Собиратели душ. +4

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Ян/Либертина
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Фэнтези
Предупреждения:
Элементы гета
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Идут по земле собиратели душ,а на небе сидят ангелы и наблюдают за людом...
Что будет если одна пара собирателей сделают то что до них никто никогда не делал?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Начало и конец.

7 апреля 2013, 21:30
- Итак, вот твой напарник.
Их наставники развернулись и ушли прочь по коридору.
Напротив друг друга стояли два человека. На первый взгляд они казались одинаковыми.
Мужчина был одет в хлопковую темно–синюю рубашку, кожаные штаны и черные мягкие сапоги до колен; за поясом была катана в ножнах. Его черные волосы были небрежно собраны лентой в хвост сзади, а короткие прядки спадали по бокам и на лоб. Холодные черные глаза недобро рассматривали девушку, а на его красивом треугольном лице, дышащем силой и тьмой, не отражалось никаких эмоций. Оценив девушку, мужчина наморщил прямой нос и фыркнул.
Девушка, напротив, была олицетворением доброты и тепла. Длинные волосы цвета солнечного света были распущены и игриво колыхались на легком ветерке, гулявшем в коридоре. На ее хрупкой фигуре была полупрозрачная тога, подчеркивавшая ее достоинства и сквозь которую просвечивало хлопковое белье. В руке она держала простой деревянный посох. Серые глаза на бледном слегка пухлом лице с курносым носиком неотрывно смотрели на мужчину, но через несколько секунд сверкнули гневом, и девушка отвернулась.
Первым заговорил мужчина:
- Ян.
- Либертина, - девушка бросила взгляд в его сторону.
И они, ни слова друг другу больше не говоря, двинулись к выходу из Академии собирателей душ.
***
Две армии столкнулись в схватке. Не было ни выигравших, ни проигравших. Практически не было выживших. Та горстка солдат, которая осталась живой с каждой стороны, стала свидетелем странной картины. Мужчина и женщина шли по полю, когда-то бывшему зеленым, а сейчас ставшему красным от крови погибших солдат. Девушка была лучом надежды в глазах выживших, на ее спутника же предпочитали не смотреть. Она не боялась запачкать кровью свою белую тогу, но, тем не менее, недовольно цокнула, когда мужчина с размаху наступил в багряную лужу, и стена брызг разлетелась в разные стороны, попадая на его одежду. Он слегка улыбнулся, помогая своей спутнице переступить через мертвых солдат, но ничего не ответил. Они о чем-то тихо поговорили и отошли друг от друга на пару метров. Несколько солдат сглотнули, поняв, к чему все шло.
Мужчина и женщина начали петь на очень старом языке, который уже давно здесь забыли. Некоторые слова звучали синхронно и мелодично, а некоторые терялись в какофонии звуков, режущей уши. Их волосы, поднятые неожиданным ветром, разметались. Брызги крови попали на лицо женщины, но она только недовольно поморщилась. Мужчина же, почувствовав кровь на своем лице, улыбнулся. К концу их пения вверх полетели призраки. Все они принадлежали умершим солдатам и различались по цвету. Вокруг девушки собирались души от светло-серого цвета до ослепительно-снежного, вокруг мужчины же – от темно-синего до угольно-черного.
Количество душ не соответствовало умершим солдатам - их было в разы меньше, и они были разделены на светлые и темные души – души, которые попадут в Рай и в Ад. Остальные никогда не найдут себе покоя и, забытые в этом мире, будут скитаться и пугать людей.
Внезапно все души подхватило дымкой и унесло вверх, и собиратели закончили петь. Девушка, схватившись за голову, начала оседать на землю и упала бы, если бы Ян не подхватил ее.
- Ты так и не можешь привыкнуть, - он ехидно улыбнулся и поднял ее на руки.
- Ты тоже, - Либертина краем тоги вытерла пот с его лба.
Солдаты с облегчением выдохнули, когда увидели, что собиратели ушли в лес.
***
- Ты мог и не носить меня на руках, - сказала девушка, когда Ян внес ее в их палатку и опустил на кровать.
- Чтобы ты опять упала в кровь? - он хмыкнул и пошел на кухню ставить чайник.
Либертина закрыла глаза и вздохнула.
- Все в порядке? - она снова услышала голос напарника рядом.
- Да. Только голова кружится сильнее, чем обычно, - она хотела сесть, но Ян ее остановил.
- Лежи. Еще может хуже стать, - он навис над ней. – Мы еще не собирали столько душ, и, возможно, больше не соберем. Такие сражения бывают очень редко.
- Тогда почему нас послали на него? Есть и более опытные собиратели, - Либертина вытерла рукавом кровь с его щеки.
- Не знаю, но задание есть задание.
Его взгляд скользнул по ее губам и шее, что не укрылось от девушки.
- Ты снова не нашел свою девушку в академии? - на щеках светлой появился небольшой румянец, и она отвернулась от Яна.
- Да, - буркнул он.
Темный хотел встать, но Либертина его остановила.
- С тобой-то все хорошо? - она посмотрела ему в глаза.
- Да, - он улыбнулся. – Что со мной может быть?
Они замолчали. Каждый старался не смотреть друг другу в глаза.
- Ты не нашла себе парня? - неожиданно спросил Ян.
- Н... Нет, - светлая смущенно повернулась на бок.
- Тогда мое предложение еще в силе, - Ян слегка коснулся ее открытого плеча губами. Либертина вздрогнула.
- Я... Я...
- Я постараюсь быть нежным, - прошептал Ян ей на ухо, – чтобы твое хрупкое светлое тело не растаяло от моего темного.
Либертина повернулась к нему, и их губы сошлись в глубоком поцелуе.
***
Аллен закрыл окно, когда пошло совсем интимное.
- Чайник убежит, - прокашлялся он.
- Что ты за ними следишь? - спросил светлого Рой, слегка дернув своими темными крыльями.
- Я не слежу, а наблюдаю, - он улыбнулся и сел в кресло рядом.
Два ангела на небе сидели и пили красное вино. Темный и светлый. Два партнера, коих контракт длился вечность.
- Ты за ними следишь вот уже триста лет, - недовольно сказал Рой. – Пропускаешь наши партии в шахматы. За триста лет должно было случится что-то интересное.
- В том-то и дело, - Аллен налил напарнику вина, – что ничего интересного и не происходит. Обычные собиратели… но через триста лет они все-таки переспали! Слава небесам! Либертина потеряла девственность до конца времени.
- Да неужели?! - Рой подавился вином. – И как все прошло? Мой коллега показал себя с лучшей стороны? А как все было? Как долго светлая сопротивлялась? А она как? Раскрепостилась, как обычная светлая в постели?
Аллен изогнул бровь и скептически посмотрел на Роя, все еще держа у губ бокал с вином и собираясь его пить.
- Ой, да ладно, - темный закинул ногу на ногу. – Но лучше бы темный нашел себе какую-нибудь демонессу… лучше бы было.
- Но секс между напарниками мы не может предотвратить, - Аллен пожал плечами и пригубил вино.
- Да, - кивнул Рой. – Но если они обычные, то через сотню другую они разойдутся, найдут свою любовь в этом мире.
Он поднял бокал вверх и посмотрел сквозь вино на заходящее солнце.
- Тебя опять Камилла выгнала? - Аллен улыбнулся, глядя на кислое лицо Роя.
***
Но через сотню лет они не расстались. Продолжали быть вместе, не смотря на все минусы Яна, не смотря на все требования Либертины. Продолжали быть вместе. В горе и в радости. Аллен все так же следил за ними. А что оставалось бессмертному ангелу, если он уже вдоволь наигрался в шахматы с темным?
В горе и в радости, в минуты слабости и силы. Все дальше по дороге жизни шли рука об руку темный и светлый собиратели душ. Все так же на их зов поднимались души и уходили по их приказу. Все так же темный ангел ворчал по поводу бесполезного занятия светлого.
Они все так же спали вместе и были счастливы…
Пока совершилось кое-что непоправимое.
***
-Нет-нет-нет! Нет-нет-нет! Нет!!! - закричал Аллен и схватился за голову.
- Что случилось? - Рой одним прыжком подскочил к нему.
Аллен протер глаза и начал массировать виски.
- Либертина забеременела, - сухо сказал он.
- Что?! Разве такое вообще возможно? - Рой захлопал глазами.
- Они люди, не забывай об этом, - Аллен закрыл рот и ошарашено посмотрел в зеркало, где сплелись тела Яна и Либертины. – Просто раньше такого не было. Никто себе этого не позволял, поэтому и возникло ощущение, что это было невозможно.
- Что будем говорить? - Рой взял подмышку бутылку коньяка из бара.
- Ничего, - Аллен сел на пол, все еще неотрывно глядя на зеркало. – Этого нет в инструкциях. И, вообще, они могли и не зачать ребенка.
Рой сел рядом с напарником и протянул ему бутылку. Аллен молча ее принял, открыл и начал пить прямо из горла.
***
Но, увы! Ребенок зачался и даже родился - красивый мальчик с пепельными волосами и голубыми глазами. Либертина так и не смогла прочитать его судьбу. Куда он уйдет - к ней в Рай или к отцу в Ад. Они оставили его в деревне, где жила сестра Яна. С ними много что случалось во время походов, и они не хотели подвергать опасности еще и своего сына. Они приезжали достаточно часто, чтобы ребенок не забыл, как выглядели его родители.
Весть он том, что у разных собирателей могли быть дети, разлетелась по всему свету и дальше.
Все было хорошо, пока Ян и Либертина не погибли. Редрику было всего 12 лет...
***
Фигура во тьме вытерла катану о какой-то кусок ткани. Луна вышла из-за облаков.
Вокруг лежало множество тел. У некоторых были отрезаны руки, ноги, головы, у некоторых были сквозные раны от меча. У других внутренности были вывернуты наружу, лица опалены до неузнаваемости или раздроблены так, что мозги вытекали.
Среди всей этой кровавой резни стоял мужчина. У него были длинные белые, заплетенные в несколько кос, волосы, свободные пряди спускались до плеч. Из-под них торчала пара прямых темных рогов, все в глубоких и неглубоких царапинах. Правильные черты лица, голубые глаза - он был бы обычным красивым парнем, если бы не странный цвет волос и рога. На тонкой шее был повязан красный шарф, за спиной под плащом на ремне висел деревянный посох. Весь его торс был покрыт черными татуировками, в основном состоящих из иероглифов и витиевато выведенных слов. Некоторые из них начали светиться в лунном свете. На ногах были холщовые штаны, заправленные в кожаные сапоги по колено, на руках - кожаные наручи и пара медных браслетов. Молодой человек спрятал катану в ножны и пошел прочь от тел.
Он вышел на дорогу. Ночью редко, когда можно встретить повозку, тем более, на дороге, далекой от главного тракта. Мужчина подошел к канаве и сел на корточки.
- Можешь выходить, - по-доброму сказал он. У него был мягкий альт с легкой хрипотцой.
Из-под куста вылез маленький мальчик. Он весь дрожал.
- Иди сюда, - мужчина поманил рукой.
- Но вы же убили тех людей, - дрожащим голос сказал он, стараясь отойти подальше.
- Те люди заплатили за то, что сделали их соотечественники, - он улыбнулся и снова поманил рукой.
- Но среди них были собиратели душ! Их никто не может убить! - мальчик всхлипнул и, споткнувшись, упал на траву.
- Бред, - мужчина одним рывком оказался около него, сам сел, а его посадил к себе на колени. – Я могу их убить. Я даже ангелов могу убить.
Он грустно поглядел на полную луну.
- А зачем вы их убили? - мальчик буквально выпрыгнул из его рук. – Что они вам сделали?
- Несколько сотен лет назад их предшественники убили моих родителей. Тогда мне было двенадцать, - он грустно посмотрел на мальчика. – Отец защищал мать. Он умер первым. Именно его хотели убить, потому что, по их мнению, он нес зло в этот мир. А мать они не хотели трогать, но потом они узнали, что она вышла замуж за него, и ее тоже убили. Проткнули вилами на теле отца.
Мальчик боязливо взглянул на него.
- Именно когда умерла моя мать, во мне и проснулись такие силы. Я узнал, что они погибли, узнал, что кое-кто следил за нами и позволил этому случится. Я поклялся убивать всех, кто причастен к смерти моих родителей.
- А кем они были? - мальчик сел рядом.
- Они были обычными собирателями душ: отец - темный, мать - светлая. Их убили за то, что они были таковыми.
- Но есть же и те, кто рад их появлению, - мальчик удивился.
- Да, есть, - мужчина улыбнулся и потрепал его по грузной голове. – Но они стояли в стороне и смотрели на схватку, так и не решившись что-либо предпринять. Так что их я тоже убиваю.
- Зачем? Ведь в этом мире должно быть больше...
- Доброго? - мужчина покачал головой. – Тогда я понял, что в этом мире нет доброго или злого. С одной стороны ты считаешь это добром, а другие считают это злом. Мир слишком многогранен.
- Но твои поступки же тоже считаются злым.
- Да, правильно. Пускай считаются. Я сделаю так, чтобы одно из условий выбора добра–зла ушло из этого мира. Я считаю это добрым. Как ты считаешь? - мужчина снова улыбнулся.
Мальчик задумался.
- Вы же меня не будете убивать?
- А ты считаешь, что собирателей душ надо оставить в этом мире? - удивленно спросил он.
- Нет, я думаю, что это почти правильно, - мальчик замялся.
Мужчина изогнул бровь.
- Как тебя зовут? - радостно спросил мальчик.
- Редрик.
- Редрик, можно путешествовать с тобой? Ты убил моих родителей, потому что они хотели убить тебя, но я теперь считаю иначе, - мальчик смущенно отвернулся. – Мне некуда идти.
Редрик рассмеялся.
- Никогда не думал, что парнишка, родителей которого я убил на его глазах, пойдет со мной!

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.