Том Марволо Гонт 6489

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Горец (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написано 248 страниц, 37 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Мэри Сью (Марти Стью) Нецензурная лексика ОЖП Повседневность Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Стёб Учебные заведения Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Просьба не ругаться тем, кто ждет продолжение Крида. Это вбоквел. Попадание копии Виктора в... Волдеморта. Сам еще не знаю, что из этого выйдет, возможно гумус. Но Музе не прикажешь.
Итак, ночь 31 октября 1981 года, дом Поттеров.
По многочисленным возмущенным заявкам добавляю предупреждения Стёб и Трэш. Довольны?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

глава 23

4 октября 2018, 10:38
Примечания:
Дзен! Не могу. Персонаж вырывается у меня из-под контроля и начинает чудить. Он, сволочь такая, начинает нарушать мои принципы и я не могу его остановить, иначе порушу всю логику произведения... Дзен! Ладно, я ещё подумаю, как бы его укротить.
*** – Том, а почему мы вчера этого не сделали? Зачем идем к Лонгботтомам второй раз? – спросила меня Лили, когда мы шагали через Косую Аллею. – Первая причина: у меня на хвосте висел Бессмертный. Это нервирует. Вторая причина: Августе надо было придти в себя и как следует отдохнуть. Ты плохо знакома с темой, но поверь, Темная Магия – очень выматывающая штука. Причем в большей степени морально и психологически, хотя и магически напрягает еще как! Девочка ещё очень неплохо держалась после двух Авад и сорока минут применения Круциатусов. Очень и очень неплохо. – Девочка? – приподняла бровь Лили. – Если Августа для тебя “девочка”, то я тогда кто? “Младенец”? – Для моих двухсот пятидесяти лет, что она, что ты не сильно различаетесь по возрасту, – спокойно ответил я. – Хорошо, – не нашлась, что на это ответить Лили. – Но к чему был нужен вчера весь этот цирк? – Причин несколько. Тебе какую? Этическую, логичную, прагматичную, запасную? – уточнил я. – С этической более-менее понятно: дал ей сделать с тобой то, что твои приспешники сделали с её сыном, тем самым “закрыл этический долг” перед ней и перед совестью, – сказала девушка. – Малость цинично, слишком упрощенно, но в целом верно, – ответил я. – А “логичная” какая? – Непростительные сейчас для меня самые безопасные заклинания. Будь она разозлена и выведена на эмоции чуть меньше, могла бы начать применять боевую магию, такую, как: “секо”, “бомбарда”, “инсендио”, “реважио” например. А я-то сейчас сквиб. Защититься не смог бы при всем желании. Пришлось бы уворачиваться и убивать её. Причем максимально быстро, пока у меня ничего нужного не оторвало. Логично звучит? – Вполне, – немного удивленно ответила Лили, видимо подзабывшая, что я Слизеринец, а ни разу не Гриффиндорский Лев. – Тогда какова прагматичная? – Все решиться должно было в режиме “здесь и сейчас”. Любым способом, я должен был покинуть территорию поместья, не оставляя за спиной врага. Анализ психотипа и характера личности Августы за время предварительного разговора, однозначно выводил на такое решение вопроса, как наиболее действенное, простое, эффективное и быстрое. Я мог сколько угодно убеждать её, что не виноват в случившемся с Фрэнком и Алисой, поскольку во-первых, лично там не был, во-вторых приказа на это действие Белле не давал, в-третьих, вообще к тому моменту был как бы уже “мертв”, причем все три пункта - чистая правда. Но она бы не то, что не была бы убеждена этим, так только сильней разозлилась бы от моих попыток “отмазаться”. А так, я дал ей спустить весь негатив, накопленный за прошедшие полгода. Причем “справедливо” спустить. Переключиться с мыслей о мести, на мысли о будущем своего внука. И вместо непримиримого врага получил если не союзника, то как минимум нейтрала. Достаточно прагматично? – Запасная? – Августа – прямолинейный человек. И с Дамблдором встретится. При этом донесёт до него изрядно приукрашенную весть о том, что некий Гонт рвет магов голыми руками, при этом на Авады плюёт а от Круциатусов даже не чешется. Стоит с таким связываться? Как думаешь? – Я бы поостереглась. Учитывая, с какой легкостью этот Гонт превращает врагов в союзников, то можно вовсе без союзников остаться, – хмыкнула Лили. – А настоящая причина? – Настоящая… – вздохнул я. – Я просто не хотел её убивать. – Но того Бессмертного ты всё же убил? – Убил, – подтвердил я. – И, скажу я тебе, это был очень неоднозначный опыт, который вопросов оставляет больше, чем даёт ответов… и я предлагал ему разойтись миром. Три раза, – в этот момент мы как раз подошли к воротам поместья Лонгботтомов. Стук в дверь, хлопок аппарации и распахнутая настеж уверенной рукой дверь. – Ты? – приподняла бровь Августа. – Заходите. *** Снова стол, снова лужайка, снова дети в песочнице. – Я думала, ты уже в своём Нью-Йорке. Зачем пришёл? Понравились Круциатусы? – Ну, они достаточно профессиональны. Нынче трудно найти стоящего специальста по Непростительным, – ответил я с серьёзным лицом. – Повторить? – положила она руку с палочкой на стол. – Должен сразу предупредить, что частое использование Круциатусов вызывает зависимость похлеще, чем от наркотиков. Может не стоит рисковать собственным психическим здоровьем? – сказал я уже действительно на полном серьёзе. – Темная Магия она вся с подвохами. Не стоит к ней относиться беспечно. Иначе и не заметишь, как потеряешь что-то очень важное и нужное - себя. – По своему опыту говоришь? – прищурилась она. – Именно. Поверь, тебе не понравится то, что через пару лет ты увидишь в зеркале, если не остановишься. – Мне в любом случае это не понравится: мне будет пятьдесят. – Для волшебника это ещё не возраст, – хмыкнул я. – Я так и не услышала ответа. Зачем пришел? – Пригласить на свадьбу. – Решился? – Решился. – И где будешь бракосочетаться? – Затем и пришёл. – У меня, то есть, – хмыкнула Августа. – Ты нахал. Знаешь об этом? – Что-то такое слышал. Краем уха. – А не пошёл бы ты? – сказала она. – Что ж, на нет и суда нет, – хлопнул я по коленям руками и подрялся из-за стола. – Приглашение все равно в силе. – Где дверь, знаешь, – ответила Августа, оставшись на своём месте. Я кивнул и поклонился, после чего повернулся к выходу. Лили как раз забрала Гарри из песочницы и подошла ко мне. Она тоже поклонилась хозяйке, и мы двинулись к выходу. *** – Ты ведь знал, что она откажет. Зачем тогда было приходить? – спросила Лили, когда мы достаточно удалились от поместья. – Примелькаться. Для закрепления нейтральной реакции ко мне должны привыкнуть. Начать воспринимать подругому, – вздохнул я. – Ответ был не важен. Важен был визит. Психология, Лилиан… элементарная психология. – Меня зовут Лили. – Я знаю. – И что теперь? – На самом деле, для заключения магического брака нам достаточно просто встать друг напротив друга и произнести взаимные клятвы. Наша собственная магия сделает все остальное. Мы можем пожениться, хоть прямо здесь и сейчас, – пожал плечами я. – А в чем тогда сложности, зачем тогда мэнор? – Причин несколько. Первая причина: формальности. Желательно иметь свидетелей заключения брака, чтобы потом никто не попытался его оспорить под предлогом “принуждения” и “недобровольности”. Вторая причина: желательно произносить клятвы в месте, где магический фон насыщен. Это особенно актуально, учитывая, что я стал сквибом. Иначе брак будет односторонним: ты клятвы нарушать не сможешь, не получая отката, а я буду свободен, хоть полстраны в свою постель перетаскать. Такие вот тонкости. – Не знала о таком, – поджала губы девушка, обдумывая полученную информацию. – И что будем делать? Как выходить из положения? – Вариантов несколько. – И какие же? – Идеально было бы дожать Августу. Но можно пойти и бракосочетаться в Министерстве, заодно сразу и оформить документально. В Гринготтсе. В Мунго. В Хогвартсе. В Ильверморни… Каждый из вариантов имеет, как плюсы, так и минусы. Их просто следует взвесить. Пышная зрелищная церемония нам вроде бы не нужна. Это ведь не первая твоя свадьба: накал романтизма должен быть не настолько силен, как в первый раз? – А у тебя? – Ты же читала в комиксах. Там достаточно близко к реальности было написано и нарисовано: мы двое, высоко в горах, в много сотен лет необитаемой долине, на развалинах храма, у потрескавшегося алтарного камня. Клятвы на мертвом языке. Поцелуй. Затем час у тату-мастера.Собственно вся свадьба, – пожал плечами я. – А может быть и мы так же сделаем? Разве нет в мире бесхозных мест с высоким магическим фоном? К чему нам все эти сложности? – подняла на меня глаза Лили. – А это, хорошая мысль, – задумался я. И чем больше обдумывал, тем больше она мне нравилась. – Решено. Через неделю, в Стоунхендже. Будем мы, Гарри. Пригласим Дункана с Тессой, Августе пошлём официальное приглашение, Кристал Сэйр позовем и Сириуса. – А Дамблдора? – нахмурилась Лили. – Если будет Дамблдор, то придется обойтись без Дункана с Тессой, – вздохнул я. – Но ведь с Кристал то же самое. Она ведь тоже паучиха та ещё, – нахмурилась девушка. – Тогда Дункан, Тесса, Августа и Сириус, – пожал плечами я. – Хорошо, я согласна, – кивнула Лили. – Только… – Что? Говори, раз начала. – А мы Петунью можем пригласить? – Не вижу в этом проблемы, – пожал плечами я. – И Вернона с Дадли можем. Только, там же будет Блэк. Как они между собой? Не поскандалят? – Сириус… я попрошу его не безобразничать. – Значит с планами определились. Пойдем реализовывать. *** Проще всего оказалось с Дурслями и Дунканом. К Дурслям заехали в гости, а Дункану позвонили по телефону. К Сириусу отправили сову. К Августе я пришёл сам, один и лично. Долго гоняли воздух в бессмысленной пикировке. Потом всё же дошли до сути. Обещать она ничего не стала, но вроде бы и не отказалась, что безусловно было хорошо. А вот то, что мне прислала приглашение на чай Вальбурга Блэк, было неоднозначно. Очень неоднозначно. Прямо скажу: было стремно. Вальбурга, она же Реддла лично знала. На год старше него на том же факультете училась. Вальбурга очень хорошо знала Тома. ОЧЕНЬ хорошо знала… Короче, любовниками они были в Хогвартсе. Тайно ото всех. После создания первого крестража Том любить не мог, но секс был ему вполне по нраву. Это позже, уже после Хогвартса, увлекшись Темномагическими изменениями своего тела, он потерял всякий интерес к нему. Позже… А ведь муж Вальбурги, Орион, мертв уже пару лет. Дзен! На Гриммо 12 идти никак нельзя. Вальбурга очень сильная ведьма. Сильная, умелая и сведущая в Темных искусствах. В своём доме она из меня душу вынет, как в переносном, так и в прямом смысле. Был бы я в полной силе, тогда куда не шло, но без магии встречаться с Вальби… Письмо от неё принес здоровенный черный филин. Принес, и не собирался улетать не дождавшись ответа. Конверт я брал в перчатках из драконьей кожи, тщательнейшим образом проверил его амулетами на сюрпризы, открыть попросил прохожего на улице. Вроде не помер. После чего столь же тщательно проверил на сюрпризы послание. Нашёл всего пару мелких несерьёзных проклятий, можно сказать вообще ничего, учитывая от КОГО пришло письмо. Меня приглашали на чашечку чая в родовое гнездо Блэков. Вальбурга справлялась моим здоровьем, интересовалась изменением моей фамилии с Реддл на Гонт. Сетовала, что не сообщил о том, что снова в Британии… пустое, не несущее смысловой нагрузки размазывание чернил по бумаге. На случай, если письмо попадет не в те руки. Чистокровные маги никогда ничего важного совиной почтой не отправляли, поскольку знали степень её ненадежности. И эта степень – превосходная. Ответ я писал такой же вежливый, длинный и пространный с мягким, но категоричным отказом от визита на Гриммо 12. В чернила добавил пару капель одного зловредного зелья, получающегося при смешивании в нужных пропорциях пяти простых и легкодоступных безобидных зелий, вроде Бодроперцового. Зачем? Только затем, что письмо совсем без сюрпризов от меня… Вальбурга даже вскрывать не станет, сразу Адским Пламенем сожжёт, так как это будет означать либо то, что она этот сюрприз не нашла, либо то, что письмо вовсе не от меня. К удивлению, вскоре пришёл ответ. Мне предлагали встречу на нейтральной территории. В VIP-кабинете маггловского ресторана. Я ответил согласием. *** Кабинет заказывал я сам. Пищу заказывал я сам. И кабинет, и пищу, и вино на десять раз проверил всеми доступными мне способами… в общем готовился к встрече со старым другом. Она опоздала на пять минут. Всего на пять минут. Хм. К чему бы это? – Здравствуй, Вальби, – встал я со своего места в приветствии, стоило ей появиться в кабинете, поклонился и поцеловал руку. – Ты как всегда блистаешь, – дождавшись, пока она расположится на противоположном диванчике, вернулся на своё место и я. Причем, я не врал. Вальбурга действительно была красива, выглядя максимум лет на тридцать пять – тридцать восемь. Она была Чистокровной Тёмной Волшебницей – она знала, как следить за собой, сохраняя молодость и красоту в полном соответствии со сроком жизни настоящего мага в сто пятьдесят – двести лет. Её пятьдесят семь в таком ключе можно было назвать не более чем расцветом юности, а уж точно не старостью. – Здравствуй, Том, – мягко улыбнулась она. – Ты не обеспечил приватнтсть? – У меня… некоторые проблемы. С магией. Временные, – пожал плечами я. Скрывать это в нынешней ситуации не имело смысла. Вальби не обманешь дешёвым понтом. Она быстро всё просечет. Подметит такие мелочи, о каких прямая и резкая Августа даже и не подумает. – Что-то серьёзное? – мягко спросила она, достав свою палочку и наложив на кабинет чары приватности. Я внимательно следил за тем, чтобы были только они. При первом же подозрении на “сюрприз”, я жестко вырубил бы её. И она читала это по моему лицу, телу, направлению взгляда. – Ты мне не доверяешь? – Я никому не доверяю, – ответил я, как ответил бы Том. И это был честный ответ. Я на самом деле никому не доверяю. Ни ей, ни Августе, ни Лили, ни даже Дункану с Тессой. Никому. Даже себе самому. – Я помню, Томми, – медленно прикрыла глаза она. И так же медленно открыла их. – Ты не ответил. – Магический поединок. Очень тяжёлый. Перенапрягся, – сказал я. – Ты изменился, Томми, – произнесла она. – Таким красивым ты не был даже в Хогвартсе. А мне твердили, что ты стал уродом. Представляешь, даже утверждали, что ты умер. Смешно, не правда ли? Что Великого Волан Де Морта убил младенец. Какая поразительная чушь. – Не такая уж и чушь, – криво ухмыльнулся я. – В доме Поттеров была ловушка. Круг Светлого Жертвоприношения от Великого Дамблдора. – Но ты жив, Томми? Значит ловушка не удалась. – Меня серьёзно приложило в тот Самайн. Настолько, что пришлось прятаться, зализывая раны и восстанавливаясь. – Поэтому твои верные ПСы сидят в Азкабане? – чуть прищурилась Вальбурга. – Они сидят в Азкабане, потому, что война проиграна. У Дамблдора был крот в ПСах. И возможно не один. У него были списки всей организации, всех поименно. В течении суток после моего исчезновения авроры взяли всех. Кто-то пошёл на “сотрудничество”, кто-то откупился. Но следят за всеми. – Но ты жив. Здоров. И на свободе, – сказала она, не спуская своих пронзительных глаз с меня. – Да. На свободе. Жив. Мы заключили с Дамблдором перемирие. – Перемирие? – удивилась Вальбурга. – Не надо этой политической чуши. Мне-то можно говорить прямо. Мы оба знаем, что тебе плевать на “Чистую Кровь” и на твоих сторонников. Они всегда были для тебя лишь рабами и мясом. Ты всегда хотел лишь Власти и Силы. Больше Силы, чем Власти. И ты говоришь мне “перемирие с Дамблдором”? – Прямо, Вальби? – загорелись мои глаза лихорадочным огнем оригинального Тома, с искрами его фирменного безумия. – Прямо? Я стал бессмертным, как и хотел, но ты даже не представляешь, какую цену я за это заплатил! Я лишился Сил! Магии! Но я их верну, Вальби! Верну! – прищур моих глаз стал опасным. – И когда я их верну… – Вальбурга поймала мой взгляд и вздрогнула. – Бессмертие, Том? Ты все же сделал крестраж? – ужаснулась она собственной догадке. – Крестраж? – глянул я на неё, словно она сбила меня с мысли. – Конечно. Еще в шестнадцать, в Хогвартсе. Прямо в Тайной Комнате Салазара. Помнишь, бедняжку Миртл, Вальби? – Помню, – едва слышно сказала Леди Блэк. – Это я убил её, – на лицо сама собой выползла мечтательная улыбка маньяка. – Первая жертва, Вальби. Она, как первая женщина, не забывается никогда! – медленно говорил я, словно смакуя. А потом заговорил быстро, лихорадочно, с блеском безумия в глазах. – Я натравил на неё Василиска. Она даже понять ничего не успела. Раз, и уже мертва. А я сделал крестраж. Первый крестраж... – Первый?.. – еще сильнее помертвела женщина. – Я хотел сделать семь, но успел всего пять. Я их спрятал. Хорошо спрятал. Надежно спрятал и защитил… – я перегнулся через стол, упершись в него руками и нависнув над женщиной. – Но Дамблдор… этот дементоров старик, нашел их. Он уже уничтожил два из них. А третий пропал… но он цел! Я чувствую, что он цел… – Ты так изменился, потому, что Дамблдор уничтожил твои крестражи? – Да, наверное, – “задумался” я. – Магии я лишился точно из-за крестража… а тело… не знаю. Оно стало таким… недавно… и я снова стал хотеть женщин. Это отвлекает. Но я хочу! – Поэтому ты пощадил эту грязнокровку Эванс? Для этого ты везде таскаешь её с собой? – Да, – ответил я, а взгляд мой пополз с лица женщины ниже, к шее, потом к груди. Рука Вальбурги с палочкой взметнулась в моем направлении, но я был готов к этому: мгновенно отшвырнул разделяющий нас стол, так, что он впечатался в стену, а сам скользнул к женщине, легко выбивая левой рукой из её правой палочку и перехватывая запястье. Моя же правая, уже с Ка-баром в ней, метнулась к шее Вальбурги и замерла, коснувшись лезвием кожи. – Тссс, Вальби, – ласково, но все с той же безуминкой во взгляде, проговорил я. – Отсутствие магии не делает меня менее опасным или смертоносным, как отсутствие глаз не делает яд Василиска менее совершенным, а его реакцию молниеносной… Как соблазнительно бьётся жилка на твоей шее… А ты знала, что перерезанная сонная артерия – это быстрая и безболезненная смерть? Давление крови в теле мгновенно падает, она отливает от мозга, и сознание тут же отключается? Тело умирает еще пару минут, но ты уже ничего не чувствуешь… и не можешь колдовать… правда здорово, Вальби? – я лизнул её кожу ровно над сонной артерией, не отнимая клинка от шеи жертвы. Женщина зажмурилась, готовясь к смерти, но я медлил. Она открыла глаза и увидела мою улыбку и гаснущее постепенно безуми во взгляде. – Я чувствую себя живым, Вальби… я не чувствовал себя настолько живым уже много лет… очень много лет… – я медленно убрал зачарованный рунный клинок от шеи женщины и так же медленно отпустил её руку, сам же вернулся на свой диванчик и развалившись, сел на него. Нож снова спрятался в моей одежде, словно его и нет вовсе. – Может быть куски души, которые были в уничтоженных крестражах, вернулись обратно к тебе? От этого ты стал сильнее, стал хотеть, стал чувствовать, – сказала, не спускающая с меня настороженных глаз Вальбурга, медленно принимая на своём диванчике прежнее положение. – Может быть, – расслабленно прикрыл глаза я. – Может быть… Кстати, Вальби, боюсь тебя расстроить, но я всё же узнал, что случилось с Регулусом, как ты и просила. – Что? – вскинулась она. – Не тяни, говори! Что с моим мальчиком? – Он умер, Вальби, – вздохнул я. – Мне жаль. Талантливый был, многообещающий мальчик… – Как он умер? – упавшим голосом спросила женщина, опустив глаза. – Кто-то ему нашептал о крестражах. Не ты случайно? – приоткрыл один глаз я. – Нет, – мотнула головой женщина. – Я уничтожила ту проклятую книжку еще до его рождения. – Я просил у него домовика для одного дела. Он дал мне вашего, как его? Кричера, да? – Вальбурга кивнула. – Домовик должен был сдохнуть, но выжил… Одним словом Регулус узнал о том, где я храню один из своих крестражей, Медальон самого Салазара Слизерина, между прочим. Семейная реликвия Гонтов, да… Узнал и полез за ним. Так я и не понял, на кой дементор он ему сдался? Естественно не рассчитал сил и погиб. А крестражик мой исчез, да… Я об этом буквально на днях узнал… случайно. Странная история, Вальби. Откуда он вообще узнал, что такое крестраж, если ты говоришь, что книжку Герпия из вашей библиотеки ты уничтожила? А еще больше непонятно, зачем он решил рискнуть жизнью в попытке его достать? Он ведь должен был понимать, что без охраны такая вещь точно не останется. А пытаться пробить мою защиту не с его уровнем знаний… непонятно это все. Он же сам пришёл ко мне в Пожиратели. Никто его не заставлял. Так с чего вдруг такие взбрыки? – Где его тело? – тихо спросила Вальбурга. – Там же и осталось. В скалах Ирландии. Там пещера с природной антиаппарационной защитой… Достать не проси. Пока не вернётся магия, мне туда не пробраться. – Вот, значит, как, – вздохнула женщина. – Спасибо, что рассказал, Том. Это много для меня значит… – Не за что, Вальби… не за что… Жаль, что новость неутешительная. – Я тебе тоже кое-что должна рассказать, Том. Пока еще мы оба живы… не хочу уносить это с собой в могилу. – А ты туда торопишься? – хмыкнул я. – По-моему ты ещё только расцветаешь, – а у самого в голове крутилась канонная цифра восемьдесят пять: три года осталось. Но, может тут будет иначе, ведь Сириус-то не в Азкабане? – Орион тоже не торопился. И Регулус… – спокойно парировала Вальбурга. – Помнишь зиму пятьдесят восьмого – пятьдесят девятого, Том? Ты как раз вернулся тогда из первого своего великого путешествия за Силой и начал бодаться с Дамбллором, сперва за место Профессора ЗОТИ, а после отказа задержался в Британии на целых три года. – Помню, – согласно кивнул. – Я как раз гостил у тебя той зимой. Орион уехал учиться на Мастера Магической Защиты в Германию и ты скучала одна в таком большом и холодном доме… – криво улыбнулся я. – До сих пор удивляюсь, как ты умудрилась обойти Откат от Супружеской Клятвы. – Блэки – старая семья, в которой браки по расчету практиковались веками. Не удивительно, что мы научились находить лазейки в Клятвах, – повторила мою улыбку Вальбурга. – Так вот, Томми… в ноябре пятьдесят девятого родился Сириус. – В ноябре? – нахмурился я. – Ты уже уехал к тому времени в очередное Турне по миру, так что не застал этого радостного события. А Орион вернулся из Германии только в апреле пятьдесят девятого, – добавила она и замолчала, внимательно глядя на меня. Я поднял голову со спинки дивана и, хмурясь, посмотрел на женщину, что сидела напротив. Она не шутила. Вот это ничего себе новость! – Ты сейчас серьёзно, Вальби? – уточнил я. – Как никогда, Томми, – ответила она. – И кто ещё знает? – Орион догадывался, но молчал. За ним и самим водились интрижки. Больше никто не должен – Блэки не выносят сор из избы. – А Дамблдор? – уточнил я. – Не знаю, Том. С этим старым пауком ни в чем нельзя быть уверенным, – вздохнула уставшая женщина с нелегкой судьбой и ещё более тяжелым характером. – А сам он знает? – Нет. В шестнадцать лет он окончательно разругался с нами и ушёл из дома. Больше мы толком не общались. – Вот значит как… – Ты так спокоен. Тебе все равно, да? – горько усмехнулась Вальбурга. – Полгода назад было бы всё равно, – ответил я честно, поскольку так оно и было. Волдеморту было плевать на всё, кроме собственной Силы и даруемой этой Силой Власти. А вот мне было совсем не всё равно. Я был сбит с толку, ошеломлён и растерян. – А сейчас я в смятении. Мне и радостно… странно. И страшно: я ведь чуть не убил его в прошлый Самайн. В последний момент остановил руку, вспомнив о тебе. О том, что одного сына ты уже потеряла. – Ты… пощадил его? – удивление, непонимание и надежда на что-то смешались в этом вопросе. – Мне сказали, что Сири выжил только потому, что тебя спугнул Моуди. – Нет, – пожал плечами я. – Моуди появился только через пять минут, после того, как я вырубил Сириуса и сломал ему руку. Если бы хотел убить, то сто раз успел бы это сделать. – Ты никогда никого не щадил, Том. Почему?.. – Не знаю. Говорю же: не понимаю, что со мной творится. Чувства какие-то. Эмоции. Я подумал тогда, что если он умрет – ты расстроишься… – Стареешь, Том, – улыбнулась Вальбурга. – Войну проиграл, врагов щадишь, от собачьей клички отказался, нормально на своё имя стал реагировать, фамилию матери взял, родовую землю выкупил… может еще и нормальной семьёй обзавестись решишь? Род продолжить? – я рассмеялся. – Вот ты змея, Вальби, – с улыбкой сказал я. – Знаешь ведь о моей скорой свадьбе. Не можешь не знать. Потому и встречу назначила… Да. Я решил продолжить свой Род. Род Гонтов. Отстроить мэнор, поднять Род с колен и занять подобающее мне место. – Какое же? – заинтересовалась как-то очень уж быстро успокоившаяся женщина. Подозрительно быстро. – Место Дамблдора. Место Директора Хогвартса, – спокойно и серьёзно ответил я. – Война проиграна потому, что она была изначально глупой идеей. Десять лет потраченных в пустую. Чтобы управлять стадом, надо быть не волком, а пастухом. Не запугивать обывателей, а учить их. – Директор Хогвартса без магии? – усмехнулась Вальбурга. – Я что-нибудь придумаю, – скопировал её усмешку я. – Спешить в этот раз не будем. У меня уже есть два “карманных” Избранных, которых я лично буду учить и воспитывать. Скоро родится мой собственный ребенок, чтобы признать которого, я и женюсь на Вдове Поттера. И Сириус… Мне признать его, Вальби? – вопросительно посмотрел в глаза женщины напротив я. – Ты хочешь меня опозорить? – нахмурилась она. – Он единственный живой Блэк на данный момент. Я хочу, что бы мой Род тоже продолжился. И встал с колен. Не делай этого. – Хорошо, – задумчиво кивнул я. – Пусть будет так. Знать ему об этом тоже ни к чему. Но вам надо помириться. Ты готова к этому? – Я – да. Он – нет. – Первого достаточно, – кивнул своим мыслям я. – Приходи на мою свадьбу. Он будет там. Не ругай его. Не упрекай. Он сильно пострадал в пожаре от Адского Пламени. Я помню, где-то в вашей библиотеке была книга по искусству сведения Темномагических шрамов. Сейчас оно считается частично утраченным, частично запрещенным. Намекни ему. Возможно он заинтересуется темой. Главное: не дави на него. Он уже не бунтующий подросток. Он повзрослел. Говори с ним как с мужчиной, а не как с ребенком. Как с равным… и может быть немного любви. – Любви? – скептически посмотрела на меня она, мол: что ты вообще знаешь об этом, кроме самого слова? – Что? Так в книгах по детской психологии пишут, – ответил я. – “Книги по детской психологии”? – как на фестрала, с удовольствием жующего морковку, посмотрела на меня Вальбурга. – Да, книги по детской психологии! – с нажимом, немного нахмурясь, сказал я, пристально на неё глядя. – Я серьёзно отношусь к поставленным целям. Напомню: у меня сейчас два двухлетних Избранных и скоро родится собственный ребенок. Я готовлюсь ответственно, как и к любой серьёзной боевой задаче: теория, тактика, стратегия, знание особенностей противника, его силы и слабости… – Вальбурга не дослушав меня, рассмеялась. – Что смешного? – Попыталась представить тебя с пелёнками и младенцем, – смахнула слезу с глаза женщина. – Можешь у Лили попросить воспоминание, – хмыкнул я. – Что за воспоминание? – Как Волдеморт меняет пеленки Избранному. Без магии, вручную. – Ты сейчас серьёзно? – шокированно уставилась на меня Вальбурга. – Абсолютно. Мне необходимо было завоевать доверие этой женщины. Я это сделал. Теперь она моя. Добровольно. – Ты – чудовище, Том, – уважительно сказала она и тяжело вздохнула, а потом встала со своего диванчика и села мне на колени. – Ты ведь сразу понял, зачем я тебя звала, да? – сказала она, проводя ладонью по моей щеке. – Ты ведь не забыл Хогвартс и наши ночи? Да? – Я помню, Вальби, – сказал я, отводя непослушную прядь волос с её лица. – А я вот начала забывать… – прикусила она ноготок. – Напомнишь?.. ***