Том Марволо Гонт 6483

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Горец (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написано 248 страниц, 37 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Мэри Сью (Марти Стью) Нецензурная лексика ОЖП Повседневность Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Стёб Учебные заведения Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Просьба не ругаться тем, кто ждет продолжение Крида. Это вбоквел. Попадание копии Виктора в... Волдеморта. Сам еще не знаю, что из этого выйдет, возможно гумус. Но Музе не прикажешь.
Итак, ночь 31 октября 1981 года, дом Поттеров.
По многочисленным возмущенным заявкам добавляю предупреждения Стёб и Трэш. Довольны?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

глава 5

18 сентября 2018, 09:18
*** Я проснулся с рассветом, как и привык за долгую прошлую жизнь, принял холодный душ, надел маггловский спортивный костюм, кроссовки и вышел на пробежку. Ведь в отличии от прошлого тела, с его исцеляющим фактором, это следовало тренировать не только в плане техники, но и в плане чистой физухи, а для этого лучше бега может быть только бег. Тело было на уровне Васи-Сэнсея, но было в нем что-то… что делало его крепче. Магия? Магия влияет на физику? Том такого не слышал. Точнее не интересовался этой темой. Он шел конкретно в направлении магического развития, уделяя телу внимание постольку-поскольку. Все преобразования, которым он себя подверг, носили в первую очередь эффект “энергетический”, тело они затрагивали лишь побочными действиями. А вот мне было интересно. Навесив на себя экранирующе-маскирующие чары, плюсом к магглоотталкивающим и отводящим внимание, я стал ускоряться, выходя на физический предел тела, а когда достиг его “вдохнул” “поглубже” и сосредоточился на “выдохе”, делая его медленным, а “сырую” магию, “переработанную” и “окрашенную”, старался “размазать” по поверхности кожи, не отпускать от себя, а концентрировать, при всем при этом продолжая стараться ускориться еще хоть капельку, и… в какой-то момент “качество” этой магии изменилось. Она “сдетонировала”, или как говорят программисты, программа, заложенная в этот слой моим желанием ускориться, ушла на исполнение. Скорость возросла резко, скачком. На порядок или даже больше того. Я чуть в дерево не врезался от неожиданности! Вот был бы прикол: Волдеморт убился об дерево! Дамблдор оценил бы. Но, что я такое сотворил? Как я смог развить скорость бега до почти ста пятидесяти километров в час?! Понятно, что это магия, но как конкретно? Зачаровал собственное тело? Кошмар. Кошмар во что превратились мои новые кроссовки и спортивный костюм! Вернулся я спустя час после выхода на пробежку. Выглядел оборванцем. Но парочка “репаро” устранили проблему. Чего не скажешь об эффекте ускорения. Он продолжал действовать. Приходилось сознательно контролировать скорость своих движений, дабы не получить какого конфуза или травмы. После душа, я нацепил шорты и приступил к основной тренировке в зале на первом этаже. Выполнение нарочито медленной двадцать четвертой формы тайцзи под эффектом ускорения тела, это нечто, отдающее извращением. Но я заставил себя закончить ее, не прервавшись и не сбив ритма. Зато “стили пяти зверей” пошли на ура. А уж отработка “боя с тенью”... временами мне казалось, что я тень обгоняю. Невероятное ощущение. Еще через час я остановился и стал думать, как этот эффект снять, так как был он в быту неудобен. Простая Финита не помогла, что несколько пугало. Но и обнадеживало тоже: я не смог, и враг не сможет. Пришлось садиться в медитацию, сосредотачиваться на “дыхании”. Что интересно, “ядро” было прежнего размера. Видимо, его увеличение и расширение было вынужденным и временным. Стоило нагрузке снизиться, как оно вернулось к прежним своим границам. Значит не прогрессивность, а эластичность… Неплохо. Я снова сосредоточился на “дыхании”, повторяя тот же путь, что и вчера. То же “углубление”, тот же “разгон вращения”, та же “прочистка-продувка” каналов. И наблюдение. Медитация продлилась два часа. Я смог “раздуть” “ядро” вдвое от его обычного размера, на большее не хватало концентрации. Каналы также удалось расширить вдвое, но аналогично “ядру”, с уменьшением нагрузки, они снова сузились до нормального состояния. Это было интересно. А сам процесс по прежнему эйфорически приятен. Но главного достичь не вышло. Эффект ускорения оказался необратимым. Точнее, обратить его можно, но на это уйдет не одна неделя. Поскольку мышцы, связки, кости, кожа, кровеносные сосуды и кровоснабжение оказались комплексно зачарованы, а подпитка чар шла от “дыхания”, а точнее от “выдохов”. Это зачарование “цепляло” совсем чуть “сырой” магии “выдоха”, но этого хватало на поддержание и постоянное подновление. И чем сильнее был “выдох”, тем больше подпитывались чары. И снять их не представлялось возможным именно по этой причине, что они постоянно обновлялись. Получалось, что в теории, я могу еще сильнее ускоряться, усиливая “выдох” или сознательно увеличивая объем “зацепа”. Но это теоретически. Практиковаться пока не рискнул, поскольку тонкостей во взаимодействии элементов в организме много, и пока не разберешься во всех этих тонкостях, что с чем, куда, и как, лучше не трогать и не влезать. А с новыми экспериментами в этом направлении лучше вовсе пока повременить. Надо понаблюдать, какие у этого последствия и побочные эффекты будут. А для освоения новых возможностей и развития контроля, придется действовать по старинке, как раньше после применения на мне-Викторе сывороток, когда рост характеристик тоже был скачкообразный: тренировки, тренировки и еще раз тренировки. Как там говорил Сакаки Сио? “Мочи макивару, парень!”. Однако, после медитации была проблема: куда девать всю эту прорву “сырой” магии, что буквально затопила дом снова? Легкое мысленное усилие, и палочка прыгает мне в руку. Самые энергоемкие и затратные чары, которые я знаю, это чары укрепления и защиты материалов от старения, применяющиеся в магическом строительстве. Ими и занялся. Точнее вплетением, впаиванием их в стены здания, метр за метром. Самый главный плюс для меня в этих чарах, что нет верхнего предела, до которого можно насытить магией материал, точнее он в теории есть, но практически достигнут никем еще не был. Так что еще за два часа мне удалось потратить всю разлитую в воздухе “сырую” магию, вливая ее в прочность стен, пока что только самого зала. Но тут теперь по стенам в упор из танка стрелять можно, хрена с два даже побелка сыпаться начнет. Часы показывали двенадцать. Скоро обед. И я действительно проголодался. Быстро принял душ, поднялся на второй этаж и заглянул в холодильник. А там “зима, пустынная зима”, как поет где-то в далеком Союзе товарищ Визбор. И будет петь еще два года, пока не покинет этот бренный мир в восемьдесят четвертом. Виктор Крид умел готовить. И любил вкусно покушать. Поэтому он умел вкусно готовить. Одно время, пока жил во Франции, даже специально брал уроки поварского искусства у известных шефов. Помнится, Николь очень любила, когда Дядя ВиктОр баловал её и себя какими-нибудь кулинарными изысками, да… А я это не только Том. Я – это в первую очередь Виктор. Или уже нет? Характер явно слегка поменялся. Добавилось в него что-то такое… Слизеринское. Чуть меньше прямолинейности, чуть больше хитрости и лукавства, чуть больше планирования… Или даже не чуть? Я взял пачку баксов (не все деньги я коротышкам сплавил, далеко не все), оделся поприличней и пошел в магазин, благо он не далеко был расположен. В три часа дня сработал лифт, и на нем поднялись в квартиру Лили с сыном. А ведь я-то грешным делом успел подумать, что Вдова Поттер воспользовалась моим разрешением и умотала… куда-нибудь. Подальше от такого страшного меня. А они оказывается просто гулять ходили, проскользнув мимо, пока я был занят своей медитацией. – Умм! Чем это так вкусно пахнет? – поинтересовалась Лили, переодевая ребенка. Апрель на улице, прохладно еще, поэтому Гарри похож на маленького медвежонка в своем теплом комбинезончике и куртке, когда выходит гулять. – Киш, Нисуаз, Блинчики Сюзетт, – перечислил я блюда, которые как раз успели дойти до состояния готовности. – Это что такое? – не поняла девушка, видимо не знакомая с французской кухней. – Пирог, салат и блинчики, – перевел я с ресторанного, на человеческий язык. – Да уж, Волдеморт в фартуке поверх голого торса у плиты, готовящий блюда, словно ресторанный шеф… Чем еще мир сможет меня удивить? – пробормотала она негромко, но я услышал. – Чертов красавчик, чертова весна, чертов апрель… – добавила она еще тише, но куда эмоциональнее. *** После того, как Гарри удалось уложить спать, мы сидели за кухонным столом и наслаждались приготовленными блюдами. Ну, я-то точно наслаждался, отыгрываясь за месяцы отсутствия такой возможности. – Я подумала о том, что ты вчера сказал, – в какой-то момент завела разговор Лили. – И… – И? – приподнял бровь я. – Мне некуда идти, – словно прыгая в ледяную воду, призналась она. – В Британии нам с Гарри не жить. Не бывшие ПСы, так Дамблдор своими комбинациями угробит. Нас ведь не просто так нашли, да? Ведь дом был под Фиделиусом, его случайно не обнаружишь. – Петтигрю пришел ко мне и выдал вас. Он вообще-то Пожиратель. Ты не знала? – решил не делать секрета я. Тем более, что судя по газетам, этот крыс все равно сбежал, устроив инсценировку своей смерти. Хоть и не от Сириуса, а от пятерки авроров, посланных за ним Моуди. Блэк в это время в Мунго от ожогов лечился. Не простой ведь огонь там резвился, а Адское Пламя – Темномагическое заклинание, так просто обычной мазью не сведешь. Закономерное развитие событий: крыса всегда норовит сбежать и спрятаться. Но, если ее загонят… – Нет, не знала, – посмурнела Лили. Тяжело узнавать о предательстве, но это жизнь. – Его вскользь упомянул Альбус, а Сириус ухватился за эту идею, типа “на него никто не подумает”... – Я говорил, что Дамблдор имеет список Пожирателей, да? – уточнил я. Она хмуро кивнула. – Не хочу быть разменной фигурой в его игре. Один гамбит повезло пережить, следующий повезет вряд ли. А куда-то еще… магглокровка с ребенком на руках, без связей, без состояния… Гарри жалко, – опустив глаза, сказала она. – Быть сыном шлюхи… – Уж прям сразу шлюхи? – поднял брови я. – У тебя же высокие и высшие баллы и по СОВ, и по ЖАБА. – И куда я с этими баллами? Тем более не в Британии? – Ну… в каком-нибудь Министерстве или Департаменте можно попытать счастья. Секретари и клерки всегда нужны. – С такой внешностью, как сейчас, это будет тоже самое, только за меньшие деньги, – вздохнула она. – Эк тебе резко “розовые очки-то” разбило. “Черное и белое” проскочили с ходу, теперь “весь мир в коричневом”... – протянул я. – И что же ты решила? – Мне некуда идти, – повторила она. – Ты разрешишь остаться? – перебарывая, переламывая себя, задала вопрос Лили. – Хотя бы, пока Гарри не подрастет? – Оставайся, – беспечно пожал плечами я и мягко улыбнулся. – Хоть я и не понимаю. Ты ведь должна меня ненавидеть? Я же убил твоего мужа, мои люди замучили и убили многих твоих знакомых. Я же чудовище? – Не знаю, – ответила она. – Хочу ненавидеть! Но не получается… Не вижу чудовища… знаю, но не вижу. – А если я кого-то еще убью? И ты увидишь это? – Но ты же сказал, что изменился?! – вскинулась она. – Жизнь по-разному может повернуться, – пожал плечами я. – Ту же самую самооборону при нападении еще никто не отменял. А напасть могут: кровников у меня много. – Не знаю, – отвела она взгляд. – В общем так, – чуть пристукнул я по столешнице раскрытой ладонью. – Ты – птица вольная, вольна уйти, вольна остаться. И сейчас и в будущем. Гнать не гоню. Оставайся столько, сколько считаешь нужным. Но учи окклюменцию. Тот амулет, который ты купила, слабоват для меня. Только дразнит сильнее. – Он пятьдесят галеонов стоил! – возмутилась она. – Нормальный амулет защиты на разум от трехсот стоит. И выше, – хмыкнул я. – Про хороший вовсе молчу. *** Малыш Гарри долго не проспал, к пяти уже во всю буянил и звал маму. Гулять пошли вместе, все равно мне было нечем заняться: до признания меня Гонтом лучше вовсе в магическом квартале и официальных учреждениях поменьше светиться, а тренировки… без исцеляющего фактора целый день тренироваться невозможно, телу надо давать отдых. Красиво весной. В какой бы стране ты ни был. Время такое, когда все просыпается, преображается, зацветает. Приятно на душе становится, легко. Но с легким чувством некой щемоты в груди. Уж сколько раз я весну видел, а все одно, каждый раз, как впервые. А еще гормоны… от которых я как-то отвык немного. После десятилетий “отсушки” от Суо, когда на других и не смотрится даже, а позже, несколько лет с регулярным, почти ежедневным сексом, сложно мне! Особенно, когда такой цветочек рядом постоянно крутится. Домой вернулись часам к восьми вечера. Лили занялась ребенком: кормление, купание, укладывание. Хорошо хоть всякую стирку-глажку-уборку-мойку посуды бытовые чары выполнять стали с появлением у нее волшебной палочки. А то до этого вовсе швах было. Я же продолжил начатое вчера: рисование. Карандашный набросок будущей картины у меня уже есть, так что настала пора переносить ее на полноразмерный холст. – Где ты учился рисовать? – подошла ко мне Лили, уложившая Гарри спать. – Национальная высшая школа изящных искусств в Париже, – спокойно ответил я. Том, естественно, там не появлялся, да и не мог появиться, он за Силой в то время гонялся, как одержимый по всему миру. А вот Виктор там учился. А Лили… она же все равно этого никак не проверит. – Маггловская. – Так почему ты тогда так за чистоту крови выступал и магглов буквально ненавидел? Если ты знаешь о них больше, чем даже я, хоть я магглорожденная? – задала вопрос девушка, стоящая рядом. Сегодня халат был красный. – Потому и ненавидел, что знаю о них больше тебя, – хмыкнул я. – Приют, война, послевоенные годы… Добрый Дедушка Дамблдор, с рекомендации которого лучшего выпускника Хогвартса по всем предметам никто не решался взять на работу, а в маггловском мире играть можно только по маггловским правилам. Иначе придут Обливэйторы и на первый раз погрозят пальчиком, на второй раз отругают, а на третий пришьют попытку нарушения Статута Секретности и можешь попрощаться с палочкой, – краски я немного сгустил, но так оно на самом деле и обстояло в Магическом Мире. Главное, чем этот мир озабочен, так это сохранением себя в тайне. На выполнении этой задачи заняты четыре пятых от числа служащих всех мировых Министерств Магии. Именно поэтому грабил банки я в эти полгода исключительно маггловским способом, без даже намека на магию. С лабораторией, там посложней, но у Тома опыт нелегальщины и скрытия ее следов огромен. Да и то, я использовал только деньги и легилименцию и ничего более. А легилименцию обнаружить очень трудно, особенно, когда работает мастер. – А кто такой выпускник Хогвартса в маггловском мире? Неуч с пятью классами начальной школы. Какую работу он может найти? – И как ты вывернулся? – Никак. Я забил на законы, как маггловские, так и магические. Делал, что хотел, а Обливейторов убивал, когда начинали права качать. Да и рекомендации Дамблдора не на пустом месте взялись: пытать и издеваться над сверстниками я начал еще в приюте, как только чуть-чуть способности проснулись, убивать начал в Хогвартсе, найдя и открыв Тайную Комнату Слизерина. А дальше мотался по всему миру, собирал все доступные и недоступные знания по магии: Темной, Светлой, Шаманизму, Демонологии, Волхованию (волхвы меня, правда, чуть не убили, драпал, по крайней мере из Сибири я быстро и не оглядываясь), Вуду и еще куче всяких ответвлений. Потом вернулся в Британию, пытался устроиться в Хогвартс Профессором ЗОТИ, но был послан опять же Дамблдором, который уже точно знал, кто я и что я. В ответ проклял должность, чтобы старому долькоману жизнь медом не казалась. Ну а дальше появился Лорд Волан Де Морт… что было потом, ты уже знаешь, поскольку сама участвовала. – Вот как так можно? Как ты умудряешься сочетать в себе это? – легонечко стукнула меня кулачком по плечу девушка. – Спокойствие, доброту, чувство прекрасного, искусство… и тысячи убитых людей, кровь, пытки, жертвоприношения, подъемы нежити… – Гитлер тоже был отличным художником, а еще идейным вегетарианцем. А Александр Македонский вообще был талантлив практически во всем, – пожал плечами я. – Мой случай, это не исключение, а скорее уж правило. Все Великие Тираны и Великие Темные Маги были такими. Иначе не стали бы Великими. Тот же Салазар. У него как раз именно такая репутация, противоречивая. Это непримечательные люди просты. От того и называют их “простые люди”. – Ну почему в этом мире так все сложно? – грустно вздохнула Лили. – Я ведь любила Северуса, а вышла за Джеймса, которого убил ты, а я теперь с тобой… – Ну, так кто тебе мешает вернуться к Снейп-Принцу? Он до сих пор свободен. Может быть даже до сих пор ждет, – я опять не стал закладывать сальноволосого. Не стоит прямо чернить дорогих человеку людей, это выставляет тебя самого в не самом лучшем свете. – Там Дамблдор, – вздохнула она. – Да и сам Северус… Зачем он тогда меня грязнокровкой обозвал?! Знал же, что меня это обидит! И потом... – Расстроен был, – пожал я плечами. – Светить своим нижним бельём перед всей школой очень… стыдно. А уж когда любимая девушка это не только видит, но еще и спасает твою задницу, которую ты не способен спасти сам… во много крат стыднее. – Стоп! А ты об этом откуда знаешь?! – вскинулась и повернулась ко мне всем телом Лили, в глазах которой так и светилось подозрение. – Мысли мои читаешь? – Эм… нет, – с трудом удержался я от того, чтобы и впрямь не залезть ей в голову. Ну кто ж в глаза легилименту смотрит-то!! – А откуда, тогда? – сильнее прищурилась она. – Его мысли читал, – чуть помедлил с ответом я. Прости, Сева, но она слишком удачно подставилась под получение такой информации: не я ее навязываю, а она сама выпытывает. В этом есть большая разница. – Когда в Ближний Круг Пожирателей Смерти принимал. – Северус – Пожиратель?!!! – не повышая голоса, чтобы не разбудить сына, но крайне эмоционально воскликнула Лили. – Вообще-то да. А ты разве не знала? – “удивился” я. – Дамблдор в курсе: Снейп для него за мной шпионил. А для меня за ним. Талантливый паренек. Везде успел. – Ты врешь! Не мог Северус пойти в Пожиратели! Он не такой! – Эм… – не нашелся даже, что на это ответить я. Решил не спорить. – Ну, тебе видней, конечно. Ты его лучше знаешь, – помолчали. Я продолжал рисовать, а девушка о чем-то задумалась и даже закусила губу при этом. А потом, на что-то решившись, тряхнула волосами и сбросила с себя халат, оставшись в одном только белье, после чего взяла мое лицо ладонями и впилась в губы поцелуем. А я что? Я разве против? Я только “за”! Настоящий Виктор с Настоящей Суо в Марвеле остались. А я здесь. Так почему бы и нет? Легкий импульс пролевитировал кисть и палитру на стол. Еще одно беспалочковое невербальное заклинание очистило руки от краски, и я с удовольствием обнял девушку, притягивая к себе и перехватывая инициативу в поцелуе. ***
Примечания:
Люблю проду **Харибда®**
Хаха приходит Гарри в Хогвартс а фамилия уже гонт