Гокудера-кун – мой! +395

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Katekyo Hitman Reborn!

Пэйринг или персонажи:
Тсуна/Гокудера (да-да, вам не кажется)
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Философия, Повседневность
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Гокудера-кун такой популярный". Неужели... ревность?

Посвящение:
Ёко. Ну, я же шиппер.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я же шиппер. Так вот хотелось очень.
23 октября 2011, 11:00
Гокудера-кун такой популярный.
– Джудайме, вы не знаете, куда можно деть шоколад? После того, как вы сказали, что выкидывать его нельзя, я теперь мучаюсь. Так… Джудайме?
Девушки дарят ему так много шоколада, да и своего собственного внимания.
– Джудайме, Джудайме, я видел, что в Торговом Центре открылась новая пиротехническая лавка! Бейсбольный придурок не пойдёт, я с ним уже разговаривал…
«Это ж как ты с ним разговаривал, что он решил остаться?» – пугается Тсуна мысленно, но сияющее лицо Хаято вытесняет всё и сразу. Радуется, как ребёнок – совсем не такой холодный и крутой Гокудера-кун, которого видят остальные. А Тсуне… ему совсем не льстит, что парень так ведёт себя при нём. Он счастлив, что знает такого, конечно, но…
…иногда приходит мысль, что он совершенно не знает настоящего Гокудеру-куна. Не видел его в бою, или когда он возвращается со школы один, или сам ходит в эту свою пиротехническую лавку. Какое у него выражение лица тогда? Серьёзное, злое… какое?
Какого Гокудеру-куна любят все эти многочисленные поклонницы?
Тсуна сидит на подоконнике и болтает ногами – дома-то этого ему никто не позволяет. Ох, мама бы увидела… хотя нет, просто дома на подоконнике смог бы сидеть только потенциальный самоубийца. Или Ламбо, гоняясь за И-пин, собьёт, или Реборн захочет проверить реакцию, которой у Тсуны нет совсем, или ещё что похуже.
А Гокудера-кун сидит на подоконниках. Потому что у него нет мамы, потому что реакция у него отличная, и Ламбо просто побоится на самом деле пробежать рядом в такой момент. Потому что Гокудера-кун – такой вот. Он что хочет – то и делает.
Потому что сидя на подоконнике, удобней стряхивать пепел с сигареты на улицу. Конечно, Тсуна никогда так не делал – он же хороший мальчик, а тут – курить, да ещё и улицу загрязнять. Да не дай Ками так сделать.
– Джудайме! – на пороге класса вырастает запыхавшийся Хаято. – Давно ждёте?
Да. Потому что «понеси маты, Гокудера, иначе я заставлю Саваду их таскать», или «забери то-то и доставь туда-то, а ведь Савада такой хиленький»… шантаж. Сплошной шантаж, и Гокудера-кун бегает туда-сюда, хотя раньше бы просто развернулся и ушёл.
Тсуна чувствует себя виноватым.
– Какая-то девчонка из С-класса задержала, – ворчит он, собирая книги, которые выпали из портфеля при его «эффектном появлении». – Начала какую-то белиберду нести, типа «давай встречаться, ты мне так давно нравишься».
– А ты? – Тсунаёши даже не договаривает. Белиберда от девушки, да? Бе-ли-бер-да.
А если он от него, Тсуны, это услышит? Каким словом назовёт это?
– А зачем она мне нужна? – пожимает плечами Хаято, спешно натягивая пиджак. – Я её и видел-то в первый раз. Всем ведь только оболочка интересна, где я – такой крутой и независимый, а то, что внутри – так, дополнением идёт к зелёным глазам и сигарете.
Он такой спокойный сейчас. Такой мирный.
– А это – не я. Не весь. Не полностью настоящий, – борется со змейкой пиджака итальянец. – Мне действительно дороги те люди, которые знают меня. Не так, просто, судя поверхностно, но…
Тсуна поднимает руки и смахивает невидимые миру пылинки с широких плеч. Хаято молчит, будто его перебили. Будто…
Никому не отдам. Гокудера-кун – бесстрашный хулиган, которому плевать на правила. Гокудера-кун – настоящий друг, верный и преданный. И обе эти его стороны – мои.
Мои.

Савада тянет его на себя и целует прежде, чем успевает обдумать свои действия. «Делай так, как хочешь, чтобы было сделано так, как задумывалось» – говорил Реборн. И Тсуна – слушает, конечно. Он так хочет.
Никак не задумывалось. Просто – так.
Занавески резко вздуваются и опадают.
Тсуна сидит на подоконнике и болтает ногами – дома-то этого ему никто не позволяет. Хаято собирает разлетевшиеся по классу листки бумаги.
Потерявшийся младшеклассник захлопывает дверь и идёт теряться дальше.
«Гокудера-кун – мой, мой, мой!» – пакостно поёт внутренний голос. Тсуна просто не знает, куда себя деть.
– Может, из окна вывалиться? – думает он вслух.
– Вам что, настолько не хочется со мной в пиротехническую лавку? – смертельно оскорбляется Гокудера.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.