Завтраки 2.0 22

_ mapache _ автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ростислав Колпаков, Елена Газаева (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Ростислав Колпаков/Елена Газаева
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Драббл, написано 16 страниц, 8 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU ER Ангст Бывшие Драма Любовь/Ненависть Нездоровые отношения ООС Отклонения от канона Сборник драбблов Сложные отношения Театры

Награды от читателей:
 
Описание:
Всё проходит. Всё возвращается.

Посвящение:
пятой букве алфавита, пейрингу-смерти, поэтессе-вдохновительнице и одному итальянскому солнышку.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
мапаче сделала хороший финал, а потом решила, что «отпустить и забыть» - это не для неё. и пошло-поехало.

Для понимания происходящего стоит ознакомиться с первыми «завтраками»: https://ficbook.net/readfic/5379270

Конкретно ЭТО вылезает из них где-то после «грустно» и является, простигосподи, третьим из возможных финалов. И я ненавижу себя: первый - лучший из них.

Первые три части уже публиковались в первых «завтраках», но всё в этой жизни меняется.

Герои взяты с потолка и с указанными публичными личностями совпадают только оболочкой, любые совпадения с реальностью мною совершенно не приветствуются.

…приятного аппетита!

Ложь

3 ноября 2018, 12:00

Ты по мне не скучаешь, И я по тебе тоже, Мы друг на друга похожи.

Когда Агата впервые будничным тоном рассказывает ей, как хочет раскатать её в лепёшку на о приближающейся «Инверсии», Лена - совершенно нормальная и логичная реакция - принимает это за шутку и столь же шуточно соглашается со всеми безумными мыслями. У Агаты в глазах пляшут канкан черти, и Лене стоило бы задуматься и чуть серьёзнее отнестись к словам подруги, но она этого не делает. Неделей спустя - как выясняется позже, чтобы дать Лене время смириться с этой мыслью или опротестовать её - Агата собирает неожиданно ставших подчинёнными коллег и в красках расписывает им полёт своей фантазии. Никто не возражает. Лена не возражает, исключительно потому что это похоронило бы её «я переболела» - хотя оно, разумеется, и так будет разрушено под основание на первой же репетиции. Полная гордости за саму себя, Агата, кажется, не замечает стеклянных глаз Лены и легкомысленно бросает ей: «Видишь, как я добра, даже не дала вам дуэта». Лена уверена, что в жизни есть вещи куда хуже дуэтов (и эти вещи вот-вот начнут происходить), но испытывать себя на прочность не готова. В конце концов, она и не через такое проходила. Сейчас, наверное, можно снова стыдливо прикрыться образом и успокоить саму себя лживым «Елена Газаева на сцене - не то же, что Елена Газаева в жизни». Ещё бы кто-нибудь поверил. Они оба репетируют как-то вяло, и выходит у них, если честно, преснейшего вида история; Агата ждала - очевидно - не этого, Агата хотела огня и искр, хотя бы видимого кому-нибудь влечения, да чего угодно - лишь бы они не были полумёртвыми усталыми тенями самих себя, пытающимися что-то изобразить. Лене правда жаль, но она не может и не хочет давить из себя то, чего нет, если Ростик не будет делать того же. Видимо, это их общая проблема. - Вы издеваетесь или да? - Лена чисто, искренне, от всего своего сердца - нет, но спорить со злой Агатой, пожалуй, хуже, чем пытаться сыграть химию с Ростиком. Она устало поднимет на него взгляд. - Клянусь, в этот раз всё будет, моя богиня, - Ростик складывается пополам в шутовском поклоне, и Лене так хочется закатить глаза, что они, кажется, начинают чесаться изнутри. - Включи воображение. Раньше сможем - раньше отделаемся. Лена послушно закрывает глаза. Он, конечно, имеет в виду - вообразить вместо его рук/губ руки/губы мужчины, которому она упорно не приписывает притяжательное «мой», но у Лены получается только мысленно вернуться в одно из первейших своих «до» и представить, что оно - «ещё». Она закрывает глаза, и ощущения, воспоминания и фантазии переплетаются меж собой, не давая определить - кажется ей или нет, реально ли всё, что происходит. Если отбросить всё - и даже, наверное, чувства, оставив только какую-то призрачную суть, кочующую из тела в тело, - Ростик всё ещё - самое тёплое и правильное в её мирке. Лена переплетает пальцы, не открывая глаз, сильнее вжимается затылком в плечо… Когда губ почти невесомо касаются чужие, ей кажется, что ей это кажется. Не решаясь открыть глаза (не решаясь выбрать, что хуже: взаправду это или нет), она отвечает на эту попытку лёгким выдохом, и в следующую секунду Ростик за её спиной чуть отходит, чтобы встать удобнее, и целует её. Целует по-настоящему, глубоко, уверенно, как будто у него есть на это право - Лена не может не согласиться и не ответить тем же. Фонограмма играет ещё несколько секунд, после чего замолкает. В абсолютной тишине Агата матерится тихо и ёмко. Лена открывает глаза одновременно с Ростиком - и имеет крайне сомнительное счастье наблюдать, как в чужих глазах одна за другой отражаются её собственные эмоции. Сначала… Лена едва ли может дать этому секундному чему-то хорошее название, поэтому опускает это, будто его и не было. Сначала Ростик не понимает, что именно происходит: хмурится, пытается сфокусировать на Лене взгляд; потом - это проходит молниеносно, не чувствуй она то же, и не заметила бы - пугается: распахиваете глаза шире и быстро вдыхает; после приходит осознание, и он будто бы чуть успокаивается - Лена не замечает, как сама расслабляется, когда осознаёт, что это не очередная шутка подсознания. Всё это занимает жалкие секунды и ощущается вечностью. Наконец, они оба обращают взгляды в зал. Кто-то замер посреди разговора, кто-то отвлёкся на телефон и не заметил ничего, кто-то старательно разглядывает стены - среди всего многообразия реакций и их отсутствия Агата в ужасе смотрит на них двоих и что-то шепчет. В движении её губ Лена с трудом разбирает «прости». - Довольна? - выплёвывает Ростик, спешно уходя. Лена провожает его непонимающим взглядом: из них двоих её раскатали по асфальту. Впервые в голову закрадывается предположение: может быть, их обоих? Лена безвольно опускается на ближайший стул и закрывает руками лицо. Ей хочется спрятаться куда-то, где никто не будет трогать, и просто подумать, потому что Ростик рушит все каноны и она понятия не имеет, что теперь с ним - с собой - делать. - Мне так жаль! - Агата опускается на колени, притягивает её к себе, целует в макушку и - Лена осознаёт это слишком остро для нормального - думает, что она плачет. - Всё в порядке, - это отчаянная ложь, и, пожалуй, Агата знает это лучше кого бы то ни было на планете, - бывали времена и похуже. Тебе ли не знать? Репетиция со всеобщего молчаливого согласия продолжается без них. Дальнейшая подготовка - едва ли не худшее, что случалось в её творческой жизни. Они мнутся, боятся сыграть слишком много - мало? - и показать то, что не стоит, и самое ужасное - все недовольны, но все молчат. Наконец, в день концерта (Агата, кажется, безмолвно молится своим личным богам, пока Лена принимает важные решения пойти и умереть) Ростик находит её и, подмигивая, делится замечанием: это почти «Джекилл». Ассоциация полезная и ни к чему не обязывающая, Лена запоминает её, проговаривает в мыслях каждую секунду, что они вместе проводят на сцене. И всё получается идеально, она видит это по глазам друзей. А потом Ростик обнимает свою нынешнюю - и Лена, оглушённая собственным смехом, в очередной раз мысленно хоронит себя.
Примечания:
вышло совсем не то, что я хотела: слишком мало самой «инверсии», слишком много - вокруг. пожалуйста, п и ш и т е м н е. это не желание - необходимость. люблю.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.