Завтраки 2.0 22

_ mapache _ автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ростислав Колпаков, Елена Газаева (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Ростислав Колпаков/Елена Газаева
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Драббл, написано 16 страниц, 8 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU ER Ангст Бывшие Драма Любовь/Ненависть Нездоровые отношения ООС Отклонения от канона Сборник драбблов Сложные отношения Театры

Награды от читателей:
 
Описание:
Всё проходит. Всё возвращается.

Посвящение:
пятой букве алфавита, пейрингу-смерти, поэтессе-вдохновительнице и одному итальянскому солнышку.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
мапаче сделала хороший финал, а потом решила, что «отпустить и забыть» - это не для неё. и пошло-поехало.

Для понимания происходящего стоит ознакомиться с первыми «завтраками»: https://ficbook.net/readfic/5379270

Конкретно ЭТО вылезает из них где-то после «грустно» и является, простигосподи, третьим из возможных финалов. И я ненавижу себя: первый - лучший из них.

Первые три части уже публиковались в первых «завтраках», но всё в этой жизни меняется.

Герои взяты с потолка и с указанными публичными личностями совпадают только оболочкой, любые совпадения с реальностью мною совершенно не приветствуются.

…приятного аппетита!

Settima

16 сентября 2018, 12:00

Искусала губы в кровь, очень жду тебя я вновь.

Лена кусает губы, раздумывая: входить или нет? За дверью - любимый телефон, наверняка мигающий многочисленными сообщениями от любимых и не очень людей. Если бы только он! За дверью ещё и Ростик, только что, судя по россказням всесведущего ансамбля, принявший душ, и Лена не чувствует в себе ни толики сил или желания видеть его. А вот свой телефон - да. Она открывает дверь медленно и с противным скрипом, будто приговаривает себя к казни через обезглавливание и пытается отсрочить исполнение приговора. За дверью оказывается он - с полотенцем на голове и ненавистью во взгляде. «Твой телефон звонил трижды, - яростно-обречённо шипит Ростик. - СМСки я не взялся считать». На закономерный вопрос, отчего не выключил звук, чтоб не мучаться, отвечает, что она бы потом закатила ему скандал. Лена может возразить, что закатывать скандалы - неактуально уже пару лет как, но молчит, поднимая брови, мол, хозяин - барин, и тянется за своим телефоном. Лена кусает губу, читая два с лишним десятка сообщений, и с каждым новым всё сильнее хмурится. «Забыла телефон в гримёрке, возвращаться пришлось», - стучит она ногтями по экрану, кидая постоянно взгляды на Ростика. Ростик отвечает взаимностью, зло на неё глядя и хмурясь в ответ на её пожимание плечами. Ей невыносимо душно от взглядов и прикосновений; он будто решил отдать всё, что задолжал за два года её мучений - даже если ей не надо уже. Лена старательно себя в этом убеждает, давя тот тоненький голосок на задворках души, что шепчет: надо, всегда было и будет. Он слишком искренний, пугающий от этого и жгущий фейерверком огня взамен привычной уже за годы холодности. Ей кажется это плохим знаком, приближением личного апокалипсиса - Наташа закатывает глаза и предлагает приглядеться к Ростику получше: может быть, он не конец её, а начало? Лена кусает губы, сверля взглядом не его - фотографию, открытую на телефоне. Очень-очень страшно верить Наташе (а в её лице - себе и ему), страшно снова обжечься, страшно ошибиться и… Лена не знает, что хуже: снова броситься в его пекло и сгореть или поберечь себя и лишиться… счастья? Думать о Ростике и счастье как о понятиях, не противоположных диаметрально, - ощущение странное и забытое, и Лена старается избежать этих мыслей, но возвращается к ним снова. Она азартна в какой-то мере: страх притупился, и кажется, пусть на жалкие доли секунды, что игра стоит свеч. Лена кусает губы. Ростика. На сцене. И захлёбывается металлическим привкусом крови. *** Ростик ждёт, следя за вибрирующим телефоном. Он, кажется, вот-вот упадёт с края стола, но Ростик с мазохистским удовольствием слушает рингтон, ничего не орошав и не двигаясь с места. Он знает, что Лена вот-вот должна войти: без своего телефона она не проживёт и часа. Волосы уже почти высохли, да и на улице не холодно - иди, не лишай её удовольствия не видеть лишний раз своё лицо, но… не хочется. Пока Лена долго и упорно открывает дверь, пряча выражение мученичества на лице, Ростик успевает пронзить телефон полным ненависти взором. Запоздало приходит мысль о том, что без полотенца волосы высохли бы быстрее, но начать снимать его - значит заставить Лену снова строить теории о собственных коварных планах. В Ростике от коварства не осталось уже и следа, но ей это неизвестно. «Ну и что ж ты не выключил звук?», - плюётся серной кислотой ему в лёгкие Лена в ответ на замечание (может быть, слишком эмоциональное) о том, что телефон звонил слишком громко и часто. Лена, конечно, права, но признание этого им разрушило бы её мировоззрение - приходится выкручиваться. Ростик ждёт чего-то, буравя взглядом Лену в целом и телефон, по экрану которого она немилостиво стучит ногтями, в частности. Где-то в её взгляде, обращённом к нему - не к мобильнику, мелькает что-то вроде сожаления. Он пытается объяснить без слов - на них нет сил, - что что-то ещё живо в нём и может быть в ней. Лена чувствует - этого нельзя не заметить. Но Лена и боится. Это чувствуется в её неуверенности, в том, как она сжимается под его прикосновениями и быстро отворачивается - под прикосновениями. Ростик не может винить её, даже если и хочет: виноват кругом сам. Ростик ждёт, глядя на три точки пишущегося сообщения в переписке с ней. Лена в последнее время часто начинает писать, а потом перестаёт, так ничего и не отправив. Ему интересно: что за мысли такие у неё, которые нельзя высказать? Ростику кажется, что он знает; Ростик хочет верить в это. Она будто бы оттаивает медленно-медленно, снова возвращается во что-то, что пару вечностей назад было нормой поведения Лены Газаевой. Ростик пытается угадать, с чем это связано, и никак не может определить: то ли она так «отпускает», то ли хочет начать… что-то. Все слова перед её возможным порывом кажутся застиранными штампами. Ростик ждёт. В его силах не дать этому случится - но кто же будет такому препятствовать? Лена смотрит ему в глаза и смело берёт его за руку на поклонах. Снова.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.