Понимание 13

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Исторические личности

Пэйринг и персонажи:
Тадеуш Костюшко
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort Исторические эпохи Романтика Флафф

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Битва при Мацеёвицах выиграна, Понятовский заботится о раненом Тадеуше. Один из первых совместных дней.

Посвящение:
Стосяну и Тадеку из беседы ХТ. Вы знаете, ребят, что я вас люблю <3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
14 октября 2018, 23:35
      Тадеуш открывает глаза и удивлённо оглядывается. Перед ним светлая уютная спальня, за окном моросит приятный осенний дождь, а ещё очень и очень тепло. Костюшко невольно кутается в одеяло, морщится от лёгкой боли в бедре и поудобнее устраивается на постели.       — Тадю! — его вдруг крепко, но осторожно обнимают и прижимают к себе. — Коханый мой, родной…       — Стась? — слабо спрашивает тот, пытаясь припомнить события… а прошлого ли дня? — Стась, — счастливо льнёт к любимому. — Что было?       — Ты… Тебя сильно ранили, да, но битву мы всё-таки выиграли. Кто-то крикнул:«За генерала Костюшко», и дело пошло на лад, если можно так выразиться, — Понятовский мягко гладит его. — Солнышко моё, Тадю, не переживай только, хорошо? Медикус не велел тебя беспокоить.       — Хорошо, — Тадеуш обнимает его, тычется носом в шею. — Стась, боже мой…       — Ну что ты? — Станислав видит в его глазах слёзы и тут же принимается целовать его щёки, пытаясь успокоить. — Что?       — Я думал, мы никогда не будем вместе. Я думал… ты отвергнешь меня после всего. Мы так рассорились в тот день. Прости, — Костюшко печально смотрит на него. — Я признаю, что был неправ.       — Как и я. Я должен был помочь ещё тогда, я должен был быть королём, — Понятовский укладывается рядом. — Но в итоге я оправдал те надежды, что когда-то возложили на меня в сейме.       — Зачем ты это сделал? Ведь шёл ва-банк, — удивляется Тадеуш, нежась в его тёплых объятиях.       — Я сделал это ради тебя, — серьёзно отвечает Станислав. — Я как представил, что будет, если… Я просто не смог, Тадеуш, мы не для этого несколько месяцев мучились и переживали, боялись и сомневались. Мы не для этого отринули всё, чтобы быть вместе!       — Верно, — Костюшко кладёт голову ему на грудь. — Я люблю тебя, Стась, — он тяжело вздыхает. — Знаешь, я всё время хотел это сказать, но чёртова гордость не давала.       — И мне, — соглашается Понятовский. — Но это уже позади, ведь главное, что мы живы, что мы вместе.       Он умолкает ненадолго, а затем тихо добавляет:       — Главное, что мы свободны.       — Что? — Тадеуш в жизни бы не подумал, что Станислав хоть когда-нибудь это скажет.       — Ты ведь просил свободы, да? — Понятовский ласково проводит пальцами по его лицу. — Я уважаю это.       — А я уважаю твоё стремление понять меня, — Костюшко улыбается. — Это… Это дорогого стоит, знаешь ли. Король во Франции бы тебя не понял.       — Именно поэтому он теперь лежит в земле, — Станислав как-то печально смотрит на него и гладит по плечу.       — Ты думаешь, я бы приказал сделать с тобой то же, если бы мы разошлись иначе? — вдруг спрашивает Тадеуш, с трудом приподнимаясь и глядя любимому прямо в глаза.       — Я не знаю, — честно признаётся Понятовский, виновато отвернувшись. — Прости, звучит, словно я тебе не доверяю.       — Словно ты хорошо осознаёшь, что и зачем я делаю, — спорит Костюшко. — Что и зачем они делают. Я, признаться, не думал, что ты хоть когда-нибудь поймёшь…       — Я стараюсь, — Станислав осторожно притягивает его к себе. — Всё, отдыхай, дорогой, прошу тебя. Тебе не стоит волноваться и много думать, не в твоём состоянии.       — Ну хорошо, — Тадеуш не в силах продолжать, да и неохота ему сейчас на чём-то настаивать. Хочется просто лежать и чувствовать, что он в безопасности, что он рядом с любимым человеком, с которым ещё три четверти года назад не мог даже обняться.       — Я слежу. Ты исхудал совершенно, побледнел, осунулся, никуда не годится! — Понятовский деланно хмурится, а затем ласково целует любимого. — Я не хочу, чтобы тебе было плохо или больно. Ты не заслужил.       — Да ладно тебе, — Костюшко краснеет и тычется носом ему в шею.       — Не ладно, — качается головой Станислав. — Ты лучший.       Он немного медлит, затем тихо произносит:       — Лучший из людей, коханый.       Тадеуш улыбается и ловит его руку, целует.       Потому что для него лучший — Стась.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.