Хорошие папочки и их послушные сыночки 108

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
SEVENTEEN

Пэйринг и персонажи:
Квон Сунён/Ли Джихун
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU BDSM Dirty talk ER PWP Виртуальный секс Драма Дэдди-кинк Зрелые персонажи Кинк на похвалу Кинки / Фетиши Курение Мастурбация Минет Нецензурная лексика Открытый финал Офисы Первый раз Повседневность Потеря девственности Развитие отношений Рейтинг за секс Романтика Секс-игрушки Сексуальная неопытность Современность Флафф Эротические наказания Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
А вы знали, какой хороший папочка у Уджи?..

Наверняка нет. Ведь у послушных мальчиков с хорошими папочками должны иметься свои маленькие секретики, о которых они никому никогда не расскажут и унесут с собой в могилу. Например, что каждую ночь строгий отец жестко втрахивает своего сынка в пол, прикрывая рот рукой и, тяжело дыша под ухом, шепчет ту заветную фразу: "Кто же твой хозяин, малыш Ли?".

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Работа написана по заявке:
13 октября 2018, 18:53
      А вы знали, какой хороший папочка у Уджи?..       Наверняка нет. Ведь у послушных мальчиков с хорошими папочками должны имется свои маленькие секретики, о которых они никому никогда не расскажут и унесут с собой в могилу. Например, что каждую ночь строгий отец жестко втрахивает своего сынка в пол, прикрывая рот рукой и, тяжело дыша под ухом, шепчет ту заветную фразу: «Кто же твой хозяин, малыш Ли?»

***

      Сегодня утро выдалось у Джихуна просто чудесно. А как оно может не являтся таковым, когда папочка перестал сердиться на своего маленького, совсем неразумного мальчишку, дав возможность расплатиться своим шершавым язычком?       Ли с улыбкой на лице медленно, на четвереньках подходит к Квон, выгибаясь, словно кошка, чтобы через зеркало папочке была видна его дырочка, в которую мужчина глубоко засунул пробку с розовым камнем.       Поначалу малыш Джихун сильно плакал, умоляя папочку не делать этого, но строгий Хоши был просто непреклонен, не слушая мольбы своей сучки. Он схватил парня за волосы и, прижав к холодному полу, сжал пухлый зад Уджи и тут же ввел в анус предмет.       — Кто тут хозяин? — крикнул Квон тем вечером, шлепнув со всей силы мальчика и без того по бедным ягодицам, на которых уже было не видно живого места без синяка.       — Вы… — прошептал испуганно Уджи, задрожав всем тельцем.       — Вот я и решаю, с чем ты будешь ходить! — ответил Сунен, ударив сынка по щеке.       А Ли даже и не собирался перечить своему папочке. Он такой хороший сыночек, ему так не хватало сильных рук любимого папочки на себе! Но папочка почему-то все равно стал очень злым и в ту же ночь, дико выпоров его, нацепил ошейник и поставил на коленки носом к стене. На следующее же утро пробка не приносила такую боль в попке и Ли захотел даже вводить ее себе верх-вниз, но поблизости ходил строгий папочка и ему не представилась такая возможность.       Сейчас же Джихун уже упорно работал своими пухлыми губками на члене Сунена, чтобы загладить свою вину. Если малыш Ли не поднимет с утра папочке настрение, то ночью Уджи придется очень несладко. Мальчик призывно вилял бедрами и видел, с каким лицом наблюдает за ним Хоши.       — Да, давай, малыш, ты уже отдохнул ночью, теперь немного поработай, — шептал Квон, прикусив губу и поглаживая по голове своего мальчика. Ли очень падок на похвалу и Сунен это прекрасно знает, потому-то и старается после ссоры приласкать своего послушного сыночка, чтобы работа шла просто отменно.       Наивные глазки Ли с благодарностью смотрят на расслабленное лицо Хоши, а сам малыш давится длинным стоящим стволом папочки.       «Если я буду слушаться его, то вечером он обязательно даст мне вылизать свои ботиночки. Такой добрый и заботливый!» — думал восхищенно Джихун, уже пытаясь проглотить всю кончу Сунен, которая попала ему в рот.       Хоши встает с бордового цвета дивана и на нем лишь остается небольшая вмятина от его зада. Ли хороший мальчик, он не хочет ни на секунду оставаться без своего папочки, поэтому, жмурясь от боли в кровоточащих коленках, Уджи плетется хвостом за Хоши, чтобы не отстать от того ни на секунду.       — Папочка обещал сегодня придти пораньше… правда? — подняв голову на Квон, Джихун задает свой вопрос. По любопытному блеску в глазах действительно можно было понять, что сыночку это очень интересно узнать.       — Я постараюсь, — добродушно бросает в ответ папочка, трепля парня по голове. На лице проскальзывает едва заметная улыбка. Мужчина идет в коридор, останавливается около вешалки и, надев пальто, висевшее несколько секунд назад на крючке, наклоняется к Ли.       — Ты такой хороший сыночек, не желаешь быстренько сбегать за моей сумкой? — мысленно проклиная свою забывчивость, спрашивает Квон.       — Конечно, папочка, — робко отвечает Джихун. Морщясь опять от боли в стертых коленях, Уджи так же про себя отмечает, как же жадно прожигает его фигуру взгляд Хоши. Он с таким упоением смотрит на своего мальчика, явно гордясь тем, как же смог его выдресеровать. А ведь когда он только познакомился с ним на работе, на собеседовании, где как бы надо было подобрать себе хорошего заместителя, а не милого мальчика для ежедневных потрахушек. Ах, как же сильно смущался Ли, увидев впервые в руках Сунена вибратор. Как же смешно и в тоже время интересно было наблюдать за тем, как этот застенчивый девственник раздвигает свои ягодицы, при этом стараясь прикрыть свободной рукой пылающее от стыда лицо, чтобы не застонать. Да, было время…       Ли уже дошел до комнаты, но перед его носом вырастает деревянная дверь. Будто бы действительно являсь домашним любимцем, сыночек ловко встает на коленки и толкает носом дверь. Окно беззастенчиво открыто нараспашку, пропуская в помещение холодный ветерок. Парень пробегает взглядом по кровати со смятой постелью от бессоных ночей и бежевого цвета креслу, подвешенному за специальные приспособления на потолок. Словно рады приходу человека, на белоснежных стенах расцвели черные бутоны роз. Уджи восхищенно осматривается. Ему всегда нравилась эта комната, но не так сильно, конечно, как ее хозяин.       Сыночек заглядывает в угол и видит лежащую на еще одном кресле кожаную сумку. Не понятно отчего, Хоши питал особую любовь к стульям, креслам, диванам и прочим таким предметам интерьера. Особенно он обожал их, если им настало столько лет, что, садясь на них, твои барабанные перепонки задевал старческий скрип. Многим не нравился этот звук. Вот только исключением из правил был сам Квон Сунен, которому сносило крышу от одной только мысли о том, что его сынок срывает голос от собственных стонов именно под такой мебелью.       Ли берет прямо зубами сумку за ручку и идет обратно в коридор, где с таким нетерпением ожидал Уджи папочка.       — Почему так долго? Опять восхищался моим вкусом? — спрашивает Сунен, подмигнув. Наверняка знал о том, как сильно любит эту комнату в его доме сыночек. Берет сумку изо рта. — Ладно, я пошел. Будь хорошим мальчиком и не открывай чужим дядям дверь.       — Тобой просто невозможно не восхищаться… — бросил напоследок Ли, сверкнув глазами в темном коридоре.

***

      В компании *** очень рано наступал обед. Многие люди в такое время только просыпаются, а работники этой фирмы уже разбигаются по мелким кафе и ресторанам. Часто могли не рассчитать свое время и опоздать на несколько минут. Вот и у Квона имелся довольно весомый повод опаздывать.       Тишина в офисном помещении заставляла неприятно резать уши и оглядываться по сторонам, чтобы заняться по-настоящему своими делами без какой-либо спешки и боязни того, что тебя кто-то спалит.       Квон сидел на стуле, иногда покачиваясь на нем. После сытного завтрака голод его отнюдь не мучал и в отличии от своих колег мужчина предпочел не идти есть. Уже вся бумага изрисована странными рисунками, уже все листики превратились в самолетики и были пущены в полет прямо в мусорку, поэтому Хоши не знал, чем ему еще заняться. Мадам Скука пожирала изнутри, выгрызая огромную дыру. Но, поразмыслив несколько минут, Сунен достал из кармана телефон. Потные пальцы быстро забегали по экрану, набирая пароль от странички в социальных сетях. Зайдя в личные сообщения к Ли, папочка напечатал: «Как дела у моего сыночка?»       Ждать долго не пришлось. Практически через секунду на экране высветилось новое сообщение: «Замечательно. С нетерпением жду своего папочку ❤».       И прикрепленная фотография. Открыв ее, работник узрел, как Уджи с довольным лицом лежит на боку и проталкивает в себя огромный дилдо, игриво посматривая на камеру телефона.       На лице тут же появились морщины от появившейся улыбки Квона. Мужчина отвел взгляд, посмотрев в окно на мегаполис. В голове тут же созрела одна мыслишка и Сунен опять уткнулся носом в экран.       «Зайти сегодня чего-нибудь купить?»       Мужчина опять поднял взгляд на миг в потолок и улыбнулся. За то время, пока сыночек распологался в его доме, они вдвоем успели придумать свой язык, который к пониманию был доступен только им. Эта была одна из фраз из их «словаря», которая обозначала не обычный повседневный поход в магазин, как могли бы подумать многие люди, а быстрый забег в то место, которое можно с полным правом назвать их вторым домом — сексшоп. Раньше бы при упоминании только этого слова в разговоре Уджи краснел больше маленькой девочки, но времена изменились и теперь он маленький сынок Хоши.       «Конечно😘»       Квон улыбается и, осмотревшись по сторонам, сползает под стол, чтобы никто точно не увидел, чем он занимается. Расстегивает ширинку на брюках, тяжело вздыхает. Нужно же хоть иногда устроить себе перерыв.       Смотрит на фотографии Ли и рука непроизвольно тянется к уже стоящему члену. Прикусывает нижнюю губу, явно ощущая, как внизу завязывается тугой узел. Мужчина чуть приоткрывает рот, а ладонь водит верх-вниз по хую. Бурные сексуальные фантазии о том, чтобы суровый папочка мог сделать со скромным и тихим сыночком, если бы оказался рядом с ним еще больше раззадоривают его и Квон закатывает глаза, откидываясь на спинку офисного кресла. Мужчина с особым остервенением удовлетворяет себя и через несколько минут кончает прямо в ладонь. Достав из бардачка влажные салфетки, начинает убирать следы места преступления. Сунен настолько боялся, что его засекут за непристойными делами, что совсем позабыл о ежедневном собрании сотрудников у генерального директора, дабы тот поведал им об общих делах компании.       В итоге он вспомнил это только тогда, когда его голова болезненно пострадала от соприкосновения со столом, а телефон разрывался от звонков разгневанного начальника.       Квон находу выбросил с дальнего растояния салфетки в корзину, попав точно в цель. Мужчина выбежал из кабинета, молясь по дороге о том, чтобы, придя туда, в него несильно кидали гнилые помидоры.

***

      Джихун сидел на поддоконике, открыв окно по максимуму и наслаждался холодным ветерком, проникающим в комнату и играющим с его и без того непослушными каштановыми волосами. Парень глубоко затянулся сигарой и, выпустив дым, глубоко вздохнул. Если Хоши узнает о том, что он курит, то Уджи точно не сможет сесть на зад без боли неделю. Ведь папочка терпеть не может запах дыма. Особую ненависть питает к курящим людям. Хорошие дети всегда слушаются своих родителей… вот и Джихун был хорошим сыночком, даже можно сказать идеальным, вот только у всех детей есть свои слабости, от которых они не откажутся ни за что.       Джихун просто не мог предположить, что ему делать, когда твой папочка за здоровый образ жизни, а твои познания об этом ограничиваются лишь расшифрование абревиатуры. Сынок зачем-то взял пачку сигарет, лежащую на стуле, который стоял рядом с окном. Ли пробежался взглядом по идеальному порядку, царившему в спальне, благодаря перфекционизму папочки. Все вещи на своих местах. Каждая полка закрыта, каждая мелкая вещица знает свое место в этом доме. В том числе и Джихун.       Ли поворачивает голову и смотрит на часы. Неужели папочка опять ему соврал и он придет как обычно?..       Уджи тяжело вздыхает и скакивает с поддоконика. Слегка покачиваясь, идет к кровати и ложится прямо на нее лицом. Непонятная усталость преследовала по пятам парня весь день и он чувствовал себя, как выжитый лимон.       — Пожалуйста, выполни свое обещание. Я так скучаю по тебе…

***

      Ночь. Фонари загараются яркими огоньками, отбрасывая причудливые тени. Люди, редко повляющиеся на улицах, опасливо оглядываются по сторонам, стараясь как можно быстрее дойти до своего дома. Не самая заманчивая перспектива — ходить по пустым одиноким переулкам в три часа.       Девятиэтажный дом. Во многих окошках давно потух свет, но только не в квартире под номером семьдесят шесть. Она находилась на первом этаже и, видимо, ее хозяин думал, что имеет полное право нарушать покой своих соседей трэш-металом на всю громкость в колонках. Сам же он стоял на балконе и, подперев рукой щеку, уставился на небо, словно хотел найти ответ на вопрос о том, почему среди миллиарда человек ему не удается найти свою родственную душу. У них была бы своя, своеобразная любовь. Они любили бы друг друга через тела, стоны, всхлипы. Они принимали бы друг друга со всеми шрамами, родинками. Их любовь бы стала светлее самой флаффной парочки на планете, а все потому, что они открыты друг другу. Всем телом и душой. Он или она устает, плачет, падает, ранится, а у Сунена сердце сжимало бы до коликов в животе и разум непрерывно диктовал: «обнять, утешить, поцеловать и любитьлюбитьлюбить…».       Офисный работник тяжело вдыхает свежий воздух, в котором разносится аромат красных роз, цветущих под окнами. Парень идет и хмурится, заслышав «привет» от соседей, не особо оценивших музыкальный вкус Хоши. Только он собрался отвернуться и зайти в комнату, но его взгляд зацепился за фигуру, находящуюся недалеко от его квартиры. Чуть приглянувшись, Квон замечает, что незнакомец чем-то напоминает ему новенького сотрудника. Имени он не помнил, зато хорошо приметил неплохую внешность: низкий рост, короткие шоколадного цвета волосы и карие теплые глаза, в которых можно было просто утонуть. Он ни с кем толком не общался, но Сунену, кажется, удалось найти общий язык с ним.       Почесав затылок, Квон наконец кое-что вспомнил.       — Уджи! — крикнул меломан, вспомнив его кличку.       — А? — спросил тот, повернувшись.       Сунен усмехнулся, заметив, что его предположения оказались верны. Знакомый пробежался взглядом по Квону. Глаза красные, щеки раскраснелись. Видно было, что тот явно после тяжелого рабочего дня решил немного расслабиться.       — Не хочешь зайти ко мне? — задал вопрос Хоши, наклонив голову набок, как бы показывая на свою комнату. Почему-то парень решил, что сама судьба решила скрасить его одиночество.       Осмотревшись по сторонам, новенький глупо ухмыльнулся и, кивнув, пошел к подьезду.
Автор запретил оставлять отзывы к этой работе.