Удержи мое сердце 14

Lena_Alexandrova автор
От тени Тень соавтор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Элен и ребята

Пэйринг и персонажи:
Аделина, Бруно, Себастьен, Лали, Жозе, Бенедикт
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 89 страниц, 18 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ER Hurt/Comfort Детектив Драма Дружба Нелинейное повествование ООС

Награды от читателей:
 
Описание:
Жизнь ставит героев перед нелегким выбором. Дружба, любовь, чувство долга - что для каждого из них окажется превыше всего? Научатся ли они прощать, забывать плохое? Смогут ли пойти вперед или призраки совершенных ошибок будут тянуть их на дно прошлого? Ответы на вопросы могут дать только они сами.

Посвящение:
Благодарю моего соавтора "От Тени тень" за поддержку, терпение и творческую фантазию!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка
от талантливой Ольги Серобабовой
https://yadi.sk/i/pT4Kw6xEZddkTw
Арт - тот же автор.
https://yadi.sk/i/VcPYX23iXyJlIA

Глава 13

10 ноября 2018, 23:30
— Ну и как это понимать? Бруно отчаянно надеялся, что Аделина слышала только последнюю фразу — пожелание спокойной ночи Локонте, но, глядя в глаза девушки, метающие молнии, увидев сложенные на груди руки, понимал, что свидетель разговора с шефом всё-таки был. По крайней мере, всем своим видом Аделина показывала, что услышанное было ей явно не по душе. «Чёрт, и на любовницу не сопрёшь», — подумал парень, будучи готовым пожертвовать даже отношениями во имя Локонте. Аделина видела растерянность Бруно, и от этого заводилась ещё сильнее. В душе кипели злость и обида, непонимание происходящего и сумасшедшее желание, чтобы этот телефонный разговор любимого с неизвестным ей Локонте был всего лишь дурным сном. Пользоваться друзьями в личных целях — это было низко и совсем не похоже на Бруно. Но реальность была жестока, и Аделина, с трудом сдерживая пробегающую по телу дрожь, неотрывно смотрела на парня. — Что ты молчишь? — Аделина… — Бруно сделал шаг навстречу, но девушка, словно защищаясь, вытянула руки вперёд. — Не подходи ко мне! Убирайся отсюда. Бруно понимал, что отступать было некуда, но с него не снимали обязанности сделать работу до конца. И любовь к Аделине всё равно не позволила бы уйти. Он окончательно запутался, выбирая между любовью и долгом, метался между дружбой и карьерой, но, как парню казалось, душа стремилась к Аделине и ребятам. Но ему просто необходимо было немного времени, чтобы разобраться с этим чёртовым делом и уже потом покаяться любимой и друзьям. Поэтому Бруно только усмехнулся, продолжая смотреть Аделине в глаза. — И не подумаю. — Да как ты смеешь! — вспылила девушка. — Я никуда отсюда не уйду. Аделина, прошу, дай мне немного времени. Я всё объясню, но чуть позже… — А что нового ты сможешь мне сказать? Абсолютно ничего. Да и услышанного мне вполне достаточно. Мне плевать, кто ты сейчас, плевать, кто такой Локонте и зачем вам понадобился Себастьен. Я просто хочу, чтобы ты оставил в покое меня и моих друзей. Аделина задохнулась от стиснувших горло слёз. Она отчаянно пыталась сдержать их, но не смогла и отвернулась, пряча от взгляда парня бегущие по щекам водопады. Бруно неотрывно смотрел на подрагивающие плечи девушки и ненавидел себя. Его сердце сжималось от жалости, и он с трудом сдерживал порыв обнять её, прижать к груди и рассказать правду. Но он не мог, хоть и понимал, что ситуация выходила из-под контроля, вынуждая делать выбор как можно скорее. Проблеск здравого смысла в потоке казавшихся бесконечными слёз заставил Аделину посмотреть на часы. С ужасом девушка обнаружила, что если не поторопится, то опоздает на самолёт до Парижа, тем самым лишившись работы. Ни слова не говоря, даже не оглянувшись на стоящего за спиной Бруно, она вышла из кухни и направилась в ванную, попутно отмечая отсутствие у порога обуви друзей, что означало, что Лали и Жозе до сих пор не вернулись из клуба. Стоя под водой, Аделина молила небо, чтобы Бруно сейчас покинул навсегда её жизнь. Она вышла из ванной и досадно поморщилась, увидев Бруно. Он всё ещё сидел в кухне, облокотившись локтями на стол и закрыв лицо ладонями. У Аделины при виде парня сжалось сердце — влюблённое, жаждавшее выслушать, понять, простить, но разум напоминал, что Бруно обманул, воспользовался друзьями, значит, предал всех, кому когда-то был близок. Девушка оделась, но не уходила. Она сидела на смятых простынях, ещё хранивших тепло пылающих страстью тел, в надежде, что Жозе и Лали вот-вот вернутся. Аделина догадывалась, что Бруно ничего им не скажет, поэтому она должна была дождаться друзей и открыть им глаза на приятеля, который оказался двуличным обманщиком. Как же Бруно изменился! От парня, которого она любила, не осталось и следа. Но сердце упрямо билось лишь им и их (или только её?) любовью. Бросив взгляд на часы, Аделина поднялась — дальнейшее промедление было чревато опозданием на рейс. Девушка вышла из комнаты и, заглянув в кухню, тихо сказала: — Я найду способ рассказать о тебе друзьям. Поэтому лучше убирайся отсюда, если не хочешь, чтобы Жозе прошёлся кулаками по твоей наглой, лживой физиономии. Не дожидаясь ответа, Аделина взяла чемодан и открыла дверь. Услышала сзади шум и оглянулась. Перед ней стоял Бруно — мгновенно осунувшийся, поникший, жалкий, потухший взгляд был бессмысленным. — Я люблю тебя, — хрипло сказал он. — Прощай. Девушка уверенно закрыла за собой дверь, оставляя Бруно в прошлой жизни. Во всём теле Аделина ощущала дрожь, руки неприятно холодели, дыхание сбивалось. Она уложила чемодан в багажник ожидавшего её такси, предусмотрительно заказанного с вечера, села на заднее сидение и дала волю слезам. Едва за Аделиной закрылась дверь, Бруно взорвался. С силой ударив кулаком в стену, смачно выругался, вошёл в спальню и, опустившись на кровать, закрыл лицо руками. Ненависть к себе росла, становилась разрушающей. Он отчаянно искал выход из этой непростой ситуации, но не находил, точно зная, что всё встанет на свои места как только он поймёт, что важнее — любовь и дружба или долг. Где-то в глубине квартиры надрывался телефон, но у Бруно не было ни сил, ни желания подходить к нему, он будто оцепенел от своих тяжелых мыслей и не обращал внимания на непрерывные трели. Спустя несколько минут, в замочной скважине входной двери послышался скрежет; а за ней — веселые, приглушенные голоса Лали и Жозе, которые, наконец, шумно ввалились в прихожую. Жозе продолжал рассказывать что-то забавное Лали, от чего она заливалась серебристым смехом. Услышав настойчивые звонки, Лали бросилась в кухню, говоря по дороге Жозе: — Надо же, как наши голубки увлеклись друг другом — ничего не слышат! — Я бы тоже с удовольствием последовал их примеру, — хохотнул Жозе, приобняв Лали за талию. — Перестань, ты обещал! — смеясь, шлепнула его по руке девушка и сняла трубку: — Алло? Аделина?! — не поверила своим ушам Лали и вдруг замолчала — с лица исчез румянец, и она, широко распахнув глаза, растерянно посмотрела на Жозе… Аделина, стоя у телефонов-автоматов, расположенных почти в самом центре аэропорта Тулузы, под пристальным взглядом нервничающего фотографа, пыталась дозвониться до друзей. Однако на том конце провода то и дело раздавались лишь длинные гудки, выводящие девушку из себя. От волнения она переминалась с ноги на ногу, крепко, до боли в пальцах сжимала телефонную трубку, нетерпеливо постукивая ногтями другой руки по корпусу аппарата. — Пошли, регистрация заканчивается, — возник прямо перед ней Эдуард — фотограф модельного агентства. — Иду, — бросила Аделина, упрямо снова набирая номер квартиры, который, как ей казалось, запомнила навсегда. — Хватит! — парень нажал на рычаг и, негодуя, уставился на модель. — Последний раз. Аделина смотрела так жалостно, что тот отступил. — Чёрт с тобой. Только быстро. Трясущимися от тревоги пальцами девушка снова нажимала заветные цифры. Но ничего не изменилось — ей желали счастливого пути только длинные гудки. Когда она уже собиралась повесить трубку, послышался веселый голос Лали. — У меня нет времени, поэтому слушай и не перебивай, — скороговоркой выпалила Аделина и рассказала подруге всё, что знала о Бруно. В трубке давно звучали короткие гудки, а Лали, пустыми глазами глядя в одну точку, пыталась осмыслить только что услышанное. Бруно нашёл Себастьена, но для каких-то своих целей, подло воспользовавшись их дружбой. Если бы подобное рассказала не Аделина, Лали никогда не поверила бы, что Бруно способен на такую низость. Но не доверять подруге, влюблённой в этого парня, было глупо. — Что случилось? — Жозе подошёл сзади и обнял Лали. Дыхание скользнуло по коже за ухом, но не вызвало в девушке никаких чувств. Её мысли прыгали от Себастьена к Бруно, путаясь и вырывая из реальности. Чтобы не погрязнуть в их водовороте, Лали, освободившись от объятий, быстро пересказала Жозе разговор с Аделиной. Едва она закончила, как на пороге кухни появился Бруно. Он не успел опомниться, как Жозе, в шаг преодолев расстояние между ними, схватил приятеля за ворот рубашки. «Аделина…» — догадался Бруно. — Ах ты гад! Да как ты посмел? Мы доверяли тебе… — Жозе был в бешенстве и не мог подобрать слов, ненависть захлестнула его, в глазах потемнело от ярости. Пришёл в себя только после встречи его кулака с челюстью Бруно. Тот покачнулся, но на ногах устоял. Свирепый порыв снова броситься в драку, раскрасить «гаду» лицо в бордово-сиреневый цвет остудила Лали, возникшая между ними. Она обняла Жозе, пытаясь сдержать его. — Остановись, прошу тебя. — Отпусти! — взвился тот, но невесть откуда взявшиеся в хрупкой девушке силы не давали ему осуществить желаемое. — Хватит! — воскликнула Лали. Бруно тыльной стороной ладони утёр выступившую из разбитой губы кровь и усмехнулся. — Что ж, заслужил. — Ничего не хочешь рассказать? — тяжело дыша, поинтересовался Жозе. Ярость уступила место здравому смыслу, и за это он был очень благодарен Лали. Что-то подсказывало Жозе, что выслушать Бруно необходимо. Если тот, конечно, захочет объясниться. Бруно, помолчав, кивнул. Больше всего он хотел забыть обо всех и обо всём и броситься вслед за Аделиной. Да, он сделал выбор. Парень сел на стул и посмотрел на друзей. — Я — сотрудник Интерпола. Сейчас занимаюсь расследованием серии ограблений и убийств. — Ничего себе! — присвистнула Лали. — Никогда бы не подумала… — На это мне плевать, — Жозе с неприязнью смотрел на приятеля. — При чём здесь мы и Себастьен? — Проклятье, — досадливо поморщился Бруно. — Ребята, я не имею права… Тайна следствия. В общих чертах — я шёл по следу убийцы, как в поле нашего зрения внезапно появился Себ. Уверен, что он непричастен… Лали что-то сопоставила и вдруг выпалила: — Алина! Медсестра! Работала у мадам Дюваль, которая умерла при странных обстоятельствах. Ты думаешь — она убийца?! — Ты догадливая, — серьёзно ответил Бруно. — Но больше я ничего сказать не могу. — Почему ты раньше не поделился с нами? — Жозе, заметив в голубых глазах друга раскаяние и отчаяние, перевёл взгляд на его разбитую губу и почувствовал неловкость. Но, вспомнив, что Бруно просто воспользовался ими, в душе снова поднималась буря негодования. — Жозе, я не шоколадными булочками торгую. Скажу одно: Аделину я встретил совершенно случайно, и в ваш дом пришёл не для того, чтобы узнать о Себастьене. Это всё — просто совпадение. — Почему мы должны тебе верить? — Вы мне ничего не должны. Верить или нет — ваше право. Я, наверное, заслужил ненависть, но вы — мои настоящие друзья, и я вас очень ценю и уважаю. Как и Аделину, которую безумно люблю. Надеюсь, когда-нибудь вы все сможете меня понять и простить. — А Себастьен? — сердце Лали снова трепетало от одного лишь имени бывшего жениха. — Что дальше? Он же в опасности! Бруно вздохнул и молча поднял телефонную трубку. — Месье Локонте? — спустя мгновение заговорил он. — Моё почтение. Думаю нужно установить наблюдение по известному вам адресу. Но хотелось бы, чтобы оно производилось без моего участия. Прошу вашего разрешения вернуться в Париж. По семейным обстоятельствам. Парень выслушал ответ шефа, положил трубку и, не говоря ни слова, ушёл в комнату. Жозе и Лали переглянулись — тишина резала слух, а слов не находилось. Жозе думал то о Бруно, который открылся им с совершенно новой стороны, то вспоминал тепло Лали, жар её тела, головокружительные поцелуи. А Лали никак не могла выбросить из головы разговор с Бруно. Она думала о Себастьене, и страх за него сковывал сердце, леденил душу, заставляя тело дрожать, словно в лихорадке. Когда в коридоре послышался шум, Лали бросилась туда. Жозе поспешил следом. Они молча наблюдали за Бруно, который спешно натягивал куртку, не отводя взгляда от стоявшего рядом чемодана. — Ты нашёл Себастьена? — не выдержала Лали. Услышав вопрос, Жозе невольно поморщился, а Бруно лишь утвердительно кивнул. Девушка тут же бросилась к нему и мёртвой хваткой вцепилась в рукав. — Где он?! Ты знаешь его адрес? — Не имею права. — Умоляю, Бруно, скажи мне, где он живёт! Разве ты не понимаешь, что рядом с ним… Алина? — Именно поэтому я не могу этого сказать. Ради вашей же безопасности. Но от Лали не так просто было отделаться: — Пожалуйста, мне нужно знать… — голос Лали задрожал и сорвался, глаза наполнились слезами. Бруно терзали сомнения. Да, он головой отвечал за друзей, которые могли оказаться там, где им быть не полагалось, но, поступившись карьерой ради любви и дружбы, обязан был пойти навстречу. Парень перевёл взгляд на Жозе. Тот удручённо молчал, тщательно скрывая в жгуче-чёрных глазах мучительную боль, граничащую с агонией. Но не меньшей представлялась и боль Лали за Себастьена. Бруно тяжело вздохнул, достал блокнот, написал адрес дома, куда вчера вечером направился Себ, вырвал лист и протянул его девушке. — Вот. Уверен, что просить там не показываться, бесполезно, поэтому… Будьте осторожны. Лали прижала к груди этот клочок бумаги, вытерла пару слезинок и легко поцеловала Бруно в щеку, а тот, поднял виноватый взгляд на Жозе, который попытался улыбнуться и кивнул: — Всё верно, дружище.
Реклама: