Том Марволо Гонт 6491

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Горец (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написано 248 страниц, 37 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Мэри Сью (Марти Стью) Нецензурная лексика ОЖП Повседневность Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Стёб Учебные заведения Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Просьба не ругаться тем, кто ждет продолжение Крида. Это вбоквел. Попадание копии Виктора в... Волдеморта. Сам еще не знаю, что из этого выйдет, возможно гумус. Но Музе не прикажешь.
Итак, ночь 31 октября 1981 года, дом Поттеров.
По многочисленным возмущенным заявкам добавляю предупреждения Стёб и Трэш. Довольны?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

глава 15

25 сентября 2018, 13:52
*** – Блин, ты все шутишь… а я то, дура, уши развесила, – сразу как-то сдулась Лили, когда я положил перед ней комикс. – Знаешь, ведь, что я люблю комиксы, вот и наплел… – Не веришь? – вернулся я к поеданию лимонных долек. Зря что ли я их столько запас? – У, у, – помотала головой она. – Тогда проверь, – пожал плечами я. – Придумай как и проверь. – А как я придумаю? И почему это я должна придумывать? – А мне что ли это надо? – хмыкнул я. – Меня и версия с “раскаявшимся Волди” вполне устраивала. Долькожор этот влез и её испортил. А такая была красивая… романтичная, – возвел я глаза к потолку, после чего закинул новую дольку в рот и принялся её жевать. – “Долькожор” сейчас как раз-таки ты! – фыркнула девушка. Я замер, посмотрел на тарелку, потом на Лили, потом опять на тарелку и взял новую дольку. – Так вкусно ведь! – Тогда, чего на Альбуса обзываешься? – Действительно, – задумался я. – Значит мы оба долькожоры. Главное теперь не начать плести интриги и называть всех “мальчик мой”. – Том, – посмотрела она на меня прямо, внимательно и серьезно. – Ты действительно собрался подставить Гарри под возрожденного Волдеморта? – Вообще-то это звучало не так. Правильно будет: возрожденного Волдеморта подставить под воспитанного и тренированного мной Гарри, – осторожно ответил я. – А ты против? – Конечно я против!! – воскликнула Лили. – Ты же знаешь, кто он такой! Ты же знаешь, что это за чудовище! Что за монстр! – Так-то да, знаю, – почесал я рукой в затылке – Но мальчику нужно приключение, которое сделает из него мужика. Герою нужен Враг, которого он победит. – Ну не такой же! Волдеморт, которого нужно убить пять раз! Да чтобы его один раз убить пришлось пожертвовать жизнью Джеймсу и еще уйме народу. А тут пять раз! – И что ты предлагаешь? – погрустнел я. – А ты не можешь быстренько по тихому собрать эти “крестражи” и уничтожить? Без войны, без потрясений… а? – просительно на меня посмотрела Лили. – Это было бы лучшим свадебным подарком, какой можно представить, – чуть поборовшись с собой, сказала девушка. – Могу, но не все, – серьезно прикинув свои шансы, ответил я. – Как минимум два из них находятся в очень труднодоступных местах. – Труднодоступных для тебя?! – удивилась Лили. – В том числе и для меня, – вздохнул я. – Первый в личном сейфе Люциуса Малфоя. А второй вообще в Гринготтсе, в родовом сейфе Лестрейнджей. – А как тогда, по-твоему, их Гарри должен доставать? – Ну, дневник Тома Реддла Люциус через десять лет в Хогвартс подкинет, где он распечатает Тайную Комнату и выпустит Василиска Слизерина, которого будет натравливать на магглорожденных. Вот там, в Тайной Комнате, сразившись с Василиском мечом Гриффиндора, он легко уничтожит крестраж, – пожал я плечами. – Ты серьёзно? – побледнела Лили. – Ты сам-то понял, что сейчас сказал? Двенадцатилетний мальчик должен один на один сразиться с тысячелетним Василиском и копией Волдеморта! Как ты себе это представляешь? – Ну, Волшебник, по способностям практически равный Волдеморту, под диетой Авраама Эрскина, натасканный самим Волдемортом, знающий все уязвимые точки монстра… – Том, я прошу тебя! Я умоляю! Ну, хочешь, я на колени встану? – действительно слезла со стула и встала на колени передо мной Лили. Должен признать, что выглядело это сексуально. Если бы не выражение ужаса в её глазах. У меня даже рука с лимонной долькой ото рта опустилась. – Встань, – тихо попросил я. Уже без улыбки. Девушка подчинилась и встала с колен. – Никогда так больше не делай, – тем же тихим голосом сказал я. Она застыла, не зная, как себя с таким мной вести. Таким она видела меня впервые. – Я сделаю это. Сделаю для тебя. Сделаю, как ты просишь. Но мне придется убивать. Ты готова к этому? И нам придется вернуться в Британию. – Я, ради Гарри, на все готова, – тихо ответила она. – Сильный враг делает сильным. Ему бы пошло на пользу расправиться с Волдемортом самому. Отомстить за отца своими руками, – вздохнул я. – Он и так станет сильным, Том. Без всего этого. Но подумай: Василиск в Хогвартсе! Сколько детей может погибнуть? – сказала она. – А если я скажу, что тоже видел пророчество? Пророчество про Магическую Британию, где твой сын действительно пять раз победил Волдеморта? Где он стал самым уважаемым волшебником во всей Европе? Даже более уважаемым, чем Дамблдор? – Я спрошу тогда, сколько людей в этом пророчестве погибло? – сказала Лили. – Много. Несколько тысяч, – не стал скрывать я. – Тогда я скажу: пусть он будет простым волшебником. Не Великим. Но пусть они живут. Хватит ненужных смертей. Пожалуйста, – взяла меня за руки она. – Готовься к отъезду. А я в Ильверморни. Пойду с Дамблдором договариваться, – с тяжелым вздохом встал я со стула, взял палочку с подоконника, накинул на плечо куртку и аппарировал. *** В семье Дурслей случилось неоднозначное событие. К Петунье Дурсль, жене Вернона Дурсля и маме маленького Дадлика приехала в гости сестра… считающаяся мертвой уже больше полугода. Ну, всякое в жизни случается, бывают и ошибки в документах: подумаешь, не то имя записали? Вот только Лили Поттер, та самая сестра, приехала не одна, а с сыном и каким-то мужчиной. При том, что была замужем. И расстались с Петуньей они в последнюю встречу не хорошо. Со скандалом. – А где Джеймс? – тихо, отойдя чуть в сторону от мужчин спросила сестру Петунья. – Умер, – так же тихо ответила Лили. – Полгода назад в Магической части Британии закончилась страшная гражданская война. Его убили, когда он защищал нас с сыном. – Ну… думаю, ты не очень обидишься, если я не стану по этому говнюку скорбеть? – чуть пожевала губами Петунья. Лили вздохнула, но возмущаться не стала. Джеймс в своё время вполне заслужил такое отношения к себе. – А что за красавчик с тобой? – Том, он… вроде как мой жених, – чуть поколебавшись, ответила Лили. – Ну ты шустра сестрёнка, – с немалой долей презрения хмыкнула Петунья. – Одного не успела похоронить, уже другой… – Да что ты понимаешь! – не выдержала и прошипела Лили. – Гарри нужен отец. Да и не спрашивал меня никто… – То есть как-так? – опешила Петунья. – Как это не спрашивал? – А так! Том – самый сильный боевой маг в Британии. Любого, кто ему против слово сказать попробует, в бараний рог скрутит! – поделилась наболевшим Лили. – Ты учти, кстати. Лучше ему не хамить. – Ужас! Кого ты привела в наш дом?! Лили! Сначала говнюк Джеймс, теперь этот… – Мы ненадолго, – попыталась успокоить сестру волшебница. – Быстренько закончим дела и обратно в Америку. – В Америку? – удивилась Петунья. – Почему в Америку? – У него там дом, бизнес, тренировки, – опять же не очень уверенно ответила Лили. – Что-то ты темнишь, сестрёнка, – погрозила ей пальцем Петунья. – Что-то ты темнишь. – Лучше не влезай в эти дела, Туни. Целее будешь. – Ладно, Лили, главное нас не втягивай в свои… странные дела… *** Вернон Дурсль оказался мужиком хватким и не глупым. Достаточно спокойным, мало похожим на того истеричного колобка, который был прописан в каноне. Хотя? Еще десять лет впереди. Может успеть и растолстеть и распсиховаться. Почему мы решили остановиться у Дурслей? Потому, что я хотел закончить все побыстрей, раз уж взялся. А обустраиваться на новом месте с нуля долго, даже при наличии денег. А так, два билета на самолет в бизнес-класс, несколько часов перелета и аппарация к дому родственников. Там я три часа потратил на установку защиты от наблюдения, после чего устроил очередную свою медитацию на лужайке перед домом (а что? Маглоотталкивающие чары работают, дезиллюминационные тоже), чтобы укрепить уже сам дом и понаставить сигналок. *** Петунья Дурсль смотрела в окно на то, как новый хахаль её сёстры в позе “лотоса” висит в двух метрах над лужайкой их с Верноном дома. Он-то висит, а идеальный сад Петуньи, ухоженный и красивый, стремительно дичает. Зелень перла буквально на глазах. И деревья, и кустарники, и цветы, и трава – все набирало силу и шло в рост. Выглядело страшновато. Джеймс в своё время таких фокусов не показывал. Тот все больше мелкими шутками-пакостями окружающих доводил, вроде ожившей под задницей табуретки, начавшей прыгать козликом и щелкать зубастой пастью. Этот не шутил. Глядя на то, как странно шевелятся ветви деревьев, не в такт с легким ветерком, Петунье становилось страшно соваться в свой собственный сад. Тем более с секатором. Тихо подошла Лили. – Что он делает, ты можешь сказать? – хмуро поинтересовалась Петунья у сестры. – Нагнетает энергию для установки стационарной защиты дома, – вздохнула та. – Защиты от кого? От нас? От полиции? – От других магов, – ответила Лили. – Тому вскоре придется надолго отлучиться по тем делам, ради которых мы и приехали. Вот он и боится оставлять нас беззащитными. – У него есть основания для опасений? – еще сильнее хмурясь, спросила Петунья. – Нет, – пожала плечами Лили. – Война окончилась полгода назад. Привычка осталась. Профессиональная паранойя. – Для нас эта “защита” не опасна? А то мне уже страшно в собственный сад выходить. Точнее в то, что недавно было моим садом. – Нет, для вас эта защита не будет опасной. А сад я сама приведу в порядок, когда он закончит. Я ведь тоже волшебница, – вздохнула Лили. – Чего вздыхаешь? – с подозрением посмотрела на неё Петунья. – Просто сравниваю свои силы с его. Сама себе кажусь ничтожной слабачкой. – А это так важно? – удивилась Петунья. – Мой муж – бывший боксер-полупрофессионал в среднем весе. Он ударом кулака может сбить муху или выбить всю дурь из хулигана. Я же могу только муху, им сбитую, добить. И то мухобойкой. Я же не кажусь себе ничтожной? Наоборот, я рада, что мой муж так силен. Чего же расстраиваешься ты? – Наверное ты права, сестрёнка, – вздохнула Лили. – Наверное ты права. – А чем он вообще занимается, ну, кроме того, что он “самый сильный боевой маг Британии”? На силе далеко не уедешь. Что-то ведь и кушать надо. – Он… продает алмазы… еще, как-то обмолвился, что владеет акциями какой-то фруктовой компании… Apple, кажется, и какой-то странной фирмы “Мелкомягкий”, вроде бы. – Ничего себе ты мужика отхватила, сестричка! – с нотками одновременно зависти и ехидства в голосе восхитилась Петунья. – Красавец, силач, богач… – А что, такие известные названия? – удивилась девушка. – Более чем. И они сейчас на подъёме. Их акции растут, как зелень в моём саду! – Ну, трудно было ожидать чего-то другого от Тома Гонта, – вздохнула Лили. – Что-то ты часто вздыхаешь, сестрёнка, – внимательно посмотрела на неё Петунья. – Может расскажешь в чем дело? – Там все очень сложно, – еще раз вздохнула Лили. – Я сама уже запуталась. – А если, по простому, в двух словах? – В двух словах, Том убил больше людей, чем твой муж продал дрелей в своей жизни. В том числе Джеймса, – на одном выдохе выпалила Лили. – То есть, этот мужик, что сейчас висит за окном, убил твоего мужа и “взял” тебя себе? Я правильно тебя поняла? – нахмурилась Петунья. – Да, – опустила глаза и плечи Лили. – А, если заявить, ну, не знаю, в волшебную полицию, или что там у вас? – Отмажется. Или начнется новая война. Гораздо страшнее прошедшей. – А сбежать ты от него не можешь? – Могу, – еще грустнее вздохнула Лили. – Но куда я пойду с ребенком на руках, без связей и денег? – Ты его ненавидишь? – продолжала внимательно смотреть на сестру Петунья. – Нет, – ответила та. – Должна ненавидеть, но не могу. Не получается… он слишком много для нас делает. – Ты его любишь? – Лили отвела взгляд в сторону, хотя и до этого сестре в глаза не смотрела. Но жест был красноречивее слов, которые ему противоречили. – Нет… наверное. – Получается, тебе хорошо с ним, но тебя мучит то, что “это все нехорошо, это неправильно…”. Так? – Так, – совсем сникла Лили. Петунья обняла и прижала к себе свою младшую сестричку, которая всхлипнула и расплакалась, уткнувшись в её плечо. – Что мне делать, Туни? Я уже ничего не понимаю… – Жить, Лили, жить, – поглаживая младшенькую по голове, тихо сказала Петунья. – И не портить себе жизнь всякими “неправильно”... *** Лачуга Гонтов. Нынешние мои владения. Мрачное место. Полностью соответствует фамилии. А уж, учитывая, сколько всякой жути здесь наворотил мой предшественник… Перед началом “разминирования” естественно, логично и предсказуемо, я сел в медитацию. Работа ведь предстоит на местности, а не бой с подвижным, быстро перемещающимся на большие расстояния противником. Значит усиление и дополнительная подпитка не повредит. На то, чтобы добраться до перстня Гонтов с Воскрешающим Камнем в нем, у меня ушло больше суток. И это я еще не касался проклятия, наложенного на сам перстень. Столько там было всякой, исключительно Темномагической гадости. Но это только, чтобы взять перстень и поместить в экранированный контейнер. Территория же оставалась загаженной. И разбираться с этим “минным полем” вручную у меня лично никакого желания не было. Поэтому, как только перстень оказался у меня, я снова сел в медитацию прямо посреди комнаты. Просидев так ещё час, я аккуратненько, по собственным следам, шаг в шаг, вышел с “заминированной” территории. – Здравствуйте, Профессор, – поздоровался я с поджидающим меня за границей опасных земель Дамблдором. – Здравствуй, Том. Как успехи? – поинтересовался он. Откуда он здесь взялся? Так я ему сообщил, еще в Ильверморни, что первым делом на родовые земли наведаюсь. – Один есть, – улыбнулся я. – Сейчас “экспресс разминированием” местности займусь. Думаю, будет красиво. – И как же ты собираешься это делать? – заинтересованно поправил очки Великий Светлый Волшебник. – Тёмной магией, естественно, – ответил я, создавая муху из Адского Пламени над своей ладонью. – Очищение огнем? – хмыкнул он. – Оно самое, – кивнул я и отправил муху лететь в центр опасной зоны, прямо в лачугу, в которой я недавно медитировал. Муха заняла предписанную ей позицию, заметно увеличившись, пока летела по территории. И я отпустил контроль над ней. – Воу!! – только и смог сказать я, отлетая, отброшенный сильнейшей ударной волной. Рядом молча отлетал Дамблдор. Что можно сказать? Объемный взрыв газа в сравнении с тем, что там произошло – маленькая детская петарда. – Что это было? – вытряхивая из волос и бороды мусор, ошалело спросил меня Директор Хогвартса, поднявшийся на ноги метрах в десяти от меня. Я-то приземлился на ноги, сумев извернуться в воздухе и задействовав левитацию, ту самую, которой владел один Волдеморт во всей Магической Британии, а вот Альбус такой ловкости не имел, поэтому его хорошенько протащило и прокатило по земле взрывом. Без видимых негативных последствий, правда. Ну, кроме мусора в волосах и бороде. Да и от тех он вскоре избавился чистящим заклинанием. – Это? – хмыкнул я, наблюдая за беснующимся на месте старой лачуги Гонтов, более чем пятидесяти метровым столбом пламени, постоянно перетекающим из формы в форму. – Это было перенасыщение определенного объема “сырой” магией, Профессор, – пояснил я. – Чувствую, с этой зверюгой, мне придется теперь долго справляться… – Помочь? – уточнил он. – Не надо. Предпочитаю свои ошибки исправлять сам. – Ну, удачи, тогда, – хмыкнул старый политик и аппарировал. *** В дом Дурслей я вернулся поздно ночью, на исходе вторых суток с момента своего ухода. Был я усталый, подкопченный, но жутко довольный собой. – Ты чего так улыбаешься-то? – спросила Лили, вышедшая меня встречать. Вместо ответа, я молча обнял её и страстно впился в губы своими губами. Девушка сперва опешила, но довольно быстро начала отвечать. Чистящие чары на себя, дезиллюминационный барьер вокруг нас, и поцелуй стремительно начал перерастать в нечто большее. В то, что обычно называют сексом. Прямо там, на лужайке перед домом Дурслей в половину двенадцатого ночи. Трансфигурированное теплое покрывало мне в помощь… *** – Ты чего вчера такой странный был? – спросила утром у меня Лили, расчесывая свои волосы перед зеркалом. – Устал сильно. Вымотался, пока Адское Пламя перекормленное успокаивал. Доволен был успехом. Да и соскучиться успел. Тебе не понравилось? – спросил я, лежа на боку в кровати и наблюдая за девушкой. – Это было… неожиданно, – уклончиво ответила Лили. – Но в нормальной кровати намного удобнее. – Что ж, учту, – хмыкнул я. – Ты так и не сказал, получилось ли у тебя? – повернулась она в мою сторону. Я залюбовался ей. Все же она практически совершенна, как лицом, так и телом. Потрясающе красиво смотрится в этом ракурсе. Альбом и карандаш практически сами собой скользнули мне в руки (на самом деле быстрая мысленная команда Нейджи), которые принялись её зарисовывать. – Один есть, – подтвердил я. – Плюс весьма ценное воспоминание со всклокоченным и отплевывающимся от пыли Дамблдором. – Ещё одну картину сделаешь? – хмыкнула девушка. – Обязательно. Но позже. Сначала крестражи, кстати, – вспомнил я. – У тебя есть день, чтобы подготовиться и выглядеть сногсшибательно во время нашего с тобой предстоящего визита в Хогвартс. – В Хогвартс? – удивилась Лили. – Зачем нам в Хогвартс? – Там спрятан второй крестраж, – пояснил я. – Но есть сложность. – Какая же? – Там будет Снейп-Принц, – ответил я, и плечи девушки вздрогнули, а рука, ведущая расческу по волосам, застыла. – Ты ведь говорила мне о… теплых чувствах, которые испытываешь к нему. – Да, говорила, – медленно ответила она, рука её снова пошла по волосам вниз. – А причем тут он? – Притом, что из-за него ты и должна выглядеть потрясающе. Так, чтобы просто сразить его своей красотой. Наповал. – А тебе это зачем? – повернулась и посмотрела прямо мне в глаза она. – Твои навыки легилимента недостаточны, для таких взглядов, Лилиан, – пожурил я. – Ты подставляешь под прочтение свои мысли, а не проникаешь в мои. Не искушай меня. Не хочу нарушать личное пространство твоего разума, – девушка вспыхнула и резко отвела взгляд. – Меня зовут Лили! Ты не ответил, – сказала она. – Я знаю. Это нужно не мне. Это нужно тебе, – вздохнул я. – Ты сама должна разобраться в своих чувствах. До того, как я сделаю официальное предложение. – Но… – Не перебивай. – Хорошо, – покорно замолчала она, отложила расческу и чуть наклонилась вперед, так что огненные пряди полностью закрыли от меня её лицо. – Своё слово я сдержу. Крестражи соберу и обезврежу сам, так что Гарри не придется сталкиваться в будущем с Волдемортом. Твои камни, что ты изготавливаешь, с каждым днем все лучше. Вскоре ты сможешь сама за их счет обеспечивать себя в материальном плане, ни от кого не завися. Просто делай это через Маклауда. Он не обманет. Соответственно жильё ты сможешь приобрести там, где захочешь. Сама. Безопасность… О бывших Пожирателях я тоже позабочусь. Так что с их стороны вам с мальчиком не будет ничего угрожать… – К чему ты это все говоришь? – тихо спросила она, когда я ненадолго замолчал. – К тому, что ты не обязана быть со мной, если этого не хочешь. Твоё положение больше не бедственное и не безвыходное. Я не стану тебя держать, если ты решишь уйти. У тебя ЕСТЬ выбор. И это должно быть ТВОЁ СОБСТВЕННОЕ решение… Снейп-Принц сейчас уважаемый Профессор Хогвартса, самый молодой Мастер Зельеварения в истории. Декан Слизерина. Очень перспективный мужчина… Ты должна будешь определиться Лилиан. Определиться: чего же ты хочешь сама. – Я… – Не надо слов сейчас, – остановил я её. – Скажешь все позже. Когда будешь готова. А сейчас, одевайся, завтракай, корми ребенка: мы идем по магазинам! ***
Примечания:
Автор, что за фигня **задействовав левитацию, ту самую, которой владел один Волдеморт во всей Магической Британии** в фильмах как минимум Белла, Нимфадора и обскуры могли летать и это минимум **Харибда ®**