Том Марволо Гонт 6490

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Горец (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написано 248 страниц, 37 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Мэри Сью (Марти Стью) Нецензурная лексика ОЖП Повседневность Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Стёб Учебные заведения Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Просьба не ругаться тем, кто ждет продолжение Крида. Это вбоквел. Попадание копии Виктора в... Волдеморта. Сам еще не знаю, что из этого выйдет, возможно гумус. Но Музе не прикажешь.
Итак, ночь 31 октября 1981 года, дом Поттеров.
По многочисленным возмущенным заявкам добавляю предупреждения Стёб и Трэш. Довольны?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

глава 2

16 сентября 2018, 10:47
*** Когда дом сгорает в Адском Пламени – это красиво. Страшно, но красиво. А уж когда эти чары накладывает сам Волдеморт, вербально, пусть и без палочки, а после не бросает на самотек, а управляет и контролирует… выгорел даже бетон фундамента, не говоря уж о подвале и всем оборудовании, которое в нем было. Лили смотрела на это зачарованно, с затаенным ужасом, а маленький Гарри радовался, смеялся и тянулся ручками к красивому огоньку. Специально для него, после завершения операции и усмирения разбушевавшейся стихии, сделал из пламени бабочку и поднес на руке к лицу мальца. Мать при этом застыла в шоке и ужасе, а Гарри зачарованно рассматривал маленькое, медленно шевелящее крылышками огненное чудо. Не став дальше издеваться над молодой матерью, я сжал кулак, погасив огонь. Нас уже ждало заранее вызванное такси: дезиллюминационные чары и маглоотталкивающий барьер – это вещь! В тридцати метрах от машины пылает ревущий магический пожар, а водитель даже ухом не ведет, спокойно читая газету. После всего этого, я затер следы использования магии (есть такое заклинание Белый Шум называется, оно не скрывает применение магии, но делает совершенно нечитаемыми следы ее применения. После использования таких чар кем-то уровня меня, разобраться в том, что тут происходило, не сможет даже сам Дамблдор. Даже мощь применявшихся чар определить будет затруднительно: одним словом – шум), сел в машину к Лили с ребенком и мы поехали. Для начала на новую жилплощадь, потому что с маленьким ребенком без крыши над головой особо много не намотаешься. Квартира была куплена заранее, уже оформлена на мои новые документы: Тома Марволло Гонта (то, что фамилия еще не признана в мире Магическом, не означает, что ей нельзя пользоваться в мире Маггловском), находилась она на втором этаже небольшого двухэтажного здания, первый этаж которого был отведен под спортивный зал. Еще точнее, под зал восточных единоборств, бывший владелец которого из-за бедственного финансового положения уже не мог его содержать и вынужден был пойти на продажу. Вот к этому зданию мы с Лили и подъехали. С бывшим владельцем мы созванивались о нашем прибытии заранее, так что сюрпризом это не стало. Мы поздоровались, парень (хотя, какой он парень, он мужик уже лет тридцать пять - тридцать восемь, хотя для меня, что для Тома с его шестьюдесятью годами, что для Виктора с его двухста с лишним, это вообще не возраст), показал нам здание, квартиру, вручил ключи и убыл по каким-то своим делам. Я оставил Лили устраиваться, сам же поехал в магический квартал города, о котором знал еще со времен путешествий по всему миру в поисках разных запрещенных и не очень магических знаний. Вход в него располагался позади бара Старая Англия, также был замаскирован под кирпичную стену, сам же он носил название Лонг Стрит, что значит Длинная Улица. И это название он действительно оправдывал, открывшаяся моим глазам улица была действительно длинной. Меня интересовало в первую очередь здание местного отделения Гринготтс, так что к нему я и направился. – Здравствуйте, скажите пожалуйста, кто мне может помочь с процедурой принятия Рода? – обратился я к одному из гоблинов, сидящих за своими конторками, и делающих вид, что ужасно заняты. – Подождите минутку, – ответил мне тот на “американском”, тобишь сильно поковерканном английском. Для ушей коренного англичанина Тома, он звучал неприятно и невнятно, для ушей канадца Виктора, вполне нормально и обычно. Как уж этот хитрый карла передал сообщение, то коммерческая тайна гоблинов, хотя, лично я, как Том, десятка два разных вариантов могу накидать, вопрос только, какой именно тут был реализован? Но суть в том, что подошел из неприметной дверки гоблин, которому я вежливо поклонился (жадные коротышки жутко падки на лесть и вот такое показное уважение, им выказываемое). – Канлицверг к вашим услугам мистер?.. – обратился ко мне он. – Том. Том Реддл, господин Канлицверг, да приумножается золото в ваших сундуках, – еще раз поклонился я. Коротышка сразу раздулся, стал такой важный… Мне не сложно, а дело может двигаться чуть-чуть с меньшим скрипом. – Я собираюсь претендовать на фамилию Гонт, того самого рода Гонтов с Британских Островов, так как являюсь потомком этого рода по матери. – Что ж, – повел он рукой. – Прошу, пройдемте в отдельный кабинет и там продолжим наш разговор конфиденциально. – Конечно, – кивнул я и двинулся за гоблином. Чем Тому нравились эти коротышки, так это совершенно спокойным отношением к убийцам, преступникам и негодяям. Были бы деньги, а уж насколько клиент в ладах с государством и совестью, их волнует в последнюю очередь. В кабинете гоблин устроился за столом, мне предложил сесть напротив, достал стопку бумаг, чернильницу, дорогую перьевую ручку с золотым пером, подвигал это все по столу, потом сложил перед собой руки. – Итак, мистер Реддл. Вы собираетесь претендовать на фамилию Рода с Британских Островов, но делаете это в Нью-Йоркском отделении Гринготтс, а не в Визенгамоте Магической Британии. Почему столь окольными путями? – Наверное из-за того, что на территории Магической Британии мне светит как минимум пожизненный Азкабан, а как максимум Поцелуй Дементора, соответственно сам я в Визенгомот являться… не хотел бы, – пояснил я. – Все настолько серьезно? – уточнил гоблин. – Имя Лорд Волдеморт вам о чем-то говорит? – улыбнулся ему я. – Вы состоите или состояли в его организации? – спросил гоблин. – Нет. Это то имя, под которым я сам известен на Островах. – Вот как? – удивился гоблин. – В газетах сообщалось, что волшебник с таким именем был убит полгода назад в Годриковой Впадине при попытке убить Гарри Поттера и его родителей. Джеймс и Лили Поттер погибли, а маленький Гарри пропал. После этого в течении месяца большинство членов организации Пожирателей Смерти были арестованы и по упрощенной процедуре судопроизводства отправлены в Азкабан. – Я инсценировал свою смерть. Надеюсь доказательства вам не требуются? – усмехнулся я. – Нет, – усмехнулся в ответ гоблин. – Нам вообще-то все равно. Будь вы хоть Гриндевальд, сбежавший из Нурменгарда, или самозванец, себя таковым считающий. – Итак, что с моим вопросом? Вы готовы за него взяться? – Давайте попробуем, – сказал он. В этот момент отворилась дверь и другой гоблин внес в кабинет толстую папку с бумагами. Он положил ее на стол перед Канлицвергом и молча вышел из кабинета. Оставшийся гоблин открыл папку и принялся листать ее содержимое. – Итак, Род Гонтов, древний, чистокровный. Сейфы и счета в Гринготтсе… нет. Имущество и недвижимость… земельный участок в окрестностях Литтл-Хэнглтона восемь акров и жилое ветхое строение на нем. Единственный на нынешний день живой признанный член семьи… Морфин Гонт, отбывает пожизненный срок в Азкабане за убийство Непростительными своих соседей – семьи маглов… – Да, именно так. Сидит он там по ложному обвинению, поскольку это я заавадил Реддлов. – Вот как? За что же, если не секрет? – поднял глаза от бумаг гоблин. – Молодой был, горячий, – пожал плечами я. – Поступил в Хогвартс, а тут узнал, что дед выгнал мою мать из дома за связь с магглами. А после этого маггл, ради которого она перенесла этот позор, тоже выгнал её на улицу и женился снова. В итоге моя мать умерла, я оказался в приюте… Ну и вспылил. Бывает. Деда в живых уже не было, зато Реддлы оказались под рукой. А дядя... надо ж было на кого-то повесить, не самому же в Азкабан идти? – Вот как, – сказал гоблин, вылавливая важное для дела. – Получается, что ваша мать была изгнана из Рода? – Я сказал: из дома, а не из Рода. По тем данным, что я располагаю, с родового гобелена она выжжена не была… за неимением такого гобелена в той лачуге, которая была у Гонтов на тот момент. Так же в Гринготтсе и Визенгамоте изгнание документально не оформлялось, так как Марволо Гонта, туда бы и на порог не пустили: скандальный был старикашка, с кем только можно и нельзя перессорился. Так что фактически Меропа Гонт из чистокровного Рода Гонт изгнана не была, а брак с магглом официально волшебным сообществом не признается. Так что Реддл она только по маггловским законам. Родовой дар Гонтов - парселтанг она сохранила, и я также его получил. – Что ж, это сильно облегчает дело. Вы планируете претендовать только на саму фамилию Гонт или на имущество и главенство в семье? – Буду удовлетворен, если получу фамилию. Но и имущество меня также интересует. – В таком случае, сразу должен предупредить, что земельный участок обременен невыплаченным налогам за прошедшие сорок лет. Точнее двадцать шесть, поскольку счета, ушедшие на оплату этого самого налога, показали дно только через четырнадцать лет, – сверяясь с бумагами, рассказал мне коротышка. Непростой, кстати вопрос по этому имуществу. Том в свое время не заморачивался бумагами и официальными правами, так что просто пришел в дом Гонтов и устроил там форменное минное поле, на полное снятие и “разминирование” которого может уйти не один месяц даже у меня самого. Собственно по этой причине государственные оценщики туда до сих пор и не суются, хотя двадцать шесть лет уже прошло, как налоги не платятся. Стоит ли вешать на себя этот “чемодан без ручки”? – Скажите, а выплата всей этой задолжности может помочь провести официальное признание через Британское Министерство Магии, а не через Визенгамот? – Не совсем точно выразились, но я вас понял, – снова поднял глаза от бумаг Канлицверг. – Через Визенгамот проводить придется в любом случае, но я так понимаю, что вы хотите обойти конкретно его нынешнего Председателя, Альбуса Дамблдора? Верно? – Именно, – подтвердил я. – В таком случае, это вполне реально. Сумма задолжности, “висящая” на земельном участке: две тысячи триста пятьдесят шесть галлеонов. Сумма вознаграждения банку за работу, учитывая ее сложность: тысяча галлеонов. Вы располагаете такими деньгами? – В банке есть ограничение на обмен маггловской валюты на галеоны? – уточнил я. – Нет. Верхняя планка не установлена. – Тогда располагаю, – поставил я на стол принесенную с собой большую спортивную сумку и расстегнул ее. Внутри лежали пачки долларов в банковских упаковках. Гоблин достал одну пачку, внимательно ее рассмотрел, вскрыл, полистал купюры и согласно кивнул клиенту. – Желаете обменять всю сумму? – уточнил он. – Да, – кивнул я. – Желаете открыть сейф в нашем банке? – Да, – снова кивнул я. – На руки хочу получить сумму в пятьсот галлеонов и кошелек с расширением пространства. Остальное положить на счет и пустить на оплату задолжности по земельному участку и вознаграждение банку. – Что ж, с вами приятно иметь дело, мистер Реддл. – Надеюсь, что вскоре Гонт, господин Канлицверг, – улыбнулся ему я. – Можете не сомневаться, – оскалился гоблин. – Можете не сомневаться. *** После посещения банка, я вернулся в квартиру за Лили. Няню она еще для Гарри не нашла (сложность была в том, что ребенок – волшебник, у которого временами случаются, пока небольшие, стихийные даже не выбросы, а скорее проявления магии, так что обычная няня-маггл тут не подойдет), поэтому в магический квартал поехали все втроем. У входа в Старую Англию отпустили таксиста, я подхватил Гарри на плечо, и мы двинулись на Лонг Стрит. В этот раз первым по важности пунктом было приобретение волшебных палочек для Лили и для меня, ведь свои старые, мы оставили в Годриковой Впадине. Видимо из-за этого нас (как одна из причин) обоих признали мертвыми. Вопрос только, почему Гарри мертвым не признали? В обширных знаниях Тома существовал как минимум один вариант объяснения этому: у кого-то, скорее всего у старого долькомана, имеется специальный артефакт наподобие часов в кухне Уизли, настроенный конкретно на Гарри Поттера, который показывает его состояние: жив, здоров, болен, в опасности, мертв. А на Лили, и тем более на самого Тома, такого артефакта нет, вот и признали мертвыми. Хотя, про Волдеморта тут скорее объяснение, связанное с Метками. Ведь душу Волди я сожрал и фактически тот умер, а метки были завязаны ведь не на тело, а на, как минимум, духовно-энергетическую составляющую, которая очень сильно изменилась. Так что, метки, если и не исчезли, то должны были сильно померкнуть, ведь остались крестражи, куски души в которых вполне себе целехоньки, и даже не понадкусаны. Так что оригинальный Волдеморт вполне имеет все шансы на возрождение. И да, фактически он в ту ночь умер, так что все почти верно. Магазинчик волшебных палочек на Лонг Стрит выглядел куда более современным, чем магазин Оливандера на Диагон Аллее. Да и сам мастер был помоложе. – Здравствуйте, чем могу быть полезен? – встретил их он, не выходя из-за прилавка, остекленного, с лежащими внутри на подставках палочками и образцами сопутствующих товаров. – Палочки подобрать надо. Наши погибли в пожаре, – кратко обрисовал я задачу. – Отлично, проходите, – пригласил он нас ближе к прилавку, где сверху на стекле лежала большая книга-каталог с описанием товара. – Можете уточнить параметры ваших прежних палочек? – Тис, тринадцать с половиной дюймов, сердцевина из пера феникса, – спокойно перечислил я основное. – А палочка вашей супруги? – обратился то ли ко мне, то ли к Лили он. Вдова Поттер на этих словах застыла, заледенела, а я отвел в сторону взгляд. Не то чтобы меня мучила совесть за “невинно убиенного” Джеймса, но все равно было несколько дискомфортно. – Мы не женаты, – жестко ответил я. – А дама в трауре, как вы могли бы заметить, если бы меньше пялились на ее фигуру. Ее муж как раз и погиб в том пожаре, в котором сгорели наши палочки. – Леди, прошу вас простить мою бестактность и невнимательность, – смутился мастер. – Но не могли бы вы назвать параметры своей старой волшебной палочки? – Десять с четвертью дюймов, ива, сердцевина из шерсти единорога, – холодно произнесла Лили. – Отлично, посмотрите пока каталог, а я принесу палочки, – поспешил смыться парень. А я поймал на себе странный взгляд спутницы, который она, впрочем, быстро отвела. Даже слишком быстро. Что бы это значило? Прежний Том безо всяких колебаний воспользовался бы в таком случае легилименцией, но я как-то… может позже? Ненавижу магию! Но в некоторых случаях она очень удобна… Мастер вернулся с кучей коробочек. Мне подошла первая же предложенная им палочка, практически полностью повторяющая параметры прежней. Единственно, феникс был другой, не Фоукс. А вот у Лили дело застопорилось. Палочки с шерстью единорога почему-то не канали. Пришлось подбирать… Заняло это минут сорок, но слава Дзену, нужная деревяшка нашлась. И сердцевиной у той, которая подошла, оказалось не что-нибудь, а сердечная жила дракона. Вот это я понимаю смена характера! А у меня что же, получается, с оригинальным Томом одиннадцати лет характер один в один оказался? Или это не от характера зависит? Хотя, если вспомнить, что я сам в свои одиннадцать вытворял… то лучше вслух об этом не говорить. Дальше был ад. Мужской ад: таскание по магазинам. Оказалось, что Гарри столько всего надо… что я удивляюсь, как мы жили эти полгода без всего этого? И ведь нормально же жили! Но самый главный вопрос остался нерешенным: няня для Гарри. Мы много кого спрашивали из встреченных в магазинах волшебников и волшебниц, но… Единственно, я вспомнил, как Люциус упоминал, что, мол, лучшая няня для волшебника – хороший домовой эльф. Том тогда не придал значения, так как детей и в планах не держал, а я вот вспомнил. Лили с сыном отправилась на такси домой, а я остался искать выходы на возможность покупки домового эльфа. Это оказалось и сложно, и просто одновременно: эльфов никто не разводил и не продавал. Но в магазине, где продавались волшебные животные мне подсказали: большая община домовых эльфов есть в местной магической школе, в Илверморни. И там можно, договорившись с дирекцией, попытаться убедить свободного эльфа пойти к тебе на службу. За информацию я поблагодарил, но визит в Илверморни пока отложил. До получения фамилии Гонт. Все же представителю старой чистокровной семьи вести встречи с дирекцией такого учреждения намного сподручнее, чем полукровке с маггловской фамилией. Не Волдемортом же и наследником Слизерина представляться? *** Лили Поттер сидела у кроватки уснувшего Гарри и читала британские газеты. И была настолько увлечена процессом, что даже не заметила, как я вернулся. Откуда газеты? На Лонг Стрит, в местном книжном магазине оформили подписку и дали заказ на все выпуски Пророка за время, прошедшее с нашего поспешного отбытия с Туманного Альбиона. И вот, заказ уже выполняется: сова уже замоталась притаскивать все новые и новые газеты, а ей еще таскать и таскать! Даже немного жалко ее стало. Но что уж тут: работа у нее такая. – Что интересного пишут? – поинтересовался я, подходя к сумке со своими вещами (распаковаться мы пока еще толком не успели). – Мы с тобой официально мертвы, Гарри национальный герой. Пожирателей Смерти массово сажают в Азкабан, – не поднимая головы и не отрываясь от чтения ответила она. – Блэк с переломом руки и ожогами попал в Мунго. Фрэнк и Алиса Лонгботтомы в ночь Самайна замучены Беллатрисой Лестрейндж до сумасшествия и недееспособности. Тоже находятся в Мунго. Их сын, Невилл, остался на попечении бабушки. Сирота, при живых родителях, – подняла на меня тяжелый, осуждающий взгляд девушка. – Ты же знаешь Беллу, – пожал плечами я. Если она ищет на моем лице угрызения совести, то напрасно. В той ситуации я мог спасти только кого-то одного: или их с Гарри, или Лонгботтомов. Причем второе намного сложнее, учитывая, что метки в тот момент могли уже побледнеть, уйдя в неактивное состояние. Но не объяснять же ей это? – Радуйся, что я решил идти к вам, а не к Лонгботтомам. Тогда бы вместо меня пришла Белла с еще десятком ПСов. Да и я мог бы остаться без “просветления”. Тогда умерли бы и Фрэнк, и Алиса, и Невилл и даже Августа. – Тебе совсем их не жалко? – Почему же? Жалко, – пожал плечами еще раз я. – Но что-то изменить мы с тобой в этом можем? Я – нет. Так какой эффект от жалости и сожалений? – А как же раскаяние? – спросила она. – Это очень сложный вопрос, Лилиан, – вздохнул я, оставляя в покое свою сумку и садясь на диван рядом с ней. – Ты можешь сказать, как оно должно происходить? Что нужно делать, когда раскаиваешься? Как раскаиваться правильно? – Ну… – протянула она, задумавшись. – Вот и я не знаю. Но при этом на моих руках столько крови, что и за десять жизней не отмолишь. Вот я и не пытаюсь притворяться, изображая то, чего не понимаю. Я просто устал от всего этого: война, интриги, политика, Темная Магия, кровь… Поэтому и ушел. И, по-моему, всем стало лучше от этого. – В этом ты прав: с твоей “смертью” война закончилась. Это были последние бои и последние жертвы, – вздохнула Лили. – Было бы хорошо, если так, – грустно улыбнулся я. – Было бы хорошо. – Ты что-то знаешь? – насторожилась она. – Я много чего знаю, Лилиан, – ответил я. – Мое имя Лили! – очередной раз напомнила девушка. – Лилиан тебе больше подходит, – очередной раз проигнорировал я, после чего достал из своей сумки простые спортивные шорты и пошел за ширму переодеваться. – Так почему ты думаешь, что это были не последние жертвы? – все же не сбилась с темы Лили. – Потому что очень давно провел один очень Темный ритуал. Очень Темный. И его не отменишь. Он теперь как бомба с часовым механизмом, рано или поздно сработает. И тогда война снова начнется. И моя жизнь или смерть никак на него не повлияют. Ритуал был очень-очень Темный, – ответил я из-за ширмы, где переодевался, затем вышел оттуда уже в одних только спортивных шортах. – Ладно, это все случится еще не скоро. А к тому времени, возможно я смогу что-то придумать, – сказал и прошел в лифт, соединяющий первый этаж со вторым. Излишество, конечно, хватило бы лестницы, но это особенность здания. Да и так, прикольно. Я закрыл дверь лифта и спустился на нем вниз, в пустующий в это время спортивный зал. Магия-шмагия, проблемы, непонятки с телом… Все это мешало мне заняться любимым делом: БИ. Шутка ли, но сегодня был первый раз за все полгода, что я здесь, когда я решил ими заняться. Проверить возможности нового тела, восстановить навыки и продолжить бесконечный Дао, или До, Путь самосовершенствования. Начинал я не спеша, традиционно с двадцать четвертой формы ушу. Потом перешел на тридцать шестую. Затем переключился на более резкий стиль, на тридцать вторую форму кунг-фу, после пошли формы стилей “пяти зверей”. Где-то в середине со второго этажа спустилась Лили с ребенком, видимо пацаненок выспался и пришло время с ним погулять, да так и застыла, круглыми от удивления глазами наблюдая за мной. Мне было все равно. Я наслаждался. Как оригинальный Том бесконечно мог наслаждаться пытками, так я бесконечно мог наслаждаться движением, ощущениями силы и легкости, даруемыми работающим в таком ритме телом. И тело получилось, кстати говоря, очень неплохое. Почти на уровне Васи-Сэнсея. По чисто физическим показателям даже превосходило его. Но наработанных рефлексов не было, что было вполне закономерно. Также нужная мышечная память отсутствовала, так что работы впереди предстояло много. Я остановился, прикидывая дальнейший ход тренировки. – Это что сейчас было? – спросила Лили, не осмелившаяся раньше прервать меня вопросом. – Боевое искусство магглов, – спокойно пояснил я, отходя к стене и оказываясь к Лили боком. – Маггловское боевое искусство в исполнении Волдеморта? – скептически подняла бровь она. – Ты издеваешься? – Нет, – ответил я, нанося первый удар рукой по воздуху. – Я, между прочим, достаточно разносторонняя личность, – после чего нанес еще два удара кулаками, один локтем, один коленом в подбородок воображаемого противника. – Но зачем оно тебе? Ты же один из сильнейших волшебников на земле! Разве что Дамблдор и Гриндевальд сильнее тебя. – Еще Фламель, – поправил я её, проводя серию ударов ногами в стиле Муай Боран. – А еще в Восточной Европе, в Азии, в Южной Америке наберется десяток имен волшебников, близких названным тобой по силам. – И ты надеешься победить их… “набив им морду”? – усмехнулась девушка. – “Набить морду” Дамблдору… хм, было бы забавно, – задумался я, продолжая отработку одиночных ударов и их серий. – Но с нынешним моим уровнем не осуществимо. – Ты боишься Дамблдора? – Я его уважаю. Как боевого мага и очень сильного противника. Страх… нет. Страха перед ним я не испытываю, – продолжал говорить я, не отвлекаясь от своего занятия. – Все равно не понимаю. Зачем тебе это махание ногами? – Хобби, – весело ответил я. – Может ведь быть у одинокого мужчины хобби? – Я считала, что хобби Волдеморта – пытки и массовые жестокие убийства магглов с “грязнокровками”. – Было такое дело, – не стал отрицать я, поскольку оригинальный Том на самом деле именно так и развлекался. – Но я охладел к этому. По-моему новое хобби лучше, как считаешь? – Если только оно не эволюция старого: убивать магией стало скучно, решил начать убивать голыми руками. – Хм, – задумался я, – Рациональное звено в этом есть. Убийство голыми руками и в самом деле эмоционально более насыщено, чем убийство магией. И гамма этих эмоций отличается. Убивая магией, чувствуешь свою власть над жертвой, беспомощность жертвы, какой бы сильной она ни была до нанесения решающего удара заклинания. Убивая же голыми руками, чувствуешь в первую очередь свою силу и азарт… – рассуждал я, выполняя смертельные, добивающие связки ударов и приемов на воображаемом противнике. Хотя, Лили вряд ли поняла, что именно означали эти движения. – То есть голыми руками ты тоже убивал? – сделала свой вывод из моих слов девушка. – Убивал, – не стал спорить я. – И голыми руками, и холодным оружием, и огнестрельным оружием, и ядом, и взрывчаткой… я много убивал. И маггловским способом, и магией, – продолжал отрабатывать одиночные удары и серии по воздуху, спокойно, размеренно и сосредоточенно. – Тебя это удивляет? – Нет. Боятся произносить имя вслух не просто так. Я знаю, что ты чудовище, – сказала, как сплюнула она. – Глупо отрицать свое прошлое. Но заметь, я хотя бы пытаюсь измениться. – Именно поэтому продолжаешь заниматься этим? – кивнула она на меня. – “Это” я делаю просто для развития своего тела. Для того, чтобы быть здоровым и сильным, – остановившись, повернулся я к ней лицом. – Тебе, между прочим, тоже рекомендую начать заниматься, чтобы ту силу и красоту, которые ты получила в ходе ритуала, сохранить на долгие десятилетия. Если не прикладывать усилий, то вся физическая форма постепенно сойдет на нет. Это закон Природы. Его невозможно обойти даже магией, можешь мне в этом поверить. Уж в этом я точно разбираюсь даже лучше Великого Дамблдора. – Да уж, видела я результаты твоих “трудов”, – хмыкнула она, намекая на змеемордую форму, в которой я еще совсем недавно пребывал. – Это был ошибочный путь. Тупиковый. Но на осознание его ошибочности ушли десятилетия. С тобой сейчас я делюсь итогами моих поисков, проб и ошибок. На ошибках ведь тоже учатся. И лучше на чужих, чем на собственных, – сказал я, падая лицом вперед в упор лежа и принимаясь отжиматься от пола. – Я пошла в парк, Гарри надо погулять, – свернула тему она, поворачиваясь ко мне спиной и уводя ребенка. – Удачной прогулки, – пожелал я, не прерывая размеренных движений. Мне предстояла еще как минимум трехчасовая тренировка. ***
Примечания:
Исправлять такой спокойно, почти закончил и тут БАЦ, Гугл закрылся. Боже как подорвало у меня