Удержи мое сердце 14

Lena_Alexandrova автор
От тени Тень соавтор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Элен и ребята

Пэйринг и персонажи:
Аделина, Бруно, Себастьен, Лали, Жозе, Бенедикт
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 89 страниц, 18 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ER Hurt/Comfort Детектив Драма Дружба Нелинейное повествование ООС

Награды от читателей:
 
Описание:
Жизнь ставит героев перед нелегким выбором. Дружба, любовь, чувство долга - что для каждого из них окажется превыше всего? Научатся ли они прощать, забывать плохое? Смогут ли пойти вперед или призраки совершенных ошибок будут тянуть их на дно прошлого? Ответы на вопросы могут дать только они сами.

Посвящение:
Благодарю моего соавтора "От Тени тень" за поддержку, терпение и творческую фантазию!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка
от талантливой Ольги Серобабовой
https://yadi.sk/i/pT4Kw6xEZddkTw
Арт - тот же автор.
https://yadi.sk/i/VcPYX23iXyJlIA

Глава 2

1 ноября 2018, 21:25
Прошло уже три дня, но Лали всё так же бродила по дому, как сомнамбула. Ребятам очень не хватало её оживлённого голоса, безумных выходок и перепалок с Жозе и Аделиной. Она ничего не ела, несмотря на все усилия ребят. Жозе вёл себя, как заботливый дядюшка — таскал её любимые круассаны и шоколадные булочки, пытался отвлечь разговорами, но всё было напрасно, девушка глубже и глубже погружалась в депрессию. С Аделиной тоже творилось что-то странное — второй день она светилась от счастья, постоянно куда-то звонила и исчезала на целый день. На все вопросы отвечала, что у неё дела в университете, которые занимают всё время. Жозе и Бенедикт некогда было разбираться, что происходит у Аделины, они ломали голову, что им делать с Лали, которая совершенно отказалась общаться. Сегодня Аделина была дома, и Бенедикт пришло в голову пойти втроём по магазинам, ведь шоппинг всегда доставлял девочкам удовольствие. Лали безропотно пошла вместе с ними, и Жозе остался один. Сначала он обрадовался возможности отдохнуть от подруг, но уже через пол часа ему стало скучно. Побродив немного по дому, он решил выйти в небольшой садик на заднем дворе. Сентябрь был очень теплый, и Жозе с удовольствием убирал засохшую траву, вдыхая аромат осенних цветов, которые в изобилии росли на клумбах, которые устроили девочки. Работа отвлекла его от грустных мыслей, но спустя какое-то время, он закончил, вернулся в дом и вновь стал ломать голову, как встряхнуть Лали. Печальные мысли одолевали его, и он решил забраться на чердак — там был выход на крышу и небольшая площадка вокруг каминной трубы, ограждённая со всех сторон. Он и Себастьен втайне от девочек расчистили это место и часто сидели здесь, глядя на закат и болтая обо всём на свете. Он прикурил сигарету и не спеша затянулся, погрузившись в воспоминания, осознавая, как они были счастливы все вместе, как любили друг друга, их шутки, репетиции, концерты в «Нелли»… — Почему, почему все рухнуло?! — сжал кулаки Жозе. Ком стоял у него в горле и вдруг рыдания прорвались наружу: — Себ, что ты наделал?! Почему ты так поступил с Лали?! Она же такая хрупкая, ранимая, если бы ты видел, во что она превратилась, это — тень! Я не в силах видеть её — всегда такую полную жизни, радостную — такой поникшей. Я боюсь за неё! Я ненавижу тебя, Себ, за Лали и за себя, потому что ты разбил и моё сердце тоже. Ты был моим другом, а я любил вас обоих, но ты всё уничтожил! Если с Лали что-то случится, я найду тебя и убью! Лёгкое движение воздуха, нежный аромат духов и едва ощутимое прикосновение пальцев к его плечу — Лали. — Жозе, не нужно так, слышишь? Мне вдвойне тяжело, когда я вижу тебя таким, — тихо прошептала она. — Лали? Что ты здесь делаешь? — он поднял покрасневшие от слёз глаза. — Я сидела за трубой, — глаза девушки тоже заблестели. — Ты же ушла с девочками! — Жозе был поражен, что она наконец заговорила. — Я не смогла ходить с ними, видеть людей и магазины. У меня нет сил делать вид, что ничего не случилось. Я жить не хочу. — Лали, не говори так! — Испугавшись, Жозе случайно опустил глаза и вдруг увидел зажатую в её руке пластмассовую коробочку, и это повергло его в шок. — Что это?! Он разжал пальцы девушки и увидел упаковку цианистого калия, приобретённую ими летом, чтобы избавиться от ос, которые развелись в саду. — Я собиралась ещё немного посмотреть на солнце… — проговорила она. — Отдай мне это немедленно! — Жозе забрал яд, сунул коробку в карман куртки и крепко прижал к себе разрыдавшуюся девушку. Он гладил её по волосам, утешал, обнимал за плечи, и его трясло от осознания того, что могло произойти, и пронзающей жалости к Лали. Её слезы текли по его рукам, и он, не зная, что ещё предпринять, чтобы ей стало хоть немного легче, от собственного бессилия начал целовать её волосы, потом висок, щёки. Лали посмотрела ему в глаза, её губы распухли от слёз, и Жозе, не осознавая, что делает, вдруг наклонился и жадным поцелуем впился в её губы. Они целовались с таким упоением и страстью, будто этот поцелуй был единственным их спасением от той разрушительной силы событий, которая нависла над ними. Их одновременно отшатнуло в разные стороны, и они недоумённо таращились друг на друга. — Прости меня, Лали, — опустил глаза Жозе, — Не знаю, что на меня нашло. — И ты прости меня, — тихо сказала она. — Я не знал, как тебя успокоить, мне так больно видеть, как тебе плохо, что это вышло само собой, — бормотал он. — Знаешь, а мне стало легче, — с трудом улыбнулась Лали, — но не переживай, это останется между нами, считай, ничего не было. Жозе бросил на Лали странный взгляд, но промолчал. Некоторое время они молча сидели, наблюдая за огромными пушистыми облаками, плывущими в голубом, ещё по-летнему чистом, ярком небе, уже позолочённой сентябрём листвой, в которой играл тихий ветер. Внезапно Жозе осенило — откуда Лали узнала об их месте на чердаке? И он спросил её об этом. Она пожала плечами: — Я всегда знала о нём. В душе Жозе опять начала подниматься волна ненависти к бывшему другу, но Лали, как будто прочитав его мысли, накрыла ладонью его руку: — Успокойся, Себастьен никогда не говорил о вашем убежище, просто я подглядывала за вами и видела, как вы тут орудуете. Ты же знаешь, я — любопытная… Была, — с болью в голосе закончила она. — Лали, — с нежным сочувствием проговорил Жозе. Девушка покачала головой:  — Не надо, я действительно «была»… Они ненадолго замолчали. — Слушай, дай мне сигарету, я же знаю, что вы тут покуривали, — неожиданно попросила она. — Ты куришь? Давно?! — поразился Жозе. — Да, с тех пор, когда Себастьен уходил к Линде, — с горечью кивнула Лали. — И никто никогда не замечал? — Нет. Обычно я уходила на берег Сены, есть у меня там укромное местечко, и выкуривала две-три сигареты, а потом долго сидела, пока запах из волос и одежды не выветрится, вот никто ничего и не знал. — И часто ты это делала? — Да, довольно часто. Я всегда боялась потерять Себастьена. Вот, чего боялась — то и случилось, — и слёзы опять покатились по смуглым щекам девушки. Жозе прикурил две сигареты и протянул одну Лали: — Ты все еще любишь его? Она кивнула: — Я не переставала его любить ни на минуту. В нем смысл моей жизни, а теперь — он ушёл, и меня не стало. Вы все считали меня взбалмошной и неуравновешенной, но я всё делала ради Себастьена. Я хотела, чтобы он не скучал! Господи, да я дьяволу душу готова продать, чтобы услышать его смех, ощутить на себе его взгляд! — Лали опустилась на корточки и уронила голову на колени. Жозе присел рядом с ней, их плечи соприкасались. Разговаривать не хотелось, только сигареты дымились в дрожащих пальцах. От его дружеского тепла Лали стало легче, и она положила голову ему на плечо. Так они и сидели на крыше дома, освещённые мягким сентябрьским солнцем. Кое-где летали осенние паутинки, тёплый воздух окутывал молодых людей, которые находили утешение и поддержку друг в друге. Там, на крыше дома, сидели два человека с разбитыми сердцами и думали о том, что только их искренняя дружба способна залечить раны от потери лучшего друга и любимого…