Завтраки 2.0 22

_ mapache _ автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ростислав Колпаков, Елена Газаева (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Ростислав Колпаков/Елена Газаева
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Драббл, написано 16 страниц, 8 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU ER Ангст Бывшие Драма Любовь/Ненависть Нездоровые отношения ООС Отклонения от канона Сборник драбблов Сложные отношения Театры

Награды от читателей:
 
Описание:
Всё проходит. Всё возвращается.

Посвящение:
пятой букве алфавита, пейрингу-смерти, поэтессе-вдохновительнице и одному итальянскому солнышку.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
мапаче сделала хороший финал, а потом решила, что «отпустить и забыть» - это не для неё. и пошло-поехало.

Для понимания происходящего стоит ознакомиться с первыми «завтраками»: https://ficbook.net/readfic/5379270

Конкретно ЭТО вылезает из них где-то после «грустно» и является, простигосподи, третьим из возможных финалов. И я ненавижу себя: первый - лучший из них.

Первые три части уже публиковались в первых «завтраках», но всё в этой жизни меняется.

Герои взяты с потолка и с указанными публичными личностями совпадают только оболочкой, любые совпадения с реальностью мною совершенно не приветствуются.

…приятного аппетита!

Снова

16 сентября 2018, 12:00

Но оказалось, что вовсе и нет родней.

Лена не знает, что такое творится с Ростиком, но на всякий случай держится подальше, чтобы и её не задело, да поджимает губы, стоит ему сверх меры зациклить на ней своё внимание. Ростика серьёзным и невраждебным одновременно она видеть не привыкла и даже не находит в себе уверенности, что такое физически возможно. Он, конечно, дурачиться не перестаёт, но это не вызывает ни привычного злого раздражения, ни умиления. Лена с удивлением обнаруживает в себе интерес к этой новой - или забытой уже за ненадобностью - грани изученной вдоль и поперёк натуры Колпакова. Ей любопытно - она бросает на него нечитаемые взгляды, пытаясь разгадать его, добраться до какой-нибудь хоть немного привычно-понятной аксиомы. И однажды, заигравшись в детектива, находит себя за спиной яростно объясняющего что-то кому-то Ростика. Кем-то оказывается режиссёр, чем-то - её пятая за прогон ошибка. А ещё она вдруг осознаёт себя едва ли не плачущей. Восхитительный набор. - Не стоило, - признаётся Лена в полутёмном одиночестве гримёрки. - У тебя и так проблемы, а мне особо дела нет. - Я тебя никому в обиду не дам, - неожиданно заявляет Ростик и впридачу притягивает её к себе, заставляя вспомнить слишком многое - она наконец разгадывает его, и эта разгадка пугающей лавиной обрушивается на сознание. - Только сам будешь мучить? - хрипит она, освобождаясь от непрошенных объятий. Смотрит долго, глубоко. И быстрым шагом уходит, оставив собственный вопрос без ответа. *** Она, конечно, всё понимает и тихо себя ненавидит. Тут только слепой не поймёт - у Лены же глаза есть. Она каким-то лишённым порядкового номера чувством понимает, что Ростик возвращается. Не к ней - упаси господь от такой радости - но к собственному состоянию «до». Всё-таки ложью было её пылающее адски пламенем брошенное в ненависти «да ему хоть бы что»: на борьбу внутри Ростика Лена раньше не обращала внимания, и теперь придётся за свои ошибки отвечать. А может… Лена представляет руки-взгляды-дыхание на себе, закрывая глаза, погружается в марево полуправдивых воспоминаний и дарит себе несколько секунд сладкой иллюзии, которые сама же разбивает теперь уже реальными на все двести воспоминаниями о собственном осеннем. Осеннее - это сходить с ума, это выть от недостатка Ростика, это губить себя ради чего-то несуществующего и никогда не существовавшего. В Лене то, что отвечало за тягу к саморазрушению, умерло - не воскресишь. Лена теперь уже против воли вспоминает тягучий мёд поцелуев, сладкую патоку объятий, каждую свою смерть и каждое своё воскресение в его объятиях. Она ненавидит себя - и допускает эти ужасные, греховные по её мировоззрению мысли о том, что Ростик, может быть, не всегда был и будет погибелью. Они могут поменяться ролями - почему бы нет? В своих мыслях она убеждается, когда видит Ростика-в-Джекилле и не ощущает вселенского ужаса от осознания, что в нём есть настоящие, глубокие и правдивые от и до чувства. «Неужели и я в его глазах была такой?» - спрашивает она себя мысленно, не представляя меж тем, что значит «такой». Ростик не по сценарию (хотя когда клочок бумаги останавливал его?) хватает её за руки и молит: не оставляй меня. Лена помнит, что говорить он ей должен это с другого конца сцены, и Лена помнит, что месяцы назад она точно так же хваталась за него в надежде на несбыточное, но со взглядом глаза в глаза мстить больше не хочется - хочется лечь ничком и помахать белым флагом над головой. Конечно, он не может подождать: едва Натали, на прощание оставив на щеке Лены ярко-красный след губ, покидает гримёрную, в неё вплывает Ростик, опуская глаза и неловко переминаясь с ноги на ногу. Лена не готова. Она знает, что случится непоправимое, и знает, что не хочет, чтобы это случалось. - В отличие от некоторых, я не люблю заставлять своих поклонников ждать. Дай пройти, - произносит она жёстко , проходя мимо и задевая его плечом. Лена не мстит, не платит ему той же монетой - она не готова принять это решение. «Я люблю тебя, - шепчет Ростик закрытой двери, - снова».
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.