Клятва +115

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Pet Shop of Horrors

Пэйринг или персонажи:
Леон/Ди
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Действие происходит через 5 лет после исчезновения Ди…

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
19 октября 2011, 08:59
Неужели я наконец нашел тебя? После стольких лет изматывающей погони, погони за призраком, неуловимым видением, грезой, погоней за богом. Пять долгих лет… без сна и покоя, пять лет в бреду и лихорадке обшаривать город за городом. В моей памяти осталась лишь бесконечная вереница китайских кварталов, грязных улочек, наводненных людьми, чьи лица тут же стирались из памяти, вытесненные болезненно четкими воспоминаниями о тебе. Я стал похож на пса, потерявшего своего хозяина. Черт, а ты ведь действительно приручил меня как собаку, и, потеряв тебя, я с остервенением бросился по следу. Но твой след давно остыл. И я почти отчаялся отыскать тебя, но…теперь я здесь. Переминаюсь с ноги на ногу у входа в твой очередной магазин. Меня знобит. Не потому, что от холодного ночного дождя меня защищает лишь легкая ветровка. Нет. Просто мне страшно. Жутко увидеть тебя вновь после стольких лет. Жутко осознавать, что через несколько секунд я вновь увижу на твоем лице знакомую высокомерную улыбку и пойму, что я действительно искал тебя зря, что ты уже все забыл, что тебе больше нет до меня никакого дела. Однако неопределенность пугает меня еще больше. Поэтому поднимаю руку и решительно стучу кулаком в дверь. Пара минут тягостного ожидания. Слышится звук отпираемых засовов. Сердце внезапно сбивается с ритма. Дверь со скрипом отворяется. Эти несколько секунд кажутся вечностью.
А ты совсем не изменился. Те же волосы цвета вороного крыла, та же бледная кожа, те же удивительные разноцветные глаза: золотой и фиалковый, то же, расшитое золотом шелковое платье. И, разумеется, ты ни чуточки не постарел. Совершенно такой же, как пять лет назад. Точь-в-точь такой, как в моих воспоминаниях, я словно увидел призрака. По моему телу пробегает дрожь. А ты… ты замираешь, широко распахиваешь глаза, на твоем лице читается искреннее удивление. Конечно, ты и представить не мог, что когда-нибудь я вновь появлюсь у твоих дверей.
— Детектив? – наконец опомнившись, выдыхаешь ты. – Что вы здесь делаете?
Пытаюсь улыбнуться как можно более непринужденно. Но вместо улыбки выходит лишь скупая гримаса боли.
— Может, впустишь? Или так и будем разговаривать на пороге? – говорю вместо ответа.
Ты покорно распахиваешь дверь, и я оказываюсь в твоем магазине. Здесь тоже все как в моих воспоминаниях. Бесконечные клетки с животными, щебетание, шипение, хлопанье крыльев, китайские вещи, будто только что из антикварных магазинов и до боли знакомый запах выпечки и благовоний. Усаживаюсь на мягкий диван и закрываю глаза. Твое появление перевернуло всю мою жизнь, Ди, ты вывернул мою душу наизнанку,.. а мое появление в твоей жизни ровным счетом ничего не изменило. Меня наполняет тоска и горечь. Чтобы хоть как то успокоиться, достаю сигарету, закуриваю, глубоко затягиваюсь, выдыхаю в потолок причудливые клубы сизого дыма. Облегчения не наступает.
Ты появляешься в комнате с подносом. На нем я вижу дымящиеся чашки и блюдо с пирожными. Ставишь его на стол и садишься на диван. Я отхлебываю из чашки чай, и впервые мне удается улыбнуться по-настоящему. Чай такой, как я люблю: черный, без сахара. Ты не забыл.
— Вы не ответили на мой вопрос, детектив.
Да, я помню. Ты спрашивал, что я здесь делаю. Зачем я пришел? Закусываю губу, чтобы не сорваться и не закричать. Ты хочешь знать, какого хрена я приперся? Да потому, что я наивно полагал, что мы друзья, что для тебя имеет значение хоть что-то, кроме твоей гребаной мести, что я значу для тебя чуть больше, чем твои животные и твои привычки, что за два года, проведенных вместе, два года, за которые ты стал для меня самым близким человеком, за которые я бесчисленное количество раз рисковал жизнью и спасал твою шкуру, хоть что-то значат для тебя! Что ты выбросил меня за борт своего корабля по ошибке, по ошибке бросил меня совсем одного…
Я тяжело вздохнул, вынул из кармана листок, сложенный вчетверо, изрядно помятый за эти пять лет, и протянул его тебе. Ты перехватил его своими тонкими белыми пальцами и бережно развернул.
— Я хотел вернуть тебе это.
Ты склонил голову, волосы упали на лицо, полностью скрыв его, твои пальцы дрожали. Каково это? Осознавать, что та связь, которую ты так хотел разорвать, все еще существует? Не для того ли ты забыл рисунок Криса, чтобы не напоминать себе о своих ошибках?
— Кем мы были для тебя, Ди? – тихо, почти шепотом проговорил я. – Очередными забавными зверюшками? Ты приручил нас, а когда мы тебе надоели – бросил. Ты все время говорил, что люди эгоистичны и жестоки, но ты сам такой же.
Ты не отвечал. Я затушил сигарету, встал и направился к двери. Больше мне нечего было тебе сказать. Слишком больно было видеть твое безразличие. Когда я уже был у двери, ты заговорил.
— Да, вы правы, детектив, мне не понятны человеческие чувства. Но это не значит, что я не совсем ничего не чувствую. Вы обвиняете меня в эгоизме и жестокости, однако, единственный эгоист здесь – это вы. Я помог вашему брату излечить его душевную травму и вернуться в семью, я спас вас от смерти… и вы называете меня эгоистом?
В твоем голосе появились странные, не знакомые мне нотки. Я медленно повернулся и обеспокоенно взглянул на тебя. Ты сидел на диване в той же позе, и твое лицо по-прежнему скрывали волосы.
— Во всем виноват ваш дурной нрав. Вы никогда не отличались умением слушать и понимать ближних, вы всегда прете напролом, не разобравшись в сути дела и в результате лишь ухудшаете ситуацию. Вы типичный человек, типичный американец, вы резкий, грубый, зацикленный на себе, тупой, неотесанный мужлан! Вы хуже любого животного!
У меня перехватило дыхание. Ты отчитывал меня все громче и злее, яростно выплевывая слова, а я смотрел на твои дрожащие пальцы, с остервенением мнущие рисунок, до крови закусывая губы, и внутри меня все переворачивалось. Зачем? Зачем ты все это говоришь?
Ты продолжал.
— Почему вы не могли просто отпустить меня? Какого дьявола вы кинулись на мои поиски? Ах да, вы считаете, что вас обидели, оскорбили ваши лучшие чувства! Поступили с вами, как с игрушкой! С вами, Великим Детективом Леоном Оркотом! Вы для этого меня искали? Чтобы унизить и пристыдить? У вас это получилось, довольны? А теперь убирайтесь вон из моего магазина и никогда больше не возвращайтесь!
Твой голос почти сорвался на крик. Это была не просьба, это был приказ. Но даже, если бы хотел, я все равно не смог бы подчиниться. Я словно прирос к полу от удивления. Эта встреча… Я столько раз рисовал ее в своем воображении, и был почти уверен, что ответом на мои слова будет безразличие, очередная фальшивая улыбка, лукавый ледяной взгляд, но это… Я с благоговением наблюдал, как ты задыхаешься от гнева. Ты. Холодный и высокомерный, как фарфоровый китайский божок. Я вдруг остро ощутил, что был не прав. Нет, не в том, что пришел сюда, нарушив твое спокойствие, а в том, что назвал тебя бесчувственным. Ты чувствовал, и этим чувством была…
— Почему ты так меня ненавидишь?
Ты вздрогнул.
— Ненавижу? – ты произнес это слово медленно и тихо, словно пробуя его на вкус.
Как оно тебе? Слишком живое, слишком человеческое, да? Слишком терпкое, но удивительно пьянящее, как старое вино…
— Потому, что вы искалечили мою жизнь. Вы хоть представляете, на что мне пришлось пойти ради вас?
В твоих словах столько яда, что становится страшно.
— Я ками, детектив. Меня никогда не спрашивали, хочу ли я мстить, я был рожден ради истребления человеческого рода, и это предназначение было смыслом моей жизни. Но вы превратили этот смысл в проклятье, вы как всегда все испортили… Леон… это вы приручили меня. Каково это? Приручить бога? И кем я был для вас?
Твой голос стал совсем тихим и бесцветным.
— Я вынужден был уйти. Вам стало слишком опасно находиться рядом со мной. Я не мог вас потерять… А вы… после всего, что я сделал для вас, вы все еще думаете только о себе. Если у вас осталась хоть капля уважения ко мне, уходите.
Ты поднялся, рисунок упал с твоих колен на пол.
— Ди… — выдохнул я.
У меня не было слов, чтобы тебе ответить, чтобы что-то возразить. Если я был тебе так дорог, почему ты не сказал мне об этом? Почему ты научился чувствовать только сейчас, когда все уже кончено? Мне бы так хотелось, чтобы ты хоть раз улыбнулся мне по-настоящему. Я стоял как вкопанный, не зная, как поступить. Я не знал, как управлять своим бестолковым телом, как смотреть тебе в глаза. Твой взгляд был таким твердым и холодным… Я остро ощущал свою вину, но никак не мог понять, что я сделал такого, за что невозможно было бы меня простить?
Я отвернулся и пошатывающейся походкой направился к двери. Уже с самого выхода я решил взглянуть на тебя в последний раз, чтобы запечатлеть твое лицо в памяти. Может, ты все-таки улыбнешься мне напоследок?
Нет. Ты не улыбался. Две мокрые дорожки на щеках, глаза полные влаги, прозрачные капли срываются с подбородка и падают на твое платье, оставляя на нем темные пятна…. Слезы. Неужели тебе настолько больно, что ты позволил себе плакать?
— Ди… — повторяю я.
Ты отворачиваешься, пряча лицо.
— Убирайтесь, – в голосе уже не лед — металл. – Если не хотите, чтобы я заставил вас уйти силой.
Но я уже не слушаю. Ноги сами несут меня к тебе. Ты пытаешься воплотить свою угрозу в жизнь. Взмахиваешь рукой, твои острые ногти вспарывают мне щеку. Из раны хлещет кровь, но я не чувствую боли. Теперь ты метишь мне в шею, но в этот раз я готов к удару, и мне удается с легкостью поймать твою руку, выкручиваю ее, ты морщишься от боли.
— Отпустите сейчас же! Или я натравлю на вас Ти-чана! Я не шучу!
Я знаю, что не шутишь. Но мне плевать на твои угрозы. Несмотря на яростное сопротивление, притягиваю тебя к себе и обнимаю. Оказавшись в моих объятьях, ты вдруг перестаешь сопротивляться и опускаешь голову на мое плечо. Куртка тут же становиться мокрой от твоих слез.
— Ну почему вы такой? – тихонько всхлипывая, бубнишь мне в плечо – Вы, бездарная пародия на детектива… ну почему вы все усложняете, почему не хотите просто уйти?
Ты вопросительно заглядываешь в мои глаза, ожидая ответа. Но слова комом застряли в моем горле. Я говорил их десяткам девушек, я повторял это снова и снова: когда они улыбались мне, когда целовали меня, оставляя на губах свою помаду, когда они стонали подо мной ночью, когда уходили, оставляя после себя пустоту и тошнотворный запах духов… Люблю, люблю, люблю… Я бросал эти слова на ветер, не понимая их значения, так почему сейчас, когда все зависит от них, я не могу их произнести?
Тыльной стороной ладони стираю с твоего лица слезы. Твоя кожа такая нежная… я мягко касаюсь ее кончиками пальцев, провожу по подбородку, очерчиваю линию губ. Осмелев, зарываюсь лицом в твои волосы, вдыхаю их тонкий цветочный аромат. От этой близости начинает кружиться голова. Едва ощутимо касаюсь губами твоей щеки. Знаешь… ты не такой, как они, ты особенный… ты сможешь понять меня без слов…
Чувствую, как твои прохладные руки обвивают мою шею. Если бы ты хотел убить меня сейчас, я бы даже не смог сопротивляться. Закрываю глаза и ощущаю твое горячее дыхание на своей щеке. Ты проводишь по ней языком, старательно слизывая кровь. Я вздрагиваю, когда ты касаешься воспаленной раны. Нет, не от боли, просто это чертовски приятно...
Твои губы касаются моих… я не слышу, я словно ощущаю на них твои слова…
— Поклянитесь мне, детектив,… что вы никогда больше меня не отпустите, как бы я ни хотел уйти…
— Клятва… — повторяю я, — а может, заключим контракт? – я открываю глаза и вижу, как ты улыбаешься. Просто и искренне, совсем по-человечески.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.