Ветер перемен

Слэш
R
В процессе
318
автор
Размер:
129 страниц, 12 частей
Описание:
Hogwarts AU, в котором чувства переворачивают с ног на голову размеренную жизнь слизеринских принцев Чонгука, Юнги и Намджуна.


Хосок ласково называет это «тягой к экзотике».
Примечания автора:
Внимание: чтобы не нарушать никакие возрастные законы, я немного изменила возраст поступления в Хогвартс.
На первый курс студенты поступают в 16 лет.

Соотвественно:
Чонгуку 18 лет (3 курс)
Тэхёну и Чимину 19 лет (4 курс)
Хосоку, Юнги, Намджуну 20 лет (5 курс)
Джину 21 год (6 курс)

Для визуализации:

https://twitter.com/annahopeworld/status/1299340262175580162?s=21

Чонгук:
https://www.pinterest.com/pin/498492252506336360/
https://www.pinterest.com/pin/705094885393811213/

Тэхён:
https://www.pinterest.com/pin/700802391993007036/
https://www.pinterest.com/pin/550002173243676891/

Намджун:
https://pin.it/7f7rm4rnxzccwy
https://pin.it/jqv6vdtvtqzfpw

Джин:
https://pin.it/5zcr5klrrfemrh

Юнги:
https://pin.it/27lgg6vjcnbtwa
https://pin.it/jlffc3eoxx2v33

Чимин:
https://pin.it/x7l662o2nqdycj
https://pin.it/fvmj2vrqpjytp2
https://pin.it/fo6gh37j52vzzp

Хосок:
https://pin.it/zhooigk3mtqu5i
https://pin.it/xwihagffvtimi5
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
318 Нравится 215 Отзывы 126 В сборник Скачать

11

Настройки текста
Примечания:
Большое спасибо всем, кто исправляет мои ошибки в пб🙏🏼🙏🏼🙏🏼💜
Тэхёну жарко. Он чуть хмурится, переворачиваясь на другой бок, и открывает глаза. Вместо испуганного крика из его рта вырывается тихий писк. Так. Ладно. Спокойно. Такое Тэхёну ещё не снилось. Чонгук перед ним выглядит таким реальным, что даже страшно. Его глаза закрыты, лицо расслаблено, ресницы немного подрагивают. Тэхён медленно мажет взглядом по чужому лицу, а затем спускается чуть ниже. Что же… Чонгук ему снится одетым, и гриффиндорец пока не решил: рад он этому или нет. Тэхён прислушивается к чужому тяжёлому дыханию, даже не замечая, как автоматически подстраивается под него сам, пока мысли в голове начинают сумасшедше вертеться. Мерлин, Чонгук ему снится. Дожили… Это всё вина слизеринца, его непонятное поведение, поступки, отношение к Тэхёну… Это сводит с ума. Сам Чонгук его немного сводит с ума. Ким тихо вздыхает, ещё раз оглядывая чужое лицо. Чонгук очень красивый. Тэхён очень медленно пододвигается к слизеринцу. Интересно, проснётся ли его воображаемый Чонгук, и если да, то, что он будет делать? Тэхён задерживает дыхание, когда кончик его носа касается чужого. Он прикрывает глаза и медленно тянется к чужим губам. Остаётся совсем ничего. — Какого хрена? Тэхён резко открывает глаза. Чимин в его сне немного лишний. Он аккуратно приподнимается на локте, заглядывая за плечо Чонгука, только чтобы увидеть Чимина, сидящего на своей кровати с вытянутой палочкой в руках и широко раскрытым ртом. — Что ты делаешь в моём сне? Чимин заторможенно моргает, словно пытаясь прийти в себя. — Это не сон, Тэ. Это просто гребанный кошмар. Тэхён медленно сглатывает слюну, снова опускаясь на кровать. Чонгук перед ним, всё ещё спящий, и какой-то слишком реальный. О, Мерлинова борода… — Какого хрена? — орёт уже Тэхён и одним пинком сталкивает чужое тело с кровати. Чимин быстро подскакивает, подлетая к испуганному другу. Вдвоём они оба наблюдают, как с тихим ворчанием открывает глаза слизеринец и принимает сидячее положение, потирая ушибленный затылок. Когда легкая дымка перед глазами исчезает, он еле сдерживается, чтобы испуганно не завизжать. — Что вы здесь делаете? — во рту сухо и мерзко, а голову неприятно ломит. Чёртово огневиски. — Это ты какого хрена тут делаешь? — орёт на него Чимин. Чонгук хмурится, он настороженно оглядывает гриффиндорцев, а затем и саму комнату в которой находится. Кровь в венах застывает. Вспоминает. — О нет, — почти испуганно тянет Чон, — Я не мог… О, Мерлин. О, Мерлин. Чимин чешет затылок, отводя взгляд от слизеринца, переживающего духовный кризис. Тэхён же замер, как испуганный кролик, уставившись на их «гостя». — Так, — хлопает в ладоши Пак, понимая, что от этих двоих здравомыслия ждать не стоит, — Часть меня хочет оглушить тебя прямо сейчас и сдать Джин-хёну, но другая часть очень хочет знать, как и почему ты нахрен оказался в кровати Тэхёна? По комнате раздаются два судорожных вздоха. Чонгук бледнеет. — Я… О, Мерлин… Как я вообще смог дойти до вас? — слизеринец вымученно стонет. — Ты ничего не помнишь? — Помню, к сожалению, помню. — Слушай, я тут из тебя не буду ничего вытягивать по полчаса, сейчас тебя приложу чем-нибудь, а потом будешь хёну объясняться. Чонгук становится ещё бледнее. — Ладно, — вскидывает он руки в примирительном жесте, — Но можно воды? Во рту словно пустыня. Тэхён позорно жмурится, когда слышит «во рту», а Чимин, как слишком хороший друг это игнорирует и сам подаёт сидящему на полу слизеринцу стакан с водой с тумбочки Тэхёна, а затем неслабо пинает слизеринца по лодыжке. — Слышь, не пялься на него. Чонгук возмущённо переводит взгляд от вздрогнувшего Тэхёна на рыжего. — Я не пялился! Мне по-твоему делать больше нечего? — Ты тут не в том положении, чтобы возмущаться. Тэхён измученно плюхается на кровать. Что за ерунда? Может он всё ещё спит? И это просто кошмар? Он слышит, как Чонгук делает глоток воды, а потом откашливается. — В общем, я вчера… То есть мы с хёнами решили немного выпить… — Распитие алкогольных напитков в стенах учебного заведения? — шокировано перебивает его Чимин, прижимая руку к груди. Тэхён закатывает глаза. Ну да, ну да. И это не у Чимина под кроватью спрятаны 8 бутылок огневиски. Чонгук чуть хмурится. — Ну… В общем, да. И, видимо, я напился и решил… Ну… Пройтись? — До кровати Тэхёна? — Чимин! Ради Мерлина, хорош акцентировать, — сквозь зубы проговаривает Ким, избегая взгляда самого младшего. — Ну, случайно дошёл до вас? — Допустим, — подозрительно оглядывает его Пак, — Но как ты смог попасть внутрь? Чонгук на несколько секунд прикрывает глаза и мысленно извиняется перед своим хёном. — Джин-хён сказал мне пароль. Чимин давится воздухом. Вот же… Хён… — Зачем? Зачем бы он тебе его давал? Это не положено! — Чтобы я пришёл и извинился перед Тэхёном, — вздыхает Чонгук. Чимин замирает, переводя взгляд на стушевавшегося друга. Мерлинова борода, вот это Санта-Барбара. — Ну хорошо, — соглашается Чимин, — А как ты нашёл нашу комнату? — На каждой двери прикреплены таблички с именами. Я просто немного походил и поискал, — смотрит на него как на дурака Чонгук, но дураком в итоге оказывается сам. — Так значит, — елейно тянет рыжий, — Ты всё же целенаправленно шёл к Тэхёну. Последний устало вздыхает. Чимин, пытая Чонгука, даже не замечает, как пытает самого Тэхёна. Слизеринец кидает злобный взгляд на Пака и резко поднимается с пола, заставляя двух гриффиндорцев вздрогнуть. — Может быть и шёл, — выплевывает раздраженно Чонгук, — И вообще не ваше дело. Всего хорошего. Он идёт к двери, но останавливается, когда ему в затылок прилетает подушка. Слизеринец резко разворачивается, готовый придушить их обоих. Чимин выглядит не менее готовым. — Куда собирался, тупица? Собираешься гордой походкой выйти из нашей спальни, когда половина Гриффиндора уже проснулась и бродит по гостиной, — Чонгук сглатывает и плюхается обратно на пол, а Чимин переводит своё внимание на Кима, — А ты что молчишь, как воды в рот набрал? Гость твой, будь добр позаботься о нём. Тэхён прикрывает глаза. Легко говорить Чимину, это же не он буквально десять минут назад, прости, Мерлин, чуть не поцеловал Чонгука. Тэхён краснеет, пытаясь успокоиться. О, Мерлин, он же чуть не поцеловал Чонгука! — Отомри, — Чимин хлопает его по плечу, а потом вздыхает, — Так, вы двое… Сидите здесь. Постарайтесь ничего не натворить. Я пойду посмотрю, как там обстановка, а заодно подумаю, как блин вытащить тебя отсюда. Поверить не могу, что вообще делаю это. Надеюсь, не наткнусь по дороге на ещё парочку слизеринцев. — Можешь не надеяться, на Юнги-хёна ты точно не наткнёшься, — едко кидает ему в спину Чонгук, незаметно наблюдая, как чуть приподнимаются уголки губ Тэхёна, сидящего на кровати. — Ты сейчас ходишь по очень тонкому льду, — шипит Чимин и громко хлопает за собой дверью. Тэхён сглатывает, когда понимает, что он остался один на один с Чонгуком. Слизеринец тоже не выглядит уж очень довольным. — Это чертовски неловко, — разрушает тишину младший, — Ты даже не представляешь, как я сейчас хочу стереть нам обоим память. Чёрт. — Было бы здорово, если бы ты это сделал, — бормочет Тэхён, а потом чуть громче спрашивает, — Ну, а зачем ты… Зачем ты вообще пришёл? — Ну, очевидно, пьяный Чонгук хотел с тобой поговорить, — поджимает губы слизеринец. — О чём? — Это уже неважно. Тэхён кидает на него быстрый взгляд. — Наверное важно, если пьяный Чонгук решил остаться в моей кровати. Младший неловко откашливается. — Ты, смотрю, сегодня гораздо острее, чем обычно. — Такое бывает, когда просыпаешься утром, а в кровати ты. — Некоторые были бы счастливы, — хмыкает Чонгук. — Значит, я в это число не вхожу, — Тэхён недовольно складывает руки на груди и отворачивается в сторону. В груди Чонгука почему-то теплеет. «Если ты о нём волнуешься, то это что-то значит, понимаешь?» вспоминаются слова Хосока. — Точно, — соглашается младший, — Не входишь. Тэхён снова к нему поворачивается. — Тогда какого черта ты ко мне пришёл? Чонгук пожимает плечами. — Ты вон какой худой теперь, подумал, что поместимся на одной кровати. Уголки губ Чонгука чуть поднимаются вверх, когда Тэхён закатывает глаза. Они снова затихают на какое-то время. Тэхён гипнотизирует стену, а Чонгук разглядывает Тэхёна. Гриффиндорец в пижаме состоящей из тонких штанов и такой же тонкой расклешенной рубашки, расстёгнутой на пару пуговиц, на голове вихрь. Такой Тэхён: растрёпанный, заспанный и уязвимый притягивает взгляд. Тэхён неожиданно поворачивает голову, будто бы чувствуя на себе чужое внимание. Они молча смотрят друг на друга. Дверь резко открывается, и в комнату залетает Чимин. — Так, все наши выползают из своих спален и ждут друг друга в гостиной, минут через 10 все пойдут на завтрак, первогодки так вообще уже там. Значит, минут через 15 выйдем мы. Вышвырнем тебя и забудем как страшный сон. И помни, ты всё ещё здесь, только потому, что я не хочу, чтобы потом весь Гриффиндор жужжал, что сам Чон Чонгук спит у нас в комнате, — он раздраженно смотрит на младшего, — Но конечно главный вопрос был бы: в чьей кровати ему постелили. — Мерлин, — в унисон вздыхают Чонгук и Тэхён. Последний же кидает недовольный взгляд на друга. — Тебе явно доставляет удовольствие говорить об этом. Может Чонгуку стоило заснуть в твоей кровати. Чимин ухмыляется, чувствуя напряжение в чужом голосе. — Думаю, все здесь присутствующие очень бы расстроились, если бы это произошло. Тэхён вытаращивает на него глаза, а Чонгук хмыкает. — Особенно ты. В конце концов, я же не Юнги-хён. Ким вздыхает, когда Чимин наоборот набирает побольше воздуха в лёгкие. — Слушай ты, мелочь. Мне на твоего хёна плевать. Если думаешь, что можешь сидеть тут и ехидничать, то удивлю тебя: здесь моя территория. Я могу взять свою палочку, перевёрнуть тебя вверх ногами и медленмпх, — Тэхён резко зажимает рот Чимину руками. — Спокойно, ЧимЧим, спокойно. Чонгук в шоке смотрит на раскрасневшегося от злости рыжего и сглатывает. Ладно, возможно в Чимине больше слизеринских черт, чем кто-либо может себе представить. Юнги-хён умрёт от спермотоксикоза. — Понял. Больше никаких шуток про хёна и тебя, — Чонгук неуверенно кивает. — Сразу бы так, — хмыкает Пак, стряхивая с себя руки друга, затем оборачивается к последнему, ласково сжимая его плечо, — Тэ, ты пойдёшь на завтрак? Тэхён поджимает губы, чувствуя на себе два тяжёлых взгляда, на владельца последнего ему хочется наорать, но он сдаётся: — Пойду. Чимин радостно ему улыбается, пребывая в явном восторге от того, что Тэхёна даже уговаривать не пришлось. — Тогда собирайся. Ким послушно направляется к своему шкафу с одеждой, на ходу расстёгивая пуговицы на рубашке. — Так, — Чимин вдруг перехватывает его за локоть, устремляя взгляд на слизеринца, — Без обид, змеёныш, но тебе придётся отвернуться. Чонгук выглядит почти оскорбленным. — Извини? Мы здесь все парни, что есть у вас, чего нет у меня? Да и за мной раньше не наблюдалось влечения к своему же полу. — Раньше? — переспрашивает Чимин, игнорируя, как Тэхён его незаметно щипает за спину. — Сейчас тоже, — ноздри Чонгука раздуваются от недовольства, — Было бы на что смотреть. Тэхён, закатив глаза, отцепляет от себя друга и поворачивается к шкафу, совершенно не желая слушать чужие слова, которые почему-то оставляют неприятный осадок где-то в районе груди. Он медленно стягивает с себя ночную рубашку, оголяя хрупкие плечи и тонкую талию, обтянутые медовой кожей. Чонгук тихо выдыхает, наблюдая за чужими действиями, ловит каждое движение, запоминает, как выглядит фигура Тэхёна, не закрытая в его излюбленные рубашки и джемпера. Он очень ошибся, когда сказал, что смотреть ему не на что. Тэхён до жути красив. Пальцы гриффиндорца касаются резинки пижамных штанов, слегка начиная оттягивать её вниз. Когда Чонгук, сглатывая слюну, уже готовится оценить чужую задницу, ему на голову приземляется груда вещей. Повернув голову, он видит Чимина, несводящего с него нечитаемого взгляда. Доля веселья, что раньше плескалась в чужих глазах исчезла, оставляя там лишь немое предупреждение. Чонгук дёргает плечом и отворачивается от обоих гриффиндорцев, впечатывая недовольный взгляд в стену. Чимин внимательно оглядывает переодевающегося Тэхёна, который очевидно витает в своих мыслях, раз не почувствовал такой сканирующий взгляд слизеринца. Тэхёну сейчас вообще не до них. Он не может выкинуть из головы, как по дурости чуть не поцеловал Чонгука, который очевидно даже в нем незаинтересован, да и не гей даже. Тэхён чуть хмурится. Ему и не нужна его заинтересованность, какого черта он вообще думает об этом? Ким смотрит в зеркало, находя в нем отражение сидящего на полу отвернутого Чонгука. С точеным профилем, немного кудрявыми спутавшимися ото сна волосами и, очевидно, очень красивого. Отражение Чонгука вдруг очень аккуратно поворачивает голову в его сторону и резко замирает, когда сталкивается в отражение со взглядом Тэхёна, а затем также резко его отводит. Отругав себя за свои мысли, Ким продолжает одеваться, даже не замечая напряжение царившее в комнате. Когда Чимин и Тэхён переоделись к завтраку, то было решено очень аккуратно выходить из комнаты. Чимин идёт впереди, позволяя остальным тихо плестись сзади. Пройдя по коридору со спальнями без происшествий, троица немного расслабляется, но уже у лестницы они слышат чужие голоса совсем рядом. Чимин резко тормозит, но Тэхён, идущий рядом с ним, не замечает этого, продолжая идти вперёд. Когда под тревожный писк Чимина он почти заворачивает за угол прямо в руки к стоящим там гриффиндорцам, на живот ложится чужая крепкая ладонь, одним рывком притягивающая назад и впечатывающая в чужую твёрдую грудь. Тэхён наблюдает, как Чимин, даже не обернувшись к ним, чуть высовывается вперёд, ожидая когда последние студенты спустятся в гостиную и уйдут на завтрак, а сам может думать лишь о чужом теле, что прижимается к нему сзади и о руке, что до сих пор крепко держит его за талию. Дыхание Чонгука тяжёлое и горячее раздаётся прямо над ухом, Тэхён чувствует, как сбивается его собственное. — Куда ты так прёшь? Чимин же остановился, — Чонгук недовольно шепчет в чужое ухо, незаметно втягивая клубничный аромат Тэхёна. Почему он так пахнет? Шампунь? Крем? Чонгук наклоняется ещё чуть ближе, чувствуя, как грудь Тэхёна под его рукой начинает тяжелее вздыматься и опускаться. Слизеринец мягко и еле заметно проводит носом по чужому виску, вдыхая сладкий аромат чужих волос. Шампунь. Тэхён отталкивает его локтем почти в тот же момент, как Чимин рукой подаёт им знак идти вперёд. Ким снова становится на один уровень с Паком, хватая того за рукав длинной кофты, словно в защитном жесте. Чонгук идёт за ними, неловко шмыгнув носом. Когда вообще прикосновения к Тэхёну перестали причинять дискомфорт? Они без происшествий выходят из гостиной Гриффиндора. Чонгук облегченно выдыхает. — Ну всё, — кивает Чимин, — Если вдруг снова захочешь поспать вне подземелий, к нам пожалуйста не приходи. В нашей комнате до свадьбы спать вместе не принято. Тэхён громко и обречённо вздыхает, был бы тут Джин-хён уржался бы с проснувшегося в Чимине юмориста, а Тэхёну же охото его придушить. Чонгук чуть ухмыляется, бросая на откровенно убивающегося Тэхёна короткий взгляд, но затем снова переводит его на Чимина. — Я передам Юнги-хёну, чтобы он принял это во внимание. Когда Чимин уже с рыком достаёт палочку под задушенный смех Тэхёна, Чонгук улепётывает, сверкая пятками. — Ну что за придурок. А ты че ржешь? Весело? — гриффиндорец переводит раздражённый взгляд на друга, но сразу же чуть смягчается, — Пошли. Хочу позавтракать до того, как этот клоун успеет переодеться и спуститься на завтрак.

***

Когда Чонгук уже умытый, в свежей одежде входит в Большой Зал, он сразу же ищет взглядом своих хёнов. Те толпятся около слизеринского стола. Хосок активно размахивает руками, что-то объясняя Намджуну. Юнги замечает Чонгука первым, и издалека было похоже, что губы его складываются в коротком почти удивленном «пиздюк», и Чонгук был уверен, что ему скорее это даже не кажется. Младшему ничего не остаётся кроме как защищать свой зад, и поэтому орать он начинает одновременно с Хосоком. — Ты где блин был? — Вы меня кинули! Намджун хватает его за локоть и тянет к столу. — Как ты вообще смог выйти из подземелий в таком состоянии? Ты хоть знаешь, как мы испугались утром? Мы обыскали все подземелья, а потом подумали, что тебя пьяного поймал Филч! — тараторит Хосок. — Да лучше бы Филч поймал! — хлопает ладонью по столу младший. Трое парней напротив него замолкают, а потом глаза Юнги расширяются: — Мерлин, ты что… Дошёл до Гриффиндорской Башни? — Хуже, я дошёл прямо до кровати Тэхёна. Намджун давится воздухом, а Хосок присвистывает. — Как ты… Кто тебя впустил? — Я знаю их пароль. Глаза Мина заинтересованно зажигаются. — Откуда? — Джин-хён сказал. Хосок хмыкает, а Намджун чуть хмурится. — Скажи мне, что ты не сделал ничего такого за что с нашего факультета могли бы снять хренову тучу очков. — Я просто уснул рядом с Тэхёном. Это всё. — О, Мерлин, — Юнги пропускает истеричный смешок, — Больше мы не пьём, ну нафиг. — Я то точно не буду пить больше с вами, — шипит Чонгук, садясь на своё место, — Вы пустили меня к Тэхену! Ты пустил, — переводит он злой взгляд на Хосока. Пуффендуец невинно улыбается. — Ну раз Гук нашёлся, пойду я лучше к своему столу, — Хосок, подмигнув напоследок, сбегает к своему факультету, оставляя слизеринцев разбираться со своими проблемами самим. — Ну, они вроде в нормальном настроении, — кидает взгляд на гриффиндорский стол Юнги, — Надо надеяться, что очки нам не снимут. Чонгук находит взглядом смеющегося Тэхёна, которому Чимин накладывает в тарелку кашу с фруктами, и на очки ему почему-то становится плевать. Это утро хоть и было самым странным в жизни Чонгука, но определенно не менее веселым, а уж сонный и мягкий Тэхён достоин отдельного внимания.

***

— Вы сегодня подозрительно весёлые, — оглядывает сидящих за столом друзей Джин, — Выспались? — Ещё как, — ухмыляется Чимин, — Тэхён сегодня спал слаще всех. Он шипит, когда по лодыжке прилетает пинок от Тэхёна, который в свою очередь невинно улыбается самому старшему. — Мы легли спать вчера пораньше, наконец, выспались. — Молодцы, — кивает Сокджин, — Сегодня у меня тяжёлый день, так что буду занят, не ищите. — А что так? — Завтра же мы идём в Хогсмид, нужно собрать у несовершеннолетних учеников бумаги от родителей с разрешением на вылазку, — объясняет староста, а сам наблюдает, как Тэхён послушно ест всё, что ему накладывают. От этого становится немного спокойнее. Глаза Чимина расширяются. — Черт, совсем забыл про Хогсмид! Давайте зайдём завтра в Сладкое Королевство! И в Три метлы! Я сливочное пиво сто лет не пил. — Кто-то сказал три метлы? Улыбка с лица Тэхёна резко пропадает, а тарелка, стоящая перед ним кажется ему слишком огромной. Становится стыдно. Богом присаживается рядом, закидывая ему руку на плечо. Кекс в руках Чимина крошится от усилившейся хватки. — Доброе утро, Богом, — вздыхает Сокджин, мельком оглядываясь на наличие Минхо, но того к счастью рядом нет. — И тебе, староста, — кивает гриффиндорец, — Так значит завтра идёте в три метлы? Компания нужна? — подмигивает Богом. — Нет, — пожимает плечами Чимин, даже не раздумывая над ответом, — Хотели посидеть втроём. Богом чужую грубость проглатывает только потому, что знает, что за рыжей стервой ухаживает Тэмин. Он убирает руку с плеча молчащего Тэхёна. — Ладно, я вас понял, ещё увидимся, — гриффиндорец улыбается, напоследок проводя рукой по плечу Кима, — Приятного аппетита, Тэхён. Сокджин видит, как Тэхён отталкивает от себя тарелку, так будто бы ему внезапно насыпали туда яда. — Всё в порядке? — Джин хмурится, хватая младшего за запястье. — Тэ, тебе плохо? Тэ… Тэхён вырывается из хватки Джина, выскакивая из-за стола. Он несётся мимо учеников, расталкивая всех плечами и молится просто успеть. Отсчитывает секунды, пока не залетает в ближайший туалет и не склоняется над унитазом, избавляясь от всего съеденного. Из глаз льются горячие слёзы, пока он обессилено оседает на пол, чувствуя омерзительный вкус во рту. Но он успокаивает себя тем, что так ему будет лучше.

***

Юнги хмурится, когда замечает какую-то суматоху вокруг гриффиндорского стола, и он почти не удивляется, когда натыкается на вскочившую со своего места рыжую макушку, он бы даже это едко прокомментировал, но то, как искажается в гневе лицо Чимина, то, как он отшвыривает от себя столовые приборы уже не кажется ему простой суматохой. В гневе на чужом лице проблескивает уязвимость и растерянность, и это Юнги очень сильно напрягает. Намджун рядом с ним удивлённо смотрит на чужой стол. — Что за херня? — он видит, как встаёт со своего места Джин, устало потирая лоб. Сокджин что-то шепчет на ухо Чимину, и они, подхватывая свои палочки со стола, идут к выходу из Большого Зала, оставляя за собой мрачный шлейф. Чонгук, уже успевший расслабиться ещё в самом начале завтрака, непонимающим взглядом провожает двух гриффиндорцев, пытаясь понять, куда пропал Тэхён.

***

— Это больше невозможно игнорировать! Я задолбался притворяться, что не вижу нихрена, — залетает в общую гостиную Чимин. Он проносится мимо удивленных гриффиндорцев, но ему сейчас совершенно плевать на них. Джин еле поспевает за ним, пытаясь успокоить, но чувствует, как сам проигрывает волнению и злости. — Почему это происходит, хён? Почему? — Чимин подбегает к окну в своей спальне, распахивая его настежь и делая пару глубоких вдохов, но легче не становится. — Хотел бы я знать ответ на этот вопрос, — вздыхает Сокджин, смотря на аккуратно заправленную кровать Тэхёна, — Разговоры с ним — пустое дело, он так умело отыгрывает дурачка, что даже не придраться. — Почему он не хочет, чтобы мы помогли? Иной раз, охота как следует ему вправить мозги. Джин присаживается на кровать Чимина, прикрывая глаза. — Если мы начнём давить, то он вообще от нас закроется, а пока мы подыгрываем ему, то хотя бы иногда можем пытаться как-то поддержать его. Ты же знаешь Тэхёна, у него душа простая и добрая, нараспашку, пока дело не касается его самого. — Я не помню, чтобы хоть раз доходило до такого, — Чимин поджимает губы, пытаясь сдержать набежавшие слёзы, — Это же не спроста, понимаешь? Кто-то давит на него, ломает. — На ум приходит только Богом, — быстро утирает собственные слёзы с уголков глаз Сокджин. — Да, я тоже подумал, что этот сукин сын замешан. — Чимин! — А как его ещё назвать? Сокджин отмахивается, на секунду задумываясь. — Даже если Богом и приложил руку к состоянию Тэхёна, то этого все равно не достаточно, чтобы довести его до такого состояния. Он похож на призрака, кошмар, — Сокджин нервно трёт переносицу, — Это слишком затянулось, чёрт, ты даже не представляешь, как я жалею, что нам нельзя пользоваться здесь маггловскими телефонами. — Позвонил бы его маме? — Да. Чимин понимающе вздыхает. — Так больше не может продолжаться, надо что-то делать. — Я знаю, просто… Очень боюсь, что если он почувствует давление, то вообще закроется от нас. — Послушай, — Чимин подходит к нему, аккуратно садясь рядом, — Может попробуем попросить кого-нибудь поговорить с ним? В крайнем случае, останемся не при делах. — Кого? — хмурится Сокджин, в голове начиная перебирать варианты, но Чимин решает играть по-крупному. — Старосту Слизерина. Джин пропускает нервный смешок. — С чего вдруг именно его? — Ты знаешь, что Тэхён к нему относится очень уважительно, они вроде как даже пытались говорить на эту тему, да? — Чимин поджимает губы, — Иногда слова и советы чужих людей воспринимаются нами лучше и легче, чем советы близких, понимаешь? — Понимаю, — вздыхает Сокджин, — Но это всё равно звучит как-то сумасшедше. Обращаться к старосте Слизерина, чтобы он помог Тэхёну…? — Попытка не пытка, — пожимает плечами младший, — Просто на остальных Тэхён ещё и психануть может. А тут сам Ким Намджун — авторитет. — Какой авторитет? Не смеши, — фыркает Сокджин, стараясь казаться максимально непринуждённым, а в голову, как назло лезет только улыбка с ямочками. — Ну так что? Сокджин нехотя кивает. — Найду его между занятиями и поговорю. — Отлично, — Чимин кидает взгляд на настенные часы, — Чёрт, занятия через час, надеюсь Тэхён не опоздает. Может пойти поискать его? Однако дверь распахивается, и на пороге появляется немного бледный Тэхён. Чимин замирает, смотря, как лучший друг наигранно бодрым шагом доходит до своей кровати. — Я хочу минут 30 подремать, — зевает гриффиндорец, забираясь в кровать. Сокджин мягко ему улыбается. — Конечно, тебя прийти разбудить? — Не надо, — качает головой Тэхён, — Идите готовьтесь к занятиям, а я подойду ближе к началу урока. — Я захвачу твои вещи, — подхватывает чужую сумку Чимин, — Не забудь, что у нас зельеварение первым. Снейп с тебя три шкуры сдерет, если опоздаешь. Тэхён тихо смеётся. — Буду вовремя.

***

— Сколько нам снимут очков, если мы пропустим идиотское прорицание? — хнычет Югём, отбрасывая от себя потрёпанный учебник. — Не знаю сколько с нас снимет мадам Трелони, — зевает Чонгук, — А вот Юнги-хён наоборот бы добавил, если мог. — Он ненавидит эту чокнутую, — смеётся Югём, вспоминая, как старший слизеринец разносил общую гостиную после занятия прорицанием. — Её вообще мало кто любит, — пожимает плечами Чон, он вообще полностью солидарен со своим хёном касательно этого предмета. Бесполезнее занятия у них ещё не было. — Ну так что? — Югём смотрит на него с ничем нескрываемой надеждой, — Прогуляем? — Нет, не уговаривай даже. А где твой партнёр по всем идиотским выходкам? Бери его и прогуливайте сколько хотите. Так хотя бы и с Гриффиндора снимут очки. — У них зельеварение сейчас будет, — хмыкает Югём, — Бэмбэму и так от Снейпа прилетает за каждый слишком громкий вздох. Чонгук довольно улыбается, мысленно боготворя своего декана, а потом вдруг задумывается. — А Бэмбэм же старше нас на год? Он на четвёртом курсе? — Ага, а что? — Ничего, — спрыгивает с подоконника Чонгук, — Вали к кабинету прорицания, я сейчас подойду. — Да, Чон, давай прогуляем, не будь таким противным. — Я сейчас Дженни позову, и ты ей скажешь, что хочешь прогулять занятие, как тебе? Югём вздрагивает. — Я тебе ещё отомщу, — тихо обещает слизеринец и уносится в сторону выхода из подземелий. Однако уже через пару секунд Чонгук слышит грохот и чужое бормотание. Он, нахмурившись, идёт к выходу и за углом сразу же натыкается взглядом на сидящих на полу Югёма и одного очень знакомого гриффиндорца. Югём ржёт, неловко почесывая затылок и прося не жаловаться Сокджину, а то старший обязательно передаст ему пинков через Бэмбэма. Чонгук не даёт времени Тэхёну даже улыбнуться в ответ. Он резким движением ставит удивлённого гриффиндорца на ноги, а сам кидает на прищурившегося Югёма тяжёлый взгляд. — Если ты через секунду не свалишь, то это уже я нажалуюсь Джин-хёну. Югём закатывает глаза, поднимаясь с пола. Он быстро прощается с Тэхёном, ещё раз извиняясь, и перед самым уходом бросает на Чонгука заинтересованный и обещающий разговор взгляд. Последний молча ждёт, когда чужая макушка, наконец, скроется вдалеке, и только тогда оборачивается к все ещё стоящему рядом гриффиндорцу. — Ты по сторонам вообще смотришь, когда идёшь? Тэхён устало вздыхает. Он, если честно, все ещё не до конца проснулся, 30 минут оказались недостаточными, чтобы взбодриться, теперь ему спать хочется ещё сильнее. — Чонгук, отвали, сил нет с тобой пререкаться. Слизеринец хмыкает. — А что так? Утром ты был более энергичным. С кровати меня вообще профессионально вытолкнул. Тэхен распахивает глаза, зажимая руками уж очень громкому слизеринцу рот. Вдалеке слышатся голоса студентов, идущих на занятия. Чонгук наслаждается проступившими эмоциями на чужом лице. — Ты чего так орешь? Сейчас кто-нибудь услышит и всё не так поймёт. Слизеринец закатывает глаза, отнимая от своего лица чужие ладони. — Единственное, что они могут подумать, так это то, что ты не очень гостеприимен. — А ты и не гость. Ты скорее ночной кошмар. Как назло Тэхён вспоминает, то о чем предпочёл забыть ещё утром: то, как он чуть не поцеловал Чонгука. О, Мерлин… Слизеринец весело хмыкает. — Ночным кошмаром меня ещё никто не называл, я скорее мокрый сон, понимаешь? Тэхён вздрагивает, чувствуя, как щеки наливаются румянцем. Очень не вовремя он всё-таки это вспомнил. — В любом случае, — прокашливается гриффиндорец, — Это всё неважно, ведь ты не хочешь говорить, зачем вообще пришёл к нам с Чимином в комнату. — Ты уже знаешь, что я шёл к тебе, — нехотя бурчит Чонгук, но для них обоих это не новость, так что смысла прикидываться дурачком нет. — Но ты не сказал зачем. — Ага, — хмыкает Чонгук, краем глаза наблюдая, как мимо них проходят удивленные студенты, — Решил, что ты должен мучить себя догадками. — Какой жестокий, — закатывает глаза Тэхён. — А может я хочу, чтобы ты из-за этого почаще думал обо мне? Тэхён вскидывает взгляд на не менее удивлённого своими словами слизеринца. Чонгук хочет себя треснуть по лбу. Что за херню он несёт сейчас? Тэхён неуверенно прокашливается. — Должен ли я сейчас спросить… Зачем? — Нет. — Хорошо. Чонгуку бы посмеяться над чужой покладистостью, но понимает, что если и нужно над кем-то смеяться сейчас, то только над ним. Он решает быстренько перевести тему. — Ты пойдёшь на обед? — Нет, — поджимает губы Тэхён, понимая, что Чонгук снова лезет на запретную территорию. — Почему? — Не голодный, — шипит Тэхён, разворачиваясь от слизеринца. Сколько он уже тут простоял с ним? Сейчас ещё опоздает на зельеварение. — Ты же только позавтракал, — упрямо тормозит его Чонгук, — До обеда ещё долго. Тэхену от этих слов охото то ли рассмеяться, то ли заплакать. Со своим завтраком он уже успел попрощаться, согнувшись над унитазом. — Не надо, Чонгук, — тихо просит он, не оборачиваясь, — Не лезь. «Не в своё дело» мысленно заканчивает за него слизеринец. Знает, проходили. Уже даже почти не злит, а наоборот подстёгивает. Как бы сделать это дело своим? Тэхён уходит, не прощаясь. Уходит с небольшим осадком, но в то же время чувствует, что ему стало немного легче. Это можно уже называть эффект Чонгука. Заряд энергии перемешанный с потрепанными нервами. Зайдя в аудиторию, он чувствует на себе несколько пристальных взглядов, но успешно их игнорирует, садясь за парту рядом с Чимином. Снейп, слава Мерлину, ещё не пришёл. Пак наклоняется к нему. — Ты с Чонгуком говорил? — Откуда ты знаешь? — хмурится Тэхён. — Вы стояли посреди коридора. Мы сегодня с Когтевраном, а ты знаешь, как они любят сплетни. Видел бы ты с какими лицами они заходили. О чем ты с этой змеюкой говорил то? — Да так, — отстранённо бормочет Тэхён, — Он спрашивал, не знаю ли я какой урок сейчас у Джин-хёна. Чимин понимающе кивает, возвращаясь к своим конспектам. А Тэхён задумчиво хмурится, понимая, что пока он говорил с Чонгуком, то вообще никого не замечал, даже любопытных студентов проходящих мимо. Он устало хмыкает. Ну точно эффект Чонгука.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты