Рычание. 41

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Кузьмина Надежда «Тимиредис»

Пэйринг и персонажи:
Шон тер Дейл/Аскани Ирату тер Ансаби
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Полиамория Романтика Фэнтези Элементы гета

Награды от читателей:
 
Описание:
Даже герцогам нужно, чтобы их иногда обнимали. Особенно таким, которые кажутся неприступными и не требующими какого-либо тепла.

И это не только про Шона.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
пока я обдумываю идею "портала", пытаясь впихнуть в него невпихуемое (нет, серьёзно, вы ахуеете с сюжетки, обещаю) или же разделить на два отдельных фанфика, в голову пришла вот такая мысль.
как-то где-то шон сказал, что лучше будет, если дракон аса вылетит раньше. и вот я подумал, что это ведь не страхует их от влюблённости одного дракона в другого? и это не про драконицу тим.
15 сентября 2018, 03:28
 …Так что в ночь с субботы на воскресенье отныне и впредь он будет сначала рычать для Аскани, а потом устраивать мне сеанс погружения в драконье сознание. Я хотела, чтобы для меня рычали тоже. Высказала просьбу Шону. Тот покачал головой и легонько щёлкнул меня по носу: — Кузнечик, дракону твоего кузена стоит появиться раньше, чем твоему… иначе у нас всех будут проблемы. Так что пока перетопчешься. Объяснять подробнее Шон отказался… Аскани был в курсе этой свистопляски с рычанием. Но тоже не понимал: в чём проблема? Как маг Тим наверняка будет сильнее чем он, и нет смысла быстрее растить его дракона. Это ставило его в тупик, потому что Мрак всё ещё занимался с его невестой, и практической пользы от раньше зарычавшей драконицы Тим было бы больше прока. И он тоже пытался узнать у Шона, в чём проблема, на что тоже не получал ответа — только ментальный щелчок по носу, «так надо, сверчок» и невесёлая усмешка, которая пробивалась даже в мысли. Только Аскани был упорен — он раз за разом спрашивал, и всегда получал один и тот же ответ. Он был в разных формулировках, фразах, но всегда по сути это было одно и то же. Так надо. Тим обижалась, Аскани злился, а Шон не придавал этому значения. У него был какой-то план и он ему придерживался, почему-то ограничивая недолётков от информации. И это бесило сверх меры. Правда, всё покрывало рычание Мрака. От такого Аскани, даже разозлённый отсутствием информации, отказаться не мог. Ему казалось, что он сам дрожит от этого рыка, всем телом, пусть и на самом деле всё происходило только у него в голове. Или это было в голове Шона? Сливаться сознаниями с опекуном было естественно, легче выходило только с Тим. Открываться Шону было просто. Он не лез в личные вещи, но даже если бы и лез — ничего такого Ас в этом не видел. Время до встречи с Тим он почти не вспоминал, находя более радостные вещи в своей жизни, не возвращаясь мыслями в прошлое. А то, что было с Тим — происходило на глазах у Шона, и тот видел это и сам. Похоже, он ещё просто не обзавёлся такими тайнами, которые стоит скрывать даже от близких. И Шон, как ни странно, стал уже попадать в категорию «семья». Вообще за последние пару лет его семья разрослась настолько, что, если раньше он мог назвать близким только Прибоя, то сейчас у него были невеста, сестра, опекун, потенциальный жених сестры. И это только самый близкий круг, куда он не включал императорскую семью, очень тепло относившуюся к северным драконятам, друзей из Нарвала и прочих, прочих новых знакомых. И вот — каждый раз, когда Шон рычит, у Аскани появляется не то надежда, не то ощущение, что вот-вот из глубины его души в ответ кто-то откликнется. Он готов рычать даже сам, уже соотнося себя со своим внутренним зверем, и даже, кажется, пару раз выходят какие-то рыки, которые он просто не сдерживает. В ответ на них Шон смеётся — очень тепло, как не ожидаешь от того, кто вечно задирает тебя. И остаётся ночевать рядом, даря такую необходимую иногда ласку. После рычания Мрака вообще спится очень крепко, и, кажется, Аскани сам не замечает, что слишком сильно сжимает балахон Шона, не отпуская его от себя. Даже герцогам нужно, чтобы их иногда обнимали. Особенно таким, которые кажутся неприступными и не требующими какого-либо тепла. И это не только про Шона. *** — У моего дракона никогда не было пары. Как-то у нас с ним этот вопрос и не вставал. Зато я видел, как дракон Тиану помогает расти юной Наргиэль. Рычит, разговаривает, учит, воспитывает… К тому моменту, как Нара вылетела, она считала его своей личной собственностью, по-драконьи говоря — добычей, и была влюблена по гребень на макушке. И наоборот. Причем не только отношения самих Тиану и Астер играли тут роль. *** А потом — выходит зарычать в ответ. Не вслух, вызывая у Шона смех, а по-настоящему, так, что Аскани кажется, что стены сотрясаются от рычания его зверя. Ему вторит Мрак, заставляя издавать рык за рыком, тянуться куда-то. Он говорит ему о радости полёта, о звёздах, в которых они однажды полетят. И Звёздный Дождь уже выбрал того, с кем хочет лететь рядом.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.