Плед 6

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Саша/Рита
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Флафф, POV, Первый раз
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Стань моей, пожалуйста.
— Я уже твоя.
— Не то...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Работа написана по заявке:
27 августа 2018, 20:51
      Очередное утро, проводимое наедине с рукой. На члене. Стянул с неё всё одеяло во сне, лишив тепла, — вот и результат, чёртов ты идиот. Перед глазами — обнажившиеся ягодицы и бёдра, милое нижнее бельё и выпуклые соски, соблазнительно проглядывающие через мою футболку. От беды подальше поплёлся в душ, а там, разочарованно выдохнув, без удивления уставился на стояк. Люди, конечно, годами могут терпеть, но два месяца с этой красоткой ощущались как целое тысячелетие. Ну, что поделать, достался мне стеснительный котёнок, которого никто до меня девственности лишить не удосужился. Хотя, сей факт мне даже льстит. Я буду её первым мужчиной, и от этого осознания кружило голову.

      Стараясь не скулить, я верно приближался к разрядке. Воображение вырисовывало самые сумасшедшие картины: она подо и надо мной — вариации поз, которые я хотел бы с ней попробовать, обесиленная, в поту, хрипло умоляет меня заставить её кончить как можно скорее. Рука двигается всё быстрее, и тут меня опаляет оргазмом, волной пронёсшимся через всё тело.
Выходя из ванной, вижу её сопящий носик, забавно выглядывающий из-под одеяла. Значит, солнце было разбудило, раз с головой укрылась. И как только не задохнётся? Соня.

      — Киса, — осторожно сдвинул одеяло с её лица и улыбнулся, уже одетый и позавтракавший. — Я пошёл. Не проспи пары, ладно? Завтрак на столе.

      — Угум, — бездумно промямлила девушка, не разлепляя глаз.

      — Кис.

      — М-м?

      — Дай поцелую.

      Целомудренный, нежный поцелуй в губы — предел дозволенного. Иначе бы пришлось снова предаться дрочке.

      Впервые увидел её на работе в июле этого года. Она работала в нашей клинике на ресепшене. Вся такая нежная и улыбчивая. Боялся заговорить с ней, но, где бы она ни была, чувствовал её пристальный взгляд на себе. Иногда, правда, раскидывался обыденными фразами, чтобы произвести впечатление нормального разговорчивого человека. Однажды застала меня за переодеванием в раздевалке. Кажется, недоразумение, но даже после этого случая словом не обмолвились. Однако, ничего не длится вечно, и в один прекрасный дождливый вечер я наткнулся на неё у входа в клинику, расстроенную и обнимающую себя за плечи. Спросил, всё ли хорошо. Оказалось, Рита забыла зонт дома. К слову, всё небо затянуло грязного цвета тучами, а лить обещало примерно ещё полсуток. Предложил довезти до дома ― сказала, что не стоит. Всё закончилось вечерними посиделками за чаем вприкуску с печеньем в кухне её родителей. Маму её с порога узнал ― в одной клинике работаем. А Риту, оказывается, Анна Ярославовна на лето подработать устроила.

      В одиннадцатом часу вечера меня проводили до подъезда. Лампа перегеровшая, видимо, была, ― не смог заметить, как девушка наклонилась, чтобы быстро чмокнуть в небритую щёку. Я вспыхнул от неожиданности.

      ― Спасибо, Александр Андреевич.

      ― В следующий раз берите зонт. Вдруг меня рядом не будет.

      Сдавленно хихикнув, девушка попрощалась и поднялась восвояси. В ту ночь я очень плохо спал.

      Ждать долго не пришлось: через некоторое время между нами закрутился роман. Не упускал Риту из виду ни на секунду ― то дверь кабинета (к моему счастью, располагавшемуся прямо напротив стойки) оставлял открытой, чтобы видеть эту нежную девочку с тихим мелодичным голосом, то на ресепшене торчал, делая вид, что ищу бумаги, то на кухне по очереди делали друг другу чай или обедали. Трогать себя у всех на виду строго-настрого запретила, не хотела, чтобы кто-то подумал, что мы вместе. А когда домой к себе пригласил — с благими намерениями — как-то скуксилась, с сомнением прикусив нижнюю губу. Позже это оправдалось, когда во мне забурлила страсть, и я прижал её к стене, суматошно покрывая жадными поцелуями нежное красивое лицо.

      — Саша...

      — Что, любимая?

      — Можно я скажу кое-что?

      Я тогда сразу догадался, чем Рита хотела поделиться, и, кивнув на её заявление о том, что я первый в её жизни мужчина, повёл в свою уютную гостиную, усадил на диван и включил что-то из жанра фантастики, а сам уложился головой ей на колени. И пока она ласково перебирала маленькими пальчиками мои непослушные кудри, я победно улыбался. Среди ночи я унёс её в свою спальню, накрыл своим любимым клетчатым пледом, поцеловал в лоб и ретировался на диван. Я спал с улыбкой на губах.

      Так и пролетели два месяца: я всё оперировал, а ей нужно было посещать университет. Мы стали видеться реже, поэтому решили, что в выходные она ночует у меня. С этого момента боль от воздержания усилилась в разы. Сначала спасала рука, но самоудовлетворение со временем стало казаться ребячеством. Но я терпел, успокаивая себя тем, что мне воздастся.

      Середина октября — ровно два месяца с начала наших отношений. Дата совпала как раз на выходные, поэтому я решил замахнуться и устроить Рите большой сюрприз: ресторан и кое-что ещё, отчего она точно будет в восторге. Весь день в субботу она провела с подругами, усиленно готовясь к вечеру, а я мотался по городу, пытаясь найти цветы, которые ей бы точно понравились.
Договорились, что приедем в ресторан по отдельности: видимо, хотела произвести на меня впечатление, показав себя во всей красе после многочасового похода по магазинам да салонам красоты.

      Я ждал, нервно ворочая вилку в руке: опаздывает. На полчаса. Решил было посмотреть уровень пробок, но в это время позвонила моя ненаглядная.

      — У меня температура... Тридцать восемь и пять...

      Слышно было, что плакала, что жутко расстроилась. Успокаивал, как мог, лишь бы не чувствовала себя виноватой. И тотчас побежал на поиски ближайшей круглосуточной аптеки.
Рита предупредила, что находится у себя дома, но когда я приехал, её родителей в квартире не застал. Правда, меня встретила не Рита, а бледноватого цвета комочек с пунцовыми от температуры щеками, завернутый в мягкий плед.

      — Боже мой, Сашенька, прости меня, прости! Я ещё утром чувствовала слабость, но подумала, что пройдёт, а теперь я всё испортила!

      Она ещё долго плакала в моих руках, а когда я усадил её на диван и намеревался пойти за забытыми в прихожей лекарствами, наступил на плед, в котором девушка пряталась от холода, запутался в нём ногой и стащил его с неё.

      — Да бля... — последнее, что сорвалось с моих губ, когда мои глаза наткнулись на откровенное нижнее бельё, так ладно и соблазнительно сидящее на моей женщине.

      — Я снять забыла... — а я забыл, как дышать.

      — Завтра лекарствами накормлю. Марш в спальню. И не вздумай это с себя снимать.

      В её комнате было душно. По крайней мере, мне так казалось. Подошёл к ней в плотную, задевая грудью её грудь. Когда соприкоснулись лбами, судорожно прошептал:

      — Стань моей, пожалуйста.

      — Я уже твоя.

      — Не то... Просто разреши мне касаться тебя, целовать, любить. Пожалуйста, я умоляю. Я не могу больше. Ещё немного, и я озверею оттого, что не могу прикоснуться к тебе, когда ты такая охуенно красивая.

      Ответ — робкий поцелуй, постепенно переросший в безудержную и жадную борьбу языков. Рита тихонько стонала от интенсивности происходящего, а я не мог скрыть улыбки, смутно думая о том, что не верю во всё это.

      Аккуратно уложил её на кровать, избавил от белья, ласково огладил её округлости, слегка пошлёпал по ягодицам. Сносило крышу от нежности и мягкости её кожи, её чистого и сладкого запаха.

      — Ты невероятная. Красивая. Нежная. Моя.

      Ладонью провёл по её влажной промежности, одновременно целуя каждый сантиметр её бледной кожи. Рита заскулила, схватив меня за руку и прижала к себе ещё теснее. Хочу её. Хочу избавить её от зудящей пустоты, которую она сейчас испытывает.

      — У меня с собой ничего нет, — прошептал я, разочаровавшись.

      — В шкафу... В нижнем ящике.

      — Откуда?!

      — Ты выронил когда-то из бумажника.

      Со смехом отправился на поиски презерватива, потом девушка соизволила сама раздеть меня. Зачарованно изучила мой член. А как трогала! — думал, что кончу на месте же.

      Она беззвучно заплакала, когда я вошёл в неё.

      — Всё хорошо... Сейчас всё пройдёт, ладно? — она кивала, а я целовал её сырые от слёз ресницы, шептал нежную чепуху, лишь бы она успокоилась. Когда Рита ногами обвила меня за торс, я понял, что можно двигаться. Я старался быть максимально нежным и ласковым, не хотел принести ещё больше боли этой маленькой девочке.

      — Моя, — рычал я, делая уже более жёсткие толчки. Она громко стонала, вцепившись в кудри на моей голове и беспощадно дёргая их.

      — Я хочу... Пожалуйста, быстрее! — судорожный всхлип.

      Сделав три быстрых толчка. я почувствовал, как Рита сжалась вокруг моего члена, и кончил следом от интенсивности ощущений.

      Она целовала меня нежно, ласково, с благоговением, гладила мою грудь и прятала свои милые пальчики в моих кудрях.

      — Я тебя люблю.

      — И я тебя, кис, — еле ощутимо коснулся её виска и крепче прижал её к себе. — А в Грузию на следующих выходных двинем, когда выздоровеешь.

      — Какую Грузию? — ох, как же я люблю этот любопытный взгляд!

      — Что на Кавказе. Ты же давно туда хотела. Это для тебя подарок.

      — Саша! — моя девушка тискала меня за бока и благодарно целовала моё лицо ещё очень долго — меня даже разморило. А на другой день мы вместе лечились от ангины.