Том Марволо Гонт 6494

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Горец (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написано 248 страниц, 37 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Мэри Сью (Марти Стью) Нецензурная лексика ОЖП Повседневность Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Стёб Учебные заведения Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Просьба не ругаться тем, кто ждет продолжение Крида. Это вбоквел. Попадание копии Виктора в... Волдеморта. Сам еще не знаю, что из этого выйдет, возможно гумус. Но Музе не прикажешь.
Итак, ночь 31 октября 1981 года, дом Поттеров.
По многочисленным возмущенным заявкам добавляю предупреждения Стёб и Трэш. Довольны?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

глава 13

23 сентября 2018, 18:31
*** Проверка на всевозможные неприятные сюрпризы этого письма показала, что этих самых сюрпризов ни на самом послании, ни на конверте, ни в печати на нем не содержится. Это было вполне ожидаемо, ведь Дамблдор не настолько глуп, чтобы дразнить того, кого пока не можешь убить. Письмо не было длинным. Он просто оповещал, что находится сейчас в Америке, гостит в Ильверморни у своей коллеги и давнего друга, Кристал Сейр. Также, соблюдая правила вежливости, в отличии от той же Кристал, пользуясь любезным приглашением Тома, переданным ему через все ту же Кристал, уточняет: удобно ли Тому будет принять его завтра в полдень? И если нет, то просит написать о времени и, возможно, месте встречи, которое бы Тома устроило. Сове велено дождаться ответа. Я перечитал письмо четыре раза, пытаясь понять: мир сошел с ума, или Дамблдор на самом деле намерен сунуть голову в пасть льва? Нет, я лично не собираюсь нападать на Великого Светлого Волшебника, так как не считаю его врагом: Том был на самом деле безумцем и склонность к садизму имел еще с Приюта, так что Дамблдор к “становлению монстра”, если и имел какое-то отношение, то отнюдь не прямое. Волдеморт, как это не удивительно, “сделал себя сам”, поскольку был действительно выдающимся и как маг, и как личность. Ему удавалось, если и не держать свои проделки в тайне от Альбуса, то как минимум не попадаться на горячем и не оставлять против себя улик. Так что Дамблдор боролся с Томом на полном серьезе, используя для этого все доступные ему средства и методы, такие как интриги, ловушки, подставы, Орден Феникса, Министерство, Аврорат, СМИ… Хотя, остается шанс, что Том был настолько слеп, что чуткого руководства Доброго Дедушки даже и не заметил… В любом случае, Дамблдор лично мне ничего плохого не сделал, и я не собираюсь на него нападать. При этом всерьёз опасаюсь обратного: его нападения на меня. Но Альбусу-то откуда об этом знать? Или это провокация? С целью поставить меня вне закона и в этой стране тоже? Страховка у него в любом случае, хоть какая-то, должна быть. Не такой он человек, чтобы действовать необдуманно и рисковать собой, не имея страховки. Значит она есть. В чем заключается? Моуди? Блэк? Весь Орден? Гадать можно вечно. И все равно не угадать. Перенести встречу куда-то еще? На “нейтральную” территорию? Нет уж. Если Дамблдор согласен придти сам, ко мне домой, то пусть приходит. Дома и стены помогают. В любом случае, что Том, что Виктор никогда не были сильны в интригах. Тактическую схему разработать и выполнить в бою, это да. Ловушку устроить – тоже да. Но соревноваться в интригах с Дамблдором? Нет. Не тот уровень. Значит действую прямо, как и привык. Завтра в полдень? Значит завтра в полдень. Меня устроит. Я попросил Нейджи доставить мне бумагу и писчие принадлежности. Трансфигурировал из воздуха стол прямо тут, в зале. Написал короткий ответ, запечатал его гербом Гонтов (а после получения фамилии, признания меня официальным Главой Рода и опытов с алмазами, я заморочился и создал чарами “вечной трансфигурации” перстень с гербом Рода, зачаровав его так, чтобы только я или мой кровный наследник смог бы его надеть), и передал сове. Писал я почерком Тома, так как Дамблдор должен был его неплохо знать. Мог бы использовать собственный почерк Виктора. Или Дамблдора, или вообще любой другой (Виктор в совершенстве владел искусствами калиграфии и подделки почерков, так как десятилетиями сам изготавливал себе документы и составлял рекомендательные письма), да хоть печатными буквами, неотличимыми от типографского шрифта “набрать” это сообщение, но не стал. Решил, что это было бы лишним. После чего продолжил заниматься с Лили, не забыв сообщить ей о предстоящем завтра визите. Услышав имя Дамблдора, девушка нахмурилась. После всех наших с ней разговоров теплых чувств она к Великому Светлому не испытывала. Скорее наоборот. По окончании тренировки я попросил её денек воздержаться от обычных прогулок с Гарри. На всякий случай. Понятно, что слежка за зданием могла вестись уже давно, так как о моем существовании Альбус узнал не сегодня, но организовать её в чужой стране не так-то просто. Плюс к тому, все то время, что прошло с момента нашего переезда сюда, я очень внимательно наблюдал за районом, расставив сигнальные и оповещающие чары во всех удобных для ведения слежки за домом местах, мониторил окружающее пространство и каждое утро после пробежки легелименцией просматривал воспоминания местных патрульных, продавцов магазинов, сторожей платных автостоянок, дилеров, промышляющих в районе, пожилых леди, что любят погреться на вечернем солнышке и посудачить о соседях на предмет появления странных личностей. А во время прогулок с Лили и Гарри, воспоминания мамочек в парке и на детских площадках. И пока что все, в том числе и опыт с чутьем Виктора, говорило о том, что навязчивого внимания к нашему дому и персонам нет… Однако, береженого Бог бережет. Так что денек можно обойтись и без прогулок… в нашем районе. Аппарация и домашние эльфы открывают большой простор для вариантов. А город Нью-Йорк большой. Парков в нем много. Я же занялся подготовкой к встрече гостя. А точнее усиленными “дыхательными” медитациями. В которых просидел до самого обеда, прервавшись только на прогулку с невестой и мальчиком, а после и всю ночь. Утром позанимался с Лили (тренировки – это святое) и снова засел за нагнетание в дом “сырой”, “окрашенной” магии. Преимущество своего поля следовало использовать на полную катушку. *** В назначенный час. Ровно в полдень. Секунда в секунду. Прозвучал сигнал оповещения о прибытии на территорию возле дома, накрытую чарами, одиночного волшебника с магическим животным. Я лично открыл дверь и увидел Альбуса Дамблдора с Фоуксом на плече. Вот и страховка. Как минимум один из её слоев: перемещения в пространстве феникса не блокируются. Как минимум в теории Альбус, в случае обострения переговоров, всегда сможет мгновенно эвакуироваться. Уж выиграть себе на это пару секунд ему сил и опыта хватит. – Здравствуй, Том, – весело и дружелюбно смотрели на меня из-за очков половинок его глаза. Весь он был расслаблен и не излучал ни капли агрессии. Добрый Дедушка, немного эксцентричный и “не в себе”. Привычная маска. И от того практически идеальная. – Ты приглашал на чашечку чая? – улыбнулся он. – Надеюсь у тебя есть лимонные дольки? – Конечно, Профессор, – ответно улыбнулся я, так же не выказывая и капли агрессии. И я на самом деле её к этому человеку не испытывал. И был расслаблен, “пуст”, как тогда на Арене, стоя против Ромулуса. Сатори, правда, достигнуто не было. Но умиротворение, уравновешенность и спокойствие почти сутки медитации мне оставили. – Я помню Ваши вкусы. И для Фоукса угощенье найдется. Проходите, – уступил я дорогу ему. – Только переобуйтесь, у меня тут что-то вроде додзё, я стараюсь поддерживать чистоту, – указал я ему на колошницу, где стояла моя обувь и несколько пар мягких белых тапочек. Сам я был бос. А везде, где не лежало татами, были постелены теплые тканые ковры. За исключением душевых, конечно: там были специальные коврики из водостойкого материала. В лифте тоже был постелен ковер. – Додзё? – удивился Альбус, снимая свою обувь и надевая тапочки. – Ты меня удивляешь, мальчик мой. Откуда такой интерес к японской традиции? – В своих странствиях после Хогвартса я много времени провел в этой стране, – пожал плечами я, проходя к лифту. И это было правдой. Том действительно провел там несколько лет. – Остались приятные воспоминания. – Надо же, – с интересом осматривался он. – Ты не против? подошел он к висящей на стене стойке с оружием, где вместе с четырьмя бокенами, двумя синаями и двумя дзё были выставлены оба купленных мной меча. Чуть дальше шла еще стойка, где были тренировочные копья, парные мечи, цзянь, саи, нунчаки, длинный шест и “боевая” коса. Но настоящими, именно боевыми, заточенными были только эти два меча. Остальное “оружие” было тренировочным инвентарем. Дамблдор взял со стойки полуторник, чуть выдвинул его из ножен и посмотрел на лезвие. – Странно, – удивился он. – Что же? – заинтересованно спросил я. – Оружие не гоблинское, не проклятое и даже не зачарованное, при этом боевое. На тебя не похоже, Том, – пояснил он, возвращая меч в ножны и далее на стойку. – Я нашел себе новое хобби, – пожал плечами с беззаботной улыбкой я. – Пытаюсь научиться маггловским боевым искусствам. От того и додзё. Надо же на что-то тратить освободившееся время. – Похвально, похвально, – лучился доброжелательностью и “простотой” Директор Хогвартса. – Пойдемте наверх? Чай, наверное, уже заварился, – предложил я. – Конечно, мальчик мой, конечно, – легко согласился он, проходя за мной в кабину лифта. Я опустил раздвижную дверь лифта, повернул, вставленный в замочную скважину ключ и лифт двинулся вверх. – Маггловские устройства? Работает не на магии, а на электричестве? – удивленно приподнял бровь он. – Удобно, – пожал плечами я. Лифт как раз остановился и я поднял раздвижную дверь. – Здравствуйте, Профессор, – поздоровалась с ним Лили, кормящая за детским столиком ребенка. Улыбка её при этом была насквозь фальшивой. Глаза смотрели остро и недобро. В них угадывалась обида. Дамблдор же вовсе застыл. Приветливость, “простота” и неагрессивность с его лица не исчезли, как и мягкая полуулыбка, но на несколько секунд он замер. Должен признать, что самообладания он не потерял. Просто ему потребовалось время на срочную оценку новых данных. – Здравствуй, Лили! Девочка моя! Как я рад тебя видеть живой и здоровой! Похорошела-то как! – вышел он из лифта, разведя руки, как для объятий и направился к ней. Лили вытерла рот Гарри полотенчиком, отложила его, распрямилась, не убирая с лица своей фальшивой улыбки, позволила Альбусу подойти на расстояние шага и со всей своей силы врезала ему кулаком в лицо. Дзен! Такого я как-то не ожидал. То-то девушка сегодня утром с такой серьёзностью и старанием отрабатывала именно прямой удар кулаком. За два занятия, конечно, хороший удар не поставишь, но тут ведь какое дело: у неё же сейчас сил, как у Кэпа! Она же его убьёт таким ударом! Дзен! Я поспешил подхватить отлетевшее тело и тут же приступил к диагностике и наложению лечебных и поддерживающих заклинаний одного за другим. Диагностика показала, что пенсионер практически мертв: сильнейшее повреждение мозга, проломленные лицевые кости скулы, в которую пришелся удар, внутреннее кровоизлияние в мозг, не говоря уж о рассеченной коже и “ввалившимся” поврежденном глазе, в который вошли осколки очков половинок. – Фоукс! Спасай! – велел я птице, на которую оставалась единственная надежда, поскольку мои чары едва справлялись с поддержанием угасающей жизни старика. Слава Дзену, огненная курица сообразила, что от неё надо, и принялась плакать. Я же ускоренно трудился над извлечением осколков и остатков оправы из раны чарами телекинеза, которые были доступны Тому еще со времен приюта, одновременно вливая в рот старика зелья из аптечки первой экстренной помощи, доставленной Нейджи. Слезы, наконец, начали действовать. Мозг Дамблдора стремительно восстанавливался. Укрепляющие и стимулирующие зелья тоже начали давать эффект. Тело сделало первый самостоятельный вдох (до этого искусственная вентиляция легких осуществлялась моими чарами), еще пять минут, и Директор Хогвартса начал приходить в себя. Я трансфигурировал кресло и усадил в него вяло шевелящегося Альбуса, продолжая накладывать лечебные чары, благо “сырой” магии было в достатке. Только минут через пятнадцать, я облегченно вздохнув, смог разогнуться и отойти от Дамблдора, жизни которого больше не угрожала опасность. Пара колбочек крови Великого Светлого Волшебника отправились в потайной сейф, расположенный в подвале. Туда же ушел пузырек со слезами феникса, которых Фоукс “произвел” для спасения своего хозяина даже с излишком (вот этот излишек в пузырек и был собран). За одно уж, пользуясь случаем, я выдернул перо из хвоста радостно закурлыкавшей о выздоровлении Альбуса огненной курицы. Перо ушло в другой сейф. Только после всего этого я применил чистящие чары к себе, к Альбусу, “репаро” восстановил его очки и надел их на нос Директора, прикрывая черные, как у панды круги под его глазами. – Дзен! Думать же надо, Лилиан! – позволил я себе первые слова с момента удара, обернувшись к девушке. – Ты ж его убила своим ударом! Я еле вытащил его с того света. А если б тут не было Фоукса? – красноречиво постучал я себе по лбу. – Ду-у-умать! – Я… я… не хотела, – жалко ответила девушка, сжавшаяся на своем стуле. – Ладно, – успокоился я, – Занимайся сыном, а я пока за Альбусом присмотрю, – что-то я как-то и сам перетрухнул. Уж слишком все неожиданно получилось. Хорошо, что и Виктор, и Том привычны к работе в условиях цейтнота и боевой обстановки, а то бы секунда промедления, и каюк Профессору. И так, с Фоуксом спасли его буквально чудом, повторить которое я бы не взялся и за миллион галлеонов. – Альбус, Альбус, вы как? Слышите меня? – осторожно наклонился я над лицом Дамблдора и поводил я палочкой с “люмосом” перед его глазами. Зрачок реагировал, дыхание было слабым, но ровным. – Слышу, – тихо-тихо, едва шевеля губами, ответил он. – Том, это ты Том? – Я, Альбус, я, – погасил я палочку и принялся мерить пульс старика. – Что произошло? – чуть увереннее произнес он, видимо эффект от влитых зелий начал сказываться, потихоньку возвращая старику силы. – Лили психанула и врезала вам, – не стал скрывать я. – Еле вытянули вас с вашей птичкой. Кабы не Фоуксовы слезы, вы бы сейчас уже остывали. – Спасибо… – проговорил он. Я осторожно “переплавил” кресло в кушетку, давая возможность Директору улечься. До этого опускать его голову категорически было нельзя, иначе кровотечение в голове резко бы усилилось и мгновенно убило его. Но теперь, как показывали диагностические чары, мозг был цел, сосуды тоже. Оставалась сильнейшая слабость, но это уж неизбежно. – Лежите, отдыхайте, Альбус, – вздохнул я, отходя от кушетки и садясь за стол. От стресса проснулся зверский аппетит. Я мысленно дал указание Нейджи, и на столе стали появляться хлеб, ветчина, сыр, помидоры. – Через сколько нас штурмовать должны начать? – Через полчаса… если я знак не подам… – ответил Дамблдор. Я достал часы и прикинул. – Восемь минут осталось, – сказал я. – Открой… дверь… впусти… Сириуса… – преодолевая слабость, говорил он. – Скажи: “мармелад”... – Ясно, – хмыкнул я. – Не вздумайте без меня чудить, – встал из-за стола и вместе с недоеденным бутербродом пошёл вниз. Я открыл входную дверь и, чувствуя себя дебилом, прокричал. – Сириус! Дамблдор зовет! “Мармелад”! – пришлось повторить три раза, прежде чем из-за угла дома вышел Блэк. Выглядел он колоритно: в черных кожаных байкерских штанах с усаженным блестящими бляшками ремнем, в сапогах со шпорами и декоративными цепочками, в шипастой байкерской косухе, с черной банданой, с нарисованным на ней черепом на голове, с палочкой в правой руке и здоровенным блестящим револьвером в левой. От правой его брови вверх, под бандану тянулся свежий шрам от ожога. Щеку он тоже задевал и немного нос. Взгляд его черных глаз был колючий и недобрый. Палочка поддерживала щитовые чары, а револьвер смотрел в мою сторону. – Ты кто? – подойдя на расстояние в три шага, остановился он и спросил меня. – Том Гонт, хозяин дома. Тебя Дамблдор зовет. Просил передать: “мармелад”, – ответил я, откусывая от своего бутерброда. – Он там, наверху. Пойдем? – Что с ним? – не снижая настороженности и не опуская пистолета, спросил он. – Лили психанула. По лицу ему съездила. Сил не рассчитала. Теперь отлеживается ваш Дамблдор, в себя приходит, – чуть смущенно почесал в затылке я свободной рукой. – Лили? Она жива? – Жива, – пожал плечами я. – Пошли? – Веди, – велел он. Я спокойно отошел внутрь дома, пропуская этого серьёзного мужчину с пистолетом. – Обувь снимай, – велел я, доедая бутерброд (там не особо много оставалось) и отряхивая руки. – У меня тут чисто везде, нечего грязь таскать. – Обувь? – не понял Блэк. Тут типа война идет, боевые действия, а я про какую-то обувь. – Тапочки видишь лежат? – показал я на калошницу, где кроме тапочек, моей обуви, были еще и мягкие остроносые недоразумения Альбуса. – Какие тапочки, веди к Дамблдору! – повысил голос он. – Если не разуешься, я тебя из дома сейчас выкину, – скрестил руки на груди я и прямо посмотрел на наглеца. Сверху вниз. И чуть-чуть затронул окружающую нас плотную атмосферу из “сырой” магии. Щит Блэка сразу задрожал и начал скукоживаться, одновременно слабея и истончаясь. Блэк занервничал. – Ты к Дамблдору пойдешь, нет? – приподнял одну бровь я. – Ладно, черт с тобой, – проворчал Сириус, подавая больше сил на щит и стаскивая одной ногой с другой сапог. Затем проделал то же самое с другой ногой. – Доволен? – сказал он, а я выразительно глянул на носок его правой ноги, через дырку в котором выглядывал большой палец с неподстриженным ногтем. Глянул, но ничего не сказал. Кивнул Блэку и пошел к лифту. Тесниться в кабине лифта, одновременно держа щит и наведенный на меня пистолет, было неудобно. Но сверхсерьёзный “байкер” мужественно перетерпел все неудобства. На втором этаже почти ничего не изменилось с момента моего ухода. Дамблдор, с начинающим наливаться бланшем во всю левую половину лица, лежал на кушетке о чем-то слабым голосом беседуя с хмурой Лили, которая сидела за столом и смотрела на него. Гарри был уже на своей половине и им занималась Синки. – Директор, что с вами? – продолжая держать меня на мушке, бочком-бочком вышел из лифта. – По лицу получил от женщины, – ответил старик. – За дело. Не переживай, Сириус. Лучше сходи к Аластору, успокой его… я немного отлежусь, потом сам выйду… – А как же Волдеморт? – кинул он взгляд на Дамблдора, тут же снова вернув его на меня. – Его здесь нет… мы ошиблись, – я удивленно посмотрел на старика. Это с чего бы такие выводы? Я так-то от этого имени не открещивался. – Это другой человек… – Но Лили и Гарри? Они же здесь. Как такое может быть? – не спешил опускать оружия Блэк. – Я… потом объясню… – тихо сказал Дамблдор. – Иди, успокой Аластора… Я минут через десять выйду сам, полежу только… – А сил-то хватит? – с сомнением поинтересовался я. – Зелья действуют, Том. Я чувствую себя уже намного лучше, – ответил он. – Еще раз спасибо… – Ну, как знаете, – пожал я плечами. Сириус, не сводя с меня пистолета до самой двери, вышел. Забавно было наблюдать за его попытками без рук одеть обувь. Так до конца и не справившись, он чертыхнулся и пошел на улицу так, потешно раскарячиваясь при каждом шаге из-за не до конца натянутых сапог. Дамблдор, как и обещал, через десять минут, практически вися на мне, вышел из дома. У дверей его подхватили вернувшийся Сириус и какой-то незнакомый мне аврор. Подхватили и унесли. Поднявшись наверх, я подошёл к Лили, взял в ладони её лицо и внимательно посмотрел в глаза. Потом нежно поцеловал в лоб и отпустил. – Что такое, Том? – осторожно спросила она, заметив тень, набежавшую на моё лицо. – Этот козел старый, твою память успел считать, пока я за Сириусом ходил, – со вздохом ответил я. – Лебедь, блин, умирающий! – Вот сволочь! – возмутилась девушка. – В следующий раз второй глаз подобью! Для симметрии! – Не стоит, – хмыкнул я. – Второй раз могу его с того света уже не вытащить. Зачем тебе такой грех на душу? – Ладно, – грустно вздохнула она. – Но как так вообще получилось-то? – Я же тебе говорил, что это вещество – сыворотка Суперсолдата. С чего ты решила, что я шутил? Ты сейчас по чистой физической силе превосходишь боксеров в супертяжелом весе. Сама представь пенсионера и супертяжа на ринге… Ты ему череп проломила своим кулаком, если что. Только слезы феникса и спасли. Причем в убойной дозировке. Не вздумай так Гарри “шлепнуть” в сердцах, – предупредил я. – Конечно!!! – с ужасом возмутилась она. Даже не знал, что так вообще можно. – И что теперь? – чуть успокоившись и помолчав, спросила девушка. – Ждем второй раунд переговоров, – пожал плечами я. – Из дома не выходи без меня. Могут попытаться похитить. – Думаешь? – нахмурилась Лили. – Почти уверен. – Но Дамблдор же сказал Сириусу, что ты не Волдеморт. Почему тогда? – А сам он что думает? – хмыкнул я. – Учитывая просмотр твоей памяти? – девушка нахмурилась. – Вот именно. Он сказал так, только чтобы избежать бойни. Потому, что понимал, в насколько они проигрышной ситуации. Сам он выбыл. Сириус внутри дома, где я полный хозяин положения. Я моргну, и вместо Блэка кровавая каша. А остальных добить не долго. Один Аластор против меня в нынешней форме не выстоит и минуты. Не говоря уж о простых аврорах. Их и было там всего десять человек. Так что Дамблдор принял единственное верное решение: отступить, – пояснил я Лили своё видение ситуации. – И что же делать теперь? – Ждать, – пожал плечами я и велел Нейджи накрывать на стол: война войной, обед – по расписанию! ***
Примечания:
Господи народ вы перебарщивает с ПБ я чисто физически не могу просмотреть 500 ваших исправлений. Мне проще их просто удалить. Отмечайте пропуски запятых и ошибки в построении предложения. С большей частью грамматических я и сам справлюсь