По дороге из жёлтого кирпича 22

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», Bangtan Boys (BTS) (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Мин Юнги/Пак Чимин, Мин Юнги, Пак Чимин
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Флафф, Фэнтези, AU
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Сегодня утром Юнги проснулся в своей узкой кровати – проснулся без сердца.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
16 сентября 2018, 21:40
      Шаг правой, шаг левой — повторить снова. Каждый четвёртый шаг шире остальных — нельзя наступать на стыки. Дорога из жёлтых кирпичей тянется через всю страну, петляет между холмов, разрезает поля подсолнухов, исчезает под шёлком мелких ручейков. Юнги идёт быстро и решительно — у него много других дел, проблему нужно решить как можно скорее. Рюкзак за плечами полон провизии — домашний сыр, хлеб, кисловатые ещё фрукты, бутылки с вишнёвым компотом. На лямке рюкзака висит чёрный зонт с двумя поломанными спицами, а карман провисает под тяжестью сурового складного ножа.
      Дорога к Великому Намгудвину всегда пролегала аккурат возле его дома, только парень никогда не мог и подумать, что она понадобится ему самому.
      Но сегодня утром он проснулся в своей узкой кровати — проснулся без сердца. Нигде ничего не болело, кровь всё так же проходила путь по организму, и в общем и целом Юнги выглядел вполне себе здоровым, но сердца на положенном месте он найти не мог. Юнги искал сердце очень тщательно: шарил под кроватью на тот случай, если оно туда закатилось, но к пальцам прилипли лишь колтуны пыли; заглянул в каждую чашечку, каждый чайничек на кухне. Шуганул кота с лежанки и перебрал каждый комочек в его лотке. Залез на антресоль, обчихал всё, что там лежало, а сердца не нашёл. В такой сложной ситуации мог помочь только самый мудрый человек — Великий Намгудвин. Уж он то знает, где искать сердце Юнги, уж он-то поможет. А может быть, даже даст новое, больше и теплее, чтобы затолкать туда много-много классных штук, и любить их сильнее, но это уже на его усмотрение, конечно.
      Юнги сложил всё самое необходимое в рюкзак, надел любимую синюю рубашку, накинул чёрный дождевик (с приносящим удачу значком-котиком на груди) и вышел из дома.
      На крыльце мялся Чимин. Сжимал пальцы в кулак и сразу же разжимал, то и дело поправлял очки в толстой оправе, которые сваливались с небольшого носа, стоило только про них забыть. Что-то в его облике изменилось, хотя он казался привычным и родным Чимином: каждый стежок на вышитом воротнике рубашки, каждая родинка на шее — всё на своих местах.
— Юнги, ты не видел мои мозги? Вроде бы вчера были на своих местах, а сегодня голова от опилок распухает, — пожаловался Чимин, краснея от стыда за такую нелепую потерю.
      Юнги взял его за лапку и повёл по дороге из жёлтого кирпича — вместе веселее, и не так грустно и пусто, как брести одному, да ещё и без сердца.
      Шаг за шагом, кирпич за кирпичом — перед путниками вырастает блестящий замок Великого Намгудвина. Замок высокий, насчитывает аж пять высоченных этажей, Юнги и Чимин пыхтят в четыре дырки, устав от тяжёлого подъёма. Они так и не расцепляют потных ладошек, когда предстают перед Великим Намгудвином. Мудрец больше их в два раза, путники привстают на цыпочки, чтобы разглядеть спокойное и умное лицо. Намгудвин не смеётся над их просьбой вернуть сердце и мозг. Небольшая складка появляется между его бровями, когда он замечает их переплетённые пальцы, так что Чимин краснеет и отнимает руку без объяснений — ему можно, он вообще уже второй день совершает глупые поступки, хорошо ещё, что смог пройти такой долгий путь с одними опилками в голове.
      Намгудвин, Юнги и Чимин пьют ароматный травяной отвар с вареньем из сосновых шишек — стулья очень высокие, в то время как мудрец шаркает по полу вышитыми тапочками, парням остаётся разве что болтать ногами в воздухе. Чимин осторожно интересуется, не больно ли получать мозги обратно. На что Намгудвин, тепло улыбнувшись, советует ему запустить руку в карман толстовки. Через мгновение тот держит в дрожащих пальцах пульсирующий красный кристалл.
— Ты что, всё это время хранил моё сердце у себя, и даже не сказал? — почти кричит Юнги, стремительно белея от злости.
— Юнги, я и понятия не имел, что оно у меня, забирай его скорее…
— Он не может забрать его себе снова. Теперь его сердце будет всегда с тобой, Чимин, храни его бережно и не разбей.
      Чимин дует на кристалл, гладит его кончиками пальцев, оборачивает в пушистый лоскуток и опускает в карман, боясь даже дышать в его сторону. Клянётся всегда оберегать сердечко хёна, ухаживать за ним, окружить заботой.
— А где же мои мозги? Я не хочу оставаться глупым, — шепчет он, устремляя взор на улыбку Намгудвина.
— Мальчик мой, ты не глупый, ты просто потерял голову. А потерял ты её из-за Юнги.
— Я тут не при чём! — открещивается тот.
— Ты нечаянно это сделал. Чимину уже никогда не найти её, но, пока вы будете вместе, ничего страшного не случится. Просто держи его за руку и не отпускай.
      Наутро Юнги и Чимин покидают высокий и большой замок Великого Намгудвина. Юнги уверенно берёт Чимина за тёплую ладошку, ведёт по дороге из жёлтого кирпича, неосмотрительно наступая на коварные стыки. В рюкзаке у него брякают бутылочки с подаренным мёдом, закисает сыр, а слева пыхтит смущённый Чимин. Свободной рукой тот постоянно придерживает сердечко в кармане, страшно гордый такой ношей, и совершенно не хочет находить свою голову, если без неё его будет вести хён. Юнги не чувствует пустоты без своего маленького сердечка, он верит, что тому будет хорошо и комфортно у Чимина за пазухой.
      Шаг за шагом, кирпич за кирпичом — и вот они уже и домика Юнги. На пороге сидит соскучившийся кот, который всем своим видом показывает, что ни капли не скучал по своему хозяину. Чимину не хочется отнимать руку, но Чимин трусит сказать об этом. Он рыбкой выскальзывает из рук и отступает на шаг, готовый прощаться. Юнги кивает — благодарит за компанию в пути, затем опускается на корточки, лаская кота, и замолкает.
      Чимин делает шаг назад. Ещё один — всё дальше и дальше от домика Юнги, и всё по той же жёлтой дороге.
— Чимин! — Юнги уже приходится кричать, чтобы тот его услышал. — Хочешь ко мне? Чай пить… У нас же теперь мёда на год хватит…
      Чимин делает шаг вперёд.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.