Том Марволо Гонт 6497

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Горец (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написано 248 страниц, 37 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Мэри Сью (Марти Стью) Нецензурная лексика ОЖП Повседневность Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Стёб Учебные заведения Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Просьба не ругаться тем, кто ждет продолжение Крида. Это вбоквел. Попадание копии Виктора в... Волдеморта. Сам еще не знаю, что из этого выйдет, возможно гумус. Но Музе не прикажешь.
Итак, ночь 31 октября 1981 года, дом Поттеров.
По многочисленным возмущенным заявкам добавляю предупреждения Стёб и Трэш. Довольны?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

глава 25

6 октября 2018, 19:34
*** Ужин ужином, смех смехом, а доказать свою “невиновность” Лили мне было нечем. И я это прекрасно понимал. Любые мои аргументы легко крылись контраргументами, ведь в ресторане был? Был. Вип кабинка была? Была. Любовниками раньше были? Были. Возможность была? Была. А то, что Ведьма из Блэков со сквибом ни за что на свете спать не будет, так поди это объясни магглорожденной. Да и не собирался я ничего объяснять. У меня впереди долгая (если голову кто-то типа Дамблдора не отпилит) жизнь, в которой так или иначе в любом случае будут ситуации подобные этой, когда доказательств вины, так же как и доказательств невиновности не будет. И если моя будущая жена будет не готова мне верить в таких случаях на слово, то лучше расстаться сейчас, не дожидаясь момента, когда сделать это станет ещё трудней. Так что мы молча поднялись в отведенную нам Петуньей комнату и молча же принялись готовиться ко сну. Я был спокоен и безмятежен. Разделся и сложил свои вещи на стул. Настроение оставалось приподнятым, улыбка то и дело появлялась на губах. Лили все так же была насупленной и хмурой. – Если хочешь, узнать ответ, то, как минимум, задай вопрос, – сказал я ей, усаживаясь в медитацию посреди комнаты. Прошло пять минут в молчании. Мне надоело ждать и я погрузился в “дыхание”. О! Как же я оказывается скучал по нему! Это состояние эйфории и удовольствия от нормально, правильно текущей, циркулирующей по телу энергии, магии. Выхлоп “сырой” магии на выходе, снаружи тела был мизерным в сравнении с прежними объемами, но удовольствие от процесса было сопоставимым, если не бОльшим, чем раньше. Видимо из-за размеров и “пропускной способности” ядра. Большое ядро нужно напрягать для ощущения полноценности его работы большими объемами прокачки. Маленькому ядру для того же самого хватает и такого мизера. Интересно, как быстро я смогу “раскачать” его до прежних объёмов действуя по своей методике сознательно и планомерно, а не на ощупь, как остальные маги? Десять лет? Пять? Пятьдесят? Пока не могу экстраполировать линию его развития из-за недостатка исходных данных. Базу изначальных измерений еще только предстоит нарабатывать. Лили что-то мне сказала. Я медленно “всплыл” сознанием во внешний мир, стараясь при этом не прекратить сознательного процесса “дыхания”. Дальше применил технику “вытаскивания” из памяти, информации, проскочившей мимо основного потока сознания. А такие техники есть и в окклюменции и в медитативных практиках БИ. Лили, оказывается, решилась “задать вопрос”. – Ты спал с ней? – вот что сказала она, пока я всплывал из медитации. И моё молчание она уже начинала принимать за положительный ответ, так как “молчание – знак согласия”. – Нет. Мы не занимались с ней сексом уже много лет. Раньше, да, секс у нас с ней был. В Хогвартсе. И несколько раз уже после него. Когда она уже была замужем, – спокойно и развернуто ответил я. – Что же вы тогда делали в том ресторане? – хмуро и с нотками язвительности спросила она. – И зачем ты вколол ей сыворотку?! – Отвечаю по порядку: проводили переговоры. Мирный вариант провалился и Вальбурга попыталась меня подчинить магически. Переговоры стали агрессивными. И теперь на ней проклятие магического рабства, которое она готовила для меня. А о рабах принято заботиться. – О рабах?!! Вальбурга – твоя РАБЫНЯ? – вскочила с кровати возмущенная отличница и последовательница Великого Дела Света Лили Поттер. – Да. С этого дня, – спокойно и ровно ответил я, находясь на границе с медитативным трансом. Как раз пытался эту границу нащупать. – Но как так можно?! Ты же… стоп. Виконтесса Анита де’Жарден из комиксов… Первая любовь Виктора! Твоя! Она была твоей рабыней! Так вот, значит, какие у тебя предпочтения! – воскликнула она. Я медленно, демонстративно медленно встал и медленно же повернулся. Большой, внушительный, угрожающий, давящий и подавляющий. Я молчал. И молча смотрел на девушку, кажется забывшую, кто с ней во одной комнате. Я смотрел. А она под этим взглядом села на кровать, на которой до этого стояла, вскочив от волнения. Потом она взяла одеяло и натянула его до подбородка, словно одеяло могло её как-то защитить. – Виктор остался “там”. Со всей своей жизнью и со своими женщинами, – тихим, ровным, спокойным и от того в сочетании со взглядом и позой, кажущимся угрожающим голосом проговорил я. – Моё имя Том. Том Марволо Гонт. Не Виктор Крид, не Виктор Леншер, даже теперь не Том Марволо Реддл. Их женщины – это их женщины. А моя – ты, – сказал я и еще какое-то время стоял молча и не двигаясь, не опуская взгляда. Лили чувствовала себя крайне неуютно под этим взглядом, но куда ей было деваться? Под кровать залезть? – Я поняла, Том, – быстро выговорила она. – Поняла. Не злись пожалуйста! – Я не злюсь, – удивленно ответил ей. – Сейчас я совершенно спокоен. Когда я злюсь, это выглядит иначе. Когда я злюсь, вокруг кровь и трупы. И чем сильнее злюсь, тем больше того и другого. – Так зачем тебе рабыня, Том? У тебя же уже есть я, – тихо и даже немного жалобно спросила она, видимо, забыв в этот момент, что я сквиб, а она маг, и что она, вроде как, меня больше не боится (ну да, была у неё такая иллюзия, но инстинкты – их никуда не денешь: травоядное всегда будет бояться хищника, даже если тот хром, слеп и у него вырваны все зубы). – Не нужна. Совершенно. Она просто не оставила мне выбора, перейдя черту. Напомню: сквиб и могущественная Тёмная Ведьма в одном маленьком помещении, наедине. Какие у сквиба шансы? Пусть даже этот сквиб раньше звался Волдемортом. – Никаких… только если этот сквиб не звался раньше Саблезубом, – тихо добавила Лили. – Значит она поддалась соблазну и попыталась воспользоваться преимуществом? – Да. Мне пришлось нападать, чтобы защититься. – Ты не захотел её убивать… – вдруг осенила её догадка. – А обезопаситься, не убивая, было возможно только вот так! Точно! Как же я сразу не поняла, – просветлела она, отбросила одеяло в сторону и, спрыгнув с кровати, бросилась ко мне. Я поймал её в объятья и ответил на поцелуй. Несколько последующих минут было не до разговоров – мы были заняты. – А откуда она вообще узнала, что ты, именно ты сейчас в Британии? И про то, что ты сквиб? – прервав поцелуй, нахмурилась девушка. – Хороший вопрос, – задумался я. – Как-то он прошёл мимо моего внимания. Вальби всегда была дамочкой информированной и “себе на уме”... Я поинтересуюсь обязательно. Случай еще представится. – А то мне что-то мерещится и здесь одна слишком хитрая борода. – Не отвлекайся, – немного недовольно сказал я и возобновил поцелуй. Еще сколько-то минут мы были заняты друг другом. Затем Лили отстранилась. – И все же, с чего ты был такой довольный-то, когда пришёл. Тебя так заводит факт обладания рабыней? – с подозрением в прищуренных глазах спросила она меня. – Я уничтожил третий крестраж, – пожал плечами я, не выпуская девушку из объятий. – Медальон. – А как же Пророчество? Судьба? – стал её взгляд испуганным. – Не знаю, Лили, – вздохнул я. – Жду ответного удара. – Но почему? Почему ты продолжил, даже, когда стал из-за этого сквибом? – Наверное потому, что Саблезуб до тупости упрям и уперт, – немного смущенно почесал в затылке я. – Осталось два. По одному на Избранного, – нехитрая шутка вырвалась сама собой. – Пусть так, – прикрыла глаза, соглашаясь Лили. – Не будем дергать Судьбу за усы. Ты уже потерял из-за этого магию. Что будет в следующий раз? Жизнь? – Кстати, про магию, – улыбнулся я и, подняв руку, зажёг на кончике указательного пальца светлячок “Люмоса”. Он был все такой же слабенький, тускленький и неустойчивый, но он был. Лили удивленно-радостно на него посмотрела, потом крепко обняла и снова поцеловала. – Ты просто невероятен, Том, – сказала она, ненадолго оторвавшись от моих губ. – Я знаю, Лилиан, – ухмыльнулся я. – Меня зовут Лили! – обиженно стукнула она меня по левой стороне груди кулачком. – Я знаю, – ответил я и впился в её губы уже сам. Сексуальное напряжение этого дня никуда не делось. И его необходимо было сбросить. Чем я при активном участии со стороны невесты и занялся. *** Свадьба… Трудно назвать это свадьбой в привычном мне, бывшему ОРС, смысле. Стоунхендж, красивое белое платье Лили (Тесса помогала ей выбирать. Они с Дунканом успели приехать на пару дней раньше назначенного дня и активно включились в подготовку), стильный черный костюм на мне. Гости… Первыми на место приехали мы с Лили и Гарри на купленной мной машине Porsche 911 turbo (930) – спортивный двухдверный кабриолет белого цвета. Сразу за нами ехали Вернон с семьёй на своём автомобиле (это он мне насоветовал купить “крутую тачку” – порадовать невесту) и Дункан с Тессой на взятой в прокате машине (тоже что-то не дешёвое, но я так уж досконально не вникал. Запомнил только название той, которую купил себе). Минут через десять, после нашего приезда, когда мы уже успели пофотографироваться на прихваченную Маклаудом профессиональную фотокамеру, появилась Августа за ручку с Невиллом. Ещё через пару минут подъехал на своём Харлее Сириус. Он тепло поздоровался с Лили, поклонился Августе, поподбрасывал в воздух хохочущего Гарри, затем и изъявившего такое желание Невилла. Хмуро пожал мне руку. И кивнул, мол отойти на пару слов в сторонку. – Не знаю, кто ты, но если обидишь Лили, то я тебя из-под земли достану, и ты познаешь все разнообразие самых пакостных проклятий Блэков, парень! – прямо заявил он, без заходов и лишнего словоблудия. – Я их и так прекрасно знаю, Сириус, – улыбнулся я беззлобно. – Я учился на Слизерине вместе с твоей матушкой. И был частым гостем на Гриммо 12. Так что вряд ли ты мне что-то новое в Тёмных проклятиях сможешь показать. – Как так? – был поражён и озадачен Блэк. – Ты же… она же… Да не может быть. Ты зря меня пытаешься обманывать, – опасно сощурился он. – Я ведь все равно все про тебя выясню. – Конечно выяснишь, – пожал плечами я. – Можешь даже прямо сейчас спросить у своей матушки. Она у тебя за спиной стоит, – Сириус резко развернулся и встретился взглядом с Леди Блэк, стоящей всего в паре шагов от нас. – Здравствуй Вальбурга, прекрасно выглядишь, – поздоровался с ней я. – Здравствуй, Том, – отозвалась она с нечитаемо-приветливым выражением лица. – Ты тоже неплохо сохранился, – сегодня она была одета вызывающе-эротично, хоть и не по маггловской моде, да ещё и цвет одежды черный, но общего впечатления это не меняло. Маги тоже не дураки в науке соблазнения. – Мама? – удивленно и растерянно сказал Сириус, окидывая взглядом Леди Блэк. – Здравствуй, Сириус, – улыбнулась она. – Не удивляйся так сильно. Я пришла на свадьбу своего старого друга. Не все из них нынче в могиле или в Азкабане. Есть и такие вот живчики, как Том. – Так это правда? – обернулся он ко мне. – А Лили знает? – Никто не мешает тебе у неё спросить, – пожал плечами я. В этот момент случилось неожиданное: из-за одного из мегалитов вышли трое Профессоров Хогвартса в компании Директора. Видимо они аппарировали туда, чтобы не смущать магглов необычным способом появления. Я нахмурился и, извинившись, вернулся к невесте. Дамблдор, Макгонагалл, Флитвик и Снейп. Они подходили к нам с приветливыми улыбками. За исключением Снейпа, конечно. Он, по-моему, вообще не умеет улыбаться. Тем более на нынешнем событии. Сегодня он был аккуратно причёсан, в новенькой, аккуратно отглаженной, явно недешёвой мантии, даже цвет лица его не пугал такой нездоровой бледностью, как обычно. Лили, увидев его, нахмурилась. Кулаки её сжались. – Только не кулаком, Лили! – тихо но настойчиво прошептал ей на ухо я. – Только не кулаком! – она кивнула, показывая, что поняла. Профессора приблизились, Дамблдор хотел было начать что-то говорить, но не успел. Удар, который должен был по идее быть пощечиной, оборвал его на полуслове. Пощёчина адресовалась Снейпу. Ему же и досталась. Но в исполнении Лили, это получился именно удар раскрытой ладонью, заставивший ноги Декана Слизерина оторваться от земли, а его тело отлететь на несколько метров безвольной куклой, повергнув в молчаливый шок всех тут присутствующих. Дамблдор непроизвольно потер левую сторону лица, видимо вспомнив тяжёлую руку хрупкой девушки. Маклауд присвистнул и, покосившись на Тессу, поёжился. Видимо изменений в её внешности и состоянии здоровья за последние месяцы накопилось достаточно, чтобы он наконец поверил в мои слова про сыворотку. Не про бессмертие, конечно, но про силу, красоту и здоровье по крайней мере. – Вам здесь не рады, Директор! – грубо заявила продолжающая хмурится Лили. – Уйдите! Второй раз вас Том не спасет. – Но Лили, девочка моя… – начал было он, но увидел, как правая рука Вдовы Поттер сжимается в кулак и отводится для удара. – Все-все! Понял, уже ухожу, – отступил Победитель Грин-де-Вальда от рассерженной хрупкой девушки. – И эту двуличную мразь с собой заберите! – немного истерично добавила она, кивая на Снейпа. Дамблдор кивнул, коснулся тела зельевара и аппарировал с ним, уже не заботясь о возможных свидетелях-магглах. А я притянул невесту к себе одной рукой за талию, другой рукой принялся успокаивающе гладить её по волосам. – Эм, Лили, – осторожно спросил Филиус. – А нам позволишь остаться? – Конечно, Профессор! – отстранилась от меня чуть подуспокоившаяся девушка и, смахнув с глаз выступившие из них злые слезы, расплылась в улыбке она, – Конечно. – А за что ты их так? – осторожно спросила Макгонагалл. – Они знают, за что, – буркнула моя невеста. – Классный удар с правой! – весело показал сжатый кулак подошедший Блэк, опускающий колдокамеру, которую непонятно когда и откуда успел достать. – Так держать, Лили! Не знаю, чем тебе Нюниус насолил, но полетел он отпадно. Где только научилась-то? – Это просто пощёчина, – смутилась девушка. – О как? Тем более! Какой же тогда удар? – На тебе показать? – опасно сощурилась она. Но было видно, что шутит. Злости к Сириусу у неё не было. Он в защитном жесте поднял перед собой руки. – Нет-нет, что ты! Я на слово верю! – Господа, может приступим? – вмешался я, так как увидел прибытие чиновника от Министерства Магии и гоблина из Гринготтса. С ними я договорился заранее, чтобы сэкономить время на последующем документальном оформлении нашего брака. Эти двое всё сделают сами наилучшим образом, за что уже получили положенную в таких случаях плату. Практически все Чистокровные Волшебники делают именно так, при заключении браков в своих мэнорах, чтобы избавить себя от последующих визитов в официальные учреждения. У этих двоих нет власти для объявления нас мужем и женой, как у работников маггловских ЗАГС-ов или священников, но от них этого и не требуется. От них требуется только их свидетельство о том, что брак был заключён, на основании которого и будут оформляться документы. Иначе нам пришлось бы позднее самим тащиться сначала в Министерство, предоставлять воспоминание об этом событии, свои и как минимум одного свидетеля, чтобы в архивы было внесено соответствующее изменение. А после Министерства в Гринготтс, где на основании архивных данных Министерства, можно было переоформить должным образом личные и семейные счета. Лишняя колгота и морока. – Вроде бы все собрались. Или кого-то ещё ждем? – Нет, Том, – улыбнулась Лили. – Я больше никого не приглашала. – Тогда, будь добра, поставь маглоотталкивающий барьер и дезиллюминационные чары. На всякий случай, от случайных зевак. И пройдем в центр. – Хорошо, Том, – кивнула она. Дальше было взаимное произнесение традиционных стандартных брачных клятв, сияние нашей магии, принявшей их к исполнению, наш поцелуй и поздравления новобрачных от гостей. Забыл одну мелочь: перед произнесением своей клятвы, я надел на голову Лили Диадему Ровены Рейвенкло – мой для неё свадебный подарок. И этот момент запечатлели на свои камеры и Маклауд и Блэк. Как и сами клятвы, как и сияние магии, как и первый поцелуй новобрачных. Не забыли сделать и общее фото на память. И опять же в двух вариантах: маггловском и магическом. На этом свадьба закончилась. Гости принялись расходиться. Вальбурга отозвала сына в сторонку, на пару слов. И я видел, как она передала ему мой подарок: Медальон Салазара. Тот принял его, поднес к глазам… и медальон раскрылся. Выходит не врала Черная Ведьма. Действительно мой сын. Да ещё и парселмут, что очень тщательно ото всех скрывает. А если предположить, что Дамблдор знал или догадывался об этом, то становится понятна его мотивация в канонном запихивании Сириуса в Азкабан. Он его банально боялся: Наследник Блэков, да ещё и сын Волдеморта – очень опасный персонаж, от которого не знаешь чего ожидать, в случае, если Вальбурга расскажет ему правду об отце. Я вздохнул и отвернулся от этих двоих. Подхватил жену, теперь уже жену на руки и понёс её к нашей машине. *** Свадьба состоялась. С Августой дело улажено. Строительство небольшого особняка на месте сгоревшей хижины Гонтов я у одной маггловской строительной компании заказал, согласовав проект с Лили и оплатив его. Всё. Больше причин оставаться в Британии у нас с Лили не было. А билеты на самолет были уже куплены. Так что первая “брачная ночь” наша прошла уже в Америке, в теперь уже нашем доме, к защите которого я снова получил доступ с возвращением своих способностей. Надо сказать, я по нему соскучился. Как выяснилось: Лили тоже. ***