Том Марволо Гонт 6491

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Горец (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написано 248 страниц, 37 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Мэри Сью (Марти Стью) Нецензурная лексика ОЖП Повседневность Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Стёб Учебные заведения Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Просьба не ругаться тем, кто ждет продолжение Крида. Это вбоквел. Попадание копии Виктора в... Волдеморта. Сам еще не знаю, что из этого выйдет, возможно гумус. Но Музе не прикажешь.
Итак, ночь 31 октября 1981 года, дом Поттеров.
По многочисленным возмущенным заявкам добавляю предупреждения Стёб и Трэш. Довольны?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

глава 34

29 октября 2018, 16:50
*** Перед началом утренней тренировки ко мне подошла бледная Тесса с затравленным взглядом, отчаянно теребящая ремешок своей сумочки. – Том, я… мне надо с тобой посоветоваться, – сказала она. – Конечно, Тесса, конечно, проходи, – пропустил я её вперёд себя в лифт, затем вошёл сам и опустил дверь лифта за собой. Пока поднимались, девушка молчала. Пока проходили на кухню – тоже. Я чарами разогрел чайник, чтобы не тратить время, заварил чай и разлил его по кружкам. Одну из них вручил девушке. – Так что случилось, Тесс? Ты сегодня сама не своя, – спросил я её. – Я… я беременна! – сказала она, а я сел мимо стула и позорно грохнулся на пол, разлив на себя чай… который только что кипел. На какое-то время повисла тишина (материться мне не позволило воспитание). – Ты уверена? – спросил я, поднимаясь и приводя себя в порядок чистящими чарами. Девушка утвердительно кивнула, грея руки боками кружки. – Прости за бестактный и неприятный вопрос, но я должен его задать… – Была ли я с кем-то, кроме Дункана? – горько улыбнулась она. – Нет, не была. Он мой единственный половой партнёр. Поэтому я и пришла к тебе, прежде чем сказать ему… Я… я не знаю, как ему об этом сказать! Как он это воспримет… – Так! Первое: даю тебе гарантию в сто процентов, что Дункан будет рад, даже если бы это был и не его ребёнок. Он – Бессмертный. Многие Бессмертные поступают таким образом: позволяют своим смертным жёнам “пойти на сторону”, чтобы забеременеть. Именно для того, чтобы испытать счастье отцовства. Бессмертным-женщинам с этим сложнее. Ему почти четыреста лет: он больше трёх веков мечтал о ребёнке, о нормальной семье! – Ты правда так думаешь? – подняла на меня глаза девушка. В них стояли слёзы. – Правда, – уверенно кивнул я. – А к вопросу об отцовстве… После рождения ребёнка будут способы установить это совершенно точно. И магические и немагические. Если тебе или ему это будет важно, то я применю их. – Том… но ведь это же невозможно! Дункан – Бессмертный. Он бесплоден! – Знаешь, Тесс… я открою тебе маленькую тайну. Но только тебе. Даже Дункан не должен об этом знать. Договорились? Тебе можно доверять? – Даже Дункан? – нахмурилась Тесса. – В первую очередь Дункан, – подтвердил я. – Хорошо. Я никому не скажу, – после некоторого колебания ответила девушка. – Суо – моя дочь. Именно моя. Я проверял. А ведь я тоже Бессмертный, – сказал ей я. – Но как?... – Тесс, а Дункан вообще рассказал тебе что-нибудь о “сыворотке”? – вдруг взяли меня подозрения. – Сыворотке? – удивилась и нахмурилась Тесса. – Какой ещё сыворотке? – Эм… как бы тебе сказать-то… дзен, – замялся я. – Дело в том, что… Ты ведь замечала, что стала гораздо сильнее в последние пять лет? – Это естественно, я же каждый день тренируюсь. – Дело не только в этом, Тесс… – вздохнул я. – Ты гораздо… ГОРАЗДО сильнее человека… – Сильнее человека? О чём ты? Я не понимаю. Ты хочешь сказать, что я не человек?! – заволновалась она. – Тесс, Тесс! Спокойнее! Спокойнее, не волнуйся. Тебе вредно волноваться! – Том! – возмутилась она. – Я беременная, а не больная! – Конечно-конечно, – продолжал я делать руками жест “успокойся, дыши ровнее”. – Что ты имел в виду под “гораздо сильнее человека?” Говори уже, раз начал, – нахмурилась девушка. – Есть такой препарат… маггловский. Называется “сыворотка суперсолдата”... – Ты комиксов перечитал, Том? – состроила скептическое лицо Тесса. – Лили тебя-таки подсадила? – Не хочешь слушать, не надо, – ответил я и отошёл к плите за чайником. – Нет-нет, продолжай Том, я молчу. – Ладно… так вот, у меня было три дозы этого препарата. Одну принял сам, одну ввел Лили… – А третью? – с подозрением посмотрела на меня она. – Тебе… – Мне? Но как? Когда? Зачем?!! – Сразу после нашего знакомства, – краска сама бросилась мне в лицо, а взгляд опустился и вильнул в сторону. – Я ночью влез к вам в дом, наложил чары сна и ввёл препарат тебе… – Но зачем? – Пожалел Дункана… ты мне понравилась… не хотел, чтобы ты умирала… – А это тут при чём?!! – Сыворотка отключает процесс старения. Даёт слабую, но достаточную клеточную регенерацию. Делает сильнее. Даёт абсолютное здоровье… – То есть как “отключает процесс старения”?! – воскликнула она изумлённо. – Тебя интересуют биологические подробности процесса? – уточнил я. – А ты их знаешь? – Знаю. Ведь я был главным ассистентом разработчика препарата… Только, никому об этом, ладно? – доверительно посмотрел на девушку я. – Ладно, – хмыкнула она. – Но это значит, что я, как Дункан? Я тоже Бессмертна? – Не как Дункан, но да, ты теперь будешь жить долго. Век или больше, оставаясь молодой и здоровой… – Но? – зацепилась за интонацию Тесса. – Препарат маггловский. А я хранил его в лаборатории с избыточной концентрацией магии. Он пропитался ей. И очень сильно. – Ты ожидаешь побочных эффектов? – нахмурилась девушка. – Я ожидал дополнительных эффектов. Честно говоря, надеялся, что ты станешь магом. Что сформируется магическое “ядро”... но вышло иначе. – Иначе? – Ты забеременела от Бессмертного. Это идёт уже не по разряду “волшебство”, а по категории “чудо”, – вздохнул я. – И это чудо сотворил ты… – сказала она. Затем глаза её заискрились счастьем. – Спасибо тебе, Том! – воскликнула она, быстро встала, обогнула стол и обняла меня. – Побегу, обрадую Дункана! – Беги, – улыбнулся я, поцеловав её в лоб. – Но к разговору о “понравилась” мы ещё вернёмся! – весело погрозила мне пальцем Тесса и убежала. Я улыбнулся, покачал головой и тоже двинулся на выход. Так как лифт был занят, то по лестнице. *** После тренировки я с повинной головой подошёл к Пухусу. – Прости, Винни, я облажался. Полностью завалил твою идею с Припятью, – прямо сказал ему, сотворив и усевшись на сотворённый стул. – Как именно? – прорычал вопрос медведь. – Из двадцати восьми Пожирателей выжила одна Белла. Мне некем осваивать Зону. – Что, твой “тест на адекватность” прошла одна “психичка” Белла? – попытался изобразить улыбку Пухус. Получилось… необычно. Для меня. Кого другого такой оскал вовсе перепугал бы. – Как видишь, – со вздохом пожал плечами я. – Всего две недели в замкнутом пространстве с минимумом информации, и они передрались. А те, кто выжил, даже не попытались прислушаться. Одни Волдеморта ненавидели за то, что он сделал их рабами, другие боготворили, но все хотели одного: убивать. Снова убивать, грабить, мучить, пытать… и ничего больше. Бесполезные, пустые головы. – То есть ты их добил? – Дал им возможность сделать это за меня. Кадры решают всё, Винни, – вздохнул я. – А это были гнилые кадры. Испорченные и непригодные к созиданию. Можно было их заставить работать из-под палки, но стоять у каждого из них за спиной пришлось бы постоянно. А уж оставить одних на те же две недели… порченный материал. – Но ты всё равно их вытащил из Азкабана? – Да. Какой-то червячок моральных терзаний меня всё же грыз: что люди пошли за мной, а я их бросил… Неприятное чувство. – Легче стало? – Веришь-нет, но да, стало. “Мы в ответе за тех, кого приручили”. И усыпить взбесившегося пса – тоже ответственность, которую нельзя перекладывать на других. Понимаю, что лицемерно, даже мерзко, но легче стало. Я специально позволил попасть им в Азкабан. Надеялся, что несколько лет там помогут им задуматься. Как-то пересмотреть свои взгляды… Оттягивал это решение. Припять… была экзаменом, последним шансом. Они экзамен не сдали. Тогда я дал им оружие... – Ты следил за ними? – предположил Пухус. – Естественно. Маггловские скрытые камеры в сочетании с “Протеевыми” чарами… И то, что я видел, мне не понравилось. – Тогда, почему ты говоришь, что “облажался”? – Эм… чтобы правдоподобно играть роль и держать маску, в неё надо верить. Станиславский… ну, как я его понимаю, – хмыкнул я, двигая пешку на шахматной доске Пухуса. Тот с готовностью включился в партию. – А Белла? – Рука не поднялась, а повода она не дала, – вздохнул я. – Хотя, это именно она, лично, убила восемь магов из восемнадцати. – И что будешь с ней делать дальше? – Не решил пока, – честно признался я. – А Припять? – Идея была интересная, Винни, но на практике неосуществимая. Я не могу так сильно распылять своё внимание. Но как сцена для “последнего экзамена” годилась великолепно. Если бы они его прошли… можно было засрать им мозги этой идеей, организовывая нормальную трудовую реабилитацию перед возвращением в общество. Но получилось то, что получилось: из двадцати восьми “крысиных королей” выжил самый матёрый. – Которого придётся постоянно держать в зоне внимания, – “улыбнулся” медведь, разворачивая один из классических дебютов против меня. – Возможно, – ответил я. – А возможно и удастся пристроить к какому делу. *** До самого вечера я возился на кухне, готовя большой праздничный ужин. По какому поводу? По поводу непременного вечернего визита ко мне Маклауда, узнавшего радостную новость. Просчитать его реакцию не сложно. А почему именно праздничный ужин? Потому, что мне так хочется. Не зря же я в своё время учился у французских шефов? Да и просто праздника хочется. Ну, и такая мелочь, как создание определённого эмоционального фона, влияющего на восприятие слишком загруженного сомнениями и мыслями будущего папаши. Маклауд повёл себя, как я и ожидал. Почти минута в минуту с расчетным временем раздался его звонок, в котором он спрашивал разрешение нанести нам визит в компании Тессы. Естественно он такое разрешение получил. И буквально через час уже поднимался на лифте к нам на кухню, где уже накрывали на стол Лили с Фиби, а Пухус возился с детьми. Надо сказать, Винни нравилось с ними возиться, да и они его совершенно не боялись. А научить Бенджамин мог многому. – Привет, Лили, здравствуй, Фиби, привет, Гарри, здравствуй Суо, О хай о, Винни, – входя, поздоровался Маклауд с присутствующими. – Какие потрясающие запахи! Что празднуете? – Не знаю, – улыбнулась Лили. – Но, когда мой муж встаёт к плите, я не задаю вопросов: поесть той вкуснятины, что он готовит, я готова и без всякого повода! – Хм… заинтриговать ты умеешь, – ответил Горец, снова втягивая носом воздух. – Том, на пару слов тебя можно? – обернулся он ко мне. – Конечно, – кивнул я и двинулся в нашу с Лили комнату. Дункан последовал за мной. Когда дверь была закрыты и я повернулся к Маклауду лицом, от его напускной весёлости не осталось и следа. Мужик был растерян и слегка подавлен. – Том, Тесса беременна… – поднял на меня взгляд он. – Я знаю, – улыбнулся ему в ответ я. – Помнишь, что я тебе говорил, когда мы познакомились? – “Пошли смахнёмся”, – не задумываясь, ответил он. – Чуть позже, после того, как пустил тебе пулю в сердце? – Много чего, – осторожно сказал он. – Я говорил, что на пик действие сыворотки выйдет через три-пять лет. Сколько прошло? – Как раз пять… – Вот именно. Так что можешь не париться – это действительно твой ребёнок. А если останутся сомнения, то, когда он родится, я могу провести тест на отцовство. Хоть маггловский, хоть магический. – Но… как же… это же… – Невозможно? – предложил слово я. Маклауд кивнул. – Чудеса случаются. Особенно, когда имеешь дело с магией. Да и сыворотка… она ведь не из этого мира. Поэтому может нарушать его законы… я так думаю. – Я столько лет думал, что это невозможно… Я смирился с тем, что у меня никогда не будет детей и нормальной семьи… а теперь… Как мне быть? Я растерян, я в ужасе! – Жить, – ответил я. – И наслаждаться дарованной тебе Небом возможностью. А ещё обязательно, всенепременно сделать Тессу самой счастливой женщиной на свете! Она ведь этого достойна, правда? – с нажимом добавил я. – Безусловно, – кивнул он. – И, к сожалению… держать своё настоящее отцовство в тайне от других Бессмертных, как и факт отсутствия старения Тессы. – Почему? – не понял он. – Потому, что сыворотки больше нет. И не будет. А тебя и Тессу “по винтику” разберут, если кто-то хотя бы заподозрит возможность такого чуда. Ты это не хуже меня знаешь, – сказал я мрачно. – Пошли лучше праздновать. Такие новости приходят не каждый день! – Пошли, – улыбнулся Маклауд, отбрасывая лишние тяжёлые мысли. *** Праздник получился на славу. Было весело, было вкусно, было радостно. Дети остались довольны, взрослые разошлись в приподнятом настроении. Перед сном я послушал отчёт Тинки о наблюдении за Беллой. Та, пока что, вела себя тихо. Да и не с чего ей особо “бузить”: Морфин Чистокровный в энном поколении волшебник, потомок самого Салазара, воспитанный на идеалах Чистокровности и превосходства над магглокровками, к тому же отсидевший в Азкабане ещё поболе неё самой. Магглы-строители… они работают по моему приказу и на мою пользу. Мешать им не надо. Пока осваивается. Но, чувствую, что скоро начнёт скучать… *** Неделя прошла в суете и официальных визитах, связанных с попытками легализации Беллатрисы. Дело шло со скрипом. Всё же оформить никому не нужного и всеми забытого старика Гонта и оформить самого известного Цепного ПСа Того-кого-нельзя-называть – совершенно разные по сложности задачи. Но дело двигалось. *** Через неделю на моём пороге стояла женщина сорока с чем-то лет, строгая, боевитая и преспокойно прошедшая магглотталкивающий барьер. – Здравствуйте, Леди. Чем могу вам помочь? – открыв дверь поприветствовал её я. Был одет я в свой чёрный тренировочный наряд с золотыми драконами и бос, в левой руке держал прислонённую лезвием к локтю катану (так, как обычно носит её Маклауд, когда непосредственной угрозы нет, а убрать её пока некуда), ведь было время утренней тренировки. – Эм… молодой человек, здравствуйте, – чуть нахмурилась она, разглядывая меня. – В этом доме находится моя внучка. И я пришла за ней. – Вот как? Проходите, – уступил ей дорогу я. – Только разувайтесь, пожалуйста. У нас тут додзё и я стараюсь поддерживать чистоту. – Додзё? – удивилась женщина, послушно снимая обувь на входе и ставя её на калошницу. – Семейный зал Боевых Искусств, – пояснил я, дожидаясь, пока она закончит. – И что здесь делает Фиби? – спросила женщина, когда мы вышли из-за угла и перед нами открылся вид на сам зал, где Вальбурга с Лили в защитных шлемах и снаряжении ожесточённо колошматили друг друга в “учебном” спарринге, Тесса выполняла ката с мечом, Дункан её поправлял, Гарри, Невилл, Дадли и Джозеф нарезали круги в обход зала под руководством Сириуса, а Фиби в перчатках отрабатывала двоечку прямых по боксёрскому мешку. Суо рисовала карандашами с Винни в его углу. – Неделю назад она пришла ко мне и попросила научить её быть сильной. Я согласился. Соответственно теперь она здесь тренируется, – охотно пояснил я. – У неё прекрасные данные. Лет за десять я сделаю из неё неплохого бойца. – А живёт она где? – пожевав губы, спросила женщина, глядя на свою внучку. – Это здание принадлежит мне. На верхних этажах жилые квартиры. Пока что девочка живет и питается у нас с женой, я выделил ей комнату. Когда подрастет, если будет необходимо, могу выделить квартиру, – пожал плечами я. – Сколько стоит обучение у вас? – Эм… я не беру денег с учеников. Мне хватает своих. Это маленькое семейное додзё. Тут тренируются только члены моей семьи и близкие друзья. Фиби относится к категории “друзья”, – кое-как сформулировал ответ я. – Вы маг? – остро посмотрела на меня женщина, повернувшись в мою сторону всем телом. – Да, – спокойно выдержал её взгляд я. – Потомственный, из Старого Чистокровного Рода. – Понятно… – задумалась она, вновь поворачиваясь к залу. – Ваше здание очень хорошо защищено. Мне было очень трудно его найти. – Мой дом – моя крепость. Войти в него без моего разрешения сможет только тот, кто сравняет его с землёй и убьет меня. И первое, и второе сделать не просто, – пожал плечами я. – Хотел спросить: магия Фиби заблокирована. Девочке уже двенадцать. Вы не боитесь, что она станет Обскуром? – Обскур? Кто это? – Существо, которым становится волшебник, если долго сдерживает в себе магию. Страшное существо. Представляет собой черный туман, убивающий всё на своём пути. – Вот как, – задумалась женщина. – Если блокировка была наложена насильственно, без вашего разрешения, то я могу снять её. – Нет, не надо, – остановила меня предостерегающим жестом она. – Блокировку на своих внучек наложила я. Это заклинание проверенное и таких побочных эффектов, которые вы описываете, не даёт. Оно само спадёт при достижении определённых условий. – В таком случае, я правильно понимаю, что учить девочку магии я не должен? – Уж будьте любезны, – кивнула женщина. – Я сама научу её всему, что ей будет необходимо. – Дело ваше, – спокойно ответил я. – Если передумаете, предложение в силе. А сейчас, извините, но мне надо продолжить свою тренировку. Вы можете посидеть пока вот там, с краю, на лавочке и понаблюдать. Примерно через сорок минут основная часть закончится, и Фиби будет в вашем распоряжении. – Хорошо, я так и сделаю, – кивнула она и отправилась в указанное место, а я вернулся к Маклауду, который уже начинал остывать. Это было недопустимо. *** Пенелопа смотрела на занятие этих необычных людей в необычном зале и думала. Все они были здесь сильны. Действительно сильны. Тех двоих, что в данный момент рубились на мечах в “тренировочном” поединке, хоть сейчас можно выставлять против демона. Даже без учёта магии. А ведь, по крайней мере тот, что в чёрной с золотыми драконами одежде восточного стиля – маг. И сильный маг. Всей её мощи и знаний не хватило для того, чтобы даже почувствовать свою внучку в этом доме, не то, что пробиться. Слава Всевышнему, что Фиби не находилась в нём безвылазно – это позволило вычислить это здание. Но ушло на это просто гигантское время. Зал Боевых Искусств… сильного боевого мага. Что может подходить лучше для Фиби, учитывая особенности её сил? Но семья… Проще всего, и возможно правильнее, было бы просто встать сейчас и уйти, оставив всё, как есть. Но семья… Девочке нужна её семья. Она и так лишилась матери, не знала отца… Был бы этот зал в Сан-Франциско, всё было бы легко и просто. Но он в Нью-Йорке… За такими мыслями Пенелопа даже не заметила, как тренировка закончилась, и к ней подбежала Фиби, радостно обняв. – Грэмс! А я нашла того, кто научит меня быть сильнее! – воодушевлённо воскликнула она. – Я же говорила! Говорила, что видела его! И он именно такой, каким я его видела! – Фиби! – строго сказала Пенелопа. – Ты хоть представляешь, как заставила меня волноваться?! – Но видение, Ба! Видение же! – смутилась, но не сдалась девочка. – А если бы с тобой что-то случилось?! Ты об этом подумала, прежде чем бежать через пол-страны! – продолжила давить Пенелопа. – Ба, но ведь видение… И со мной ничего не случилось! Зато я встретила Тома! – Мы сейчас поедем домой. И это не обсуждается, юная Леди! – встала с лавочки Пенелопа и столкнулась взглядом со спокойными глазами мужчины в чёрном с золотыми драконами. – Домой… но как же… – растерялась девочка. – Ты должна послушать свою бабушку, Фиби, – сказал этот Том. – Семья – это очень важно. – Ты не будешь меня учить? – глазами, начавшими наполняться слезами, посмотрела на него девочка. – Разве я это сейчас сказал? – приподнял бровь он. – Ты невнимательна, Фиби. Это плохо. – Но как? Ты же сказал, что я поеду домой? – нахмурилась она. – А мой дом в Сан-Франциско. – А дом Невилла в Британии. Это мешает ему заниматься каждый день? – продолжал с тем же выражением смотреть на неё мужчина. – Но как же… это же невозможно… – А наша встреча с тобой? Возможна? – Ты будешь меня учить?! – мгновенно высохли слёзы, и засиял неподдельным счастьем взгляд девочки. – Конечно. И только попробуй мне пропустить хоть одно занятие! – ответил Том. – Приду сам и приволоку за ухо. А теперь беги в душ и завтракать! – девочка испарилась, только пятки сверкнули. – Вы сейчас говорили серьёзно, Том? – поднялась с лавки Пенелопа. – Вы будете продолжать обучать Фиби? – Не Учитель находит Ученика, а Ученик Учителя. Фиби пришла ко мне. Всего лишь расстояние не сможет помешать мне выполнить мои обязательства. – Каким же образом? – нахмурилась Пенелопа. Том протянул ей руку. Женщина, чуть подумав, взялась за неё своей. В следующий миг они вдвоём уже стояли в гостиной дома Пенелопы в Сан-Франциско. Женщина нахмурилась, но промолчала. – Мне нужна дверь. Дверь, которую не откроет посторонний. А лучше, если даже не найдёт. – Пройдёмте в подвал, Том, – решила не удивляться Пенелопа и пошла в сторону лестницы. Мужчина двинулся вслед за ней. Подвал был хорошо освещённым, сухим и не захламлённым помещением. В дальнем его углу, прислонённая к стене стояла дверь. Без коробки, без петель, но мужчина удовлетворённо кивнул, поднял перед собой руки, сосредоточился и Пенелопа не успела поймать момент, когда что-то изменилось. Но факт: дверь была теперь в стене, словно дальше находится ещё одно помещение. Но Том не спешил опускать руки. Он всё ещё был сосредоточен на чём-то понятном и видимом только ему. – Всё, – сказал Том, опуская руки и делая жест, словно бы стряхнул с них воду. – Вы останетесь с нами на завтрак? – уточнил он, открывая новую дверь, за которой оказался тот самый зал, из которого они переместились меньше пяти минут назад. – Пожалуй, – согласилась впечатлённая возможностями этого мага Пенелопа. – А дом вам бы следовало защитить получше. Он стоит на сильном источнике: проблем с энергией быть не должно. Кстати, этой дверью сможет пользоваться только Фиби и никто другой. Видеть её также будет только она. Извините, но доверяю я только ей и оставлять брешь в защите своего дома не намерен. – Это… понятно. Вы полностью в своём праве, Том, – ответила Пенелопа, стоя уже на татами зала. – Но и я в свою очередь наложу чары, не позволяющие кому-то кроме Фиби проходить через эту дверь в мой дом. Вам я тоже не могу доверять. – Я считаю это правильным решением, – кивнул Том. – Разумная паранойя существенно продлевает жизнь. *** Так у меня стало на одну ученицу больше. Дом, в котором я побывал с бабушкой Фиби, показался мне чем-то очень знакомым, но я не придал этому значения, так как голова была занята совершенно другими мыслями. Да и не всё ли равно? ***