-то вызывали чувство незавершенности. Наверное, Гарольд и сам был таким: резким и незавершенным, а точнее, постоянно вызывающим желание узнать о себе больше. Сильный сердцем, что доказывает сильное нажатие на пергамент, что, скорее всего, оставляло на обратной стороне отпечатки слов. Зеленые глаза насмешливо заискрились, вызывая легкое раздражение и азарт. — Что-то случилось, профессор Квиррелл? Отчего-то хочется себя заавадить. Изумруды светятся как-то понимающе, а уголок детских губ сардонически приподнимается. — Нет, мистер Принц, можете продолжать. Да, конечно, ничего особенного, просто он — Темный Лорд — только что вспоминал статью из магловского женского журнала и пытался как какой-то подросток определить характер сопливого первокурсника по его каракулям. А мальчишеские, чуть костлявые пальцы лишь поудобнее перехватили серое перо, продолжая выцарапывать на пергаменте незаконченные слова, насмешливо ставя горизонтальную черточку над буквой «m».

***

Ветер холодным потоком ударил по лицу, отчего дышать стало сложнее, но Гарри не обратил на это внимание, лишь посильнее сжав ледяными пальцами метлу. Он наклонился немного вперед, напрягая руки и прищуривая чувствительные глаза. Метла разогналась еще больше, и Принц начал приближаться к земле. Еще несколько метров к земле и… небо. Мальчик опять парил в воздухе, это было его любимым трюком. Он любил чувствовать опасность, перед самой землей опять взлетать, заставляя окружающих нервничать. — О Мерлин! Как это у тебя получилось? — Драко присоединился к другу и теперь летел почти впритык к нему, но все равно немного отставал. Малфой хорошо летал и еще лучше играл в квиддич, но ему все равно было не сравниться с бывшим Поттером. У Драко была любовь к полетам, но не было опыта, и потому в технике он незначительно, но проигрывал Принцу. — Можно просто Гарольд. Гарри весело рассмеялся, впервые, за долгое время, и устремился ввысь, оставив фыркающего Драко позади. Ветер хлестнул по лицу с еще большей силой, на что мальчик лишь счастливо улыбнулся, начиная по спирали спускаться вниз. Это чувство полета… как же оно напоминало ему его первый курс и матчи с другими факультетами. Тогда, восемнадцать лет назад, Гарри был наивным и верил в альтруизм окружающих, верил в собственную важность для них, но… Гарри, чуть ли не коснувшись земли, вертикально поднял метлу, вызывая удивленный вздох где-то слева. Драко весело улыбнулся. Это было уже не первое занятие полетов, мадам Трюк давно привыкла к умению держаться на метле этих первокурсников, поэтому разрешала им летать отдельно от всего класса, в то время как остальные только несколько раз самостоятельно взлетали, и то не всегда удачно. — Давай кто первый словит снитч? — Драко, летающий возле кольца, поднял руку с золотым мячиком вверх, озорно сверкая глазами. Снитч в лучах солнца заманчиво поблескивал, отчего складывалось ощущение, что блондин держит в руке маленькое Солнце. Гарольд лишь кивнул, и Малфой-младший, замахнувшись, кинул снитч вверх. Маленькое солнце взметнулось ввысь, и, прошуршав маленькими крылышками, бросилось наутек. Класс, и, заодно, мадам Трюк, с приоткрытыми ртами наблюдали как два первокурсника гонятся за снитчем, летая то над самой землей, чуть ли не касаясь ботинками травы, то в самом небе, становясь лишь темными силуэтами в лучах солнца. Они летали настолько быстро, что за ними было невозможно проследить и чем-то походили на маленький снитч, что также нередко пропадал из поля зрения, но уже скоро появлялся на другом конце квиддичного поля. Вдруг золотой мячик оказался у северной башни, где еще утром у первокурсников был урок ЗОТИ. Разогнавшись, Гарольд тут же устремился в сторону крыши, направляясь к самому верхнему окну, что было как раз над окном кабинета. Еще чуть-чуть и он его схватит, еще немного и… — Да! Драко, я выиграл! Весь красный от полета, с растрепанными волосами и в помятой форме, Гарольд устало присел на балкон, снимая очки и потирая рукой слезившиеся глаза. Снитч, зажатый в детской ладони, вяло трепыхался, недовольный тем, что его все-таки поймали. Уставший, Принц буквально лег на прохладный пол, тяжело дыша и пытаясь перевести дыхание. Очки лежали где-то в стороне, а Гарри прикрыл глаза ладонью, щурясь от яркого Солнца, что буквально обжигало его лицо. — Мистер Принц… Не ожидал вас здесь увидеть. Еще охваченный азартом игры, Гарри не сразу узнал голос незнакомца, и потому тут же сел, направляя палочку в размытый силуэт человека, склонившегося над ним. Раздался тихий смешок, но мальчик не спешил опускать палочку, и начал искать очки, беспомощно водя руками по полу рядом с собой. — Позвольте вам помочь, — голос прозвучал насмешливо: эта ситуация откровенно забавляла неясный силуэт. Что-то похожее на очертания руки потянулось к полу, слева от Гарри, и осторожно надела очки на лицо подростка. Мир тут же стал четким, и Гарольд покраснел. Перед ним, насмешливо поблескивая красными глазами, сидел Квиррелл собственной персоной, а за ним дверь, что вела к личным покоям. — Гарри, все нормально? — Драко сидел на метле за балконом, взволновано смотря то на учителя, то на своего друга. — С м-мистером Принцем все н-нормально. Передайте м-мадам Т-трюк, Гарольд останется со мной до к-конца урока. Блондин взволнованно посмотрел на все еще полусидящего Гарри, но после слабого кивка выдохнул и улетел в сторону учителя. — Вы ведь не против, мистер Принц? Я бы хотел предложить вам остаться на обед, — Квиррелл резко поднялся и направился к двери, жестом зовя первокурсника за собой. Гарри мысленно хмыкнул. — Мне кажется, мое мнение не слишком вас волнует, — тихо прошептал первокурсник, растерянно ощупывая пальцами оправу очков, к которой прикасался мужчина. Мальчик с усилием поднялся, и слегка покачнувшись, все-таки пошел за мужчиной, предварительно подняв метлу. — У вас хорошая интуиция, — несмотря на то, что слова были произнесены полушепотом, мужчина их все-таки услышал. Красные глаза потемнели.

***

Личные покои профессора Квиррелла значительно отличались от его кабинета. В отличие от того пыльного, пропитанного запахом чеснока помещения, эти комнаты буквально дышали свежим, прохладным воздухом. Хотя помещение и сложно было назвать светлым, ведь все, включая стены и мебель, было темно-зеленого или черного цветов, но сейчас лучи солнца мягко освещали комнату, даря некое странное умиротворение. Гарольд молча следовал за профессором, и уже скоро они оказались в гостиной или комнате, отдаленно ее напоминающей. Стеллажи с книгами, потрепанными и не очень, стояли вдоль каменных стен, освещенные только лампой и светильниками. Так как эта комната была далеко от окон и балкона и находилась в самом центре своеобразной квартиры профессора, дневной свет сюда практически не проникал. Гарри сел в большое мягкое кресло, на которое ему указал профессор. Устало прикрыв глаза и откинувшись на спинку, Принц вслушивался в звуки, пытаясь угадать что же сейчас делает Темный Лорд. Раздался тихий скрип — мужчина сел в кресло напротив, и теперь их разделял лишь небольшой столик, тихий щелчок и вот уже слышится дыхание еще одного существа. — Хозяин звал Тилли? Эльф. Домашний эльф. Не нужно было даже открывать глаза, чтобы это понять. Неприятный, скрипучий высокий голос эхом раздавался в большой комнате, а судя по шуршанию, его обладатель нервно переминался с ноги на ногу. — Мне как обычно, мистер Принц, что будете вы? Гарри, не открывая глаз, нахмурился. — Черный чай с мятой и без сахара. Обязательно охлажденный. — И? — Темный Лорд выжидающе уставился на мальчика, тот этого не увидел, но почувствовал. Вдоль позвоночника пробежалось стадо мурашек, но ни один мускул не дрогнул на лице первокурсника. Гарри махнул рукой — Я не голоден. Гарри и вправду был не голоден, хоть и немалую роль сыграло присутствие Темного Лорда в помещении. Не то чтобы Гарри боялся быть отравленным или что-то вроде того, просто само осознание того, что еду для тебя приготовил слуга убийцы твоих родителей, не навевает аппетит. Да и после полетов, вопреки стереотипам, есть не очень хотелось. Хотелось пить и спать, но второе сейчас Гарри себе позволить не мог. — У вас отличные рефлексы, Гарольд. Я ведь могу вас так называть? — В этом мире нужно быть готовым ко всему, чтобы выжить. А я очень ценю жизнь (п.а.: сказал самоубийца). И я не против такого обращения, сэр. Эльф появился с еле слышным хлопком, но уже с заказанной едой. От слегка остывшего мятного чая исходил тонкий аромат. Гарри улыбнулся. Почему-то вспомнился Андрос с его излюбленным чаем на травах из Ада. Только ради этого напитка Принц был готов терпеть скверный характер демона и его странное поведение. Гарри мотнул головой, будто бы пытаясь прогнать воспоминания о демоне, но как назло Темному Лорду принесли вино, правда белое, но все же. Мордред, он даже бокал держит также! Но тут внимание Гарри привлекла небольшая тарелка, на которой был… торт? И правда, на небольшой стеклянной тарелочке лежал кусочек торта, шоколадного с обильным количеством крема и политый расплавленным черным шоколадом. А сверху всего этого сладкого безобразия — вишенка, спелая и насыщенного красного цвета. Гарри попробовал сравнить ее цвет с глазами Риддла, но, вопреки всем его ожиданием, цвета были абсолютно различны. У Темного Лорда глаза были более темные, а контраст, создаваемый четко выраженным лимбальным ободком, придавал взгляду какую-то гипнотичность. — Не знал, что вы сладкоежка, профессор Квиррелл, — мужчина, уже съевший пару кусочков любимого лакомства, удивленно поднял брови, всматриваясь в зеленые глаза напротив. — Это вас смущает? — Квиррелл демонстративно отломил еще кусочек, намного больше всех прежних, и, не прерывая зрительный контакт с учеником, съел. — Это не слишком вписывается в ваш образ, я думал, вы больше по части мяса. — У каждого из нас есть свои слабости, верно? — Риддл указал взглядом на почти допитую чашку чая, которую Принц не выпускал из рук с самого ее появления на столе. Первокурсник пожал плечами, прикрывая глаза и делая глоток, постепенно вдыхая дивный аромат. В комнате раздавалось тиканье часов, и лишь тихое дыхание присутствующих нарушало плотную тишину. Но уже скоро спокойствию Гарольда пришел конец, и он резко распахнул изумруды, подрываясь с насиженного места, и ставя уже пустую чашку на стол. Несколькими широкими шагами он сократил расстояние между собой и стеллажом до одного метра. Внимательный багровый взор проследил за осторожными движениями тонких мальчишеских, с широкими костяшками, пальцев, что еле касаясь прошлись по корешкам книг. — Удивительная коллекция. Особенно впечатляют книги о легилименции, — Гарольд на одних пятках развернулся к Квирреллу лицом, тут же натыкаясь на ответный пристальный взгляд. Пока Гарри стоял к мужчине спиной, тот успел встать и подойти к мальчишке, прихватив бокал с вином. Как этот первокурсник смог почувствовать?.. как он понял, что Риддл хотел применить легилименцию? Причем не обычную, а самый высокий ее уровень — умение просмотреть воспоминания без зрительного контакта. Слизеринец это не только заметил и сбежал к стеллажам, но, что более важно, намекнул о своей осведомленности, указав на нужные книги. — У моего отца похожая коллекция. В свое время я всю ее перечитал. — И теперь вы разбираетесь в легилименции? Гарольд картинно выдохнул, опираясь плечом на стеллаж. Несмотря на умиротворенную позу и тонкие губы, растянутые в спокойной ухмылке, Риддл отметил прищуренные зеленые глаза. Гарольд Принц был в ярости. — В легилименции — нет, в окклюменции — возможно. Профессор Квиррелл, давайте обойдемся без крайностей, — мальчик взял в руки первую попавшуюся книгу, и открыл примерно на середине. Бесцельно пролистав страницы, он остановился на оглавлении. — Что вы имеете в виду? Толстый фолиант с хлопком закрылся, после чего рука, держащая его, выпрямилась. Уголок книги впился в шею профессора, но тот даже не взглянул на нее. Зрительный контакт не прерывался. — Вы не будете охотится за моими тайнами, я — за вашими, так будет лучше. Для нас обоих, — мальчик положил книгу обратно на стеллаж, где ее и взял. Квиррелл кивнул, после чего безмятежная улыбка озарила мальчишеское лицо. Глаза остались прищуренными. — И все-таки у вас замечательная домашняя библиотека! — Ее двери всегда открыты для вас. Если хотите, можете брать необходимое. Пустой бокал с тихим звоном коснулся деревянной поверхности. — С чего такая честь? — Гарри, не отрывая взгляда от профессора взял еще одну книгу. — Гарольд, вы — мой ученик, а знания ученика — то, что должно заботить учителя в первую очередь. Мальчик насилу перевел взгляд с профессора на обложку книги. Изумруды неверяще распахнулись, а большой палец трепетно прошелся по названию книги, будто бы проверяя ее реальность. — Пожалуй, я уже знаю, которую книгу возьму. Квиррелл удивленно вздернул брови, ведь фолиант, которую держал мальчишка, рассказывал об одном из немногих видов магии, которым Риддл так и не смог овладеть. Магия Крови — дар, который дано познать только избранным, и, увы, даже такой сильный волшебник как Темный Лорд к ним не относился. А Гарольд Принц умеет удивлять.

***

POV Гарольд Принц Раздалось тихое сопение. Драко, смешно нахмурившись, уткнулся лицом в подушку и несильно ее сжал. — Только не крысы… Не крысы… — невнятно пробормотал Малфой-младший, и многострадальная подушка была сжата в еще более сильных тисках. Я хмыкнул. Надо же, а я и не знал, что он боится грызунов. Это так странно… Когда-то у меня был друг, что безумно боялся пауков и от одного вида тарантула был готов бежать на другой конец Магической Британии. Интересно, а насколько силен страх Драко?.. Потертые страницы приятно зашуршали, и я вернулся к чтению. Маленький шарик света, парящий прямо над книгой, позволял мне беспрепятственно читать ночью, хоть это и вредило глазам. Хотя, для меня ухудшающееся зрение — не то, что может стать препятствием на пути к бесценным знаниям, скрытым в фолианте. Тот раздел из книги, что мне дал отец, ни о чем новом не поведал, лишь помог дать всем моим мыслям и чувствам точную формулировку. Теперь я знал, что официальное название моего дара — Магия Крови, и что в древние времена, что сейчас она считается проклятием. Неплохой подарочек мне дала Смерть, да? Также упоминалось, что контролировать эту бушующую силу практически невозможно, то есть, любой всплеск эмоций может повлечь за собой дурные последствия. Так, например, человек, что вас разозлил, может взорваться изнутри. Конечно, это требует некоторого магического резерва, но все же… Больше ничего сказано не было. Та книга была очень старой, поэтому большая ее часть была набита витиеватыми фразами, но по-настоящему полезной информации она несла крайне мало. Но этот фолиант… Я даже не хочу думать, где и как Риддл его достал и почему позволил мне получать столь ценные знания даром. На кожаной, твердой обложке кроме надписи была еще и печать, почти полностью стертая, из-за чего я ее не заметил сразу. Так как рассмотреть ее было крайне сложно, я пролистал страницы, останавливаясь на рисунках, и, о Мерлин, в книге был целый раздел, посвященная разбору и значению странной печати, и… Да, пентаграмма, нарисованная на странице, полностью совпадала с той, что я видел в воспоминаниях Драко. Пятиконечная звезда в круге, углы которой были расписаны разными символами, значение которых детально расписано на следующих десяти страницах текста. Но, к сожалению, часть последней страницы была вырвана, но даже это не расстроило меня. Решив не тратить времени попусту, я открыл первую страницу и выпал из реальности на несколько часов. Очнулся я, когда в комнате начали появляться первые лучи хоть и не настоящего, но солнца. Драко, лежащий на соседней кровати, зашевелился. — Ты хоть немного спал? — раздалось недовольное ворчание блондина, что все еще лежал лицом в подушку. В ответ я промолчал. — Ты вообще человек? Ответом ему было лишь тихое шуршание и звон колбочки — я уже второй день подряд пил бодрящее. Драко еще что-то ворчал, но я его уже не слушал, сейчас меня волновал только мой дар. Этой ночью я решил взять его под контроль и постараться в полной мере им овладеть. Если Смерть мне его дала, значит, так было нужно.

***

Завтрак в Хогвартсе отдаленно напоминает похороны. Или вечеринку у Рэйвенкловцев. Все сонные, распухшие ото сна и с грустным лицом сидят за столами и пытаются сделать невозможное — не заснуть и не упасть лицом в тарелку. Для полноты картины не хватало только похоронного марша, но траур и без него был выдержан. Сидящие рядом Драко и Блейз мужественно держались, использовав свои руки как опору для головы, а я что? А я принял зелье и теперь наслаждаюсь жизнью, пытаясь привести мысли в порядок. Во-первых, теперь мне известна причина моей одержимости кровью. После того случая, когда я «завис», заглядевшись на кровь Андроса, такое повторялось еще раза четыре, но я уже не чувствовал столь сильного притяжения. Нет, красная жидкость все еще притягивала мой взгляд, и я часто выпадал из реальности, но не было столь сильного желания прикоснуться. Объяснение нашлось позже. Как оказалось, чем сильнее существо, тем больше меня притягивает его кровь. Такое поведение походило на повадки вампиров, те также не любили слабых жертв, поэтому часто нападали именно на сильных волшебников и не обращали на маглов и сквибов внимания. Но в отличие от них, кровь меня притягивала не как способ поживиться, а вызывает желание подчинить. Мне просто хочется ощущать над ней контроль, чувствовать, как она бежит по венам, как… Мордред! Я опять завис! Во-вторых, контролировать эту силу очень сложно, если вообще возможно. Ты можешь и не заметить, как кровь твоего врага вскипит, или наоборот, заледенеет, а когда поймешь, будет поздно что-то делать. Но опасность заключается не в этом, ведь виновника такой смерти обнаружить невозможно, применение магии крови не оставляет после себя никаких магических отпечатков, отчего и считается очень полезной. Кровь самого мага, что обладает этим редким даром, тоже может поддаться влиянию магии, и, например, потерять способность свёртываться, а если говорить простыми словами, маг заболеет гемофилией. И все равно, что болезнь передается по наследству и в единичных случаях бывает приобретенной — магию это не волнует. Также я узнал, что все известные обладатели этого дара умирали довольно рано, а точнее, не доживали и до тридцати пяти. Причину смерти выяснить так и не удалось, но была обнаружена одна интересная деталь — кровь, даже у свежего трупа, была черная и слишком жидкая, напоминающая воду. Хах, видимо даже в этой жизни я не проживу долго. Но если подумать, мне уже почти тридцать, а если добавить те оставшиеся двадцать четыре года, то не так и мало получается. Нужно просто верить в лучший расклад, и все наладится. Хотя, зная себя и свою исключительную способность находить приключения на одно многострадальное место, я удивлюсь, если доживу до восемнадцати. Я почувствовал осторожное прикосновение к плечу. Драко настороженно смотрел на меня, как оказалось, за полчаса, проведённых за обеденным столом, я не съел ни крошки и, задумавшись, залпом выпил тыквенный сок, к которому еще вчера отказывался приближаться даже под страхом смертной казни. Следующий урок — зельеварение, поэтому печально вздохнув и скривившись от привкуса тыквенной отравы во рту, я резко встал из-за стола, отчего в глазах потемнело и мне пришлось опереться на стоящего рядом Забини. Если я опоздаю на урок отца, он убьет меня раньше, чем дарованный Смертью дар.
Примечания:
Эм... наверное, я единственная, у кого Квиррелл в фф любит тортики...(А точнее, не он, а Володя).
Буду ждать ваших отзывов)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Спасибо огромное!!!! Очень интересная и насыщенная глава!... Я все больше влюбляюсь в вашего Тома.... Он такой интересный, а уж слабость в виде тортика это вообще шедевр!!
Вдохновения вам, продолжения нам
Прочитала все на одном дыхании.Очень понравилось и с нетерпением буду ждать продолжения)Спасибо вам,автор)Продолжайте в том же духе
Реклама:
автор
TMR7
>**Tusia2203**
>Спасибо огромное!!!! Очень интересная и насыщенная глава!... Я все больше влюбляюсь в вашего Тома.... Он такой интересный, а уж слабость в виде тортика это вообще шедевр!!Вдохновения вам, продолжения нам

Спасибо)
Если честно, я и сама не ожидала, что сделаю из ТЛ - сладкоежку... но, как и в случае с Андросом, рука сама печатала, а я не сопротивлялась)
автор
TMR7
>**woolfica**
>Прочитала все на одном дыхании.Очень понравилось и с нетерпением буду ждать продолжения)Спасибо вам,автор)Продолжайте в том же духе

Спасибо)
Несколько раз встречала, где Волдя сладкоежка) Мне все больше нравится наблюдать общение,
между ТЛ и Принцем. Торта вам, как у Волди за главу))
автор
TMR7
>**Панцирь из хитина**
>Несколько раз встречала, где Волдя сладкоежка) Мне все больше нравится наблюдать общение, между ТЛ и Принцем. Торта вам, как у Волди за главу))

Спасибо за отзыв)
(За торт отдельное спасибо))
Ну нет, Вы не единственный человек написавший, что Том любит сладости. Я по крайней мере знаю еще один фанфик в котором он не против сладостей, правда там их Гарри готовит. Мне бы очень хотелось чаще видеть продолжение. Спасибо за главу.
спасибо огромное автору за интересный сюжет и приятный глазу стиль письма)))) с нетерпением буду ждать продолжение!)
автор
TMR7
>**netdostypa**
>спасибо огромное автору за интересный сюжет и приятный глазу стиль письма)))) с нетерпением буду ждать продолжение!)

Спасибо за отзыв)
автор
TMR7
>**Девочка из страны кашмаров**
>Ну нет, Вы не единственный человек написавший, что Том любит сладости. Я по крайней мере знаю еще один фанфик в котором он не против сладостей, правда там их Гарри готовит. Мне бы очень хотелось чаще видеть продолжение. Спасибо за главу.

Не могли бы поделиться с названием этого фф? Если не сложно, скиньте в лс, уж больно интересно прочитать)
С продолжением все сложно, т.к. времени катастрофически мало.
Спасибо за отзыв)
автор
TMR7
>**Северус Снепп**
>Замечательная глава. Очень понравилась.

Спасибо)
Реклама:
A's (Незарегистрированный пользователь)
Спасибо за главу!!!!!!!!!!!!!!!
Очень интересно
Фанфик очень интересный))) С нетерпением жду продолжения. И мне очень нравится когда появляется Андрос, поэтому надеюсь, что в новой главе он будет (и Том мне тоже очень-очень нравится))) Спасибо за прекрасную главу!
автор
TMR7
>**Kristi-mars**
>Фанфик очень интересный))) С нетерпением жду продолжения. И мне очень нравится когда появляется Андрос, поэтому надеюсь, что в новой главе он будет (и Том мне тоже очень-очень нравится))) Спасибо за прекрасную главу!

Как раз в следующей главе Андрос и появится)
Спасибо за отзыв)
Спасибо, очень нравиться ваша работа. Захватывает. Буду с нетерпением ждать новых глав.
Реклама: